RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Схватка с воздушными террористами
12 декабря 2014 г.

Схватка с воздушными террористами

Бывший штурман Тбилисского авиаотряда Герой Советского Союза Владимир Гасоян рассказал нашему корреспонденту о трагедии, случившейся 30 с лишним лет назад в небе над столицей Грузии
Женское мужество
7 марта 2016 г.

Женское мужество

Незадолго до праздника 8 Марта Президент России Владимир Путин подписал Указ о награждении медалью «За спасение погибавших» (посмертно) Вероники Андреевны Арефьевой и Татьяны Александровны Петуховой.
Буденновск: героизм и предательство
17 июня 2020 г.

Буденновск: героизм и предательство

17 июня 1995 года, в 05.00, начался штурм больницы, захваченной чеченскими бандитами в Буденновске
Со 100-летием Советской Армии и ВМФ!
23 февраля 2018 г.

Со 100-летием Советской Армии и ВМФ!

Российский героический календарь и его читателей поздравили наши авторы и друзья
Главный генерал Советского Союза
16 января 2014 г.

Главный генерал Советского Союза

16 января – 80 лет со дня рождения Василия Семеновича Ланового
Главная » Герои нашего времени » Персидский поход

Персидский поход

7. «СТОЙКИЙ» СПЕШИТ НА ПОМОЩЬ

…«Мэйдэй, мэйдэй, мэйдэй», — доносились сигналы бедствия из динамика радиостанции, настроенной на международный канал. Командир эсминца «Стойкий» капитан 3 ранга Михаил Юрьевич Волк, морщась, как от зубной боли, стоял на крыле ходового мостика и через бинокль всматривался в дымившийся в нескольких милях от нас греческий танкер. Минуту назад находившиеся на мостике моряки «Стойкого» оказались свидетелями еще одной трагедии, случившейся в Персидском заливе.

Танкер без охранения шел параллельным с эсминцем курсом. Вдруг со стороны близлежащего острова показались два катера. Это были небольшие дюралевые лодки с двумя подвесными моторами, вооруженные нестационарным безоткатным орудием. Катера на большой скорости подскочили к танкеру. Один из них лег в дрейф прямо по курсу судна. Над стволом орудия взметнулось голубоватое облачко дыма, через несколько секунд до нашего эсминца долетел резкий звук выстрела, и сразу за ним — приглушенный расстоянием грохот, лязг, треск рвущегося, сминаемого железа. В носовой части надстройки танкера появилось округлое, словно люк, отверстие, а с правого борта обшивка вздыбилась, кое-где разорвалась, свисая металлическими лепестками почти до палубы. Судно застопорило ход. В эфир понеслись сигналы бедствия. В это время второй катер, зайдя со стороны борта танкера, сделал еще два выстрела в район нефтяных танков. В небо потянулся шлейф аспидно-черного дыма, полыхнуло пламя.

Капитан 3 ранга опустил бинокль и скосил воспаленные от недосыпания глаза на радиостанцию. «Мэйдэй, мэйдэй», — хрипело из динамика. Темное от загара лицо командира корабля с массивным волевым подбородком словно закаменело. В тот миг оно выражало только одно: крайнюю степень напряжения чувств и мыслей. Что делать? Сейчас никто в целом мире, кроме него, не мог ответить на этот вопрос и взять на себя всю ответственность за принятое решение. Нужно спасать попавших в беду греческих моряков. Это однозначно. Однако «Стойкий» был не один. Рядом находились советские танкеры, защита которых должна быть обеспечена при любых обстоятельствах. И не было никакой гарантии, что КСИРы не нападут на них, как только эсминец пойдет на помощь греку. Колебания командира длились не больше минуты.

— Аварийно-спасательной группе в баркас. Баркас к спуску! — приказал он помощнику командира корабля капитан-лейтенанту Ф.Козлову и передал на охраняемые танкеры: застопорить ход, лечь в дрейф. На эсминце была сыграна боевая тревога для приведения всех средств в полную готовность к противоракетной, противокатерной, противовоздушной и другим видам обороны.

Когда баркас подошел к греческому танкеру, сюда уже спешило спасательное судно одной из стран Персидского залива. Капитан танкера поблагодарил советских моряков, но от помощи в тушении пожара отказался. Вскоре греческие моряки перебрались на подошедшее спасательное судно, а брошенный танкер остался гибнуть в волнах залива. Еще одна жертва прибавилась к более чем четыремстам, которые, по оценке зарубежных информационных агентств, были атакованы в этом регионе за время «танкерной войны».

К сожалению, есть пострадавшие и среди советских мирных судов. За период с сентября 1986 года два наших судна получили повреждения: танкер «Маршал Чуйков» подорвался на мине, теплоход «Иван Каратеев» был обстрелян неизвестным катером. Экипажи не пострадали. В первом случае встреча с «рогатой смертью» произошла в кувейстких территориальных водах, куда наши военные корабли не заходят. Во втором — нападение произошло в тот период, когда советское судно по причинам, не зависящим от ВМФ, шло самостоятельно. Теперь же практически ни один танкер и теплоход СССР не заходит в Персидский залив без сопровождения военного корабля.

Конечно, в связи с этим советским военным морякам приходится действовать в очень напряженном режиме, проявлять незаурядную стойкость, выдержку, мужество. Такие качества для человека в погонах являются профессиональными. И в сложной обстановке на них никогда не бывает дефицита.

Командир корабля всю ночь провел на мостике. Теперь обстановка плавания позволяла немного отдохнуть, и он спустился в каюту. На ходовую вахту заступил капитан-лейтенант С.Безверхний.

Стояла солнечная безветренная погода. Но горизонт размывало марево, поэтому видимость была невысокой. Не прошло и получаса после ухода с мостика командира, как сначала радиометрист, а затем и сигнальщики доложили об обнаружении двух быстроходных малоразмерных целей. Безверхний решил командира не будить (ведь он и так несколько суток почти без сна), а прояснить ситуацию самостоятельно. Катера были видны уже невооруженным глазом. Они двигались наперерез отряду. В соответствии с международным морским правом Безверхний запросил командиров катеров по радио о намерениях. Ответа не последовало. Ситуация осложнялась тем, что катера приближались к танкерам с незащищенной стороны, и эсминцу, чтобы встретить их, предстояло проскочить между идущими друг за другом судами. Старпом по радио предупредил капитанов наших судов о маневре и резко изменил курс. На мостике тут же появился капитан 3 ранга М.Волк (командирский сон чуток, малейший маневр не пройдет мимо внимания). «Стойкий» уже шел полным ходом навстречу катерам. И они отвернули.

— То, что не разбудили меня своевременно, — плохо, — упрекнул командир старпома, но не мог и не похвалить своего первого заместителя: — А решение приняли правильное, я бы действовал только так.

Взять на себя всю полноту ответственности… Сколько раз за время пребывания в Персидском заливе я убеждался в том, как быстро мужают наши военные моряки. Сама обстановка здесь, связанная с постоянным риском и огромным напряжением, заставляет людей быть собранными, находиться в постоянной повышенной готовности к принятию немедленных решений.

В Персидском заливе, как известно, советским военным морякам приходится действовать в условиях боевой обстановки, поэтому хочешь не хочешь, а ее законы распространяются на каждый корабль, судно, заходящие сюда. У тех советских военных моряков, которые первыми начали плавание в Персидском заливе, не было практически никакого опыта боевых действий в подобных условиях. Его накапливали по крупицам. Взять такой эпизод.

Морской тральщик «Курский комсомолец», доведя одно из советских судов до назначенного места, был вынужден срочно возвращаться назад, чтобы взять под защиту танкер, идущий на выход из Залива. Погода стояла исключительно жаркая. Сильно поднялась температура в машинном отделении. Это усугублялось высокой влажностью. Моряки мужественно переносили трудности, а вот техника электромеханической боевой части работала в экстремальных условиях. Что делать? Ведь боевую задачу необходимо выполнить во что бы то ни стало. И тогда корабельные рационализаторы нашли выход. Они придумали приспособление, обеспечивающее дополнительное охлаждение машин.

В тот же день об опыте механиков «Курского комсомольца» узнали во всех экипажах советских военных кораблей. В короткие сроки он был внедрен повсеместно.

Читатели, конечно, понимают, что в газетной публикации подробно рассказывать об опыте, накопленном советскими военными кораблями в Персидском заливе, невозможно. Но не могу не подчеркнуть одну мысль: опыт этот уникален для нашего Военно-Морского Флота. Он требует глубокого осмысления не только в экипажах советских военных кораблей, выполняющих задачи мирного судоходства в одном из наиболее напряженных районов Мирового океана. Он требует и внесения определенных коррективов в организацию повседневной боевой подготовки в базах, в обеспечение кораблей необходимым имуществом.

На флагманском корабле в каюте начальника походного политотдела стоят в книжном шкафу десятки объемистых тетрадей, в которых сконцентрирован опыт защиты мирного судоходства нашими кораблями в Персидском заливе. Каждая строка в них проверена там, где горят танкеры и рвутся снаряды, ждут своих жертв мины и огненным смерчем проносятся ракеты. Впервые прибывающие сюда корабельные офицеры с неподдельным интересом изучают эти тетради, впитывая в себя опыт своих предшественников. Он нужен им как воздух…

 

8. МИЛИ И МИНЫ

На обратном пути мы вновь встретились с тральщиком «Турбинист», на который я пересел, чтобы на нем продолжить плавание.

Пожалуй, экипаж этого тральщика испытывает наибольшую нагрузку в Персидском заливе. Несколько месяцев тому назад в северной части залива появилось большое количество минных банок. Кораблями ряда государств были произведены тральные работы. Однако минная опасность продолжает оставаться серьезной угрозой судоходству. Поэтому ни одно советское судно не заходит в этот район без сопровождения тральщика. Вот и приходится «Турбинисту» практически без отдыха утюжить неспокойные воды залива. За время работы здесь им обнаружено и уничтожено до десятка мин. Экипаж почти постоянно вынужден находиться на боевых постах, в готовности к борьбе за живучесть, отражению атак самолетов, катеров, а главное — ни на минуту не ослабляет бдительность в поиске мин. Нагрузки очень большие — и физические, и психологические. Нельзя не восхититься хладнокровием, мужеством, мастерством моряков, которые в этих условиях не допустили ни малейшей оплошности.

В одной из таких проводок мне и самому довелось участвовать. «Турбинист» в тот день получил задание: произвести контрольный поиск мин в районе, где предполагалось наличие минной банки. При подходе к назначенному месту командир корабля капитан 3 ранга Михаил Иванович Батуев сыграл боевую тревогу. Подавая команды, он нет-нет да и поглядывал на стоящего рядом капитана 2 ранга Руслана Магомедовича Лайпанова. Батуев — командир молодой. В этой должности впервые участвует в длительном плавании, а так как оно особой сложности, на корабле вышел и командир дивизиона тральщиков капитан 2 ранга Лайпанов — моряк исключительно грамотный и опытный. Вместе с Батуевым он тщательно рассчитал галсы контрольного поиска мин, отработал систему мер безопасности.

И вот тральщик «Турбинист» взял курс в район поиска мин. Залив был пустынен, у командира корабля капитана 3 ранга М. Батуева появилась небольшая «отдушина» в ходовой вахте, и мы разговорились. На флоте он с девятнадцати лет. Год прослужил матросом на крейсере «Адмирал Сенявин» и понял, что море — его призвание. Поступил в Тихоокеанское высшее военно-морское училище имени С. О. Макарова, а после его окончания был назначен на тральщик Черноморского флота. Только начал корабельную службу — и вдруг коварный удар судьбы. Тяжелая болезнь, госпиталь и как приговор — заключение военно-врачебной комиссии: из плавсостава списать».

Молодому офицеру предложили должность в учебном отряде. Кому-то, может быть, такое назначение пришлось бы по душе. А Батуев настроен был иначе. Но пока иного выхода не было. Он стал добросовестно выполнять новые служебные обязанности и в то же время делал все для того, чтобы полностью избавиться от последствий перенесенной болезни и вернуться в плавсостав. Воля плюс каждодневные многочасовые занятия физической подготовкой сделали свое дело. Настал день, когда медицинское ограничение было снято. А через некоторое время Батуев снова стал служить на морском тральщике. Как бы наверстывая упущенное, он с удвоенной энергией взялся за дело. В короткий срок возглавляемая им боевая часть стала лучшей в соединении. А вскоре Батуев был назначен помощником командира морского тральщика. Сейчас за плечами офицера десять длительных океанских походов, сотни учебных тралений мин. А вот с реальной минной опасностью Михаил Иванович впервые столкнулся в Персидском заливе.

Вошли в район. Командир объявил по радиотрансляции об этом экипажу. Каждый матрос теперь знал: мы на минном поле, а значит, в любую минуту может произойти взрыв. Знали все и другое: тральщик невелик по размерам, и взрыв мины может причинить ему тяжелые повреждения. Был ли страх у моряков? может быть, и был у кого-то, но никто не подал виду. Вместе с политработником капитан-лейтенантом И. Галкиным мы прошли по боевым постам. Моряки действовали хладнокровно, и это вызывало уважение. А ведь они — вчерашние мальчишки.

Страницы:  «  1 2 3 4 5 6  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
15 января
пятница
2021

В этот день:

Памяти Серафима Саровского

15 января (нов. ст.) 1833 года преставился преподобный Серафим Саровский, основатель Дивеевской обители.

Памяти Серафима Саровского

15 января (нов. ст.) 1833 года преставился преподобный Серафим Саровский, основатель Дивеевской обители.

Прославлен Российской церковью в 1903 году в лике преподобных по инициативе  Императора  Николая II. Один из наиболее почитаемых святых Русской Православной Церкви.
Подробно: http://rosgeroika.ru/russkie-svyatyie-voinyi/2014/january/podvigi-prepodobnogo-serafima

 

Атаман Матвей Платов

15 января 1818 года скончался Матвей Иванович Платов, войсковой атаман Донского казачьего войска.

Атаман Матвей Платов

15 января 1818 года скончался Матвей Иванович Платов, войсковой атаман Донского казачьего войска.

Матвей Платов родился в старой столице донского казачества Черкасске. Его отец-казак был войсковым старшиной. Юноша в 15 лет начал службу в войсковой канцелярии. В 18 лет получил чин есаула. В 1771 отличился при взятии Перекопской линии и Кинбурна. В 21 год был назначен командовать казачьим полком.

Во 2-ю турецкую войну отличился при штурме Очакова. Был награжден Орденом Св. Георгия 4-го класса «за отличную храбрость, оказанную при атаке крепости Очакова». При штурме Измаила заслужил Георгия 3-го класса «во уважение на усердную службу и отличную храбрость, оказанную при взятии приступом города и крепости Измаила с истреблением бывшей там турецкой армии, командуя колонною».

Во время персидской войны 1795—1796 годов был походным атаманом. При Павле I в 1797 году был заподозрен в заговоре, сослан в Кострому, затем заключён в Петропавловскую крепость. Но в январе 1801 года освобождён и стал участником самого авантюрного предприятия Павла — похода в Индию. Лишь со смертью Павла в марте 1801 года уже выдвинувшийся во главе 27 тысяч казаков к Оренбургу Платов возвращён Александром I, произведён в генерал-лейтенанты и назначен войсковым атаманом Войска Донского.

Участвовал в сражении при Прейсиш-Эйлау, потом в турецкой войне. Награждён орденами Святого Александра Невского и Св. Георгия 2-го класса.

В самом начале Отечественной войны 1812 года командовал всеми казачьими полками на границе. В сражении у села Семлево армия Платова разгромила французов и взяла в плен полковника из армии маршала Мюрата.

После Смоленского сражения Платова выслали из действующей армии. Причину высылки впоследствии описал в мемуарах Денис Давыдов: "Князь Багратион, имевший всегда большое влияние на Платова, любившего предаваться пьянству, приучил его в 1812 году к некоторому воздержанию от горчишной водки — надеждой на скорое получение графского достоинства. Долгое время удавалось обманывать Платова, но атаман, потеряв, наконец, всякую надежду быть графом, стал ужасно пить; он был поэтому выслан из армии в Москву.

Но вскоре возвращен. Во время отступления французской армии Платов, преследуя её, нанёс ей поражения у Городни, Колоцкого монастыря, Гжатска, Царево-Займища, под Духовщиной и при переправе через реку Вопь. За заслуги именным Высочайшим указом, от 29 октября (10 ноября) 1812 года, атаман войска Донского, генерал от кавалерии, Матвей Иванович Платов возведён в графское Российской империи достоинство. В ноябре Платов занял с боя Смоленск и разбил войска маршала Нея под Дубровной.

В начале января 1813 года вступил в пределы Пруссии и обложил Данциг; в сентябре получил начальство над особым корпусом, с которым участвовал в сражении при Лейпциге и, преследуя неприятеля, взял в плен около 15 тыс. человек. В 1814 году он сражался во главе своих полков при взятии Немюра, у Арси-сюр-Оба, Сезанна, Вильнева. Награждён орденом святого Андрея Первозванного. По заключении мира он сопровождал императора Александра в Лондон, где его встречали шумными овациями. Он стал первым русским, кому присвоили звание почётного доктора Оксфордского университета.

Умер 3 января (15 января по новому стилю) 1818 года. Первоначально был похоронен в Новочеркасске в фамильном склепе у Вознесенского собора в 1818 году. В 1875 году перезахоронен на Архиерейской даче (хутор Мишкин), а 4 (17) октября 1911 года его прах был перенесен в усыпальницу Войскового собора в Новочеркасске. После Октября 1917 года могила Платова была осквернена. 15 мая 1993 года его прах вновь захоронен на прежнем месте в Войсковом соборе.

 

Автор «атаки века»

15 января 1913 года родился Александр Иванович Маринеско, командир Краснознамённой подводной лодки (ПЛ) С-13, капитан 3 ранга (ум. 1963).

Автор «атаки века»

15 января 1913 года родился Александр Иванович Маринеско, командир Краснознамённой подводной лодки (ПЛ) С-13, капитан 3 ранга (ум. 1963).

 Он является автором «атаки века», в результате которой одним торпедным ударом было уничтожено 70 экипажей фашистских субмарин.

9 января 1945 г. подлодка С-13 вышла в очередной поход, который стал самым доблестным и героическим рейдом Маринеско. 30 января 1945 года примерно в 19 часов Маринеско увидел в перископ ярко освещенное немецкое судно, следовавшее из польской Гдыни. Это шел «Вильгельм Густлофф» – колоссальных размеров лайнер, прежде пассажирский, а во время войны выполнявший функции плавающего госпиталя. Однако госпитальное судно не было обозначено соответствующим знаком – красным крестом. Напротив того – корпус лайнера носил камуфляжную окраску, на палубах виднелась артиллерия и орудия ПВО. Оснащенное вооружением санитарное судно сопровождал боевой корабль флота Германии.

«Вильгельм Густлофф» передвигался очень медленно. На его борту находились пассажиры, численность которых в разы превышала допустимые нормы: десятки офицеров-подводников и сотни курсантов, несколько сот женщин из флотского вспомогательного дивизиона, почти тысяча раненых солдат, и тысячи гражданских беженцев. Плюс перегрузка взятого на борт военного оборудования.

Около 21 часа подлодка С-13, совершив виртуозный маневр, зашла со стороны берега, где ее менее всего могли ожидать, и выпустила первую торпеду с надписью «За Родину», а затем еще две – «За советский народ» и «За Ленинград».

При первом ударе, пробившем носовую часть судна, немцы решили, что они наскочили на мину. Но после второго и третьего взрыва, разворотивших машинное отделение, капитан «Вильгельма Густлоффа» Петерсен понял, что это была субмарина, и коротко объявил: «Das war’s» (Вот и всё). На лайнере началась паника. Сотни людей, не разбирая чинов, пола и возраста, бросились к шлюпкам. Из-за сильного крена тысячи оказались в ледяном бушующем море. Примерно через час после атаки «Вильгельм Густлофф» полностью затонул. Поверженное судно, величиною едва ли не с айсберг, ушло под воду, погрузилось в черную бездну.

По данным немецких исследователей послевоенных лет, ВМС гитлеровской Германии 30 января 1945 г. был нанесен серьезный урон. Так, по свидетельству журнала «Марине» (1975. № 2–5, 7–11. ФРГ), с кораблем погибли 1300 подводников, среди которых находились полностью сформированные экипажи подводных лодок и их командиры. По мнению командира дивизиона капитана 1-го ранга А. Орла, погибших немецких подводников хватило бы для укомплектования 70 подлодок. Вот почему впоследствии советская печать потопление «Вильгельма Густлоффа» совершенно обоснованно назвала «атакой века», а Маринеско – «подводником № 1».

Что касается слезливых всхлипов современной либеральной общественности о погибших на «Вильгельме Густлоффе» раненых солдатах, женщинах и мирных беженцах, так сожаления эти давно опроверг исторический суд – не бессердечный, но добросовестный. По всем характеристикам эти жертвы признаны «военной целью» и, как это ни жестоко звучит, уничтожение их не является военным преступлением. Сотни погибших немецких офицеров-подводников погрузились на «Вильгельм Густлофф», понятно, не для круизной прогулки. Да и вылечившиеся раненые гитлеровцы наверняка встали бы снова в строй. За утонувших в ту ночь мирных беженцев по всем нормам военного времени ответственность несло принявшие их на борт командование «Вильгельма Густлоффа» – по факту военного тогда судна.
Подробно: http://rosgeroika.ru/podvigi-v-nasledstvo/2013/november/sudba-podvodnika-1

 

 

Жизнь и подвиг десантника Арефьева

15 января 1993 года гвардии старшему сержанту Сергею Анатольевичу Арефьеву было присвоено звание Героя Российской Федерации.

Жизнь и подвиг десантника Арефьева

15 января 1993 года гвардии старшему сержанту Сергею Анатольевичу Арефьеву было присвоено звание Героя Российской Федерации.

Это произошло 28 августа 1992 года. В составе группы из 27 воинов-десантников старший сержант Арефьев принимал участие в операции по эвакуации из Кабула персонала российского посольства и иностранных миссий. Три самолета военно-транспортной авиации приземлились в неработавшем и частично разрушенном Кабульском аэропорту. Десантники заняли оборону в зданиях вокруг места загрузки самолетов.

После загрузки один самолет успел взлететь, второй уже начал разбег, когда в самолет, где находился Арефьев, попал снаряд, который пробил бензобак. Сразу было ранено пятеро людей: командир роты, двое солдат и двое лётчиков. В салоне самолета начался пожар, в это время у него было в баках 30 тонн топлива. Второй самолет чудом успел остановиться и подрулить к горящему самолёту. Старший сержант Арефьев выносил людей из огня. Последним, кого он вынес из горящего лайнера, был его ротный командир, находящийся в бессознательном состоянии. Через минуту после того, как Арефьев отбежал с ним от самолета, прогремел взрыв.

Так как второй самолёт был перегружен, ему была дана команда взлетать, а десантники продолжали вести бой ещё сутки. Впоследствии им удалось кружным путем добраться до Узбекистана.

Сергей Анатольевич Арефьев родился 25 ноября 1972 года в посёлке городского типа Быково Быковского района Волгоградской области в семье Анатолия Ивановича и Раисы Георгиевны Арефьевых. В 1990 году окончил среднюю школу с серебряной медалью, затем ПТУ. После окончания школы пытался поступить в Саратовский юридический институт. Работал грузчиком в Быковской районной потребительской кооперации.

Мечтал стать пограничником. Поэтому упорно в течение шести лет, совмещая учёбу, посещал районный военно-патриотический клуб. Дважды Сергей принимал участие во Всесоюзных сборах членов военно-патриотических клубов, которые проходили в Литве и на территории Волгоградской области. На его счету 33 прыжка с парашютом.

В декабре 1990 года призван на срочную службу в Вооружённые Силы СССР . Учился в 242-м учебном центре подготовки младших специалистов ВДВ в Гайжюнае (Литовская ССР). После окончания учебного центра служил старшиной разведывательной роты 51-го гвардейского парашютно-десантного полка, дислоцированном в Туле.

После увольнения в запас Сергей Арефьев вернулся на родину и в январе 1993 года поступил на службу в органы внутренних дел. Проходил службу в УВД Волгоградской области милиционером патрульно-постовой службы, помощником оперуполномоченного уголовного розыска Быковского РОВД.

В 1993 - 1997 годах учился в Волгоградском юридическом институте МВД (сейчас Волгоградская Академия МВД). После окончания преподавал в институте физподготовку. Затем был назначен заместителем начальника курса факультета подготовки служб криминальной милиции. Последнее время проживал в Волгограде. Майор милиции Сергей Арефьев погиб при выполнении служебных обязанностей 27 июля 2005 года. Похоронен на родине в Быково.

 

Битва у Пловдива

15 января 1878 года во время русско-турецкой войны 1877— 1878 гг. у Пловдива началось жестокое сражение.

Битва у Пловдива

15 января 1878 года во время русско-турецкой войны 1877— 1878 гг. у Пловдива началось жестокое сражение.

В ходе которого русские войска под командованием генерала И. В. Гурко наголову разгромили 50-тысячную турецкую армию Сулейман-паши. Турецкие потери — 20 000 человек убитыми и ранеными, вся артиллерия (114 орудий).

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии