RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Фотосессия
3 февраля 2014 г.

Фотосессия "Луны-9"

Земляне впервые увидели иной мир!
Военно-полевые сборы кубанских казаков
10 июня 2017 г.

Военно-полевые сборы кубанских казаков

В начале июня 2017 года состоялись военно-полевые сборы Кавказского казачьего отдела Кубанского казачьего войска.
Женское мужество
7 марта 2016 г.

Женское мужество

Незадолго до праздника 8 Марта Президент России Владимир Путин подписал Указ о награждении медалью «За спасение погибавших» (посмертно) Вероники Андреевны Арефьевой и Татьяны Александровны Петуховой.
Стрелков не отступит!
10 июля 2014 г.

Стрелков не отступит!

Новороссия готовится к битве не на жизнь, а на смерть
Тайна гибели «Курска»
11 августа 2019 г.

Тайна гибели «Курска»

12 августа 2000 года страна потеряла эту славную атомную подводную лодку
Главная » Герои нашего времени » Гимн ядерному полигону

Гимн ядерному полигону

31 июля 1954 года Совет Министров СССР принял постановление о создании испытательного — ядерного полигона на Новой Земле. Через полтора месяца такой полигон с центром в Белушьей Губе уже начал работу.

Отмечаем эту дату публикацией воспоминаний академика РАН В. Н. Михайлова
Гимн ядерному полигону

Не раз мне приходилось делать ночные морские переходы из посёлка Белушья Губа в пролив Маточкин Шар. Моряки — особые люди. Традиции, заложенные ещё Петром Великим, северные военные моряки сохраняют и ныне. Всегда восхищался крутыми скалами и птичьими базарами береговой части островов. А Баренцево Море! Впервые прошёл по нему в декабре 1945 года из Мурманска в порт Петсамо при переезде в город Никель. Тогда был восьмибалльный шторм — поднимающиеся значительно выше палубы глыбы воды производили впечатление гигантского демона на фоне ночного неба, озарённого северным сиянием. Свинцово-синяя гладь Баренцева моря в тихую погоду всё-таки всегда ласкала глаз и как бы говорила, что только сильным людям по плечу преодолеть её пространство. В такие минуты вспоминаешь наших предков, архангелогородских мужиков, которые на самодельных судёнышках проводили своё промысловое лето.

Теперь, в своём московском рабочем кабинете, с тоской в сердце вспоминаю тех, кого вряд ли ещё раз встречу, и особенно тех, кого уже никогда не увижу. Это были прекрасные товарищи.

Штольня на Новой Земле! Вход в неё всегда напоминал о вечной мерзлоте — удивительно белые кристаллы воды и снега на слое грунта, казалось, ведут в царство вечности. Сколько же пришлось протопать по шпалам этих горизонтальных выработок в горах по берегам пролива Маточкин Шар, в конце которых устанавливались ядерные устройства, а вдоль всей штольни — диагностические приборы. Это многие сотни километров! Вы знаете, что такое абсолютно чёрное пространство? Я ощутил это, когда в глубине штольни вдруг отключалось освещение, тогда просто садился на рельсы и видел только огонек своей сигареты.

Здесь мне довелось познакомиться с удивительно сильными и приветливыми горняками из города Жёлтые Воды, что на Украине. Труд горнопроходчиков, особенно на работах по забивке штольни, после установки всех ядерных диагностических устройств, для локализации продуктов ядерного взрыва в утробе горы, — это труд, за который всегда буду снимать шляпу и кланяться до земли этим людям. А ведь это работа в условиях суровой Арктики!

...Никогда не забуду такой случай. Как обычно, мы готовили подземный ядерный взрыв. Шёл 1981 год. Радиационная обстановка после взрыва была нормальной, и мы сняли все диагностические результаты регистрации процессов развития и протекания взрыва. После анализа обнаружили, что около половины данных информации нет. Вот это сюрприз! Чрезвычайное происшествие, так как обычно потери составляли мизерное количество. При анализе ситуации мой коллега-теоретик и товарищ спросил, а не мог ли кто топором разрубить кабели информационной системы, идущие из штольни к регистраторам, находящимся в трейлере на расстоянии сотни метров от входа в штольню. Я ответил, что сам лично делал последний осмотр и прошёл по металлическим коробам, в которые укладываются обычно кабели от штольни к трейлерам. После этого последним покинул площадку с трейлерами. Всё было в порядке.

Но до чего же прозорлив мозг теоретика! После тщательного рассмотрения результатов измерений всех групп мы вышли на „партизан“. Оказывается, „подземные“ моряки, так мы в шутку называли личный состав Военно-Морского Флота полигона, всегда работающий вместе с нами, в этом опыте в целях отработки методики локализации продуктов взрыва самостоятельно установили сотни дымовых морских шашек-бидонов между двумя бетонными гермостенками в штольне для создания дымом от них противодавления вытекающему потоку радиоактивных продуктов взрыва. Да вот промашка вышла, поджог шашек провели по дистанционной команде раньше времени. И вытекающий горячий дымовой газ от шашек стал плавить наши кабели ещё до взрыва. Потом мы проверили это на микроэксперименте только с одной шашкой, и всё подтвердилось.

А ведь все мы сотни раз ходили мимо запретных деревянных дверей в штольне, где в дополнительных выработках были установлены сотни дымовых шашек. Я не обращал на эти двери никакого внимания, обычно так обустраивали горняки свои склады или бытовки с оборудованием. Как надо внимательно и осторожно относиться ко всему в штольне, здесь нет мелочей.
И каждый раз в короткие минуты отдыха, закрыв глаза, перебирал в голове все этапы и диагностические схемы, включая забивочный комплекс работ и данные геологических исследований состояния горного массива, — думал, всё ли правильно сделано, всё ли проверено. И только после этого спокойно, накоротко засыпал.

...Подземный ядерный взрыв: стоя на командном пункте в нескольких километрах от горы, вы сначала видите, как сделала вздох гора, а потом — будто с берега прыгнули в лодку, где твёрдое дно, а вас плавно качает. Как бывалый теоретик-испытатель, а это не сразу приходит, уже по этим признакам понимал, что сегодня разум человека проник ещё в одну тайну природы. Были и неудачи — когда природа-мать не хотела делиться своими тайнами и не прощала ошибок человеку.

Вообще говоря, физика — наука экспериментальная. Это мостик между двумя экспериментами. И не всегда, и не каждому удавалось построить красивый мост, по которому от одного эксперимента можно было твёрдо пройти к другому, в глубь неиссякаемых тайн природы. Редко, но бывало, когда гора после вздоха выдохнет вдоль штольни грозное облако смертельной радиации. И вот на этот случай правильно выбранная синоптическая ситуация должна обеспечить безопасность персонала на командном пункте и жителей островов, удалённых на сотни километров от места взрыва. В любом случае бригада по снятию диагностической информации о процессах ядерного взрыва должна вернуться к месту испытания в аппаратурные диагностические трейлеры. Иногда это можно было сделать спустя сутки после взрыва, но, как правило, через несколько часов, и всегда, когда радиационная обстановка в районе установки трейлеров была нормальной.

Однажды после такого исхода испытания я задержался на командном пункте, где вместе с руководителями службы радиационного контроля отслеживал растекание радиационного потока по местности. Обычно движение происходит в приземном слое по водостоку с гор, вдоль рек и долин. Медленно радиация продвигалась к командному пункту. Дозиметры, установленные в тундре, чётко отслеживали этот фронт движения. На командном пункте почувствовали запах сероводорода — это под действием взрыва разлагаются кристаллы пирита, а их здесь в породе великое множество. Мы втроём вышли из трейлера. Командный пункт был пуст, а до этого здесь находились несколько сотен человек. Вдали увидели полевой автобус, который на большой скорости мчался по дороге к причалу, где нас ожидал сторожевой корабль.

К сожалению, в такой ситуации командование и персонал полигона оказались не на высоте. Забыв про нас, бросив всё, включая личные вещи, на вертолётной площадке, в панике они кинулись убегать, кто к вертолётам, кто к пирсу, где стоял сторожевой военный корабль, хотя уровень радиации на КП был ещё достаточно низок для профессиональных работников. Мы подошли к своему джипу (ГАЗ-69) и тронулись тоже к причалу. И здесь я увидел, как к нам бегут щенята с собакой, которые жили под домиком на КП. Мохнатые и милые малыши, а впереди них мама. На севере живут прекрасные собаки, они беззаветно любят людей и вместе с ними приходят на новое место и вместе уходят. Собаки очень чувствуют необычную ситуацию. Вообще о новоземельских собаках, особенно с ядерного полигона, этих верных спутниках нашей кочевой жизни, можно написать много замечательных слов. Мы остановились, и вся лохматая семья моментально оказалась у меня в ногах. Их преданные глаза смотрели на меня с любовью. Вот это любовь!

...Особенно запомнилась наиболее сложная и трудная подготовка подземного ядерного испытания в чреве горы Чёрная, названной так по её тёмно-синему цвету даже в ясную солнечную погоду. Гора находится выше по реке Шумилихе, в десяти километрах от посёлка Северный. Геологи говорили, что грунт этой горы составляет мёрзлый глинозём с большим количеством кристаллов пирита. Устье штольни выходило к реке Шумилихе, что несёт свои воды от ледников гор в пролив Маточкин Шар. Обычно спокойная и сравнительно мелкая, так что можно пересечь её на газике-джипе, после обильных дождей, когда идёт интенсивное таяние ледников, она неузнаваемо меняет свой нрав. Бурный поток в несколько метров глубиной с рёвом и брызгами всё сносит на своём пути, и нет силы, способной преодолеть её 100-200-метровую ширину. В это время Шумилиха всегда доставляла нам много хлопот: то порвёт трассу кабелей, проложенных от штольни к командному пункту, то полностью заблокирует доставку бетона, срывая график забивочных работ в штольне перед опытом. Только потом, в конце концов, были построены мосты и укреплена дорога вдоль реки, но это было уже в середине восьмидесятых годов. Пока же были одни трудности.

Однажды мы с Колей Логуновым возвращались в посёлок уже после спада бурливого потока в Шумилихе и, несмотря на знание места переправы, попали в глубокую яму на дне реки, так что нам пришлось взобраться на брезентовый тент кузова газика. Бурный поток ледяной воды вымыл на дне такую яму, что из воды торчала только крыша газика, на которой мы и обосновались, с тревогой посматривая по сторонам. В такое время машины редко ездили по этому маршруту, и нас не на шутку охватило беспокойство. Поток подмывал наш газик, и он стал медленно давать крен. До пролива от нас было совсем близко и купание в ледяной воде, да ещё при таком течении, ничего хорошего нам не сулило. И на этот раз судьба преподнесла нам подарок: вскоре нас заметил шофёр проезжавшего невдалеке КрАЗа — мощного грузовика с тремя ведущими осями колес, которому и море было по колено.

Но это было не последнее испытание на этом опыте. Название своё гора оправдала и дальше. Во время подготовки эксперимента вертолёт, который обычно облетал гору и если позволял профиль вершины, то там и садился (для установки датчиков регистрации начала возможного выхода радиоактивных газов с поверхности горы), при посадке на неё в этот раз рухнул метров с двадцати в ложбину на плоской вершине. Лётчики потом объяснили, что на высоте вершины горы они обнаружили сильное течение воздуха вдоль её поверхности, но для подъёма было уже поздно. К счастью, всё обошлось ушибами, и многие из нас наблюдали, как вертолётчики с трудом спускались с шестисотметровой высоты. Падение вертолёта не было видно, и мы все были удивлены, приняв спускавшихся с отвесных скал людей за туристов, и только когда они, окровавленные, подошли к нам, мы осознали всю трагедию, разыгравшуюся там на высоте. Я отдал лётчикам свой газик, и он отвёз их в посёлок. Долго мы стояли у устья штольни и смотрели вверх: что ещё преподнесёт нам Чёрная?

Подготовка к эксперименту проходила своим порядком. После долгих анализов мы решили установить трейлеры с регистрирующей аппаратурой на расстоянии около полутора километров от устья штольни. Это было нетрадиционное решение, обычно аппаратурные трейлеры устанавливались на расстоянии сотни метров от входа в штольню. Но уж очень отвесный был склон горы у устья этой штольни. Трейлеры переправили через долину, где весной и после дождя протекала безымянная речка-ручеёк, и разместили на склоне противоположного горного массива. Пришлось удлинить кабельные трассы для передачи сигналов от датчиков, установленных в штольне, к регистрирующей аппаратуре, а это всё затраты, и немалые, но безопасность результатов регистрации очень важна — уж что-то тревожное было в этой отвесной скале у устья штольни.

Кстати, на склоне той горной цепи, где были установлены трейлеры, есть чудесное место: поляна тёмно-зелёного, изумрудного мха с изумительно ровной поверхностью, а рядом внизу, на глубине десяти метров, пробившая себе через отвесные скалы дорогу речка Водопадная, что берёт начало с ближайшего голубого ледника и через каскады небольших водопадов со звонким переливом скатывается в долину. В центре поляны сохранились останки жилища и мастерской норвежских поселенцев конца ХIХ столетия. Мы любили отдыхать на этой поляне. Здесь было прекрасно, и абсолютную тишину нарушал только шум водопадов кристально чистой воды. Девятнадцатое и двадцатое столетия — что за короткий миг в истории нашей земли! И как-то странно было ощущать, что где-то рядом за небольшим перевалом идёт интенсивная работа по подготовке подземного ядерного испытания и достижение человеческой мысли вступает в противоборство с природой. Даст ли природа на этот раз познать частицу её бескрайней тайны? Человек постиг и разбудил колоссальную энергию природы. Пройдёт время, и не ядерное оружие будет определять лицо нашей планеты, а грандиозные тепловые и энергетические источники, которые позволят Человеку вырваться из объятий Солнечной системы в космическую даль для поиска себе подобных, а может и иных форм жизни. Тогда и вспомнят уже безымянных первых испытателей, проникших в сокровенные тайны энергии материи.

А пока всё было готово к проведению подземного ядерного взрыва в горе Чёрная. Командный пункт располагался на небольшой высотке вблизи пролива, километрах в десяти от горы Чёрная. С него была видна только верхняя часть горы, где были размещены ядерные заряды. Оборудован он был очень скромно: несколько деревянных одноэтажных бараков с установленными на них антеннами системы управления и контроля подрыва ядерных устройств, столовая и небольшая угольная котельная. Тут же была размеченная с помощью обычных красных флажков и взлётно-посадочная площадка для нескольких вертолётов, которые в случае любого нестандартного исхода взрыва могли бы быстро перебросить членов Государственной комиссии и всех испытателей с высоты в Белушку или другое безопасное место. Здесь же располагался и вертолёт-разведчик. Поднимаясь в воздух как обычно до взрыва, он вёл радиационную и визуальную разведку в районе горы Чёрная до и после взрыва.

Пришел долгожданный для проведения опыта циклон. Москва, по складывающейся синоптической обстановке, дала добро на взрыв, а последняя консультация прошла за несколько часов до часа „Ч“. Все замерли, только из фургона подрыва по радио громким и твердым голосом отсчитывали остающиеся до взрыва секунды …три, две, одна, ноль. И в абсолютно мёртвой тишине мы увидели, как часть горы Чёрная медленно опускается, правильнее сказать, ползёт вниз. Земля под ногами закачалась, и только потом до нас донёсся глухой, как стон земли, гул. С гордостью я ощущал эти колебания земли: и сегодня я вырвал частицу тайны, я победил, спасибо тебе, природа-матушка, ты дала мне такую возможность! Эта была гордость настоящего мужчины, познающего мир, а не прожигающего жизнь в ночных столичных клубах и кабаках.

О Боже, что же мы увидели дальше! Над горой поднялись вверх на высоту нескольких километров три свечи белого радиоактивного пара, как будто злой дух вознёсся в небо. А лавина из мёрзлого грунта в пятьдесят миллионов кубических метров, шириной около полукилометра и высотой этак метров шестьдесят, как цунами, прошла всю долину, снесла наши трейлеры и взобралась на противоположное предгорье. Потом, когда смотрели фильм, снятый вертолётом-разведчиком, мы с затаённым дыханием несколько раз повторяли эти кадры, где передвижные электростанции, стоявшие несколько в стороне от наших трейлеров, вспыхивали как спички, когда лавина накрывала их. Трейлеры всплыли в этой невероятной смеси грунта со льдом и опрокинутые были выброшены лавиной на её край. Их слоёные корпуса из алюминия и пенопласта были во многих местах разорваны. Когда спустя два часа после взрыва мы вернулись на место их стоянки, то увидели всё это своими глазами. Я мигом пролез через рваное отверстие в один из них, и радости моей не было конца — внутренности трейлера не пострадали, и вся система регистрации сработала по заданной программе задолго до прихода лавины. Информация была получена полностью. Вот так гора Чёрная выпустила злого духа вверх, куда от штольни гонит ветер облака. Мы молча смотрели в небо — жаль ту голубую даль, куда плывут они в объятиях циклона и где радиоактивный выход в течение трёх суток будет контролироваться самолётом „Ан-24“, специально оборудованным системой воздухозабора и обработки данных по радиоактивным изотопам. С грустью мы смотрели на искажённый облик долины. На следующий год перед завалом образовалось неглубокое озеро, а ручей пробил-таки себе дорогу из-под завала.

И сегодня, бывая с инспекцией на проливе, всегда прихожу к этому завалу, как будто вновь и вновь возвращаюсь в свою молодость, вспоминаю друзей и обычные будни суровой, но счастливой жизни здесь на протяжении двух десятков лет, каждые лето и осень. Я каждый год скучаю по Новой Земле. До новых встреч, труженики Арктики!

В.Н.Михайлов
31 июля 2020 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
21 октября
среда
2020

В этот день:

Черноморский судостроительный завод

21 октября 1897 года в Николаеве начал работать Черноморский судостроительный завод - один из крупнейших заводов Российской Империи, а затем и СССР, который занимался строительством в основном боевых кораблей.

Черноморский судостроительный завод

21 октября 1897 года в Николаеве начал работать Черноморский судостроительный завод - один из крупнейших заводов Российской Империи, а затем и СССР, который занимался строительством в основном боевых кораблей.

Крейсера, линкоры, тяжелые авианесущие крейсера, атомные авианосцы — вот далеко не полный перечень его продукции. Но после 1991 года все это для «демократов» оказалось ненужным. Были порезаны на стапелях и проданы на металлолом в Китай практически готовые авианосцы. Судостроительные площади стали сдаваться в аренду, специалисты разбежались, кое-что делается сегодня по мелким иностранным заказам при загрузке предприятия лишь до 5 процентов былых мощностей.

 

Корабельный самолет «КОР-2»

21 октября 1940 года состоялся первый полёт корабельного самолёта «КОР-2» конструкции Г. М. Бериева.

Корабельный самолет «КОР-2»

21 октября 1940 года состоялся первый полёт корабельного самолёта «КОР-2» конструкции Г. М. Бериева.

Это - палубная катапультная летающая лодка (ближний морской разведчик), разработанная в ОКБ под руководством Г. М. Бериева. Во время Великой Отечественной войны выпускался малыми сериями.

Вооружение состояло из одной неподвижной установки пулемета ШКАС (7,62 мм) в носовой части лодки и пулемета ШКАС на турели типа МВ-5, расположенной в средней части лодки. Самолет мог нести четыре бомбы весом до 200 кг. Основным назначением КОР-2 была ближняя морская разведка, корректировка артиллерийского огня корабельной и береговой артиллерии, охрана тяжелых боевых кораблей от подводных лодок противника, противолодочный поиск, а также борьба с небольшими боевыми кораблями и катерами.

 

Первый спутник Венеры

21 октября 1975 года автоматическая межпланетная станция «Венера-9» стала первым искусственным спутником Венеры. На следующий день спускаемый аппарат совершил мягкую посадку на поверхность планеты. Была произведена первая в мире съемка панорамы поверхности Венеры.

Конструктор тяжелых танков

21 октября 1979 года скончался Жозеф Яковлевич Котин (р. 1908), конструктор тяжёлых танков ИС, КВ, трактора К-700, генерал-полковник инженерно-технической службы, доктор технических наук, Герой Социалистического Труда.

Конструктор тяжелых танков

21 октября 1979 года скончался Жозеф Яковлевич Котин (р. 1908), конструктор тяжёлых танков ИС, КВ, трактора К-700, генерал-полковник инженерно-технической службы, доктор технических наук, Герой Социалистического Труда.

В 1941—1943 годах — заместитель наркома танковой промышленности СССР, главный конструктор Челябинского тракторного завода. Котин является одним из создателей знаменитого тяжелого танка периода второй мировой войны — ИС-2 со 122-миллиметровой пушкой Д-25Т. В период 1943-1944 гг. под руководством Котина на базе танков КВ-1С и ИС были созданы самоходные артиллерийские установки СУ-152, ИСУ-152, ИСУ-122. За годы войны на Челябинском тракторном заводе было выпущено 18 тысяч танков и самоходных установок.

В послевоенные годы Котин вернулся в Ленинград, где руководил разработкой тяжёлого танка ИС-4 (1947), плавающего танка ПТ-76 (1951), тяжёлого танка Т-10 (1953), плавающего бронетранспортёра БТР-50П (на базе танка ПТ-76), а также трелёвочного КТ-12 (1948) и колёсного К-700 (1963) тракторов и др.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии