RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Самолет имени Героя России Николая Скрыпника
17 августа 2013 г.

Самолет имени Героя России Николая Скрыпника

17 августа 2013 года в Ростове-на-Дону состоялась церемония присвоения военно-транспортному «Ан-26» имени боевого генерала
Персидский поход
27 июля 2014 г.

Персидский поход

27 июля 2014 года — День Военно-морского флота России
Подвиг вертолетчиков Р. Хабибулина и Е. Долгина
10 июля 2016 г.

Подвиг вертолетчиков Р. Хабибулина и Е. Долгина

Два российских летчика-инструктора погибли в Сирии в сбитой террористами из американского оружия винтокрылой машине
Папа всех бомб
11 сентября 2013 г.

Папа всех бомб

Вакуумное оружие России самое мощное в мире
Чиновники против детей
5 февраля 2018 г.

Чиновники против детей

Кто и почему мешает кубанским казакам проводить военно-патриотическую работу среди молодежи?
Главная » Герои нашего времени » «Я выдвинул Ельцина...»

«Я выдвинул Ельцина...»

Исповедь бывшего секретаря ЦК КПСС Якова Рябова

24 марта 1928 года родился Яков Петрович Рябов, крупный партийный и хозяйственный деятель советского периода, курировавший от партии вопросы обороны, впоследствии первый заместитель председателя Совета министров СССР. Мне доводилось с ним не раз встречаться и беседовать. Вот некоторые отрывки диктофонных записей.
«Я выдвинул Ельцина...»

— Я коренной уралец. Родители строили Уралмашзавод, а я 14-летним пацаном в 1942 году пришел сюда работать токарем. Вырос до начальника цеха. Затем был избран секретарем парткома. На Урале поднялся на высшую партийную орбиту — стал первым секретарем Свердловского обкома партии в 1971 году, а потом дослужился до секретаря ЦК по обороне. И на всех должностях старался быть полезным Уралу, даже если это было во вред себе.

Помню, как в 1971 году вошел в конфликт с тогдашним секретарем ЦК по обороне Дмитрием Устиновым. Наш Уралвагонзавод в Нижнем Тагиле подготовил выпуск танков Т-72. Но в Харькове наладили производство танков Т-64. Военным он не нравился, и его приняли на вооружение только под большим давлением самого Устинова, который жестко выступал против нашего Т-72.

Вскоре Устинов приехал к нам вручать области орден, но отказался заехать в Нижний Тагил. Я его все-таки на Уралвагонзавод привез. Показали танк, а он мне говорит: «Знаешь, Яков, ты занимайся своим партийным делом, а в оборонку не лезь». Ну, меня заело. «Я знаю, — отвечаю, — чем мне заниматься. Танк Т-72 в производство пойдет!» И началось… Приехала комиссия. Мнения у нее разделились. Тем, кто подчинялся Устинову, не нужен наш танк, а военным — приехали генерал армии Павловский, маршал Бабаджанян — танк нравится. Следом приезжает первый зам. министра обороны маршал Якубовский и тоже говорит, что наш танк армии нужен. Потом мне звонит Брежнев: «Что там у вас с Устиновым?» Я ему объясняю, что мы создали прекрасную машину, которая станет не только основой нашей мощи, но и долгие годы будет основой нашего оборонного экспорта и принесет много валюты. Брежнев неопределенно сказал: «Ладно». И положил трубку.

Дней через пять мне звонит министр обороны маршал Гречко: «Вылетаю к вам в Нижний Тагил». Через четыре часа мы с командующим Уральским военным округом встречали Гречко на Тагильском аэродроме ПВО. Показали ему сборочный цех завода. Вывели маршала к шоссе, которое шло вдоль корпуса. Вдруг гул. Со скоростью почти 70 километров в час мчится Т-72, от булыжника искры летят. За ним второй — скорость такая же, только башня крутится и пушка вверх-вниз. Третий танк остановился, высекая искры, с полного хода прямо возле Гречко. Маршал был восхищен. Пришли к директору завода. Гречко говорит: «Надо танк в производство пускать». Пошли мы с ним к телефону ВЧ, позвонили Брежневу. Гречко докладывает: «Я посмотрел Т-72. Это чудеснейшая машина. Это то, что нужно Вооруженным силам. Если вы не будете возражать, я от вашего имени объявлю, что машина принимается на вооружение». Брежнев отвечает: «Тебе решать. А как же с Устиновым?» Гречко говорит: «Да на хрен он нужен со всеми его перекрутками!» Устинов мне этого не простил.

Припомнил, когда вас назначили секретарем ЦК по обороне?

— Поначалу вроде бы нет. Он поздравил меня с избранием, мы расцеловались. Посоветовались, кого мне взять помощником. Участок достался нелегкий — отделы оборонных отраслей промышленности, административных органов и нефтехимического комплекса. Самым сложным, конечно, был оборонный отдел. Я почти каждую неделю ездил в командировки на оборонные заводы, или в НИИ. В год получалось примерно 40 городов и около 150 научных и конструкторских организаций.

Вскоре убедился, что имевшаяся у нас система разработки вооружений поглощает слишком много денег из казны. Разные КБ параллельно вели работу над системами одного и того же назначения. В результате силы главных конструкторов тратились на проталкивание созданных образцов. Иногда недоработанная и недостаточно испытанная техника запускалась в производство, из-за чего было немало аварий и катастроф. А в целом такая политика вела к тому, что мы во многих вопросах начали отставать от американцев. По этим проблемам и возникли у нас трения с Устиновым.

- Какие?

- В 1977 году я вместе с начальником Генштаба маршалом Огарковым и представителями министерств проверял противовоздушную и противоракетную системы обороны Москвы. Она имела много недостатков. Устинов меня выслушал и говорит: «Знаешь, Яков, раньше и такой системы не было». Потом мы столкнулись по танковому вопросу. У нас были огромные хранилища устаревших танков. Под Свердловском целый арсенал на тысяче гектаров. Ангары, дома для офицеров. Говорю Устинову: «Дмитрий Федорович, зачем держать такое количество никому не нужной техники? Давайте спокойно сдадим старые танки в переплавку, дома передадим городам, офицеров отправим служить туда, где они действительно будут полезны». Он разозлился: «А что это тебя так волнует? Мало ли что? Вдруг эти танки пригодятся?»

Наверное, Устинов приложил руку к тому, что вас «ушли» с должности секретаря по обороне?

— Да. Он долго выжидал повода. Была предвыборная кампания в Верховный Совет СССР. Я баллотировался от Свердловской области, от Нижнего Тагила. Все шло как обычно, я выступал на заводах, и тут первый секретарь горкома попросил меня встретиться в узком кругу с членами бюро горкома, секретарями райкомов. «Ходят слухи, — говорит, — что Брежнев тяжело болен. Разъясните ситуацию».

Об этом разговоре, видимо, доложили Брежневу. Дня через два после моего возвращения в Москву он мне позвонил: «Вот вы с Долгих готовили вопрос по Госплану (а мы действительно года за полтора до того разработали предложения по укреплению кадров Госплана). Надо сейчас заняться этим делом. С тобой Суслов поговорит». Минут через двадцать приглашает меня Суслов: «Леонид Ильич с вами говорил? Есть предложение, чтобы вы стали первым зампреда Госплана».

Политбюро состоялось, мой вопрос решили, и я выступил. Поблагодарил за то, что товарищи помогли мне пройти в ЦК хорошую школу, можно сказать, академию. После заседания меня обнял Алексей Николаевич Косыгин и сказал: «Вы не переживайте, в Госплане тоже пройдете хорошую школу. Если что, обращайтесь прямо ко мне».

А как вы стали первым заместителем предсовмина?

- Умер отвечавший за химический комплекс зампред Леонид Аркадьевич Кастандов. А я в Госплане курировал в числе прочего и химию. И потому тогдашний председатель правительства Николай Александрович Тихонов предложил меня на этот пост. Но его достаточно скоро сменил мой бывший ученик Николай Рыжков. К сожалению, он быстро забыл все хорошее, что я для него сделал. Когда я еще работал секретарем обкома, то немало помогал ему в продвижении по службе.

Я думаю, что у Горбачева при назначении меня зам. предсовмина была мысль использовать в дальнейшем с уклоном в международные и внешнеэкономические дела. Я часто был главой делегации в зарубежных поездках. Но Рыжкову это дело сразу не понравилось. Как-то, возвратившись, я зашел доложить ему о результатах визита. А он с какой-то небрежностью ответил, что прочтет мою записку о поездке позднее. Потом начались трения по текущим вопросам. Рыжков, когда пришел в Совмин, начал многое кромсать. Людей менял, структуру. Но меня больше всего возмущало другое. Утром мы собираемся на президиум правительства, о чем-то договариваемся. Он отправляется к Горбачеву, просидит там с ним до вечера, возвращается, и оказывается, что решение принято противоположное тому, о котором мы утром договорились. Захожу к Рыжкову. Говорю, что неправильная линия, что нужно доверять замам. Обиделся! Ведь он теперь мой начальник, а я его, как 20 лет назад, поучаю. Потом говорил с ним на эту тему не раз. И в сердцах рубанул: «Ну что ты слушаешь этого демагога Горбачева, Николай? Если завалится экономика, отвечать будет Совмин, а ты во главе».

Не боялись, что Рыжков доложит Горбачеву об этом разговоре?

— Не исключал и этого, но уже тогда понимал, что дальше молчать не могу. А вскоре генсек пригласил меня, сказал, что нужно укрепить международные связи: «Мы на политбюро посоветовались и решили, что вы возглавите дипломатическую миссию во Франции». Я сказал, что его предложение в душе моей вызывает дискомфорт. Наверняка в МИДе очередь стоит из кандидатов в послы во Францию, зачем туда посылать меня – человека со стороны? Но Горби настоял. Я ответил: «Вы уже решили все. Если я откажусь, то через месяц вы, учтя отказ, отправите меня в Эфиопию. Тогда уж лучше в Париж». После этого я зашел к Рыжкову и выдал ему все, что думал о нем.

Но и в Париже вы долго не засиделись?

— Да, начались трения с Горбачевым. Как-то приехал он с визитом во Францию. Накануне от меня потребовали разместить его охрану - 143 человека. Я говорю: «Что, на войну собрался?» Обиделся. Потом я предложил поехать в Страсбург, выступить. Все-таки единую Европу начинают строить, а мы останемся на задворках. Он отмахивается, еле уговорил. Потом опять говорю: «Хватит с народом на улицах обниматься. Надо выступить в Сорбонне. Французы это оценят». Видимо, моя настойчивость не понравилась. К тому же я не скрывал, что не разделяю взглядов «прорабов перестройки». Так что вскоре после визита Горбачева тогдашний глава МИДа Шеварднадзе прислал шифровку с благодарностью за работу и объявлением об отставке. Горбачев освободил меня и от госдачи. За два дня до моего возвращения в Москву моих детей и внуков грубо выдворили оттуда. А дачу эту приватизировал потом его помощник Георгий Шахназаров.

Говорят, вы вытащили на высокую партийную орбиту Ельцина?

— Когда меня избрали вторым секретарем Свердловского обкома, я пригласил Бориса Ельцина зав. отделом строительства. Так получилось, что несколько моих друзей учились вместе с ним. Я предварительно спросил их мнение о Борисе. Они говорили, что он властолюбив, амбициозен, ради карьеры готов переступить даже через родную мать. Но любое задание начальства он разобьется в лепешку, но выполнит. Я прямо сказал друзьям, что именно такой человек мне и нужен — он же строительство курировать будет, а не идеологию. Но Борису при встрече я эти претензии высказал. Он сразу вскинулся: «Кто вам сказал?!» Я ему объяснил, что это неправильный подход: «Тебе нужно думать, как искоренить недостатки, а не о том, кто о них сказал». Но он потом все равно вычислил этих людей и не давал им хода.

Позже, каюсь, помог Ельцину стать секретарем обкома по строительству. А уезжая в Москву, рекомендовал его на свое место, тогда уже первого секретаря обкома. Я считал, что он достаточно изменился. А его волевые качества были нужны области. Брежнев тоже удивился: «Почему он? Не член ЦК, не депутат, даже не второй секретарь». Но я сказал, что Ельцин справится. Сейчас и грустно, и стыдно вспомнить об этой моей ошибке.

Яков Петрович, у вас богатейший опыт хозяйственной работы. Что бы вы посоветовали нынешнему правительству для выхода из кризиса?

— Со стороны советовать — дело малодостойное. Скажу только о главном. Не дырки нужно затыкать, а создавать средства производства потребительских товаров и производство средств производства. Глупо ждать милости от заграницы. Свою экономику мы должны ковать сами. Без понимания этого невозможно решить ни одной серьезной проблемы в стране.

Сергей Турченко
24 марта 2014 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
13 июля
понедельник
2020

В этот день:

Собор двенадцати апостолов

13 июля отмечается православный праздник — Собор двенадцати апостолов. Празднование памяти 12 ближайших учеников Христа установлено в древности. Уже в IV веке император Константин Великий построил в Константинополе храм во имя святых двенадцати апостолов.

Собор двенадцати апостолов

13 июля отмечается православный праздник — Собор двенадцати апостолов. Празднование памяти 12 ближайших учеников Христа установлено в древности. Уже в IV веке император Константин Великий построил в Константинополе храм во имя святых двенадцати апостолов.

 Блаженный Феофилакт в Толковании на Евангелие от Матфея так пишет об избрании 12 апостолов: “Христос избирает двенадцать учеников по числу двенадцати колен... Дал им силу чудотворений, чтобы, поражая чудесами, они имели внимательных к своему учению слушателей”.

Св. Иоанн Златоуст пишет об апостолах следующее: “Апостолы блистательнее самых звезд; и не ошибся бы тот, кто назвал бы их светилами Вселенной, светилами не тогда только, пока они жили, но даже и теперь, когда они уже умерли. Благодать святых мужей не исчезает с их смертью, не слабеет с их кончиною".

Все апостолы (кроме Иоанна) погибли в муках от рук палачей-богоборцев, но ни один не предал памяти Иисуса. Память святых апостолов празднуется также: Петра (16 января и 29 июня), Иакова, сына Зеведеева (30 апреля), Иоанна (8 мая и 26 сентября), Филиппа (14 ноября), Варфоломея (11 июня и 25 августа), Фомы (6 октября), Матфея (16 ноября), Иакова Алфеева (9 октября), Иуды Иаковлева (Фаддея) (19 июня), Симона (Зилота) (10 мая) и Матфия (9 августа).

Медаль за отличие на границе

13 июля 1950 года президиумом Верховного Совета СССР учреждена медаль "За отличие в охране государственной границы СССР".

Медаль за отличие на границе

13 июля 1950 года президиумом Верховного Совета СССР учреждена медаль "За отличие в охране государственной границы СССР".

Ею награждались военнослужащие погранвойск МГБ, МВД, КГБ СССР и лица из числа гражданского населения:

за храбрость и самоотверженность, проявленные в боевых действиях при задержании нарушителей государственной границы СССР;

за умелое руководство боевыми действиями пограничного наряда при защите неприкосновенности границы СССР;

за высокую бдительность и инициативные действия, в результате которых были задержаны нарушители государственной границы;

за умелую организацию пограничной службы и примерную работу по укреплению государственных границ СССР;

за безупречное несение службы по охране государственных границ СССР;

за активную помощь пограничным войскам в их боевой работе по охране государственных границ СССР.

Всего медалью «За отличие в охране государственной границы СССР» совершено примерно 67 520 награждений.

 

Гражданская оборона

13 июля 1961 года было утверждено Положение «О гражданской обороне СССР», которое определило создание системы, обеспечивающей защиту населения и народного хозяйства от ракетно-ядерного, химического, бактериологического оружия, проведение спасательных и неотложных аварийно-восстановительных работ в масштабе всей страны.

Гражданская оборона

13 июля 1961 года было утверждено Положение «О гражданской обороне СССР», которое определило создание системы, обеспечивающей защиту населения и народного хозяйства от ракетно-ядерного, химического, бактериологического оружия, проведение спасательных и неотложных аварийно-восстановительных работ в масштабе всей страны.

Для непосредственного руководства гражданской обороной введена должность начальника Гражданской обороны СССР, на которую был назначен Герой Советского Союза, Маршал Советского Союза В. И. Чуйков.
Были построены бомбоубежища, проводились специальные занятия и учения с населением.1991 года бомбоубежища и другие объекты гражданской обороны заняты рыночниками под склады. Учения проводить некому, да и дорого стало. 8 мая 1993 года Президентом Российской Федерации был подписан Указ «О Гражданской обороне», в котором общее руководство Гражданской обороной в Российской Федерации было возложено на председателя Совета Министров – Правительства Российской Федерации, который по должности стал начальником Гражданской обороны страны. Так что будьте спокойны, в случае чего нашим спасением займется лично Дмитрий Медведев.

 

Открытие маршрута Москва — Улан-Батор — Пекин

13 июля 1925 года был завершён перелёт шести советских самолётов по маршруту Москва — Улан-Батор — Пекин, старт которому был дан 10 июня.

Открытие маршрута Москва — Улан-Батор — Пекин

13 июля 1925 года был завершён перелёт шести советских самолётов по маршруту Москва — Улан-Батор — Пекин, старт которому был дан 10 июня.

Самолеты пилотировали летчики М.А.Волковойнов, М.М.Громов, А.И.Екатов, Н.И.Найденов, И.К.Поляков, А.И.Томашевский. Два самолета Р-1, пилотируемые М.А.Волковойновым и М.М.Громовым, продолжили перелет до Токио. В задачу перелёта, организованного общественной организацией «Авиахим», входила всесторонняя проверка надёжности отечественных самолётов и двигателей, а также тщательное изучение трассы будущих воздушных сообщений.
В результате отечественная авиационная техника прошла успешную проверку своих возможностей, что позволило работать над её дальнейшем усовершенствованием.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии