RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Кровь на дубовом Перуне
3 августа 2017 г.

Кровь на дубовом Перуне

Украина впадает в идолопоклонство с человеческими жертвоприношениями
Даёшь Русский дух!
30 августа 2017 г.

Даёшь Русский дух!

Русской цивилизации, Русскому миру объявлена беспощадная война
Великая суббота
15 апреля 2017 г.

Великая суббота

15 апреля 2017 года — Великая суббота Страстной недели
Кум фюрера всея Украины
11 февраля 2017 г.

Кум фюрера всея Украины

Почему Facebook блокирует некоторые материалы своих пользователей?
Советники террора
6 января 2017 г.

Советники террора

Куда же делись американские так называемые специалисты, пойманные в подвалах Алеппо
Главная » Акцент дня » Неблагодарные пшеки

Неблагодарные пшеки

В интервью изданию Wpolityce глава МИД Польши Ващиковский заявил, что СССР вместе с Германией несёт ответственность за начало Второй мировой войны

Так он отреагировал на заявление российской стороны о том, что в Польше должны сохранять памятники советским солдатам в благодарность за освобождение от нацизма.
Неблагодарные пшеки

 

«Я бы прежде всего скорректировал этот исторический нарратив, потому что нельзя начинать историю польско-советских, польско-российских отношений с 1945 года, с момента освобождения (Польши) от немецкой оккупации», – сказал министр.


В этой части мы с г-ном министром согласны. И в соответствии с его рекомендацией предлагаем посмотреть, как складывалась история взаимоотношений наших стран задолго до начала Второй мировой войны.

А факты – тот самый исторический нарратив – свидетельствуют о том, что Варшава на протяжении 1920–1930-х годов делала всё, чтобы Советская Россия исчезла с карты мира. В польской внешней политике, особенно после майского государственного переворота 1926 года, в результате которого утвердился авторитарный режим Юзефа Пилсудского, господствующим направлением стал прометеизм (название от клуба «Прометей» и одноименного журнала, созданных при активном участии и финансовой поддержке 2-го отдела польского Генштаба в 1928 г.). Главной целью прометеизма было разделение Советского Союза, сведение его территории до территории России XVI в., а также расширение сферы политического и экономического влияния Польши на востоке путём создания федерации в составе Финляндии, Балтийских государств, Белоруссии, Украины, Крымского и казаческого государств, союза государств Кавказа. Польше в этой будущей федерации государств-лимитрофов отводилась роль координатора.

Прометеистские притязания Польши в политике опирались на соответствующие геополитические схемы. Один из ведущих геополитиков Владислав Гизберт-Студницкий активно отстаивал концепцию союза Варшавы и Берлина против Москвы. «Польша и Германия могут стать основой огромного центрально-европейского блока, в который войдут Австрия, Венгрия, Чехия, Румыния, Болгария, Югославия, Греция, Турция и прибалтийские страны… Не случайно Гитлер, чьим главным заданием было освобождение Германии из-под власти Франции… начал сближение с Польшей», – писал В. Гизберт-Студницкий в 1934 г. Даже после оккупации его родной земли нацистами этот геополитик-коллаборационист носился с идеей формирования совместных с вермахтом соединений для войны против СССР.

Именно в рамках курса на сближение двух стран Варшава заключила с Берлином 26 января 1934 г. договор о ненападении, который можно смело называть пактом Гитлера–Пилсудского. Этот пакт развязал гитлеровскому режиму руки для первых агрессивных действий – присоединения Саара и ремилитаризации Рейнской области.

Когда 30 сентября 1938 г. в Мюнхене премьер-министры Великобритании и Франции Н. Чемберлен и Э. Даладье ставили свои подписи рядом с подписями А. Гитлера и Б. Муссолини под соглашением, отдававшим на заклание агрессорам Чехословакию, в Варшаве потирали руки в ожидании лёгкой наживы. Еще в мае министр иностранных дел Франции Ж. Боннэ сообщил польскому послу, что план «о разделе Чехословакии между Германией и Венгрией с передачей Тешинской Силезии Польше не является тайной». Варшава уже на следующий день после подписания Мюнхенского соглашения потребовала передать ей Тешинскую область (Тешинскую Силезию) и, не дожидаясь официального ответа, заняла чехословацкую территорию. Здесь поляки опередили даже Гитлера, который дал Чехословакии на очистку Судетской области, населённую немцами, 10 дней.

Подпевая Берлину, Польша блокировала попытки создать коалицию для сдерживания гитлеровской Германии. Она препятствовала силам, пытавшимся создать систему коллективной безопасности в Европе, в первую очередь Советскому Союзу.

Принуждение Чехословакии к капитуляции было совершено по воле западных демократий. Однако оставался ещё Советский Союз, который мог нарушить планы мюнхенской четвёрки, поскольку был связан договором о взаимной помощи с Чехословакией. Правда, для выполнения этого договора требовалось одно важное условие: чтобы войска Красной армии могли пересечь польскую территорию, отделявшую СССР от Чехословакии. Польша категорически отвергла просьбу о пропуске войск, что было доведено до сведения всех заинтересованных правительств. Польский посол в Париже Ю. Лукасевич заверил своего коллегу из США У. Буллита, что его страна немедленно объявит войну Советскому Союзу, если тот попытается направить войска через польскую территорию к границам Чехословакии.

Поучаствовав в разделе Чехословакии, Варшава грезила и разделом СССР. Еще в декабре 1938 г. в докладе разведотдела её Генштаба подчеркивалось: «Расчленение России лежит в основе польской политики на Востоке… Поэтому наша возможная позиция будет сводиться к следующей формуле: кто будет принимать участие в разделе. Польша не должна остаться пассивной в этот замечательный исторический момент... Главная цель – ослабление и разгром России».

Штабные разработки питали политические планы. В январе 1939 г., ведя переговоры со своим германским коллегой И. фон Риббентропом, польский министр иностранных дел Ю. Бек обратил внимание собеседника на то, что «Польша претендует на Советскую Украину и на выход к Чёрному морю».

Не все в Европе были столь наивными, чтобы не понять, что территориальные уступки со стороны западных демократий за счёт третьих стран лишь разожгут у Германии аппетит к новым приобретениям и нужно поставить барьер перед Гитлером в виде соглашения с Москвой. Находившийся в оппозиции У. Черчилль заявил в палате общин: «Мы окажемся в смертельной опасности, если не сможем создать великий союз против агрессии. Было бы величайшей глупостью, если бы мы отвергли естественное сотрудничество с Советской Россией».

21 марта 1939 г. британский посол У. Сидс вручил наркому иностранных дел СССР М.М. Литвинову проект декларации Великобритании, СССР, Франции и Польши, в соответствии с которой правительства четырёх стран брали на себя обязательства «совещаться о тех шагах, которые должны быть предприняты для общего сопротивления» действиям, «составляющим угрозу политической независимости любого европейского государства» и задевающим мир и безопасность в Европе. Хотя проект носил расплывчатый характер и не предполагал эффективных действий по пресечению агрессии, советское правительство уже 23 марта согласилось его подписать. Польша же дала отрицательное заключение на проект. Лондон, сославшись на её позицию, через неделю отказался от своей инициативы.

 

Позиция Варшавы роковым образом сказалась на судьбе так и не ставшей реальностью военной конвенции СССР, Великобритании и Франции, которая в случае её подписания позволяла создать военный кулак, против которого Гитлер не устоял бы. Московские переговоры относительно заключения такой конвенции шли в августе 1939-го. Дееспособность документа во многом зависела от положительного решения «кардинального вопроса» – такое определение в дипломатической переписке получило согласие Польши и Румынии на пропуск войск Красной армии через свою территорию.

В докладе подкомиссии английского Комитета начальников штабов, представленном Кабинету министров 17 августа 1939 г., содержалась рекомендация следующего характера: «Заключение договора с Россией представляется нам лучшим средством предотвращения войны. Успешное заключение этого договора будет, без сомнения, поставлено под угрозу, если выдвинутые русскими предложения о сотрудничестве с Польшей и Румынией будут отклонены этими странами... Мы хотели бы подчеркнуть, что, с нашей точки зрения, в случае необходимости должно быть оказано сильнейшее давление на Польшу и Румынию с тем, чтобы они заранее дали согласие на использование русскими силами территории в случае нападения Германии».

 

В телеграмме, направленной 15 августа в Париж, участник переговоров посол Франции в Москве Э. Наджияр писал: «Нам предлагают точно определённую помощь на Востоке и не выдвигают каких-либо дополнительных требований о помощи с Запада. Но советская делегация предупреждает, что Польша своей негативной позицией делает невозможным создание фронта сопротивления с участием русских сил».

«Кардинальный вопрос», от решения которого зависела судьба военной конвенции трёх стран, так и не был решён: Варшава и Бухарест шарахались от перспективы пропуска советских войск как чёрт от ладана. Вечером 19 августа маршал Э. Рыдз-Смиглы (фактически второе лицо в государстве после президента) заявил: «Независимо от последствий, ни одного дюйма польской территории никогда не будет разрешено занять русским войскам». Министр иностранных дел Ю. Бек сообщил французскому послу в Варшаве Л. Ноэлю: «Мы не допустим, чтобы в какой-либо форме… можно было обсуждать использование части нашей территории иностранными войсками».

Шанс, который предоставляли московские переговоры, был упущен. Советское руководство, поставленное перед перспективой оказаться в международной изоляции, пошло на подписание советско-германского договора о ненападении. Последний в западных столицах и в Варшаве давно уже тщатся объявить спусковым крючком Второй мировой войны, хотя сами сделали всё, чтобы взрастить агрессора.

 

Так что г-н Ващиковский по старой привычке валит с больной головы на здоровую. Ответственность за то, что польский народ первым пошёл на заклание, дабы удовлетворить волчий аппетит Гитлера, несут политические предшественники Ващиковского. А попытки перелицовки истории показывают, что польских политиков прошлое никогда ничему не учит.

Юрий Рубцов, доктор исторических наук, профессор Военного университета Министерства обороны РФ, полковник (https://www.fondsk.ru)

 

 

.
20 августа 2017 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
19 февраля
понедельник
2018

В этот день:

Ледовый поход адмирала Щастного

19 февраля 1918 года начался Ледовый поход Балтийского флота — операция по спасению кораблей Балтийского флота от захвата германскими и финскими войсками и переводу их из Ревеля и Гельсингфорса в Кронштадт. Она была проведена в тяжелейших ледовых условиях февраля — мая 1918 года. Командовал операцией начальник Морских сил Балтийского моря Алексей Михайлович Щастный.

Ледовый поход адмирала Щастного

19 февраля 1918 года начался Ледовый поход Балтийского флота — операция по спасению кораблей Балтийского флота от захвата германскими и финскими войсками и переводу их из Ревеля и Гельсингфорса в Кронштадт. Она была проведена в тяжелейших ледовых условиях февраля — мая 1918 года. Командовал операцией начальник Морских сил Балтийского моря Алексей Михайлович Щастный.

 В результате операции были спасены от захвата и перебазированы 236 кораблей и судов, включая 6 линкоров, 5 крейсеров, 59 эсминцев, 12 подводных лодок.
Тем не менее после завершения похода, по приказу Льва Троцкого, А. М. Щастный был арестован «за преступления по должности и контрреволюционные действия». После суда его приговорили к расстрелу. Это был первый судебный смертный приговор в Советской России. Обвинение, по словам историка С. Мельгунова, было сформулировано так: «Щастный, совершая геройский подвиг, тем самым создавал себе популярность, намереваясь впоследствии использовать ее против советской власти».

 

Полярный дрейф СП-1

19 февраля 1938 года была завершена работа первой в мире дрейфующей научно-исследовательской станции «Северный полюс - 1».

Полярный дрейф СП-1

19 февраля 1938 года была завершена работа первой в мире дрейфующей научно-исследовательской станции «Северный полюс - 1».

 Её состав: руководитель станции Иван Дмитриевич Папанин, метеоролог и геофизик Евгений Константинович Фёдоров, радист Эрнст Теодорович Кренкель, гидробиолог и океанограф Петр Петрович Ширшов.

Созданная в районе Северного полюса станция «СП» через 9 месяцев дрейфа (274 дня) на юг была вынесена в Гренландское море, льдина проплыла более 2000 км. Ледокольные пароходы «Таймыр» и «Мурман» сняли четвёрку зимовщиков 19 февраля 1938 года за 70-й широтой, в нескольких десятках километров от берегов Гренландии.

Десантный полковник Глеб Юрченко

19 февраля 1959 года родился Глеб Борисович Юрченко, советский, российский офицер, полковник; Герой России (1995).

Десантный полковник Глеб Юрченко

19 февраля 1959 года родился Глеб Борисович Юрченко, советский, российский офицер, полковник; Герой России (1995).

В 1981 году Глеб закончил Киевское высшее общевойсковое командное училище. Служил в Воздушно-десантных войсках. В 1981—1983 годах участвовал в боевых действиях в Афганистане (провинции Пактия) в составе 56-й десантно-штурмовой бригады, командовал разведвзводом; совершил 79 разведвыходов в качестве командира группы. Его рейды отличали подготовленность, трезвый расчёт, сохранение личного состава и практически всегда — полное выполнение боевой задачи.

Затем служил в 137-м гвардейском парашютно-десантном полку 106-й гвардейской воздушно-десантной дивизии (Рязань). Участвовал в ликвидации вооружённых межнациональных конфликтов в «горячих точках» на территории бывшего СССР.

С декабря 1994 по март 1995 года участвовал в боях первой чеченской войны. Будучи начальником штаба 137-го парашютно-десантного полка, возглавлял сводный батальон (300 десантников). В декабре 1994 года при продвижении войск к Грозному батальон подполковника Юрченко разгромил бандформирование, уничтожив до 40 боевиков, 2 реактивные установки залпового огня «Град», 3 бронетранспортёра и 6 пулемётов. При подходе в населённому пункту, где оборонялись около 100 боевиков, Юрченко один вышел к позициям противника и в переговорах с командованием боевиков и старейшинами села убедил их отказаться от сопротивления. Село было занято без боя.

При штурме Грозного 1 января 1995 года батальон подполковника Юрченко, выполняя задачу по оказанию помощи 131 Майкопской мотострелковой бригаде в районе железнодорожного вокзала, занял оборону в здании управления железной дороги. Он организовал круговую оборону, наладил взаимодействие с артиллерией; в боях 2-6 января 1995 года десантники уничтожили свыше 100 боевиков, танк и несколько единиц бронетехники врага. Днём 6 января в этот район вышли основные силы группировки российских войск.

Решая следующую задачу по захвату здания Департамента госбезопасности Ичкерии, Юрченко организовал 3-дневный непрерывный обстрел здания, превращённого боевиками в мощный узел обороны. После обрушения фасада здания 9 января по сигналу в бой вступили 6 штурмовых групп. Боевики были захвачены врасплох и уничтожены на месте, разрозненые очаги сопротивления подавлены. Штурм занял около 30 минут, атакующие погибших не имели.

За мужество и героизм, проявленные при выполнении специального задания, Указом Президента Российской Федерации от 20 марта 1995 года № 289 гвардии подполковнику Глебу Борисовичу Юрченко присвоено звание Героя Российской Федерации.

Продолжил службу в Российской армии. Воинское звание — полковник.

 

Взлет и падение станции «Мир»

19 февраля 1986 года была запущена советская орбитальная станция «Мир» - первая в мире орбитальная станция модульного типа.

Взлет и падение станции «Мир»

19 февраля 1986 года была запущена советская орбитальная станция «Мир» - первая в мире орбитальная станция модульного типа.

В январе 2001 года правительство Российской Федерации (под явням давлением США) приняло решение о затоплении станции. В числе причин официально были названы: выработка ресурса, дорогое обслуживание (ок. 200$ млн. в год).

Предлагались многочисленные проекты по спасению станции. Например, во время визита в Россию президента Ирана Хатами, иранская делегация предложила финансировать станцию, Россия же, со своей стороны, должна бы была готовить иранских космонавтов.

Уничтожение прекрасной станции было невыгодно России еще и с социальной точки зрения. Это вело к сокращению более 100 тысяч рабочих мест высококвалифицированных научных и инженерно-технических работников. Для внутриполитической ситуации это рост социальной напряженности, ликвидация современных наукоемких производств, которые в случае правильно поставленного менеджмента могли бы в будущем стать основой роста благосостояния страны.

Тем не менее, орбитальная станция «Мир» была затоплена в Тихом океане 23 марта 2001 года.

 

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии