RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

12 оборонных инициатив - 2013
31 декабря 2013 г.

12 оборонных инициатив - 2013

Изгнание Сердюкова из военного ведомства дало кое-какой положительный результат
РВСН прирастают гиперзвуком
17 декабря 2018 г.

РВСН прирастают гиперзвуком

17 декабря Россия празднует День Ракетных войск стратегического назначения
Подвиг лейтенанта Яфарова
6 марта 2015 г.

Подвиг лейтенанта Яфарова

6 марта 2000 года геройски погиб в бою с бандитами командир взвода специального назначения Джафяс Джафярович Яфаров
Трупы без внутренностей
4 июня 2014 г.

Трупы без внутренностей

Некоторые украинские сторонники евроинтеграции окажутся в Европе раньше других, но ... по частям
Украина: апогей братоубийства
20 января 2015 г.

Украина: апогей братоубийства

За первые дни 2015 года Русский мир, по данным сайта "Антифашист", потерял в так называемой Украине более 700 душ -в основном русских по сути, по генам, по истории
Главная » Герои нашего времени » Седьмая война Махмута Гареева

Седьмая война Махмута Гареева

23 июля 1923 года родился генерал армии Махмут Ахметович Гареев

Махмут Ахметович - участник Великой Отечественной войны, награжденный 19 орденами и 30 медалями, генерал армии, доктор военных и доктор исторических наук, профессор, президент Академии военных наук
Седьмая война  Махмута Гареева

Он также - действительный член Академии наук Татарстана, лауреат Государственной премии РФ, автор более 200 научных трудов, изданных, кроме России и других бывших республик Советского Союза, в также Афганистане, Болгарии, Великобритании, Германии, Египте, Республике Корея, Сирии, США, Чехии, Швейцарии. Отметим особо: он – признанный лидер военных ученых в нашей стране. Причем в силу не каких-то прежних руководящих постов (у людей в погонах это подчас бывает чуть ли не решающим фактором), но прежде всего – широты научных интересов, творческой плодовитости, основательности, с которой им разработаны актуальнейшие проблемы военной теории и истории.
М.А. Гареев родился 23 июля 1923 г. Два российских народа – татары и башкиры – по праву считают его своим достойным сыном. Решив связать свою судьбу с защитой Отечества, Махмут Ахметович в апреле 1941 г. поступил в Ташкентское пехотное училище, но начавшаяся Великая Отечественная война прервала учебу. Большие потери младшего командного состава, понесенные Красной Армией, заставили командование досрочно выпустить курс, на котором учился М.А. Гареев, в действующую армию. Командиром взвода, а затем роты, начальником штаба батальона, начальником оперативного отделения штаба бригады ему выпало участвовать в ожесточенных боях, пройдя в составе Западного и 3-го Белорусского фронтов боевой путь от Москвы до Кенигсберга.

При выполнении боевых задач ему претили шаблон, привычные, знакомые противнику, а потому и неэффективные решения. В аттестациях 1944-1945 гг. находим свидетельства того, что практические рекомендации войскам по совершенствованию тактики боевых действий в лесистой местности и при овладении укрепленными населенными пунктами в Восточной Пруссии, разработанные М.А. Гареевым на основе анализа боевого опыта, были реализованы в приказах командира 45-го стрелкового корпуса и командующих 33-й и 5-й армиями. Свой ратный долг он выполнял честно, самоотверженно, был несколько раз ранен и контужен.

М.А. Гарееву довелось участвовать не только в завершении боевых действий на Западе. В августе-сентябре 1945 г. он воевал в составе 1-го Дальневосточного фронта против японской Квантунской группировки. Войну молодой, но уже весьма умудренный фронтовым опытом офицер закончил в составе оперативного отдела штаба 5-й армии генерал-полковника, будущего Маршала Советского Союза Н.И. Крылова.

В послевоенные годы он служил в Белоруссии, на Дальнем Востоке, на Урале, прошел все служебные ступеньки, без которых невозможен полноценный военачальник, – командовал полком, мотострелковой и танковой дивизиями, трудился начальником штаба армии и Уральского военного округа. И везде, подобно своим кумирам М.В. Фрунзе и Г.К. Жукову, непрестанно учился. Потребность в новых знаниях, в теоретическом осмыслении опыта минувшей войны привела М.А. Гареева на академическую скамью. Учебе он отдавался без остатка, окончив Военную академию им. М.В. Фрунзе и Военную академию Генерального штаба с золотыми медалями. С искренней благодарностью вспоминает Махмут Ахметович своих учителей – прославленных полководцев и военачальников Великой Отечественной маршала Н.И. Крылова, генерала армии С.Г. Поплавского, а также маршалов В.Г. Куликова и Н.В. Огаркова.

Учеба, служба в войсках неразрывно увязывалась им с теоретическими исследованиями. В 1959 г., непосредственно во время обучения в Академии Генштаба, заинтересовавшись проблемой применения прогрессивных методов обучения в условиях военно-технической революции (не забудем – в войсках полным ходом внедрялась ракетная техника, на вооружение принималось ядерное оружие), Махмут Ахметович подготовил и защитил кандидатскую диссертацию, в которой проанализировал методику подготовки и проведения общевойсковых учений, обосновал рекомендации, актуальность которых не исчерпала себя и по сей день. Над развитием идей диссертации ученый работал и позднее, что нашло отражение в книгах «Тактические учения и маневры», «Общевойсковые учения», выдержавших несколько изданий.
Постоянная нацеленность генерала Гареева на овладение новыми знаниями и их применение в практике боевой подготовки, новаторство, неустанный поиск научно обоснованных путей совершенствования Вооруженных Сил предопределили его дальнейший служебный путь. На протяжении 15 лет (1974-1989 гг.) Махмут Ахметович возглавлял военную науку в Советских Вооруженных Силах: вначале руководил Военно-научным управлением Генерального штаба ВС, а затем выполнял ответственные обязанности заместителя начальника Главного оперативного управления, заместителя начальника Генштаба, отвечая за организацию научной работы и оперативную подготовку в армии и на флоте.

Можно смело сказать, что ни один военачальник, занимавший впоследствии эти высокие посты, не сделал так много, как М.А. Гареев, для исследования и разработки важнейших проблем боевой готовности, военного строительства, боевой и оперативной подготовки Вооруженных Сил, автоматизации управления войсками. Свою работу он строил на прочной научной базе, подготовив и в 1977 г. успешно защитив по этим проблемам диссертацию на соискание ученой степени доктора военных наук.
В этот период дала свои плоды начатая М.А. Гареевым еще в 1950-е годы кропотливая работа над общими проблемами военной науки, по выявлению соотношения военной науки и военного искусства, военной теории и военной доктрины. Ему принадлежит приоритет в обосновании ставших ныне общепризнанными принципов классификации современных военных знаний, в определении предмета и структуры военной науки.

Указанная классификация была разработана автором в фундаментальных трудах «М.В. Фрунзе – военный теоретик» (1985 г.), и «Советская военная наука» (1988 г.). Ее суть состоит в том, что такие сложные явления, как война, не могут познаваться в пределах только военной науки. Войну, как и природу, и общество, изучают сотни различных наук, имея общий объект, но различные предметы исследований. Это означает, что война исследуется, кроме военной науки, усилиями многих общественных, естественных и технических наук (такими, например, как военная педагогика, военная география, военная экономика и др.), которые имеют свою проблематику.
Будучи обоснован в методологическом плане, такой подход имеет и большое практическое значение, поскольку ориентирует все отрасли наук на активное участие в оборонных исследованиях и создает широкий фронт творчества в этой области.

М.А. Гарееву довелось немало потрудиться также на ниве закрепления знаний в энциклопедических изданиях. В качестве заместителя председателя Главной редакционной комиссии он руководил подготовкой первого в советской истории издания Советской военной энциклопедии (к сожалению, оказавшегося и последним, поскольку второе издание было прервано на первом же томе).
Его выслуга в Вооруженных Силах составляет почти 50 лет. Помимо Великой Отечественной и советско-японской войн, ему довелось принимать участие еще в четырех локальных войнах и вооруженных конфликтах в Китае, на Ближнем Востоке и в Афганистане. Особое испытание выпало в 1989-1990 гг.: уже после вывода советских войск из ДРА генерал армии М.А. Гареев выполнял весьма непростую как с военной, так и дипломатической точки зрения миссию – главного военного советника верховного главнокомандующего вооруженными силами Афганистана, президента Наджибуллы. О пережитом он рассказал в книге «Афганская страда», которая впервые увидела свет в 1996 г. и к сегодняшнему дню выдержала уже три издания.

Эта работа, сочетающая анализ современной обстановки вокруг Афганистана и обстоятельный очерк предыстории той трагедии, которую переживает наш южный сосед, очень характерна для научного творчества генерала армии Гареева. Свой путь в науке Махмут Ахметович всегда прокладывал, следуя тезису видного военного теоретика России Александра Андреевича Свечина, гласящему, что почвой, на которой «рождаются опорные точки нашего военного мышления», является военная история.
При активном участии М.А. Гареева разработаны многие фундаментальные труды, в том числе 12-томник «История второй мировой войны, 1939-1945» (М., 1973-1982), 4-томник «Великая Отечественная война 1941-1945 гг. Военно-исторические очерки» (М., 1998-1999) и ряд томов ныне выходящего в свет 12-томного фундаментального труда «Великая Отечественная война 1941-1945 годов».

Сюжетам отечественной истории посвящен целый ряд его персональных научных работ. Так, на основе изучения ранее закрытых документов Ставки ВГК и Генерального штаба им подготовлена и в 1995 г. издана монография «Неоднозначные страницы войны», в которой с позиции сегодняшнего уровня знаний рассмотрены многие проблемные сюжеты второй мировой и Великой Отечественной войн, до сих пор вызывающие споры и разноречивые оценки: кто и как развязал войну, готовил ли Советский Союз упреждающий удар по Германии в 1941 г., в чем состояли причины неудач Красной Армии в 1942 г., какими могли быть альтернативные решения и действия воюющих сторон в Сталинградской, Курской битвах и в важнейших операциях 1944-1945 гг. и другие. В частности, выявлено значение такого важнейшего вида боевых действий, как оборона, осуществляемая в стратегическом масштабе, из-за непонимания природы которой, по мнению автора, проистекают многие беды 1941-1942 гг., показана ошибочность и вредность стереотипов, господствовавших в теории.

Впервые в военно-исторической науке Махмут Ахметович взялся также за обобщение Маньчжурской стратегической наступательной операции и успешно разрешил эту сложную научную задачу, посвятив ей несколько содержательных публикаций.
Этапным для М.А. Гареева стало исследование тенденций развития военно-политической обстановки в современном мире, в чем воплотилось твердое убеждение ученого в прогностической функции военной науки и военной истории. Пытаясь, образно говоря, заглянуть за горизонт, очертить контуры вооруженной борьбы будущего, он в 1995 г. издал монографию «Если завтра война?.. (Что изменится в характере вооруженной борьбы в ближайшие 20-25 лет)», в которой глубоко рассмотрел особенности вооруженного противоборства в крупномасштабных и локальных войнах и конфликтах, обосновал пути их предотвращения. Книга «Если завтра война?..», как и «Общевойсковые учения» приняты в качестве учебников в военных вузах России, США, Сирии и некоторых других стран.
Непроторенными путями идет М.А. Гареев и в исследовании полководческого искусства советских военачальников. Начатое еще монографическим трудом о деятельности М.В. Фрунзе, это направление научных изысканий в последнее десятилетие стало для ученого одним из приоритетных. В 1992 г. М.А. Гареев успешно защитил диссертацию по теме «Военно-теоретическое наследие М.В. Фрунзе и современная военная теория», став доктором исторических наук.

Ученый не ограничивается, подобно большинству коллег-историков, описанием биографий военачальников и осуществленных ими сражений, а выявляет уникальные особенности полководческого почерка маршалов и генералов, командовавших фронтами и армиями, и формулирует актуальные для нашего времени аспекты военного наследия отечественной полководческой школы.

В 1996 г. на суд научной общественности была представлена капитальная монография «Маршал Жуков. Величие и уникальность полководческого искусства», написанная к 100-летию полководца и удостоенная в 1998 г. Государственной премии Российской Федерации. Символично, что Махмут Ахметович стал первым лауреатом Госпремии, которая носит имя его героя – Маршала Советского Союза Г.К. Жукова.

Логичным продолжением этого труда стала книга «Полководцы Победы и их военное наследие», представляющая собой очерки о военном искусстве военачальников, которые победоносно завершили Великую Отечественную войну. Авторский подход тот же – находить и анализировать именно те черты полководческого почерка, которые придавали деятельности того или иного военачальника самобытность, уникальность.

Принципиальным направлением своей деятельности на ниве исторической науки сам ученый считает работу, которую он осуществил в 1965-1988 гг. как председатель Государственной комиссии по определению потерь Советских Вооруженных сил в Великой Отечественной войне. Надо ли говорить, насколько сложной и кропотливой была эта работа, сколько профессионализма и самого настоящего гражданского мужества она потребовала. На смену произвольным цифрам потерь, на которые в предшествующий период ссылались И.В. Сталин и Н.С. Хрущев, впервые должны были прийти научно обоснованные показатели той тяжелой цены, которую народ заплатил за Победу.
Не все удалось, как хотелось: сказывался и недостаток опыта у членов комиссии, и сложность обсчета огромного комплекса разнохарактерных документов, и известное вмешательство идеологических органов. Тем не менее, именно комиссии М.А. Гареева удалось на основе анализа донесений фронтов, данных военкоматов, военно-учетных учреждений и огромного количества других документальных материалов впервые достоверно установить и опубликовать данные о боевых потерях Советских Вооруженных Сил и их противников. Главная, наиболее скорбная цифра – людские потери Советского Союза, составившие около 27 млн. человек, установлена строго научно и последующими исследованиями лишь незначительно уточнена.
Тем самым был нанесен мощный удар по фальсификациям, активизировавшимся во второй половине 80-х годов и имевшим неблаговидную цель доказать отсталость советского военного искусства, неумение Красной Армии воевать без огромных, несоизмеримых с результатами жертв.

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
13 октября
воскресенье
2019

В этот день:

Как Армения стала русской

13 октября 1827 года русские войска под командованием генерала ПАСКЕВИЧА взяли Эривань, что стало кульминацией многочисленных попыток Российской империи по установлению контроля над Закавказьем.

Как Армения стала русской

13 октября 1827 года русские войска под командованием генерала ПАСКЕВИЧА взяли Эривань, что стало кульминацией многочисленных попыток Российской империи по установлению контроля над Закавказьем.

Один из руководителей национально-освободительного движения армян Исраэл Ори(1658—1711) в свое время выдвинул идею, что для своего освобождения от персидских и османских захватчиков армянские земли должны ориентироваться на Российскую империю.

С этой целью он встретился с Петром I и передал ему письмо сюникских меликов, в котором говорилось: «У нас нет иной надежды, кроме как на Бога и на Вашу страну». Пётр I в свою очередь пообещал оказать армянам помощь по окончании войны со Швецией. Но сделать этого не успел. С начала XVIII в. армяне Эриванского ханства, подвластного мусульманским ханам тюркского происхождения, вели борьбу за национальное освобождение. В этой борьбе их поддержали грузинский царь Вахтанг VI, а также население Гянджи. Армянские повстанцы Эриванского ханства активно участвовали в русско-иранских войнах 1804—1813, 1826—1828 годов на стороне Российской империи. В октябре 1827 года русские войска предприняли штурм Эривани. Персияне активно отстреливались, но из-за низкого уровня артиллерии, и отчасти из-за того что к пушкам были приставлены армяне, артиллерия нередко била «по своим». Российское войско было хорошо осведомлено армянами о происходящем в крепости и полностью подготовлено к финальной вылазке. В результате 13 октября 1827 года Эривань была взята генералом Паскевичем, получившим за это титул графа Эриванского. После падения Эривани российские войска быстро заняли оставшуюся часть ханства. 10 февраля 1828 года персидский шах официально передал Эриванское ханство Российской империи.

 

Рукопашная с реактором на К-8

13 октября 1960 года на атомной подводной лодке K-8 Северного флота, которая отрабатывала задачи боевой подготовки на полигонах Баренцева моря, произошла авария: в одном из реакторов разорвалась труба контура охлаждения, в результате чего возникла утечка теплоносителя. Экипаж был вынужден перейти на резервную систему охлаждения, чтобы предотвратить расплав активной зоны реактора.

Рукопашная с реактором на К-8

13 октября 1960 года на атомной подводной лодке K-8 Северного флота, которая отрабатывала задачи боевой подготовки на полигонах Баренцева моря, произошла авария: в одном из реакторов разорвалась труба контура охлаждения, в результате чего возникла утечка теплоносителя. Экипаж был вынужден перейти на резервную систему охлаждения, чтобы предотвратить расплав активной зоны реактора.

Тем не менее, произошёл выброс радиоактивного газа, в результате которого у троих членов экипажа были выявлены видимые признаки острой лучевой болезни, многие члены экипажа получили дозы от 180 до 200 бэр.

Это была первая авария на советских атомных подлодках. Впоследствии K-8 ждала печальная судьба: в апреле 1970 года она затонула в Бискайском заливе, унеся жизни 52 моряков.

Вторая сдача Порт-Артура

13 октября 1954 года Н.С. Хрущев сдал без боя нашу старейшую и важнейшую базу на Тихом океане

Вторая сдача Порт-Артура

13 октября 1954 года Н.С. Хрущев сдал без боя нашу старейшую и важнейшую базу на Тихом океане

Это случилось после того, как Сталин её отвоевал. Напомним. 22 августа 1945 года 27 самолетов 117-го авиаполка Военно-Воздушных Сил Тихоокеанского Флота поднялись в воздух и взяли курс на порт Дальний. На борту каждого из них было по 36 человек. Штурман одного из гидросамолетов так вспоминал об этой операции: «Наш маршрут пролегал над морем, далее - через Корейский полуостров, вдоль побережья Северного Китая, а перед портом Дальний пошли на снижение. Волнение моря при нашей посадке составляло около двух баллов - такая погода была нам только на руку. Гидросамолеты садились один за другим в бухте порта Дальний. Десантники пересаживались на надувные шлюпки, на которых плыли к пирсу. После этого десант действовал согласно боевой задаче: занял судостроительный завод, сухой док (сооружение, где ремонтируют корабли), складские помещения. Береговая охрана тут же снималась и заменялась своими часовыми. Одновременно с этим наше командование принимало капитуляцию японского гарнизона. Вскоре сюда же прибыли части 6-й Гвардейской танковой армии и части 39-й армии и освободили весь Ляодунский полуостров с городами Далянь и Порт-Артур».

Как известно, борьба за этот порт велась с начала XX века. Китайцы в конце концов сдали его России в аренду на 25 лет. Но в 1904 году в результате предательства некоторых российских политиков и генералов мы потеряли Порт-Артур. После 1945 года важнейшая для Тихоокеанского флота база была снова передана Пекином нашей стране – на сей раз на 30 лет. К тому времени главный противник на Тихом океане у нас сменился. Им стали Соединенные Штаты, ввязавшиеся в гражданскую войну на Корейском полуострове. Снова Москва потратила гигантские средства на освоение Порт-Артура. К 1950 году состав новой советской военно-морской базы в Желтом море, возглавляемой контр-адмиралом Ципановичем, был таков: отдельный дивизион сторожевых кораблей из шести ленд-лизовских американских фрегатов типа «Такома». (Вскоре фрегаты были возвращены американцам, когда они своим ходом перешли из Порт-Артура в японский порт Майдзуру); бригада торпедных катеров из нескольких десятков боевых единиц различных типов отечественной и зарубежной постройки; бригада подводных лодок в составе двенадцати ПЛ; бригада охраны водного района в составе шести тральщиков и шести больших охотников за подводными лодками. В гарнизон входили части и соединения нашей 39-й общевойсковой армии. Обеспечивали корабли многочисленные береговые части и подразделения, а также 194-я бомбардировочная дивизия, в которую входили 126 самолётов Ту-2 выпуска 1944-1948 годов. В общем, гарнизон был внушительным и позволял Советскому Союзу на дальних тихоокеанских рубежах эффективно противостоять военно-морским силам США, опиравшимся на базы в Японии.

Но осенью 1954 года гарнизон Порт-Артура в очередной раз был предан … теперь уже высшей московской властью. Туда прилетела правительственная делегация во главе с первым секретарем ЦК КПСС Никитой Хрущевым. Вместе с ним прибыли Булганин, Микоян, Шверник, первый заместитель министра обороны СССР - главнокомандующий ВМФ Кузнецов, командующий Дальневосточным военным округом Малиновский и другие.

13 октября Хрущев объявил об очередной сдаче Порт-Артура. Вот как вспоминал об этом

военный контрразведчик генерал М. Белоусов: «…С начала доклада В. Шевцова, командующего 39-й армией, не прошло и трех минут, как Хрущев с силой ударил ладонью по столу и буквально крикнул: «Хватит болтать! Ты лучше мне скажи, зачем вы здесь стоите?»

Вся наша портартурская группа насторожилась… Командующий, будучи человеком степенным и уважительным… как-то недоверчиво еще раз посмотрел на Хрущева и спокойно сказал: «Для защиты дальневосточных рубежей нашей Родины». Хрущев снова обрывает его и сердито заявляет: «Это политика царская, империалистическая. Кого же и от кого вы собираетесь здесь защищать? Ты мне лучше скажи, сколько надо времени, чтобы здесь не осталось ни одного вашего солдата, даже вашего духа». Швецов молчал… В это время вошел маршал Малиновский, только что прилетевший из Приморья… Хрущев продолжал: «Так сколько же месяцев вам, командарм, надо, чтобы убраться отсюда?»

Швецов ответил: «Месяца три-четыре». Присутствующий генерал Пенионожко бросил реплику: «Мало!»

Хрущев: «Даю пять. И чтобы по истечении этого срока никого из вас не осталось. А теперь давайте перейдем к разговору: что китайцам продавать, а что так отдать».

Булганин, Микоян и Кузнецов вели себя пока спокойно. Можно было полагать, что этот вопрос с руководством КНР ими уже обговорен… А Хрущев продолжал: «Все то, что здесь (имеется в виду на Квантуне) построено русским царем, нами и японцами - казармы, склады, дома, водохранилища и т. п., – отдать китайцам бесплатно. А то, что мы привезли сюда из Советского Союза, - продать». А. М. Пенионожко попросил разрешения задать вопрос «Как я понял, - сказал он, -дорогостоящее отдать, а мелочевку продать?»

Отвечать на этот вопрос стал Булганин: «Да, вы поняли правильно…» А Никита Сергеевич продолжал: «Все вооружение, всю технику и боеприпасы – продать!»

В этот разговор наконец вмешался Малиновский. «Никита Сергеевич, - сказал он, - всю боевую технику продать нельзя. Здесь у нас есть один полк с новыми танками Т-52 и одна эскадрилья с новыми истребителями-перехватчиками, я их заберу к себе в округ».

Хрущев согласился. Затем сделал заявление Кузнецов: «В нашей базе тоже есть один дивизион с новейшими быстроходными и дорогостоящими бронекатерами. Эту технику тоже не следовало бы продавать». Но Хрущев ответил: «Продать!»

Потом Хрущеву задал вопрос Швецов: «А что нам делать с теми снарядами и трехдюймовками (имелись в виду 76-мм орудия), которые сюда завезены еще к началу русско-японской войны?». Хрущев: «Продать!»

Закончилось тем, что только в нашем «ведомстве» китайцам были отданы даром десятки торпедных катеров, шесть токарных и строгальных станков, столько же металлообрабатывающих, кузница, электроцех со всем оборудованием. Одним словом, мы оставили буквально все, начиная с танков, подводных лодок, казарм, боезапаса и заканчивая подушкой, кружкой, ложкой».

Зачем же Хрущ сделал эту подлость России?

Дело в том, что когда Сталин был еще у власти, западные лидеры активно обсуждали вопрос о том, как изменить мир после явно приближавшейся кончины генералиссимуса. В январе 1953 года переговоры на эту тему в Вашингтоне провели британский премьер Уинстон Черчилль и президент США Гарри Трумэн. Решено было нарисовать постсталинскому руководству Советского Союза радужную картину: вы выводите свои войска из Австрии, Финляндии и Китая. Взамен мы снимем экономические санкции с ослабленного войной СССР и помогаем ускорить социально-экономическое развитие вашей страны. В подтверждение искренности намерений, Запад и впрямь ослабил такие санкции в мае 1953 года. Чтобы пряник был более осязаем, после смерти Сталина для СССР были открыты новые коммерческие кредитные линии в странах-членах НАТО, Австралии и Новой Зеландии. Взамен Запад просил сущую малость: продемонстрировать хотя бы небольшой отход от сталинской политики и сокращение советского военного присутствия в Китае и на Балтике. Хрущев, как дешевка, повелся на эти коврижки. С 1954 года прекратилось издание произведений Сталина. В конце 1955 года было упразднено созданное по инициативе Сталина, Жданова и Молотова Информационное Бюро коммунистических и рабочих партий. Затем состоялся антисталинский ХХ съезд. Хрущ легко и бездумно пожертвовал Порт-Артуром в угоду США. В ответ получил, естественно, пинок. Подрывная работа Запада против СССР вскоре даже усилилась. В 1958-1959 гг. в США были приняты резолюция Конгресса «О порабощенных народах». В соответствии с этим документом началась разработка планов расчленения СССР на несколько марионеточных государств в ближайшей перспективе. Американские войска и не подумали оставлять свои военные базы в Японии, Южной Корее, на Тайване и Филиппинах. По признанию заокеанских военных, именно отсутствие Советского Союза в Порт-Артуре стало одним из «стимулов» американской агрессии в Индокитае в 1966-1974 годах. Да и памятные для нашего народа события на острове Даманский в 1969 году вряд ли произошли, если бы советские самолеты стояли бы на аэродромах в паре часов лета от Пекина.

Кстати, генерал Стессель, сдавший Порт-Артур японцам в 1904 году, был приговорен в России к смертной казни. Суд установил, что в течение всего периода обороны Стессель не руководил действиями гарнизона по защите крепости, а, наоборот, сознательно готовил её к сдаче. Хрущев получил более тяжкое наказание: он остался в памяти народной продажным болваном — в назидание нынешним любителям разбазаривать российские земли.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии