RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Россия не угрожает США, но...
26 ноября 2014 г.

Россия не угрожает США, но...

Мы напоминаем, что готовы отразить любую агрессию со стороны наших американских «друзей»
Опасность «второго Афгана»
3 октября 2015 г.

Опасность «второго Афгана»

Молниеносный «сирийский дебют» Владимира Путина ошарашил не только исламских террористов, но и их покровителей в Вашингтоне
Витязи глубин
19 марта 2016 г.

Витязи глубин

19 марта в России отмечается День моряка-подводника.
Настоящие русские парни
23 мая 2017 г.

Настоящие русские парни

23 мая 1977 года родился и 23 мая 1996 года был растерзан чеченскими бандитами рядовой Евгений Родионов со товарищи
Гроза америкосов Су-27
20 мая 2014 г.

Гроза америкосов Су-27

20 мая 1977 года состоялся первый полет советского истребителя четвертого поколения, который до сих пор является непревзойденным в своем классе
Главная » Герои нашего времени » Аварийное приводнение

Аварийное приводнение

Как космонавт Владимир Рождественский стал «адмиралом Тенгизским»

75 лет назад родился космонавт СССР Владимир Ильич Рождественский. Он был единственным военным моряком в Отряде космонавтов (окончил Военно-морское училище). И единственным советским космонавтов, который (с напарником) из космоса приводнился.
Аварийное приводнение

Целью запуска космического корабля «Союз-23» являлось продолжение научно-технических исследований и экспериментов на орбитальной научной станции «Салют-5», начатых в июле 1976 года при совместном полёте корабля «Союз-21» и орбитальной станции «Салют-5».

Этот полет оказался в определенном смысле сенсационным. Из-за технических неполадок он был прекращен раньше намеченного срока. Аварийное приземление было нештатным: спускаемый аппарат космического корабля «Союз-23» с космонавтами Вячеславом Зудовым и Валерием Рождественским угодил в озеро Тенгиз. Это было первое и единственное в нашей стране приводнение из космоса. Чрезвычайное событие долгие годы оставалось закрытым для журналистов. А мне посчастливилось быть свидетелем спасательной операции.

В те годы я служил на Каспийской флотилии. Там была создана специальная аварийно-спасательная группа на случай приземления космических кораблей в нашей зоне ответственности. Дело в том, что через Каспий и Аральское озеро проходила одна из полос аварийной посадки. В группу входили парашютисты, аквалангисты, боевые пловцы.

16 октября группу подняли по тревоге. Накануне было опубликовано заявление ТАСС: «…15 октября в 21 час 58 минут корабль «Союз-23» был переведен в режим автоматического сближения со станцией «Салют-5». Из-за нерасчетного режима работы системы управления сближением корабля стыковка со станцией «Салют-5» была отменена. Экипаж завершает полет и готовится к возвращению на Землю…» Это дало повод нашему командованию держать группу в готовности: а вдруг сядут на нашем участке! И точно: уже в вертолёте нам сообщили, что космонавты приводнились в озеро Тенгиз.

Позже космонавт Вячеслав Зудов вспоминал: « Мы сначала даже и не поняли, что уже приземлились… в смысле — припланетились… Так мягко прошла посадка. Когда же открыли одно из дыхательных отверстий, обнаружили воду. Откуда? Связь работала нормально, и с борта поискового самолета скоро сообщили, что мы приводнились в озеро Тенгиз. Признаюсь, раньше я и слыхом не слыхивал про этот водоем, но оказалось, что угодили мы не в какую-то степную лужу — озеро Тенгиз было в числе пятнадцати крупнейших озер страны. В одном ряду с ним Балхаш, Иссык-Куль и даже Байкал. Это в официальных отчетах тогда так излагалось: «Спускаемый аппарат «Союза-23» точно приводнился…» На самом же деле, проскочив расчетную точку, аппарат плюхнулся в самую середину озера. Раскаленный в плотных слоях атмосферы, он поднял фонтаны брызг и пара. Эффектно, наверное, со стороны выглядело, но нам в то время было совсем не до зрелищ. Неожиданно сработала запасная парашютная система: это соленая вода Тенгиза по металлическим капиллярам проникла в мембранные коробочки и замкнула контактное реле. Над озером на мгновение возник огромный купол (его площадь более пятисот квадратных метров) и, опадая в холодную воду Тенгиза, парашют потянул за собой спускаемый аппарат. Мы внутри «кастрюльки» оказались под отрицательным углом. Проще говоря, «вверх ногами».

Основная поисковая группа находилась в Аркалыке, где планировалось совершать приземление, а наша каспийская группа всего в нескольких десятков километров от приводнившихся космонавтов. Прилетели быстро, но добраться до спускаемого аппарата было сложно.

Валерий Рождественский позже вспоминал: « Прошел час, второй, третий… Никто не торопился извлекать нас из спускаемого аппарата. А ведь жизнеобеспечение в нем давным-давно закончилось, и холод внутри был собачий. Мы со Славой Зудовым чувствовали себя кильками в консервной банке, которую по ошибке засунули в морозильную камеру. Ближе к утру мы эти свои ощущения стали выдавать в эфир открытым текстом».

К этому времени мы вышли в точку, где находился спускаемый аппарат, и обнаружили его визуально. Сбросили в воду, а вернее, на проломленный лёд аквалангистов. Опытнейшие пилоты Николай Кондратьев и Олег Нефедов зависли на вертолете над аппаратом и опустили трос, способный выдержать многотонную тяжесть. Аквалангисты завели его в специальный коуш. И начался этот удивительный полёт! Вертолёт тащил космический аппарат по мелководному озеру - где волоком, где в режиме «висячки». За это время на берегу собрались не только официальные представители и спасатели, но и местные жители. Они притащили из близлежащего поселка флягу с самогоном, но сами употреблять не торопились: «Это для космонавтов, замерзли, бедолаги…»

И вот наконец-то спускаемый аппарат с космонавтами на берегу. Громовым «ура» мы встретили на земле действительно замерзших и измученных ребят! Больше десяти часов провели они в спускаемом аппарате вниз головой в полной неизвестности об исходе операции по их спасению.

Сергей Турченко
13 февраля 2014 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
26 мая
суббота
2018

В этот день:

Барклай-де-Толли – русский полководец

26 мая 1818 года скончался Михаил Богданович БАРКЛАЙ-ДЕ-ТОЛЛИ, русский полководец, герой Отечественной войны 1812 года.

Барклай-де-Толли – русский полководец

26 мая 1818 года скончался Михаил Богданович БАРКЛАЙ-ДЕ-ТОЛЛИ, русский полководец, герой Отечественной войны 1812 года.

По крови он был шотландцем, по духу — русским потомственным воином, дед которого служил бургомистром в Риге, а отец - при Екатерине II в войсках. С 15 лет Барклай тоже оказался на военной службе, которой посвятил всю жизнь.

Отечественную войну 1812 года он встретил командующим армией. Отличался стратегическим талантом, сочетавшимся с выдержкой и разумной храбростью. После Бородинской битвы, во время которой явил редкий пример самоотвержения, на совете в Филях Барклай первым подал голос в пользу отступления без боя: «Горестно оставить столицу, но если мы не лишимся мужества и будем деятельны, то овладение Москвою приготовит гибель Наполеону».

После победы в Отечественной войне Барклай-де-Толли вновь проявил свой талант полководца во время Заграничного похода в битвах при Кульме и Лейпциге, взятии Парижа. Он стал полным Георгиевским кавалером, генерал-фельдмаршалом, возведен в княжеское достоинство, отмечен высшими наградами европейских государств. Его любили в войсках за справедливость, беспристрастие, ласковое и кроткое обращение. Но старые раны дали о себе знать, и в возрасте 56 лет он скончался, не оставляя службы.

 

Подвиг брига «Меркурий»

26 мая 1829 года 18-пушечный русский бриг «Меркурий» под командованием капитан-лейтенанта А. И. КАЗАРСКОГО был настигнут в море двумя турецкими линейными кораблями, имевшими на борту 184 орудия.

Подвиг брига «Меркурий»

26 мая 1829 года 18-пушечный русский бриг «Меркурий» под командованием капитан-лейтенанта А. И. КАЗАРСКОГО был настигнут в море двумя турецкими линейными кораблями, имевшими на борту 184 орудия.

Экипаж принял решение в плен не сдаваться, а вступить в бой. Отчаянная храбрость победила. Турки были посрамлены.

 

Во время крейсерства русских кораблей (Русско-турецкая война (1828-1829 гг.) — фрегата «Штандарт», бригов «Орфей» и «Меркурий» — на траверзе Пендераклии на горизонте появилась турецкая эскадра, значительно превосходящая по силам наш отряд. Никакой необходимости принимать неравный бой не было, поэтому командир «Штандарта» капитан-лейтенант Павел Яковлевич Сахновский дал сигнал «Взять курс, при котором судно имеет наилучший ход». Выполняя эту команду, «Меркурий» несколько отстал, поскольку обладал худшими ходовыми качествами, чем «Штандарт» и «Орфей». Впоследствии ему не удалось уйти от погони: наш бриг настигли турецкие линейные корабли - 110-пушечный «Селимие» и 74-пушечный «Реал-бей». На одном из них находился адмирал (капудан-паша) турецкого флота, а другой шёл под вымпелом контр-адмирала.

Собрав офицеров, командир «Меркурия», по давней флотской традиции, сначала обратился к самому младшему по званию (чтобы не давить авторитетом) с вопросом о дальнейших действиях: принять бой означало наверняка погибнуть, сдаться в плен — потерять честь. Штурманский поручик Иван Петрович Прокофьев предложил вступить в сражение с врагом, а когда будет сбит рангоут, откроется сильная течь или бриг будет лишён возможности сопротивляться, взорвать «Меркурий», сцепившись с одним из неприятельских кораблей. Старшие офицеры единодушно приняли это предложение. Капитан-лейтенант Казарский положил заряженный пистолет на шпиль перед входом в пороховой склад (чтобы при необоходимости выстрелом взорвать погреб). Кормовой флаг, чтобы тот ни при каких обстоятельствах не спустился, прибили к гафелю.

Приблизившись на расстояние выстрела, турки открыли ураганный, но мало прицельный огонь. Казарский в свою очередь запретил артиллеристам стрелять, что вызвало замешательство команды. Командир брига крикнул: «Не будем, ребята, зря тратить снаряды. А турки - пускай пугают - они везут нам Георгия…»

В конце концов, когда пришла пора действовать, Казарский приказал открыть огонь из ретирадных пушек (кормовые орудия, стрелявшие из порта в корме при уходе от противника). И сам стал к орудию, чтобы не отвлекать матрсов от весел.

Тем не менее вскоре бриг оказался зажатым между двумя вражескими линкорами. С «Селимие» закричали по-русски: «Сдавайся, убирай паруса!». В ответ на бриге раздалось дружное «ура». Русские моряки открыли огонь из всех орудий и ружей. В результате уже готовые к штурму абордажные команды посыпались с марсов и реев. Помимо ядер в бриг летели книппели (спецснаряды для разрыва парусов) и брандскугели (зажигательные ядра).

На бриге трижды возникали пожары, которые были ликвидированы.

Ответным огнем канонира Ивана Лисенко удалось повредить такелаж «Селимие», из-за чего линкор отстал для ремонта. Вскоре было нанесено серьёзное повреждение и «Реал-бею», в результате которого тот лишился возможности маневрировать.

В результате боя «Меркурий» потерял убитыми 4 человека, ранеными 6, сам Казарский получил контузию головы.

Победа маленького брига в бою с двумя огромными линкорами была настолько невообразимой, что далеко не все были способны в нее поверить. Например, английский историк Ф. Джейн писал: «Совершенно невозможно допустить, чтобы такое маленькое судно, как „Меркурий“, вывело из строя два линейных корабля».

Орднако факт остается фактом. И это подтверждают сами враги. Например, штурман «Реал-бея» так описал бой: "Во вторник с рассветом, приближаясь к Босфору, мы приметили три русских судна. Мы погнались за ними, но догнать могли только один бриг. Корабль капудан-паши и наш открыли тогда сильный огонь… Неслыханное дело! Мы не могли заставить его сдаться. Он дрался, отступая и маневрируя по всем правилам морской науки так искусно, что стыдно сказать: мы прекратили сражение, а он со славою продолжал свой путь... Ежели в великих деяниях древних и наших времён находятся подвиги храбрости, то сей поступок должен все оные помрачить, и имя сего героя достойно быть начертано золотыми литерами на храме Славы: он называется капитан-лейтенант Казарский, а бриг — «Меркурий».

За этот подвиг бриг «Меркурий» был награждён кормовым Георгиевским флагом и вымпелом. Капитан-лейтенант Казарский и штурманский поручик Прокофьев удостоились ордена Святого Георгия IV класса, остальные офицеры — ордена Святого Владимира IV степени с бантом, нижние чины — знаки отличия военного ордена. Все офицеры были произведены в следующие чины и получили право добавить на свои фамильные гербы изображение тульского пистолета, выстрелом которого предполагалось взорвать порох в погребе в том случае, если бриг потеряет возможность сопротивляться.

 

Коронация Николая-II

26 мая 1896 года в Москве был коронован последний русский император НИКОЛАЙ II.

Родился летчик Байдуков

26 мая 1907 года родился Георгий Филиппович БАЙДУКОВ (умер 28.12.1994), летчик, Герой Советского Союза, член экипажа В. П. ЧКАЛОВА, совершившего беспосадочный перелет Москва — Северный полюс — США.

Гибель генерала Костенко

26 мая 1942 года погиб в бою Федор Яковлевич КОСТЕНКО, советский военачальник, генерал-лейтенант, командующий 26-й армией, заместитель командующего Юго-Западным фронтом.

Гибель генерала Костенко

26 мая 1942 года погиб в бою Федор Яковлевич КОСТЕНКО, советский военачальник, генерал-лейтенант, командующий 26-й армией, заместитель командующего Юго-Западным фронтом.

Он встретил Великую Отечественную войну в должности командующего 26-й армии Киевского Особого военного округа. Летом 1941 года армия вела тяжелые оборонительные бои, а в сентябре Костенко стал заместителем командующего Юго-Западным фронтом. Отличился во время контрнаступления под Москвой, освобождал Ливны, Елец. Погиб в окружении, когда неудачей закончилась Харьковская операция советских войск. Г.К. Жуков о нем вспоминал: «Великая Отечественная война застала Ф. Я. Костенко в должности командующего 26-й армией, защищавшей наши государственные границы на Украине. Под его командованием части и соединения этой армии дрались столь упорно, что, неся колоссальные потери, фашистские войска так и не смогли в первые дни прорваться в глубь Украины. К большому сожалению, Федору Яковлевичу Костенко не посчастливилось дожить до наших дней. Он пал смертью героя в ожесточенном сражении на харьковском направлении, будучи заместителем командующего Юго-Западным фронтом. Вместе с ним погиб его любимый старший сын Петр. Петра Костенко нельзя было не любить. Помнится, еще совсем мальчиком Петр изучал военное дело, особенно нравились ему верховая езда и рубка. Федор Яковлевич гордился сыном, надеялся, что из Петра выйдет достойный командир-кавалерист, и не ошибся".

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии