RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

ГКЧП: предательство генералов
19 августа 2014 г.

ГКЧП: предательство генералов

19 августа 1991 года группа политиков (так называемый ГКЧП) предприняла попытку воспрепятствования государственному перевороту клики Горбачева-Ельцина
Победа над Западом куётся в Кремле
16 сентября 2014 г.

Победа над Западом куётся в Кремле

Если мы не задавим «пятую колонну» в России - проиграем всё!
Татьяна Петрова: царица русской песни
22 сентября 2017 г.

Татьяна Петрова: царица русской песни

Эта поистине народная артистка России отмечает юбилей
Подвиг пограничника Николая Смирнова
18 августа 2018 г.

Подвиг пограничника Николая Смирнова

18 августа 1994 года этот отважный боец в бою с таджикскими исламистами попал в окружение, дрался до последнего дыхания, уничтожив до 15 боевиков
Крым с нами!
18 марта 2019 г.

Крым с нами!

18 марта 2014 года навсегда войдёт в историю России: президент РФ Владимир Путин, глава Государственного совета Крыма Владимир Константинов, глава правительства Крыма Сергей Аксёнов и глава Севастополя Алексей Чалый подписали исторический договор.
Главная » Герои нашего времени » Звездный «мешок» (морская история)

Звездный «мешок» (морская история)

17 июля — День Военно-морской авиации России

Рассказ о разведывательном полете в районе экватора
Звездный «мешок» (морская история)

Наш большой противолодочный корабль «Адмирал Трибуц» вошёл в экваториальную зону западной части Индийского океана. За трое суток до этого мы оторвались от американского фрегата, следившего за нами с самой Атлантики, но было опасение, что теперь нас встретят корабли Пятого флота США, контролирующего западную часть Индийского океана и Персидский залив. Важно засечь их первыми и условно атаковать. Такова извечная фабула военной игры между противоборствующими сторонами в ходе океанской боевой службы.
Для того, чтобы засечь, понятное дело, требуются средства разведки. На корабле они невелики: оперативные данные, получаемые из Центра по каналам связи, плюс сканирование акватории бортовой радиолокационной станцией – в радиусе примерно до 25 километров. На «Трибуце» была ещё и авиагруппа, нередко используемая в разведывательных целях. В её состав входили два корабельных вертолета Ка-27 и полтора десятка летунов и технарей, которые в перерывах между полетами вели полуанархический образ жизни. Поскольку для авиаторов существовал особый режим труда и отдыха, а также имелась система дополнительного питания, то личный состав авиакрыла корабельный распорядок дня практически игнорировал. Авиагруппа была даже отселена в спецотсек, где разрешалось использовать электроплитки для разогревания доппайка. По ночам, особенно после полётов, там жарилось-шкварилось мясо, вскрывались консервные банки, разливался по кружкам спирт (шило, как называют этот напиток на флоте), которого у авиаторов всегда было вдоволь. Откуда он, я понял только после происшествия, о котором собираюсь рассказать.
Моя каюта находилась рядом с авиационным спецотсеком. На «Трибуце» я был в командировке в качестве специального корреспондента центральной военной газеты «Красная звезда» в звании капитана первого ранга. В связи с таким особым положением мой образ жизни на корабле тоже был полуанархическим, посему я быстро сдружился с летунами и частенько засиживался у них во время ночных кутежей. Особенно близко мы сошлись с командиром авиакрыла капитаном Александром Терещенко и штурманом старшим лейтенантом Валерием Бабельским, которые дружили между собой. Нужно сказать, их взаимоотношения сразу же показались мне чуждыми элементарной гармонии. Терещенко был лет на десять старше Бабельского, но холостяковал и даже разговоров о женитьбе не тепел – он был, хотя и не молод – лет тридцати пяти, но красив и, чувствовалось, любим женским полом. Во всяком случае, рассказывал «под шило» о многочисленных любовных похождениях. А у Бабельского и жена была, и двое маленьких детей. По характеру друзья были противоположны во всем, как лед и пламень. Бабельский молчалив, угрюм, серьезен. Терещенко – фонтан анекдотов, розыгрышей, смеха. В общем, они представляли собой совершенно невозможный по всем теориям симбиоз, который, тем не менее, на практике оказался крепким и даже полезным для дела – мужики хорошо дополняли друг друга.
Как-то я попытался уговорить Терещенко взять меня в полёт над океаном, пообещав опубликовать в «Красной звезде» репортаж об этом и прославить их «на весь мир». Это, конечно же, неимоверно увлекло веселого капитана. Но он все-таки долго противился. Дело в том, что в боевой обстановке (а полеты над океаном, да еще в зоне действия Пятого флота США относились именно к таковой), категорически запрещалось брать на борт вертолета посторонних. В принципе, я мог попытаться получить разрешение у главнокомандующего ВМФ. Но, во-первых, переписка по закрытым каналам связи – дело очень муторное и долгое, а, во-вторых, если бы я получил отказ, то уже никак нельзя было провернуть эту операцию неофициально – всё выглядело бы как открытое неповиновение.
В одну из наших ночных посиделок я додавил-таки Терещенко. А на следующий день «Трибуц» вошел в экваториальную зону, и авиакрылу была поставлена задача провести ночную разведку. Это задание командир авиагруппы взял на себя. С ним должны были лететь Бабельский и кто-то из операторов. Я подошел к Терещенко и напомнил о ночном разговоре. Он безрадостно согласился. Мы разработали целую операцию сокрытия. Я перед взлетом подошел к вертолету, как будто для того, чтобы сфотографировать экипаж в кабине, а за мгновение до запуска винта по условному знаку Терещенко нырнул под машину и через нижний люк пробрался на место оператора, которому в тот день дали неофициальный выходной.
Вертолет, поднимая водяную пыль, завис над кормой корабля, и боковой ветер сразу же вступил в борьбу с командиром экипажа. Он начал бесцеремонно заносить вертолету хвост, пытаясь навалить машину на корабельную надстройку. Терещенко хладнокровно манипулировал ручкой управления — и корабль начал быстро уменьшаться в размерах, уходя в сторону.
В блистер я заметил, что красное остывающее солнце еще на расстоянии двух своих дисков висело над горизонтом, и его мягкий свет розово растекался по поверхности океана. Солнце в экваториальных широтах по вечерам падает отвесно, поэтому день сменяется ночью почти без переходов. Так что у нас было всего с десяток минут, чтобы полюбоваться вечерним океаном с высоты. Вскоре вода стала темнеть, приобретать фиолетовые оттенки. Четко обозначились белые усы, торчащие из-под форштевня корабля, и кильватерный след за кормой. Набирая высоту, мы все дальше уходили от корабля вперед, и вскоре его силуэт поглотило расстояние и сгущающаяся темнота.
Там предстояло произвести визуальную и радиолокационную разведку далеко впереди по курсу корабля. Перед вылетом я успел переговорить с командиром «Адмирала Трибуца» капитаном второго ранга Владимиром Еловским о том, чем является для корабля бортовая авиация. Мне хотелось получить совершенно определенный ответ на вопрос: чего же больше она дает командиру - пользы или хлопот? Еловский и не собирался скрывать, что хлопот, конечно, много. И не только от беспокойной команды летунов и технарей. Полеты вертолетов — большая нагрузка для корабля. Практически весь экипаж — каждый человек на своем месте — участвует в их подготовке и проведении. А какова ответственность командира! Риск неожиданных ситуаций при полетах с палубы достаточно велик. Океан даже для большого корабля опасен, а поведение стихии зачастую непредсказуемо. Маленький же вертолет уязвимей многократно. Однако, подчеркнул Еловский, только тактически слепой командир может лишь с этих позиций оценивать корабельные вертолеты. Палубную авиацию не зря называют длинной рукой корабля. Она способна вести дальнюю разведку и заблаговременно предупреждать командира о приближении противника или иных опасностях. Вертолет эффективно ведет поиск подводных лодок, а при необходимости может и наносить по ним бомбовый удар. Очень широки возможности винтокрылого труженика в перевозке людей, грузов, запчастей, почты. В этом, кстати, мы в походе не раз убеждались. Что же касается риска, то ведь это — стихия военных людей.
Не прошло и полчаса, как ночь поглотила все цвета. И вверху, и внизу (отраженные океаном) мерцали звезды. Это уже похоже на космический полет. От Терещенко я знал, что авиаторы называют такую ситуацию звездным «мешком» и не очень-то ее любят: можно легко грабануться, перепутав низ и верх.
Командир экипажа будто закаменел в своем кресле. Приборы, органы управления и темнота впереди – похоже, только это занимало его внимание. Полет продолжался уже час, а событий не происходило. Вокруг темнота и звезды. И вдруг Бабельский пробубнил:
- Не зря керосин жгли!
Он ткнул пальцем на засветку на экране PJIC и доложил командиру:
- На цель – курс сорок.
Терещенко резко повернул вертолет. Вскоре под нами в темноте проступили бусинки ходовых огней какого-то корабля. Снизились и, хотя близко подходить не стали, отчетливо увидели, что это военный корабль, по размерам близкий к нашему, похоже, американский фрегат. Терещенко вычислил элементы движения американского корабля, и отвернул вертолет от него. Мы еще минут двадцать рыскали по акватории, и вдруг Бабельский с тревогой в голосе сообщил:
- Что за чертовщина! Командир, дальний привод пропал!
- Что значит – пропал!? – удивился Терещенко.
- Видно, какая-то свинья обесточила приводную радиостанцию.
- Да хрен с ней, давай курс на корабль по карте.
После затянувшегося молчания послышался виноватый голос Бабельского:
- Не вел я прокладку, командир.
- Даже приблизительно?
-Нет. На привод понадеялся.
- Ну, редиска! Что делать будем?!
Ситуация складывалась гадостная. Привод – это как радиомаяк для вертолета. Как предположил Терещенко, во время вечернего проветривания палуб (есть такая команда на корабле) какой-нибудь молодой матрос нечаянно отключил рубильник приводной станции. «Маяк» потух. Это было бы полбеды, если бы Бабельский с самого начала вел штурманскую прокладку, то есть навигационное счисление пути вертолета. Тогда можно было бы, точно зная своё место в океане, определить курс выхода на «Трибуц». Но Бабельский понадеялся на технику, и теперь мы находились посреди Индийского океана, совершенно не зная, куда рулить. Связаться с кораблем по радио тоже не могли. На вертолете имелась только ультракоротковолновая станция, которая работала примерно на расстоянии визуальной видимости.
Через некоторое время Терещенко обратился ко мне:
- Горючего осталось пятьдесят процентов. Его в обрез, даже если бы мы точно знали курс на корабль. А американец вон – светится неподалеку. Может быть, сядем до выяснения? На ваше решение.
Начальником для экипажа, разумеется, я не был. Но в критической ситуации, как старший по воинскому званию, мог принимать решения. Я посмотрел в сторону американца. На корабле ярко горела иллюминация, освещая площадку для посадки вертолета.
- Какое гостеприимство! — съязвил Бабельский. — Приглашают, садитесь, мол, мы вам будем рады...
- Заткнулся бы, - огрызнулся Терещенко. - Заварил кашу, а теперь геройствуешь! Машину спасать надо. И тебя — дурака.
- Сколько вертолет продержится на воде, если мы не найдем «Трибуц»? – спросил я командира.
- Сорок минут.
Мне вспомнилась лоция этой части океана. В ней отмечалось, что здесь имеется несколько банок – приподнятостей, покрытых кораллами, в которых кишат акулы. Перспектива оказаться в этих водах меня явно не прельщала. Но идти в гости к америкосам не лучше. К нашим офицерам у них отношение известное – накачают наркотой, вывезут в Штаты и объявят, что мы сами попросили политического убежища. Нет, уж лучше в пасть акуле, но с честью, чем к американским «друзьям».
- Терещенко, - обратился я к командиру, - мы в основном летели на северо-восток, поворачивай теперь на юго-запад. Все-таки в сторону «Трибуца», может быть, на дальность УКВ-связи выйдем.
Возвращение мне показалось долгим и утомительным. Вибрация, которую поначалу я не замечал, начинала все переворачивать внутри. Звездный «мешок» теперь казался не прекрасно-романтическим, как раньше, а зловещим. Но через некоторое время Бабельский прокричал командиру:
- Привод включился! Курс на корабль – 234 градуса.
Когда показались огни «Трибуца», они для меня были самым дорогим, что только есть в этом безбрежном океане!
Посадочная площадка на корме светилась маленьким пятнышком. Трудно было поверить, что в него можно попасть. Но вот квадратик света стал стремительно расти и приближаться. Вместе с ним и корабельные надстройки. В какое-то мгновение показалось, что мы неминуемо врежемся в них. Вертолет завис, окутался клубами водяной пыли, которая словно белой эмульсией залепила блистер, полностью ослепив командира. Нужно было срочно включать систему орошения блистера. Но Терещенко и не думал этого делать. Штурман приоткрыл дверь и, наблюдая за прохождением машины над кромкой палубы, скорректировал посадку. Вертолет коснулся палубы, но тут же слегка оторвался от нее, потому что палуба накренилась на волне. Наконец, машина осела, слившись в одно целое с кораблем.
- Топливо – по нулям, - весело констатировал Терещенко. – Еще минута и нам — амба!
- Почему же ты, нехороший человек, редиска, орошение не включил? А если бы с первого захода не сели? На чем второй круг делали бы?
- В нашем флоте, - многозначительно подняв указательный палец, проговорил не без театральной гордости Терещенко, - всегда с первого захода совершают посадку, даже вслепую. А почему орошение не включил, про то вы узнаете на разборе полетов в нашем отсеке через полчаса. Милости просим!
Ночью в спецотсеке жарилось-шкварилось мясо, вскрывались консервные банки, разливалось по кружкам шило, которого у авиаторов как всегда было вдоволь. Поднимая наполненную емкость, Терещенко обратился ко мне:
- Система орошения вертолета работает на спирте, но ведь жалко выбрасывать на ветер этот эликсир жизни, вот и приходится разрабатывать новые, причем, несомненно, передовые приемы посадки вслепую.
Стол задрожал от всеобщего хохота. Перекрывая его, я не сдержался от подначки:
- Тут-то ты осмелел, а когда привод потеряли, чуть к америкосам не сел.
- Так то мы вас проверяли, товарищ каперанг. Неужели вы поверили, что я у этих гадов спасения искать бы стал? Спросите у ребят, мы заранее договорились. За ваш на отлично сданный экзамен! – Терещенко протянул руку с емкостью, и еще полтора десятка кружек двинулись навстречу моей. Пришлось выпить до дна. И ведь было за что!

 

Сергей Турченко
16 июля 2013 г.

Комментарии:

Александра 05.11.2013 в 14:02 # Ответить
Извините, хотелось бы узнать, в каком году произошло данное событие и остались ли фотографии героев истории.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
16 июля
вторник
2019

В этот день:

Захват японцами адмирала Головнина

16 июля 1811 года во время исследования Курильских островов на шлюпе «Диана» был вероломно захвачен в плен японцами Василий Михайлович ГОЛОВНИН, русский мореплаватель и путешественник, вице-адмирал; член-корреспондент Петербургской Академии наук.

Захват японцами адмирала Головнина

16 июля 1811 года во время исследования Курильских островов на шлюпе «Диана» был вероломно захвачен в плен японцами Василий Михайлович ГОЛОВНИН, русский мореплаватель и путешественник, вице-адмирал; член-корреспондент Петербургской Академии наук.

Головнин и его единомышленники успешно совершили тяжелый переход от Кронштадта до Камчатки. Предпринятое ими изучение местности было сопряжено с большими трудностями. Постоянные туманы, обрывистые и скалистые берега, отсутствие удобной, укрытой от ветров якорной стоянки часто лишали моряков возможности проникнуть в глубь того или иного острова. Все было преодолено. Результаты исследований В. М. Головнина были значительны. Он составил точную карту Курильских островов, уточнив сведения о них, собранные другими русскими мореплавателями и учеными. Головнин точно установил, что Курильская гряда состоит из двадцати четырех островов, а не из двадцати одного, как это считали ранее.

В конце путешествия «Диана» подошла к длинной косе, составляющей восточную сторону гавани острова Кунашир, и стала на якорь. Головнин с семью матросами отправился на остров. Японцы встретили его с притворным радушием, пригласили в крепость, а когда ничего не подозревавшие Головнин и его спутники вошли в нее, японцы неожиданно напали на невооруженных русских моряков и захватили их в плен. Больше всего Головнина возмущало коварство и вероломство японцев. «От чистого сердца и от желания им добра поехал я к ним в крепость, как друг их, а теперь что они с нами делают. Я менее мучился бы, — писал он позже в своих «Записках», — если б был причиной только моего собственного несчастья, но еще семь человек подчиненных также от меня страдают».
Вскоре русских моряков перевели с острова Кунашир в город Хакодатэ на острове Матсмай (Хоккайдо) и заключили в тюрьму. Головнина посадили в отдельную темную и сырую камеру.
Но и в этих условиях Головнин не прекращал своих научных занятий. Все, что он наблюдал во время прогулок и узнавал из разговоров с охранниками, Головнин заносил в свой оригинальный «журнал» из ниток, облегчавший ему запоминание. Каждому примечательному событию, о котором Головнину удалось узнать, в этом «журнале» соответствовала нитка определенного цвета. (Нитки выдергивались из манжет, подкладки мундира или шарфа). Эти нитки искусно сплетались в узелок. Только благодаря этому «дневнику» Головнин впоследствии написал свое замечательное произведение «Записки флота капитана Головнина о приключениях его в плену у японцев в1811,1812 и 1813 годах», опубликованное в 1818 г. и впоследствии переведенное почти на все европейские языки. В книге содержатся исключительной ценности сведения о нравах и обычаях японцев, об их культуре. Это был первый обстоятельный труд о Японии.

Пленники пытались бежать, но их поймали и снова заточили в тюрьму, охрана была усилена. Условия содержания стали еще хуже.

Тем временем «Диана» ушла к русским берегам. Заместитель Головнина Рикорд выехал в Иркутск, откуда предполагал отправиться в Петербург. Он узнал в Иркутске, что перед правительством было возбуждено ходатайство об организации экспедиции для спасения из плена Головнина и всех находившихся с ним людей. Возвратившись весной 1812 года из Иркутска в Охотск, Рикорд начал спешно готовиться к плаванию. «Диана» была отремонтирована, экипаж ее увеличен на 11 человек. В распоряжение Рикорда были выделены бриг «Зотик» и транспорт «Павел». Командирами этих судов были назначены офицеры с «Дианы». Решено было захватить с собой в плавание шесть японцев с судов, потерпевших крушение у русских берегов, чтобы обменять их на Головнина и его спутников.

22 июля 1812 года «Диана» в сопровождении брига «Зотик» вышла к острову Кунашир. Но попытки Рикорда завязать переговоры с японскими властями успеха не имели. Японцы, узнавшие о вторжении армии Наполеона в Россию, резко отвергли предложения русских начать переговоры об освобождении пленников. Рикорд возвратился на Камчатку. Пролив между островами Райкоку и Матау, которым проходила «Диана», еще не нанесенный на карты, Рикорд назвал именем Головнина.
В 1813 году «Диана» вновь подошла к острову Кунашир. Через захваченного японского купца Рикорду удалось начать переговоры об освобождении русских моряков. На этот раз японцы проявили большую сговорчивость. Еще за несколько месяцев до прибытия «Дианы» они изменили свое отношение к русским пленным: перевели их в более удобные помещения, улучшили условия содержания. Более того, японские чиновники и охрана начали проявлять заискивающую учтивость, немало удивив этим Головнина и его друзей. Такая перемена объяснялась тем, что весть о славной победе русской армии, разгромившей полчища Наполеона и изгнавшей остатки разбитой французской армии из пределов России, долетела и до Страны восходящего солнца. Успехи русских войск произвели на японское правительство такое сильное впечатление, что оно, по-видимому, готово было пересмотреть свое отношение к России, неоднократно пытавшейся установить экономические и политические связи со своим восточным соседом.
1 октября 1813 года, после более чем двухлетнего пребывания в плену, Головнин и его товарищи были наконец освобождены. В 1814 году Головнин возвратился в Петербург.

Начало великих походов 1819 года

16 июля 1819 года из Кронштадта вышли в океанский поход сразу 4 русских шлюпа.

Начало великих походов 1819 года

16 июля 1819 года из Кронштадта вышли в океанский поход сразу 4 русских шлюпа.

 «Открытие» и «Благонамеренный» под командованием М. Н. ВАСИЛЬЕВА и Г. С. ШИШМАРЕВА ушли в арктические воды для исследования Северного морского пути из Берингова пролива в Атлантический океан, а «Восток» и «Мирный» под командой Ф. Ф. БЕЛЛИНСГАУЗЕНА и М. П. ЛАЗАРЕВА направились в кругосветное плавание в Антарктику для поисков Южного материка.

Конец фашистского крейсера «Ниобе»

16 июля 1944 года советской морской авиацией в финском порту Котка был уничтожен немецкий крейсер ПВО «Ниобе». Он был переоборудован из нидерландского бронепалубного крейсера "Гелдерланд" типа «Холланд», который при вторжении германской армии в Голландию достался немцам в качестве трофея.

Конец фашистского крейсера «Ниобе»

16 июля 1944 года советской морской авиацией в финском порту Котка был уничтожен немецкий крейсер ПВО «Ниобе». Он был переоборудован из нидерландского бронепалубного крейсера "Гелдерланд" типа «Холланд», который при вторжении германской армии в Голландию достался немцам в качестве трофея.

После модернизации крейсер имел внушительное зенитное вооружение из восьми 105-мм, четырёх 40-мм и шестнадцати 20-мм стволов. Стоявший в финском порту Котка «Ниобе» представлял для советской авиации серьезную опасность. Для его уничтожения была собрана армада из более 130 самолётов под общим руководством Героя Советского Союза В.И. Ракова. 16 июля 1944 года в результате массированного налёта «Ниобе» пошёл ко дну. Это самый крупный фашистский корабль, потопленный советскими морскими летчиками.

 

О реабилитации казачества

16 июля 1992 года Верховный Совет Российской Федерации принял постановление «О реабилитации казачества».

О реабилитации казачества

16 июля 1992 года Верховный Совет Российской Федерации принял постановление «О реабилитации казачества».

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 16 июля 1992 г. N 3321-1

О РЕАБИЛИТАЦИИ КАЗАЧЕСТВА (в ред. Федерального "закона" от 26.06.2007 N 118-ФЗ)
Исходя из требований "Закона" РСФСР "О реабилитации репрессированных народов", в целях полной реабилитации казачества и создания необходимых условий для его возрождения как исторически сложившейся культурно-этнической общности Верховный Совет Российской Федерации постановляет:

1. Отменить как незаконные все акты в отношении казачества, принятые начиная с 1918 года, в части, касающейся применения к нему репрессивных мер.

2. Реабилитация отдельных казаков, незаконно подвергшихся уголовному преследованию и репрессиям в административном порядке, производится индивидуально в соответствии с "Законом" РСФСР "О реабилитации жертв политических репрессий".

3. Признать за казачеством права на:

возрождение традиционного социально-хозяйственного уклада жизни и культурных традиций при соблюдении законодательства и общепринятых прав человека;

установление территориального общественного самоуправления в местах компактного проживания казаков в традиционных для казачества формах в соответствии с "Законом" Российской Федерации "О местном самоуправлении в Российской Федерации";

абзац утратил силу. - Федеральный "закон" от 26.06.2007 N 118-ФЗ;

(см. текст в предыдущей "редакции")

восстановление традиционных наименований населенных пунктов и местностей, улиц, площадей, объектов культуры, просвещения, производственных и иных объектов на основе свободного волеизъявления всех групп населения в местах компактного проживания казачества на основании действующего законодательства;

создание общественных казачьих объединений с исторически сложившимися названиями, в том числе землячеств, союзов и других; их регистрацию и деятельность в общем порядке, установленном для общественных объединений граждан.

Права, указанные в настоящем пункте, обеспечиваются Верховным Советом Российской Федерации, Верховными Советами республик в составе Российской Федерации, краевыми, областными Советами народных депутатов, Советами народных депутатов автономной области, автономных округов, Московским и Санкт-Петербургским городскими Советами народных депутатов и исполнительными органами соответствующих уровней.

4. Перечисленные в "пункте 3" настоящего Постановления положения не должны ущемлять права каких-либо других групп населения или отдельных граждан и не означают наделение казачества какими-либо привилегиями, которые могут толковаться как сословные.

Никто не может быть принуждаем к казачьему укладу жизни.

5. Установить, что сооружения, памятные места, иные объекты и предметы, связанные с культурно-историческими событиями в жизни казачества, произведения материального и духовного творчества казачества, представляющие историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, являются общероссийским достоянием казачества и охраняются государством в соответствии с действующим законодательством.

6. Рекомендовать Правительству Российской Федерации:

разработать совместно с общественными объединениями казаков комплексную государственную программу возрождения казачества, согласовав ее с соответствующими органами государственной власти и управления;

в срок до 1 ноября 1992 года с участием представителей республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и общественных объединений казаков разработать нормативные акты, регулирующие порядок применения "пункта 3" настоящего Постановления.

7. Рекомендовать республикам в составе Российской Федерации, краям, областям, автономной области, автономным округам, городам Москве и Санкт-Петербургу обеспечить необходимые условия для реализации комплексной государственной программы возрождения казачества; рассмотреть возможность создания комитетов (комиссий) по делам казачества.

8. Ввести в действие настоящее Постановление с момента опубликования.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии