RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Памяти Евгения Михайловича Ряпова
27 февраля 2018 г.

Памяти Евгения Михайловича Ряпова

Горестная весть пришла в РГК: 23 февраля 2018 года скончался хорошо известный и любимый нашими читателями русский поэт Евгений Михайлович Ряпов
Подвиг полковника Султангабиева
25 сентября 2017 г.

Подвиг полковника Султангабиева

Командир воинской части во время учений закрыл собой гранату, которую случайно выронил из рук, выдернув чеку, младший сержант
«Русский крест»
1 ноября 2017 г.

«Русский крест»

Спектакль с таким названием по одноименной поэме Николая Мельникова, убитого 24 мая 2006 года, поставил Московский театр «ЛАД»
«Прозрачные стены» Георгия Блейка
14 июля 2018 г.

«Прозрачные стены» Георгия Блейка

Нагрудным знаком № 1 " За службу в разведке" 14 июля 1990 года был награжден Георгий Блейк, он же - Жорж Бехар, он же — Джордж Блейк, он же - Георгий Иванович Бехтер
Гибель космонавта № 0
23 марта 2016 г.

Гибель космонавта № 0

55 лет назад 23 марта 1961 года за 19 дней до полета Юрия Гагарина в Звездном городке произошла страшная трагедия
Главная » Герои нашего времени » Исчадие ада

Исчадие ада

2 декабря исполнилось бы 90 лет со дня рождения бывшего члена Политбюро А.Н.Яковлева, оказавшегося «засланным казачком», ненавистником всего советского, впрочем, и российского тоже.

Иногда поучительные уроки можно извлечь даже из омерзительной судьбы предателя
Исчадие ада

Осенью 1990 года мой приятель и коллега по «Красной звезде», а тогда уже главный редактор «Военно-исторического журнала» генерал Виктор Филатов, прямо скажем, учудил, опубликовав в своём ежемесячнике главы из одиозной «Майн Кампф» (мол, люди должны знать мурло нацизма не понаслышке). Этой акцией сильно возмутился канцлер ФРГ Гельмут Коль и позвонил своему «лепшему корешу» Горбачёву. Дескать, у нас за печатание сочинений Гитлера сажают в тюрьму, а у вас их военный журнал уважил. Разберитесь и доложите.

Конечно, я утрирую. Но как показали дальнейшие события, не очень даже и сильно стебаюсь. Во всяком случае, наш бывший генсек сделал для немцев больше, нежели Гитлер и все последующие канцеры, вплоть до Агнелы Мркель вместе взятые. Но речь сейчас не о нём, а о человеке, который всегда двигал Горбачёвым, как Карабас-Барабас своими марионетками – об Александре Николаевиче Яковлеве. Тем более, что в ТАСС, где я работал военным корреспондентом при министре обороны, для разбирательства и принятия решения тогда приехал именно он. Генеральный позвал меня в кабинет, где были его заместители Анатолий Красиков, Вячеслав Квероков и заведующий Военно-политической редакцией Николай Комаров. Вот этому «узкому кругу ограниченных лиц» и высказывал своё бурное негодование член Президентского Совета СССР. Он говорил, что случилось происшествие, в принципе, неслыханное, вопиющее, из ряда вон выходящее. Что такому безобразию должен дать надлежаще жёсткую оценку сам министр обороны. Этого говнюка-генерала следовало бы, конечно, разжаловать до рядового. А уж выгнать из армии – как минимум. И сделать всё надо быстро – к завтрашнему дню!

Не первый раз я слушал Александра Яковлевича, да и в разных аудиториях это случалось. Обычно он производил впечатление зрелого, взвешенного, где-то даже мудрого пастора, по-отечески наставляющего паству. А тут прямо из себя норовил выпрыгнуть и чуть ли не слюной брызгал. Да Филатов допустил глупость. Это и ежу было понятно. Но зачем-то так нервничать и даже со Старой площади к нам примчаться? Неужели нельзя было элементарно разрулить ситуацию по кремлёвской вертушке? Умница Вячеслав Ервандович, генерал КГБ и бывший помощник Юрия Андропова мне всё предметно растолковал, когда мы покинули кабинет Генерального. «Власть Горбачёва,- сказал Кеворков,- не просто анемичная и вялая – уже никакая. Страна поэтому стоит у края пропасти, из которой веет ледяным дыханием гражданской войны, голодом и холодом. Сбитое с толку перестроечной демагогической трескотнёй общество привести в чувство может только военная сила, которую ещё не до конца удалось разрушить нукерам Яковлева, типы Коротича. И тут, как будто по заказу ваш дружок Филатов подставился. «Наш серый кардинал» и врежет из всех калибров по военным. Для него это прекрасный повод лишний раз их «опустить» и поставить на место. Bы это передайте Язову. Пусть не нервничает, у него есть поддержка...».

Собрав в кулак весь отпущенный мне природой политес, я отправился к министру обороны. Дмитрий Тимофеевич внимательно выслушал мой доклад, почесал репу. «Вот что,- сказал,- надо так написать, чтобы овцы были целы и волки сыты. То есть, чтобы и Михаил Сергеевич с Колем остались довольны, но чтобы и я не так уж сильно голову пеплом посыпал, как того жаждет Яковлев. Да и Виктора надо прикрыть. Ты меня понял?»

Чего уж тут не понимать. Подготовил я выступление для Маршала. Он почитал его, что-то, уже не помню, поправил, а потом и говорит: «Нехорошо в преамбуле получается: Гитлер и тут же - моя фамилия. А давай-ка мы твоей хохлацкой нас разведём. Не возражаешь?» - «Даже почту за честь. Но в подобного рода знаковых публикациях фамилию корреспондента ТАСС не принято указывать» - «Ничего, я твоему Спиридонову позвоню. А заодно и предупрежу, чтобы Яковлев в моём выступлении не ковырялся. Он нашего брата военного не очень-то жалует».

Это в Дмитрии Тимофеевиче заговорил дипломат. Потому как Александр Николаевич душевно, люто и практически всю сознательную жизнь ненавидел советскую власть, партию и все те структуры, которые их поддерживали. И сделал для их развала так много, как ни один другой перевёртыш из высшего эшелона советской и партийной власти, включая Хрущёва, Горбачёва, Ельцина, Шеверднадзе и сошек помельче – Собчака, Бурбулиса, Попова, etc. Но армию и КГБ Яковлев не любил особенно. В так называемые постперестроечные времена он об этом много и часто высказывался. Как и всякий советский агитполитпроповец, этот отличался повышенной демагогичностью, косноязычием и полным отсутствием публицистичности. Но в то же время обладал и настоящей революционной конспиративностью. Шутка ли, по собственному признанию, он ещё в 1944 году понял: что-то в этой власти не так. И в последующие годы только укреплялся в своём глубокомысленном выводе. Более того, предпринимал всё от него зависящее, чтобы власть ту ненавистную свергнуть. В этом смысле Штирлиц не годится Яковлеву не то, что в подмётки – мизинца его не стоит. Подумаешь, какой-то там член НСДАП с 1933 года, штандартенфюрер СС. Да наш герой упорным трудом, показным и лицемерным прилежанием выбился в маршалы, в демиурги советской власти, став членом Политбюро! Одновременно всячески её при этом подтачивая.

«Всё началось с такого философского состояния, как сомнение в искренности речи того или иного кремлевского вождя. Ведь я участвовал в написании этих речей. И все мы прекрасно понимали, что многое из написанного - чушь собачья. Но понимали не только мы. Всё большее число людей начинало осознавать, что мы живем тройной жизнью: думаем одно, говорим другое, а поступаем по третьему. Трудность в чём заключалась - как перевести эти сомнения и возрастающий протест в практические действия. В свое время я симпатизировал диссидентам. И я понял, что диссиденты ничего сделать не смогут. В конце концов, я пришел к одному выводу: этот дикий строй можно взорвать только изнутри, используя его тоталитарную пружину - партию. Используя такие факторы, как дисциплина и воспитанное годами доверие к Генеральному секретарю, к Политбюро: раз Генеральный говорит так, значит так. Кроме того, в момент прихода Горбачева на высший партийный пост мы использовали то обстоятельство, что все партийные вожди начинали свою деятельность с широковещательных заявлений: о свободе (в социалистическом понимании, разумеется), о социалистической демократии, о том, что у нас самая высокая культура, самая хорошая жизнь, и если бы не эти проклятые империалисты, вообще все было бы прекрасно. Так вот мы со всего этого начали. На апрельском пленуме это всё проглотили. Хотя там в докладе уже прозвучал тезис о свободе социального выбора. Проглотили. Прозвучал тезис о развитии демократии - в двух-трёх случаях без эпитета «социалистической». Проглотили. Промелькнули слова об инициативе людей как примате, основе развития общества. Проглотили. Сокращена была похвальба в адрес мудрого руководства коммунистической партии. Никто не возмутился: как же, всё ведь утверждено на Политбюро, стало быть, так всё и должно быть; пусть новый генсек поговорит, покажет, какой он широкий парень; делать-то мы всё равно будем по-своему. Когда ортодоксы забеспокоились? В 1987 году, после январского пленума, где мы поставили вопрос об альтернативных выборах. До многих тогда дошло: это ведь под меня копают, этак ведь и меня не переизберут. Ведь вот что интересно: вся номенклатура прекрасно знала, что на свободных выборах их не переизберут. И действительно, на первых же выборах многие секретари обкомов и крайкомов не были избраны. А ведь это было только самое-самое начало…».

Вернёмся всё же к тому, как Яковлев громил становой хребет государства - армию. Помощника Егора Лигачева Валерий Легостаев вспоминает: «Постоянно подзуживаемый своим ближайшим окружением, в котором Яковлев уже играл важную роль, Горбачев искал повод для расправы над оппозиционным, как он полагал, руководством Вооруженных Сил СССР. Его-то и доставил ему в урочный час на хвосте своего спортивного самолетика Матиас Руст. В результате, Горбачев, управляемый Яковлевым, отдал под суд 150 генералов и офицеров СА. Было смещено не только руководство Войск ПВО во главе с маршалом авиации Колдуновым, но и министр обороны маршал Соколов со всеми своими заместителями, начальник Генерального штаба и два его первых заместителя, главнокомандующий и начальник штаба ОВС Варшавского Договора, все командующие группами войск в Германии, Польше, Чехословакии и Венгрии, все командующие флотами и все командующие округами. В ряде округов командующие заменялись неоднократно. Волна горбачевской чистки достигла, по меньшей мере, уровня командования дивизиями, а, возможно, пошла и еще ниже. В результате проведенной операции руководство Советской Армии было фактически обезглавлено.

…Как-то пополудни в первых числах июня в моем кабинете, по обычаю неожиданно, возник Яковлев. Широкое, грубо прочерченное лицо «АН» светилось торжествующей улыбкой. Он пребывал в откровенно приподнятом, почти праздничном расположении духа. Прямо с порога, победно выставив перед собой ладони, выпалил: "Во! Все руки в крови! По локти!" Из последовавших затем возбужденных пояснений выяснилось, что мой гость возвращается с очередного заседания Политбюро, на котором проводились кадровые разборки в связи с делом Руста. Итоги этого заседания и привели Яковлева в столь восторженное победоносное состояние. Его руки были "в крови" поверженных супостатов».

«Помните митинги “в защиту армии” год назад? Помните плакаты, мне посвященные? На одном - я в ракурсе прицела, с надписью: “На этот раз не промахнемся!” И еще один со словами: “Яковлев - агент ЦРУ».

В конце восьмидесятых – начале девяностых в стране только ленивый и так называемый либерал не говорили о том, что Яковлев – агент ЦРУ. Председатель КГБ Крючков так это прямо и утверждал. Говорят, даже клал перед Горбачёвым неопровержимые доказательства. Когда того же министра обороны Язова в лоб военные спрашивали: не являются ли записными ставленниками Запада Яковлев и Шеварднадзе, он снизал плечами: «Да чёрт его знает, хотя очень даже может быть».

Узнать такое действительно было трудно. А, пожалуй, что и невозможно. Только нужно ли? Да и какая, в сущности, разница: был Яковлев агентом или не был, если по жизни, что называется, он поступал именно как заправский, образцово-показательный агент. У Запада никогда не было такой мощной и влиятельной фигуры как эта.

«Меня шесть лет на всех съездах и пленумах обвиняли в том, что я вместе с Шеварднадзе и Горбачевым развалил коммунистическое движение. И в каком-то смысле это так и есть. Нам, двум-трём «нетвердокаменным» из Политбюро, всё время приходилось идти на компромиссы. Тут немножечко задобрить, там чуть-чуть отступить. Отвяжутся, мы дальше идем. И ситуация развивалась вперед».

…У этого человека была великолепная, просто-таки блестящая по советским канонам биография. Родился в беднейшей крестьянской семье Ярославской области. В Великую Отечественную воевал на Волховском фронте - командовал взводом в составе 6-й отдельной бригады морской пехоты. Был тяжело ранен. На фронте стал коммунистом. После войны окончил исторический факультет Ярославского государственного педагогического института им. К.Д. Ушинского. Параллельно учёбе заведовал кафедрой военно-физической подготовки. Год учился в Высшей партийной школе при ЦК КПСС. Работал в газете «Северный рабочий», в Ярославском обкоме КПСС. Затем - инструктор аппарата ЦК КПСС. Благодаря сильнейшему протеже двойного тёзки Шелепина, стажировался в Колумбийском университете США. Потом подвизался на различных руководящих должностях в ЦК КПСС. Защитил кандидатскую, а в 1967 году и докторскую диссертации по историографии внешнеполитических доктрин США.

Впервые Яковлев заявил о себе в полный голос осенью 1972 года, опубликовав в «Литературной газете» статью «Против антиисторизма». Там содержалась весьма «многозначительная» критика национализма. «Любование патриархальным укладом жизни, домостроевскими нравами» - это есть выступлением против Ленина и его оценок крестьянства. Тот, кто не понимает этого, по существу, ведет спор с диалектикой ленинского взгляда на крестьянство, с социалистической практикой переустройства деревни», находится «в прямом противоречии с Лениным». «С кем же, в таком случае борются наши ревнители патриархальной деревни и куда они зовут?». Приведя фразу из одной книги о том, что герой не согласен со словами Чернышевского о русских, как «нации рабов», А. Яковлев наотмашь «бил чернь по сусалам»: «Полемика идет не только с Чернышевским, но и с Лениным»! Точно так же он расправился с любыми, даже самыми осторожными попытками сказать что-то хорошее о православии. «Во многих стихах мы встречаемся с воспеванием церквей и икон, а это уже вопрос далеко не поэтический». «Мы не забываем, что под сводами храмов освящались штыки карателей, душивших первую русскую революцию... самая «демократическая» религия в конечном счете реакционная, представляет собой идеологию духовного рабства». Дальше шёл огромный, подробный список из множества фамилий «русопятствующих». Не забыл автор и о «квасном патриотизме», «шовинизме» и «антисемитизме». Одним словом, статья вызвала шквал возмущения настоящих советских патриотов. Хитроумного автора мигом отправили послом СССР в Канаду на целых 10 лет. И там, под сенью кленового листа, ярославец дождался бы пенсиона, если бы в 1983 году не встретился с Горбачёвым и не сумел обаять последнего. Будущий «мессия от перестройки» убедил Генсека Андропова: в Канаде сидит великий гуру и его срочно нужно возвращать для великих дел.

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
22 февраля
пятница
2019

В этот день:

Договор с Персией

22 февраля 1828 года был заключен Туркманчайский мирный договор между Россией и Персией (совр. Иран). Она уступила России Эриванское и Нахичеванское ханства, предоставила свободу плавания торговым судам по Каспийскому морю и выплатила военную контрибуцию.

Маршал Леонид Говоров

22 февраля 1897 года родился Леонид Александрович ГОВОРОВ, Маршал Советского Союза, Герой Советского Союза. В войну командовал войсками Ленинградского и 2-го Прибалтийского фронтов. После войны был главнокомандующим войсками ПВО и заместителем министра обороны. Среди его наград 5 орденов Ленина, орден Победы.

Храм в Антарктиде

22 февраля 1968 года была открыта первая советская полярная станция у берегов Западной Антарктиды «Беллинсгаузен», названная в честь великого русского мореплавателя. Станция до сих пор функционирует на острове Ватерлоо (Кинг Джордж).

Храм в Антарктиде

22 февраля 1968 года была открыта первая советская полярная станция у берегов Западной Антарктиды «Беллинсгаузен», названная в честь великого русского мореплавателя. Станция до сих пор функционирует на острове Ватерлоо (Кинг Джордж).

В непосредственной близости с ней расположена чилийская антарктическая станция «Фрей» (Presidente Eduardo Frei Montalva). С 2004 года вблизи Беллинсгаузена действует православная церковь Святой Троицы, единственная постоянно действующая церковь в Антарктиде.

Метро в Киеве

22 февраля 1945 года в Москве в Совнаркоме СССР было принято решение о строительстве метро в Киеве.

Метро в Киеве

22 февраля 1945 года в Москве в Совнаркоме СССР было принято решение о строительстве метро в Киеве.

Из-за послевоенных трудностей массовые работы по сооружению метрополитена были начаты в 1949 году. 14 апреля 1949 года приказом № 297/ЦЗ Министерства путей сообщения СССР создано управление по строительству метрополитена — «Киевметрострой». Начальником управления был назначен Филипп Иванович Кузьмин. Киевское метро строила вся страна.Это был великий трудовой подвиг советского народа, который в разрушенном войной СССР сумел создать одно из уникальнейших сооружений в мире.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии