RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Гибель «Нахимова»: забытый подвиг матроса Кузьмы
31 августа 2013 г.

Гибель «Нахимова»: забытый подвиг матроса Кузьмы

31 августа 1986 года произошла страшная морская катастрофа, унесшая около полутысячи жизней
Музыкальная корона России
30 октября 2016 г.

Музыкальная корона России

28-29 октября 2016 года в Москве в Государственном Кремлевском дворце с полным аншлагом прошли концерты Государственного академического орденов Дружбы народов и Дмитрия Донского I степени Кубанского казачьего хора
Патриотизм — наше национальное достояние
5 апреля 2016 г.

Патриотизм — наше национальное достояние

5 апреля 2016 года под председательством Президента России Владимира Путина в Большом Кремлёвском дворце состоялось 37-е заседание Российского организационного комитета «Победа»
Великая казачка
26 ноября 2015 г.

Великая казачка

25 ноября 2015 года – 90 лет со дня рождения народной артистки Советского Союза Н.В.Мордюковой
Бизнес предал Россию
23 августа 2014 г.

Бизнес предал Россию

В то время, когда США угрожают нам войной, вывоз капитала из страны увеличился многократно, констатирует председатель Русского экономического общества Валентин Катасонов
Главная » Герои нашего времени » Звездный «мешок» (морская история)

Звездный «мешок» (морская история)

17 июля — День Военно-морской авиации России

Рассказ о разведывательном полете в районе экватора
Звездный «мешок» (морская история)

Наш большой противолодочный корабль «Адмирал Трибуц» вошёл в экваториальную зону западной части Индийского океана. За трое суток до этого мы оторвались от американского фрегата, следившего за нами с самой Атлантики, но было опасение, что теперь нас встретят корабли Пятого флота США, контролирующего западную часть Индийского океана и Персидский залив. Важно засечь их первыми и условно атаковать. Такова извечная фабула военной игры между противоборствующими сторонами в ходе океанской боевой службы.
Для того, чтобы засечь, понятное дело, требуются средства разведки. На корабле они невелики: оперативные данные, получаемые из Центра по каналам связи, плюс сканирование акватории бортовой радиолокационной станцией – в радиусе примерно до 25 километров. На «Трибуце» была ещё и авиагруппа, нередко используемая в разведывательных целях. В её состав входили два корабельных вертолета Ка-27 и полтора десятка летунов и технарей, которые в перерывах между полетами вели полуанархический образ жизни. Поскольку для авиаторов существовал особый режим труда и отдыха, а также имелась система дополнительного питания, то личный состав авиакрыла корабельный распорядок дня практически игнорировал. Авиагруппа была даже отселена в спецотсек, где разрешалось использовать электроплитки для разогревания доппайка. По ночам, особенно после полётов, там жарилось-шкварилось мясо, вскрывались консервные банки, разливался по кружкам спирт (шило, как называют этот напиток на флоте), которого у авиаторов всегда было вдоволь. Откуда он, я понял только после происшествия, о котором собираюсь рассказать.
Моя каюта находилась рядом с авиационным спецотсеком. На «Трибуце» я был в командировке в качестве специального корреспондента центральной военной газеты «Красная звезда» в звании капитана первого ранга. В связи с таким особым положением мой образ жизни на корабле тоже был полуанархическим, посему я быстро сдружился с летунами и частенько засиживался у них во время ночных кутежей. Особенно близко мы сошлись с командиром авиакрыла капитаном Александром Терещенко и штурманом старшим лейтенантом Валерием Бабельским, которые дружили между собой. Нужно сказать, их взаимоотношения сразу же показались мне чуждыми элементарной гармонии. Терещенко был лет на десять старше Бабельского, но холостяковал и даже разговоров о женитьбе не тепел – он был, хотя и не молод – лет тридцати пяти, но красив и, чувствовалось, любим женским полом. Во всяком случае, рассказывал «под шило» о многочисленных любовных похождениях. А у Бабельского и жена была, и двое маленьких детей. По характеру друзья были противоположны во всем, как лед и пламень. Бабельский молчалив, угрюм, серьезен. Терещенко – фонтан анекдотов, розыгрышей, смеха. В общем, они представляли собой совершенно невозможный по всем теориям симбиоз, который, тем не менее, на практике оказался крепким и даже полезным для дела – мужики хорошо дополняли друг друга.
Как-то я попытался уговорить Терещенко взять меня в полёт над океаном, пообещав опубликовать в «Красной звезде» репортаж об этом и прославить их «на весь мир». Это, конечно же, неимоверно увлекло веселого капитана. Но он все-таки долго противился. Дело в том, что в боевой обстановке (а полеты над океаном, да еще в зоне действия Пятого флота США относились именно к таковой), категорически запрещалось брать на борт вертолета посторонних. В принципе, я мог попытаться получить разрешение у главнокомандующего ВМФ. Но, во-первых, переписка по закрытым каналам связи – дело очень муторное и долгое, а, во-вторых, если бы я получил отказ, то уже никак нельзя было провернуть эту операцию неофициально – всё выглядело бы как открытое неповиновение.
В одну из наших ночных посиделок я додавил-таки Терещенко. А на следующий день «Трибуц» вошел в экваториальную зону, и авиакрылу была поставлена задача провести ночную разведку. Это задание командир авиагруппы взял на себя. С ним должны были лететь Бабельский и кто-то из операторов. Я подошел к Терещенко и напомнил о ночном разговоре. Он безрадостно согласился. Мы разработали целую операцию сокрытия. Я перед взлетом подошел к вертолету, как будто для того, чтобы сфотографировать экипаж в кабине, а за мгновение до запуска винта по условному знаку Терещенко нырнул под машину и через нижний люк пробрался на место оператора, которому в тот день дали неофициальный выходной.
Вертолет, поднимая водяную пыль, завис над кормой корабля, и боковой ветер сразу же вступил в борьбу с командиром экипажа. Он начал бесцеремонно заносить вертолету хвост, пытаясь навалить машину на корабельную надстройку. Терещенко хладнокровно манипулировал ручкой управления — и корабль начал быстро уменьшаться в размерах, уходя в сторону.
В блистер я заметил, что красное остывающее солнце еще на расстоянии двух своих дисков висело над горизонтом, и его мягкий свет розово растекался по поверхности океана. Солнце в экваториальных широтах по вечерам падает отвесно, поэтому день сменяется ночью почти без переходов. Так что у нас было всего с десяток минут, чтобы полюбоваться вечерним океаном с высоты. Вскоре вода стала темнеть, приобретать фиолетовые оттенки. Четко обозначились белые усы, торчащие из-под форштевня корабля, и кильватерный след за кормой. Набирая высоту, мы все дальше уходили от корабля вперед, и вскоре его силуэт поглотило расстояние и сгущающаяся темнота.
Там предстояло произвести визуальную и радиолокационную разведку далеко впереди по курсу корабля. Перед вылетом я успел переговорить с командиром «Адмирала Трибуца» капитаном второго ранга Владимиром Еловским о том, чем является для корабля бортовая авиация. Мне хотелось получить совершенно определенный ответ на вопрос: чего же больше она дает командиру - пользы или хлопот? Еловский и не собирался скрывать, что хлопот, конечно, много. И не только от беспокойной команды летунов и технарей. Полеты вертолетов — большая нагрузка для корабля. Практически весь экипаж — каждый человек на своем месте — участвует в их подготовке и проведении. А какова ответственность командира! Риск неожиданных ситуаций при полетах с палубы достаточно велик. Океан даже для большого корабля опасен, а поведение стихии зачастую непредсказуемо. Маленький же вертолет уязвимей многократно. Однако, подчеркнул Еловский, только тактически слепой командир может лишь с этих позиций оценивать корабельные вертолеты. Палубную авиацию не зря называют длинной рукой корабля. Она способна вести дальнюю разведку и заблаговременно предупреждать командира о приближении противника или иных опасностях. Вертолет эффективно ведет поиск подводных лодок, а при необходимости может и наносить по ним бомбовый удар. Очень широки возможности винтокрылого труженика в перевозке людей, грузов, запчастей, почты. В этом, кстати, мы в походе не раз убеждались. Что же касается риска, то ведь это — стихия военных людей.
Не прошло и полчаса, как ночь поглотила все цвета. И вверху, и внизу (отраженные океаном) мерцали звезды. Это уже похоже на космический полет. От Терещенко я знал, что авиаторы называют такую ситуацию звездным «мешком» и не очень-то ее любят: можно легко грабануться, перепутав низ и верх.
Командир экипажа будто закаменел в своем кресле. Приборы, органы управления и темнота впереди – похоже, только это занимало его внимание. Полет продолжался уже час, а событий не происходило. Вокруг темнота и звезды. И вдруг Бабельский пробубнил:
- Не зря керосин жгли!
Он ткнул пальцем на засветку на экране PJIC и доложил командиру:
- На цель – курс сорок.
Терещенко резко повернул вертолет. Вскоре под нами в темноте проступили бусинки ходовых огней какого-то корабля. Снизились и, хотя близко подходить не стали, отчетливо увидели, что это военный корабль, по размерам близкий к нашему, похоже, американский фрегат. Терещенко вычислил элементы движения американского корабля, и отвернул вертолет от него. Мы еще минут двадцать рыскали по акватории, и вдруг Бабельский с тревогой в голосе сообщил:
- Что за чертовщина! Командир, дальний привод пропал!
- Что значит – пропал!? – удивился Терещенко.
- Видно, какая-то свинья обесточила приводную радиостанцию.
- Да хрен с ней, давай курс на корабль по карте.
После затянувшегося молчания послышался виноватый голос Бабельского:
- Не вел я прокладку, командир.
- Даже приблизительно?
-Нет. На привод понадеялся.
- Ну, редиска! Что делать будем?!
Ситуация складывалась гадостная. Привод – это как радиомаяк для вертолета. Как предположил Терещенко, во время вечернего проветривания палуб (есть такая команда на корабле) какой-нибудь молодой матрос нечаянно отключил рубильник приводной станции. «Маяк» потух. Это было бы полбеды, если бы Бабельский с самого начала вел штурманскую прокладку, то есть навигационное счисление пути вертолета. Тогда можно было бы, точно зная своё место в океане, определить курс выхода на «Трибуц». Но Бабельский понадеялся на технику, и теперь мы находились посреди Индийского океана, совершенно не зная, куда рулить. Связаться с кораблем по радио тоже не могли. На вертолете имелась только ультракоротковолновая станция, которая работала примерно на расстоянии визуальной видимости.
Через некоторое время Терещенко обратился ко мне:
- Горючего осталось пятьдесят процентов. Его в обрез, даже если бы мы точно знали курс на корабль. А американец вон – светится неподалеку. Может быть, сядем до выяснения? На ваше решение.
Начальником для экипажа, разумеется, я не был. Но в критической ситуации, как старший по воинскому званию, мог принимать решения. Я посмотрел в сторону американца. На корабле ярко горела иллюминация, освещая площадку для посадки вертолета.
- Какое гостеприимство! — съязвил Бабельский. — Приглашают, садитесь, мол, мы вам будем рады...
- Заткнулся бы, - огрызнулся Терещенко. - Заварил кашу, а теперь геройствуешь! Машину спасать надо. И тебя — дурака.
- Сколько вертолет продержится на воде, если мы не найдем «Трибуц»? – спросил я командира.
- Сорок минут.
Мне вспомнилась лоция этой части океана. В ней отмечалось, что здесь имеется несколько банок – приподнятостей, покрытых кораллами, в которых кишат акулы. Перспектива оказаться в этих водах меня явно не прельщала. Но идти в гости к америкосам не лучше. К нашим офицерам у них отношение известное – накачают наркотой, вывезут в Штаты и объявят, что мы сами попросили политического убежища. Нет, уж лучше в пасть акуле, но с честью, чем к американским «друзьям».
- Терещенко, - обратился я к командиру, - мы в основном летели на северо-восток, поворачивай теперь на юго-запад. Все-таки в сторону «Трибуца», может быть, на дальность УКВ-связи выйдем.
Возвращение мне показалось долгим и утомительным. Вибрация, которую поначалу я не замечал, начинала все переворачивать внутри. Звездный «мешок» теперь казался не прекрасно-романтическим, как раньше, а зловещим. Но через некоторое время Бабельский прокричал командиру:
- Привод включился! Курс на корабль – 234 градуса.
Когда показались огни «Трибуца», они для меня были самым дорогим, что только есть в этом безбрежном океане!
Посадочная площадка на корме светилась маленьким пятнышком. Трудно было поверить, что в него можно попасть. Но вот квадратик света стал стремительно расти и приближаться. Вместе с ним и корабельные надстройки. В какое-то мгновение показалось, что мы неминуемо врежемся в них. Вертолет завис, окутался клубами водяной пыли, которая словно белой эмульсией залепила блистер, полностью ослепив командира. Нужно было срочно включать систему орошения блистера. Но Терещенко и не думал этого делать. Штурман приоткрыл дверь и, наблюдая за прохождением машины над кромкой палубы, скорректировал посадку. Вертолет коснулся палубы, но тут же слегка оторвался от нее, потому что палуба накренилась на волне. Наконец, машина осела, слившись в одно целое с кораблем.
- Топливо – по нулям, - весело констатировал Терещенко. – Еще минута и нам — амба!
- Почему же ты, нехороший человек, редиска, орошение не включил? А если бы с первого захода не сели? На чем второй круг делали бы?
- В нашем флоте, - многозначительно подняв указательный палец, проговорил не без театральной гордости Терещенко, - всегда с первого захода совершают посадку, даже вслепую. А почему орошение не включил, про то вы узнаете на разборе полетов в нашем отсеке через полчаса. Милости просим!
Ночью в спецотсеке жарилось-шкварилось мясо, вскрывались консервные банки, разливалось по кружкам шило, которого у авиаторов как всегда было вдоволь. Поднимая наполненную емкость, Терещенко обратился ко мне:
- Система орошения вертолета работает на спирте, но ведь жалко выбрасывать на ветер этот эликсир жизни, вот и приходится разрабатывать новые, причем, несомненно, передовые приемы посадки вслепую.
Стол задрожал от всеобщего хохота. Перекрывая его, я не сдержался от подначки:
- Тут-то ты осмелел, а когда привод потеряли, чуть к америкосам не сел.
- Так то мы вас проверяли, товарищ каперанг. Неужели вы поверили, что я у этих гадов спасения искать бы стал? Спросите у ребят, мы заранее договорились. За ваш на отлично сданный экзамен! – Терещенко протянул руку с емкостью, и еще полтора десятка кружек двинулись навстречу моей. Пришлось выпить до дна. И ведь было за что!

 

Сергей Турченко
16 июля 2013 г.

Комментарии:

Александра 05.11.2013 в 14:02 # Ответить
Извините, хотелось бы узнать, в каком году произошло данное событие и остались ли фотографии героев истории.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
20 ноября
среда
2019

В этот день:

Воздушные авианосцы ТБ-3

20 ноября 1935 года лётчик-испытатель А.И. Залевский в рамках проекта «Звено», впервые в мире поднял в небо воздушный авианосец - тяжёлый бомбардировщик ТБ-3 с пятью закреплёнными на нём истребителями.

Воздушные авианосцы ТБ-3

20 ноября 1935 года лётчик-испытатель А.И. Залевский в рамках проекта «Звено», впервые в мире поднял в небо воздушный авианосец - тяжёлый бомбардировщик ТБ-3 с пятью закреплёнными на нём истребителями.

Проект «Звено» разрабатывался в 1930-е — начале 1940-х годов инженером В. С. Вахмистровым на основе использования самолёта-носителя, несущего от одного до пяти истребителей для увеличения их радиуса действия. Созданный по этому проекту комплекс «Звено-СПБ» (составной пикирующий бомбардировщик) принял участие в первом периоде Великой Отечественной войны. В качестве носителей применялись сначала ТБ-1, а потом ТБ-3. К ним подвешивались И-4, И-5, И-Z и И-16.

Боевое крещение «Звена-СПБ» состоялось 26 июля 1941 года, когда оно разбомбило нефтехранилище в Констанце. 10 августа 1941 года был совершён авианалёт на Мост Карла I на Дунае, через который помимо войск проходил также и нефтяной трубопровод Плоешти-Констанца. Истребители-бомбардировщики совершили успешную атаку в пике с высоты 1800 м и вернулись на аэродром без потерь. Повторный авиарейд состоялся через два дня — 13 августа 1941 года. , в этот раз поломки носителей не было и истребители-бомбардировщики смогли существенно повредить мост. Истребители, нанеся на обратном пути удар по румынской пехоте возле Сулина, вернулись назад без потерь.

16 августа 1941 года адмирал Кузнецов попросил Сталина о новой партии носителей. В просьбе было отказано в связи с тем, что большая часть ВВС СССР была уничтожена в первые дни войны, а ТБ-3 не производились с 1937 года. На следующий день после просьбы адмирала Кузнецова (17 августа 1941 года) эскадрилья, которая теперь насчитывала 5 носителей в строю, разбомбила сухой док в Констанце. 29 августа 1941, во время очередного авианалёта на мост через Днепр, четыре И-16 были перехвачены истребителями Messerschmitt Bf 109. Воздушный бой завершился двумя сбитыми «мессерами». В 1942 «Звено-СПБ» совершили не менее 30 вылетов. С 1943 года они не применялись из-за выработки моторесурса и полного дряхления.

Начало Нюрнбергского процесса

20 ноября 1945 года начался Нюрнбергский процесс над военными преступниками третьего рейха.

Начало Нюрнбергского процесса

20 ноября 1945 года начался Нюрнбергский процесс над военными преступниками третьего рейха.

Он проходил с 10 часов утра 20 ноября 1945 по 1 октября 1946 года в Международном военном трибунале в Нюрнберге (Германия), располагавшемся в «Зале 600» здания суда присяжных в Нюрнберге. Соглашение о создании Международного военного трибунала и его устава были выработаны СССР, США, Великобританией и Францией в ходе лондонской конференции, проходившей с 26 июня по 8 августа 1945 года. Принципы устава утверждены Генеральной Ассамблеей ООН как общепризнанные в борьбе с преступлениями против человечества. 29 августа был опубликован первый список главных военных преступников, состоящий из 24 нацистских политиков, военных, идеологов фашизма: Г. Геринг – рейхсмаршал, главнокомандующий германской авиацией; Р. Гесс – до 1940 г. заместитель Гитлера по НСДАП, член совета министров по обороне империи; И. Риббентроп – министр иностранных дел, уполномоченный фашистской партии по вопросам внешней политики; Р. Лей – руководитель трудового фронта, один из лидеров НСДАП; В. Кейтель – фельдмаршал, начальник штаба верховного главнокомандования вооруженными силами; Э. Кальтенбруннер – обергруппенфюрер СС, начальник имперского управления безопасности и полиции безопасности; А. Розенберг – заместитель Гитлера по вопросам идеологической подготовки членов НСДАП, имперский министр по делам восточных оккупированных территорий; Г. Франк – рейхслейтер фашистской партии, генерал-губернатор оккупированных польских территорий; В. Фрик – министр внутренних дел; Ю. Штрейхер – гаулейтер Франконии, идеолог расизма и антисемитизма; В. Функ – министр экономики, президент рейхсбанка, член совета министров по обороне империи; Г. Шахт – организатор перевооружения вермахта; Г. Крупп – глава крупнейшего военно-промышленного концерна, принимавшего активное участие в подготовке и осуществлении агрессивных планов германского милитаризма; К. Денниц – гросс-адмирал, командующий военно-морскими силами, преемник Гитлера в качестве главы государства; Э. Редер – гросс-адмирал, до 1943 г., главнокомандующий ВМС; Б. Ширах – организатор и руководитель фашистских молодежных организаций Германии; Ф. Заукель – обергруппенфюрер СС, генеральный уполномоченный по использованию рабочей силы; А.Йодль – генерал-полковник, начальника штаба оперативного руководства верховного командования вооруженных сил; Ф. Папен – один из организаторов захвата власти в Германии фашистами; А. Зейсс-Инкварт – руководитель фашистской партии Австрии, заместитель генерал-губернатора Польши; А. Шпеер – имперский министр вооружений и боеприпасов; К. Нейрат – бывший министр иностранных дел, протектор Богемии и Моравии; Г. Фриче – начальник отдела в министерстве пропаганды и руководитель отдела радиовещания; М. Борман – с 1941 г. заместитель Гитлера по НСДАП, руководитель партийной канцелярии.

На скамье подсудимых оказалась почти вся правящая верхушка нацистской Германии, за исключением главы государства А. Гитлера, руководителя управления имперской безопасности рейхсфюрера СС Г. Гиммлера и министра пропаганды Й. Геббельса, покончивших жизнь самоубийством. Борман был привлечен к суду заочно, место его пребывания так и не было установлено. Дело разбитого параличом Круппа было выделено в отдельное производство и приостановлено. Лей избежал скамьи подсудимых, повесившись в тюремной камере до начала процесса.

Родился Патриарх Кирилл

20 ноября 1946 года родился Владимир Михайлович Гундяев, с 1 февраля 2009 года — Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Родился Патриарх Кирилл

20 ноября 1946 года родился Владимир Михайлович Гундяев, с 1 февраля 2009 года — Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

В 1965 Владимир поступил в Ленинградскую Духовную Семинарию, затем — в Ленинградскую Духовную Академию. 3 апреля 1969 пострижен в монашество. В 1970 окончил Ленинградскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия. С 1971 — представитель Московского Патриархата при Всемирном Совете Церквей в Женеве. С декабря 1975 — член Центрального комитета и исполкома Всемирного Совета Церквей. В 1989 году был назначен Председателем Отдела внешних церковных сношений Московской Патриархии, постоянным членом Священного Синода по должности. 25 февраля 1991года возведён в сан митрополита. С 1995 года — заместитель Главы Всемирного Русского Народного Собора.

Светские СМИ прозвали Кирилла «самым скандальным митрополитом», видимо, потому, что в конце 1990-х — начале 2000-х годов он был фигурантом многочисленных публикаций в российских СМИ, обвиняющих его в использовании предоставлявшихся в начале 1990-х правительством Российской Федерации налоговых льгот на импорт алкогольной и табачной продукции для личного обогащения. Митрополит Кирилл назвал публикации «совершенно конкретным политическим заказом».

Внутри Церкви в 1990-е подвергается критике со стороны консервативного крыла Русской Православной Церкви за церковный модернизм и экуменизм (движение за сотрудничество и взаимодействие всех христианских конфессий). Митрополит Кирилл - поборник модернизации России и в общественно-экономической сфере. Вот его характерное высказывание: «Существует ли у России на нынешнем этапе ее исторического развития альтернатива модернизации? Ответ представляется однозначным: «Нет!» Только модернизация страны может решить скопившиеся социальные и экономические проблемы общества. Потребность в ней вырастает из самой народной среды. Ожидание лучшей жизни, можно сказать, накалено до предела. Кажется, что, если не произойдет заметных сдвигов в этом направлении, то в обозримом будущем случится какой-то надрыв в народной воле. По данным минувшего года, ниже официального прожиточного уровня жили около 20 процентов россиян. Это значит, что у значительной части нашего общества нет материального достатка, позволяющего достойно питаться, одеваться, обзаводиться жильем, растить детей, иметь доступ к высококачественному образованию, здравоохранению, отдыху, культуре, средствам коммуникации. В России по-прежнему нет среднего класса, который бы охватывал большинство граждан. Сохраняется серьезный разрыв по уровню доходов между городом и деревней. В результате происходит отток остатков сельскохозяйственного населения в города и еще большее запустение российской деревни. К низкому уровню жизни добавляются периодические сбои коммунальных систем, плохое качество дорог, проблемы с общественным транспортом, плохое состояние общественных зданий, ухудшение окружающей среды». С другой стороны митрополита Кирилла отличает позиция просвещённого патриота и поборника традиционных ценностей. В светской прессе его именуют «лидером российской неоконсервативной мысли», реставратором идеи Москва — Третий Рим. В наши дни, в немалой степени благодаря Патриарху Кириллу, Церковь зачастую остается единственным сдерживающим фактором в жестком противостоянии интересов различных слоев расколовшегося общества.

 

Расстрел православного священника

20 ноября 2009 года скончался от ран, расстрелянный прямо в храме иерей Даниил Сысоев (род. 12 января 1974 года) — священник Русской православной церкви, настоятель московского храма святого апостола Фомы на Кантемировской, известный православный миссионер.

Расстрел православного священника

20 ноября 2009 года скончался от ран, расстрелянный прямо в храме иерей Даниил Сысоев (род. 12 января 1974 года) — священник Русской православной церкви, настоятель московского храма святого апостола Фомы на Кантемировской, известный православный миссионер.

По собственным словам Сысоева, он был «наполовину русский, наполовину татарин». Прадед по материнской линии служил мусульманским муллой.

Еще с ранней молодости, учась в Московской духовной семинарии, он проникся горячим убеждением, что только Православие содержит спасительную истину. В 2003 году организовал самостоятельную приходскую общину в районе метро Кантемировская, и получив в ноябре 2003 года, благословение Святейшего Патриарха Алексия II, приступил к строительству нового храма на территории Южного административного округа города Москвы. В ноябре 2006 года был возведён временный деревянный храм, престол которого освящён в честь апостола Фомы. При храме апостола Фомы, где он настоятельствовал, развивалось миссионерское движение, включавшее в себя курсы подготовки православных «уличных миссионеров», задачей которых стало привлечение людей к православному вероучению посредством обращения к прохожим на улице.

С 2007 по 2009 годы возглавлял несколько поездок миссионерской группы по селениям Киргизии, Татарстана, Македонии, во время которых, в частности, занимался проповедью православия мусульманам.
19 ноября 2009 года батюшка был смертельно ранен в храме апостола Фомы двумя выстрелами из пистолета (по другим данным, выстрелов было четыре). Убийца ("нерусский", как отмечено очевидцами по "характерному акценту"), скрыл лицо медицинской маской. Даниил Сысоев скончался на операционном столе в 0:15 20 ноября.

16 марта 2010 года представитель СКП РФ Владимир Маркин сообщил, что 1 декабря 2009 года сотрудники правоохранительных органов застрелили при задержании в Махачкале оказавшего вооруженное сопротивление уроженца Киргизии Бексултана Карыбекова и изъяли у него пистолет, из которого, согласно заявлению СКП, в ноябре 2009 года был убит Даниил Сысоев. В тот же день глава пресс-службы Патриархии Владимир Вигилянский заявил: «Мы, конечно, испытываем удовлетворение относительного того, что есть некая ясность, связанная с этим громким преступлением. Однако у меня есть некоторые сомнения относительно того, что полностью раскрыто убийство отца Даниила». На следующий день сообщалось, со ссылкой на слова матери Карыбекова, мнение журналистов Киргизии, что убитый 1 декабря 2009 года на посту в Махачкале мог не быть Бексултаном Карыбековым. По мнению главы компании «Ваш финансовый попечитель» Василия Бойко, который установил вознаграждение, «на данный момент нет никаких доказательств — ни документальных, ни каких-либо ещё — о том, что найден убийца Сысоева».

 

Генерал Михаил Драгомиров

20 ноября 1830 года родился Михаил Иванович Драгомиров, генерал от инфантерии, кавалер Ордена святого апостола Андрея Первозванного.

Генерал Михаил Драгомиров

20 ноября 1830 года родился Михаил Иванович Драгомиров, генерал от инфантерии, кавалер Ордена святого апостола Андрея Первозванного.

Вошел в историю как мудрый мыслитель не только военного, но и общегражданского значения

Драгомиров в 19 лет начал службу в лейб-гвардии Семеновском полку прапорщиком. В 1856 окончил с золотой медалью Академию Генерального штаба. Во время австро-итало-французской войны 1859 года и австро-прусской войны 1866 года находился на театре боевых действий в качестве военного наблюдателя. В 1863-1869 занимал должность профессора тактики Академии Генерального штаба, читал курс военных наук великим князьям и наследнику престола. Во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов командовал дивизией, отличился при форсировании Дуная и при обороне Шипки, где был тяжело ранен. С 1888 года был начальником Академии Генерального штаба, в 1889-1903 годах командовал войсками Киевского военного округа. С 1857 активно стал публиковаться по вопросам военной и военно-исторической проблематики, приобрел огромный авторитет как неординарный военный теоретик, предлагавший оригинальную систему воспитания войск. Драгомиров как последователь суворовских принципов придавал решающее значение моральному фактору и считал, что главенствующая роль на войне принадлежит человеку, его воле и боевым качествам, называемым им "нравственной упругостью".

В повседневной жизни он был весел и остроумен. Известна история, приведенная генералом А.А. Игнатьевым в мемуарах, о телеграмме, посланной Драгомировым Александру III. Запамятовав день 30 августа (именины царя), генерал спохватился лишь 3 сентября и, чтобы выйти из положения, сочинил такой текст: «Третий день пьем здоровье вашего величества. Драгомиров». На что Александр III, сам, как известно, любивший выпить, ответил в том же духе: «Пора и кончить. Александр».

Общеизвестно и наставление Драгомирова офицерам, которое сегодня особо актуально: «Служить следует делу, а не вышестоящему начальнику».

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии