RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Ровесник Октября и сегодня в строю
5 ноября 2016 г.

Ровесник Октября и сегодня в строю

99 - летнюю дату готовится встретить Арсений Дмитриевич МИРОНОВ
Елена Образцова: ушла, чтобы остаться навсегда
12 января 2015 г.

Елена Образцова: ушла, чтобы остаться навсегда

Весь мир скорбит о кончине великой певицы и прекрасной женщины
 Рыцарь совести и правды
18 декабря 2016 г.

Рыцарь совести и правды

18 декабря 2016 года отмечается девять дней после преставления известного писателя-фронтовика, литературоведа и общественного деятеля Михаила Петровича Лобанова
Афганская мозоль
14 ноября 2013 г.

Афганская мозоль

ЗУБР (Засечка угроз безопасности России) — обстановка на 14 ноября 2013 года
Поле битвы - космос
27 мая 2013 г.

Поле битвы - космос

Генерал армии Сергей Шойгу с Генштабом начали внезапную проверку войск Воздушно-космической обороны
Главная » Герои нашего времени » Непокоренный русский офицер!

Непокоренный русский офицер!

В ночь на 4 октября 1993 года при защите Советской власти погиб от рук ельцинистов старший лейтенант Игорь Викторович Остапенко

Знаменосец Победы генерал армии Валентин Иванович Варенников во время гражданской панихиды снял со своей груди Звезду Героя Советского Союза и вручил родителям отважного офицера.
Непокоренный русский офицер!

После кровавых событий 3–4 октября 1993 года было немало разговоров о том, что, кроме отдельных придворных частей, армия в целом не поддержала разгрома Дома Верховного Совета, что были даже целые воинские подразделения, которые выступили на защиту Конституции и народовластия. Руководство военного ведомства всячески пыталось внедрить в сознаниие россиян обратное: мол, армия была едина в своем пропрезидентском порыве. Признаться, трудно в это поверить. …
Еще в середине октября в Генштабе мне (тогда я был завотделом патриотического воспитания газеты «Советская Россия») приватно показали донесение из Главкомата ВМФ о трагедии, разыгравшейся в ночь с 3 на 4 октября недалеко от Ногинска. Тогда сумел схватить только саму суть: некий старший лейтенант, узнав о творимом властями беспределе вокруг Дома Верховного Совета, отправился вместе со своими подчиненными, чтобы стать в ряды защитников Конституции. Но воинам на пути следования устроили омоновскую засаду…

Прошло немало времени, прежде чем удалось выйти на эту часть (иногда военное ведомство умеет хранить тайны). Нашлись офицеры, которые уговорили ее командира принять меня и помочь собрать материал о «секретном» случае.

Оказалось, это режимный военный объект, расположенный в глухом подмосковном лесу. Дежурный офицер на КПП сказал, что ничего не ведает о моем приезде. Но узнав о цели прибытия, начал с искренней заинтересованностью помогать разыскивать по телефону какое-нибудь начальство. Часа полтора он почти беспрерывно накручивал диск, «отлавливая» командира части капитана 1-го ранга В.Сидоренко, но тот как в воду канул. Позже, когда мне рассказали о роли этого офицера в описываемых событиях, стало ясно, что с журналистом патриотического издания ему встречаться по этому поводу, мягко говоря, не с руки. Наконец, разыскали начальника штаба, но и он «ушел на крыло»: мне, мол, никто не давал указания с вами беседовать…Но среди, так сказать, рядовых офицеров нашлись люди с человеческим пониманием. Они помогли пройти через КПП, познакомили с теми, кто в деталях знает «октябрьскую» историю и ее героя. Правда, сразу предупредили: «Никто из начальников вам не скажет ни слова. Сверху запретили об этом рассказывать. Тут даже из военной газеты был корреспондент, так его и через КПП не пустили. Наши фамилии тоже не должны «засветиться» в газете. Иначе выгонят из Вооруженных Сил».

Что же такое произошло в части в ночь с 3 на 4 октября 1993 года? Почему об этом под страхом увольнения запрещено вспоминать? Слушал я рассказ офицеров, и сердце саднило от боли: до чего же довели армию глашатаи «гласности» и «общечеловеческих ценностей»! Куда, в какие закоулки загнали они офицерскую честь, благородство, отвагу, если о том, кто по-настоящему проявил эти качества, товарищам приходится рассказывать шепотом, с оглядкой, анонимно! Вот этот рассказ.
Служил в части 27-летний старший лейтенант Игорь Викторович Остапенко. Должность у него была невысокая, но очень важная – заместитель командира роты по работе с личным составом. И исполнял он ее с душой, образцово. Как говорится, дневал и ночевал в кубрике (часть эта военно-морская, хотя и в лесу стоит, посему и терминология флотская). Жена Игоря оставалась в Киеве (там у нее был дом, а по нынешним временам бросить жилье – непозволительная роскошь). Поэтому семьей для старшего лейтенанта стали матросы-подчиненные. С ними и вахты нес, и за грибами в лес ходил, и на рыбалку. И в Москву их частенько возил – в театр, музей, на выставку. Любили его матросы на зависть многим другим офицерам. Командиры тоже любили. И уважали не по возрасту. Характер у Игоря Викторовича был сильный, надежный, по-настоящему мужской. Он не подстраивался под политические лозунги дня, всегда говорил то, что почти каждый переживал в душе, но озвучить опасался.
Ночью 3 октября старший лейтенант Остапенко с группой подчиненных (остальные были в наряде) смотрели телевизор. Как бы ни скрывали власти истину о происходящих в Москве событиях, любому нормальному человеку было очевидно: там попирается Конституция, расстреливается безоружный народ. Игорь Викторович спросил у подчиненных: «Кто со мной к Дому Советов?». Все, кто был рядом, вызвались идти.
Взяли в «пирамиде» автоматы и сорок патронов на 22 человека (больше не нашлось). Перебрались через забор части и отправились пешим порядком в сторону Москвы. Кто-то заметил это и доложил по телефону командиру части. Капитан 1-го ранга Сидоренко организовал погоню. Но группа Остапенко успела тормознуть попутный ЗИЛ и перебралась в него. Командир части связался с милицией. За поселком Чкаловское омоновцы успели организовать двойную засаду-ловушку. Когда ЗИЛ налетел на перекрывшие дорогу шипы, и спереди, и сзади зазвучали автоматные очереди. Причем «стражи порядка», не вникая в суть происходящего, били и по «мятежникам», и по их преследователям. Офицер и три матроса были ранены.
Когда Остапенко понял, что их обложили намертво, он приказал подчиненным сдаваться. О себе сказал просто: «Советские офицеры не сдаются». Приложил к себе ствол автомата и нажал спуск…
В части и военном городке прощались со старшим лейтенантом Остапенко тайно. Сверху поступил приказ: никаких церемоний! Но все матросы подразделения пришли в помещение, где стоял гроб с их любимцем. Потом потянулись жители городка. Многие светло плакали.

За сыном приехал отец из Чимкента. Сквозь жестокое горе в его глазах многие замечали гордость. Отец был молчалив, лишь на прощание сказал: «Пройдет не так уж много времени, и вы будете гордиться им»…
Когда офицеры закончи ли свой рассказ, я попросил фотографию Игоря Остапенко для газеты. Мне сказали: у него был друг старший лейтенант Леонид Савчук, вместе они оканчивали военно-морское училище. Игорь тогда был секретарем парторганизации роты, а Леонид – старшиной. Наверняка у Савчука сохранились фотографии.
– Что же раньше молчали, – оживился я, – ведь друг расскажет об Игоре немало ценного для меня.
Пришли на квартиру к Савчуку, вызвали его на лестничную площадку. Узнав о моей миссии, офицер побледнел. Лицо его словно окаменело. «Ничего не скажу, ничего не скажу», – твердил он дрожащими губами. Кто-то из офицеров еле сдерживая себя, процедил сквозь зубы: «Хоть фотографию дай». Савчук на мгновение задумался. Потом затараторил: «Нет, не могу, дознаются все равно, кто дал фото в газету, уволить меня могут, не дам».

Уходя от этого дома, мы долго молчали, ошарашенные. Один из офицеров, как бы извиняясь, проронил: «Да не друг он Игорю, просто учились вместе».

А фотографию мы все же нашли. В матросском кубрике. Там старшего лейтенанта Остапенко любят и чтят, несмотря ни на какие запреты.

Когда уезжал из части, мысли все время возвращались к скупым словам отца Игоря. Да, прав Остапенко-старший – люди будут всегда гордиться истинным сыном Отечества.

Сергей Турченко.

Последний Герой Советского Союза


Уже двадцать с лишним лет минуло с тех кровавых времён. Но я всё помню, словно это было вчера.
В 1993 году оказались в России герои, готовые встать на защиту Родины, герои, которым своя собственная честь, честь страны и её народа, идеалы справедливости были дороже жизни. Люди, которым столько раз внушали, что они обыватели, думающее только о личной выгоде, вдруг с удивлением узнают, что среди них есть настоящие герои, о которых пишут в книгах и ставят фильмы.
В 69-м испытательном центре морской и космической разведки в Ногинске-9 служил замполитом роты старший лейтенант Игорь Остапенко. Игорь осенью 1993 года, как и многие военнослужащие, с напряжением и сочувствием следил за тем, что происходило у Дома Советов, но оказался одним из немногих в стране действующих офицеров, способных выполнить свой долг советского офицера до конца.
Третьего октября, узнав о трагических событиях в Останкино, он возглавил группу матросов-добровольцев и с оружием в руках на грузовом автомобиле решил прорваться на помощь к защитникам Дома Советов. Он был один из тех немногих офицеров армии и флота, кто в дни Черного Октября не стал ссылаться на «отсутствие приказа», а поступил так, как требовали от каждого Присяга, честь офицера и совесть.
Свой главный в жизни поступок старший лейтенант Игорь Остапенко совершил в ночь с 3 на 4 октября 1993 года. Офицер, присягавший Советскому Союзу, едва ли ни единственный в стране оказался верен этой клятве и с 22 добровольцами направился на грузовике из Дуброво на помощь законно избранному Верховному Совету, окруженному ельцинистами. Какую силу духа нужно было иметь молодому, 27-летнему офицеру, чтобы увлечь за собой группу матросов - срочников и практически безоружными выехать на защиту «Дома Советов»?
Но впереди, обгоняя их, шла предательская информация для бандитов из ГАИ и ОМОНА о прорыве моряков. Командир части, квартирно озабоченный гаражестроитель капитан первого ранга В.Сидоренко, давно позабывший о долге и чести, примкнувший к преступникам, совершившим госпереворот, организовал погоню за отрядом и предупредил ОМОН.
Недалеко от 4-ой роты ДПС на Чкаловском шоссе бандиты из ОМОНА устроили засаду. Раскинутая поперек трассы сеть с шипами заставила грузовик остановиться. Храбрые уголовники, которых было около двухсот, открыли стрельбу. Видя безнадежность положения, Игорь приказал рядовым матросам, часть которых уже была ранена, сложить оружие, чтобы они не погибли понапрасну, а сам...
«Советские офицеры не сдаются!» - были его последние слова. Осталась жена Надя, годовалая дочь Наташа. И родители — Раиса Михайловна и Виктор Григорьевич в далеком казахстанском Чимкенте.

Только знай: и на ОМОН
Все ж найдется угомон!
Сдрючат с вас жилеты, каски,
С лиц поганых стянут маски,
И усиленный конвой
Сквозь пургу и волчий вой
Поведет дорогой предков
В те края, где небо в клетку.

Потом хозяева тех, кто в дни Черного Октября преступлением и силой захватил власть, объявили преступниками тех, кто защищал Родину, в том числе и старшего лейтенанта Остапенко. Но люди - люди решили иначе. В Чимкенте, где живут родители Игоря, его хоронили со всеми воинскими почестями и тысячи людей шли за гробом - русские, казахи, узбеки... А там, где погиб отважный русский моряк, на землю легли цветы и на бетонной стене появились проклятия убийцам и слова любви и благодарности к тому, кто до конца исполнял свой Долг. И - как и у Стадиона на Красной Пресне - сколько «победители» ни закрашивали стену, сколько ни втаптывали в грязь цветы - люди приходили снова и снова - и вновь появлялись надписи и цветы.
В конце - концов инициативной группе под руководством капитана О.Широкова, члена Политсовета Российской партии коммунистов (РПК), вместе с Трудовой Россией В.Анпилова и местной организацией КПРФ, удалось добиться от местных властей официального разрешения на установку памятного знака на месте гибели Игоря.
К тому времени старшему лейтенанту Указом Постоянного Президиума Съезда народных депутатов СССР Остапенко Игорю Владимировичу было присвоено звание героя Советского Союза и звание капитан – лейтенанта посмертно. Это сделали те народные депутаты РСФСР во главе с С.Умалатовой, которые отказались признать власть «победителей». Генерал армии Варенников снял со своей груди звезду Героя, отдал родителям И. Остапенко, приехавшим в гарнизон за телом сына и при этом сказал: «Он достоин этого Звания!».
Коротким был его путь к подвигу — всего несколько десятков километров от родной части в Дуброве Ногинского района до злополучного 30-го километра Щелковского шоссе. Но так в жизни всегда и бывает. Жил простой советский парень в далекой Казахстанской степи, мечтал о службе на море. И вот мечта, казалось, начала осуществляться. Он — молодой морской офицер, грамотный специалист, отличник адъюнктуры, верный и надежный товарищ. Перед ним открывалась перспектива успешной военной карьеры. Но перед тем как связать свою жизнь с воинской службой, он, как и сотни тысяч других офицеров, дал клятву-присягу на верность родной стране — Союзу Советских Социалистических Республик, и для него она оказалась не простой формальностью.

Средства на памятник собрали тысячи людей из 60 регионов России и нескольких Союзных республик. Это труженики, а не миллионеры, и памятник может показаться скромным, но он стоит больше, чем все церетелевские монументы, потому что его поставил Народ, как и Крест на Казачьей Заставе у Дома Советов. Временные сооружения не раз разрушались борцами за демократию. На сайте гарнизона «Дуброво» вы не найдёте ничего о подвиге Игоря Остапенко. Ведь там до сих пор рулят воры и убийцы, вроде того капраза В.Сидоренко.
Другое дело - отношение к И. Остапенко и его памяти простых людей. Неправда, что людям всё безразлично! Водитель бетоновоза сделал два рейса на стройплощадку, где возводили памятник Игорю, не взяв лишнего рубля. Тракторист грейдера в карьере безплатно погрузил КАМаз «по самую завязку». Крановщик потратил много времени, устанавливая памятный камень, не сказав ни слова об оплате своего труда. Работяги знали, для кого они стараются.

И, наконец, настал день 5 октября 1997 года, день открытия памятника. Всю ночь и весь день, не переставая, шёл проливной дождь. Словно сама природа
оплакивала одного из лучших своих сыновей. Пришло много людей.
Несмотря на безприютную погоду и проливной дождь, на то, что мемориал находится почти в часе езды от Москвы и 3-х километрах ходьбы пешком от станции, множество людей, прибывших поездами и автобусами, шли и шли к последнему рубежу, где принял свой смертный бой Игорь Остапенко.

Когда памятник был открыт, на митинге среди других выступила женщина-медик из Трудовой России, жена инвалида-«афганца», младшего сына которой у памятника приняли в пионеры. Приведу отрывок из её речи.
«Вы, в погонах, по сей день оправдывающиеся тем, что «не было приказа»! Если бы каждый из вас в тот день исполнил то, что требовали Присяга и Долг - Игорь и сотни других людей остались бы в живых, а Россия не знала бы сегодняшнего горя и унижения. Но вы предали всех. Ну а ты, каперанг Сидоренко - как поживаешь, Иуда? Сладко ли ешь и пьешь, спокойно ли спится? Но ведь судьба - она умеет карать...
Если снова надо будет сражаться, - сказала она, - я опять буду рядом с мужчинами. А если меня убьют - сражаться будут два моих сына и дочь».
Вот такие люди, как Игорь Остапенко и эта женщина - и есть Русский Народ.
Приглашаю всех почтить память Игоря Остапенко. Самостоятельно до памятного знака доехать можно так: электричкой от Ярославского вокзала до станции Щёлково, затем пройти 150 метров от первого вагона в сторону шоссе, которое перпендикулярно дороге и двигаться пару километров по самому шоссе по правой стороне в направлении Чкаловского аэродрома до бензозаправки.
Я хочу, чтобы каждый советский офицер, бывая у гранитного обелиска со звездой, осознал низость и подлость своего поведения в черные дни октября 1993 года.

Умирают старушки и дети,
Слёзы съели у женщин глаза.
Офицеры, народу ответьте,
Кто вам сдать рубежи приказал?
Почему без жестокого боя
Мать-Россию отдали врагу?
Исполнять приказанье любое
Офицеры гурьбою бегут.
Вами правят сионские звери,
Где же ваша высокая честь?
Очень горько и трудно поверить,
Что в России такие вот есть.
Есть предатели, да их не мало,
Каждый в горе страны виноват,
Но я верю - сойдет с пьедестала
Неизвестный из бронзы солдат!
Он пройдётся по площади Красной,
По брусчатке печатая шаг,
И рукою суровой и властной
Бросит под ноги власовский флаг!
Он пройдёт непокорный к Генштабу,
Не страшась милицейских дубин,
Гулко скажет: «Продажные бабы!

Выходите один на один!»
Вы забьётесь в свои кабинеты,
Словно стая затравленных крыс.
Вы же сдали врагу пистолеты,
Вас дешёвками сделал Борис!
И никто не посмеет солдату
Даже слово промолвить в ответ.
Принесёт он в родимую хату
Гимн Победы, надежду и свет.
Офицеры, такого позора
Мать-Россия не знала вовек,
Вас подмяла сионская свора,
Словно кучку бездомных калек.
Умирают старушки и дети,
Слёзы съели у женщин глаза.
Офицеры, народу ответьте,
Кто вам сдать рубежи приказал?

Я хочу, чтобы каждый струсивший тогда, покаялся перед ПАМЯТЬЮ ГЕРОЯ и в будущий неизбежный решительный час встал со своим народом, сохраняя верность офицерской чести и собственной совести.

Алексей Крылов

.
4 октября 2014 г.

Комментарии:

Заур 01.04.2018 в 17:23 # Ответить
я был одним из тех 22 х добровольцев вечная память ему

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
19 апреля
четверг
2018

В этот день:

Адмирал Головнин

19 апреля 1776 года родился Василий Михайлович ГОЛОВНИН (умер 11.7.1831), мореплаватель, вице-адмирал. Совершил два кругосветных мореплавания на кораблях «Диана» и «Камчатка». В 1811 году во время исследования Курильских островов был захвачен японцами в плен, в котором провел два года.

«Смерть шпионам»

19 апреля 1943 года образовано главное управление контрразведки, более известное под названием СМЕРШ («Смерть шпионам»).

«Смерть шпионам»

19 апреля 1943 года образовано главное управление контрразведки, более известное под названием СМЕРШ («Смерть шпионам»).

За первые 10 месяцев существования «Смерша» (с апреля 1943 по февраль 1944 г.) по заданию военных контрразведчиков в германские разведорганы и школы внедрились 75 агентов, причем 38 из них, успешно выполнив поставленные задачи, возвратились к своим. Зафронтовые агенты представили сведения на 359 официальных сотрудников германской военной разведки и на 978 выявленных шпионов и диверсантов, которых готовили для переброски в расположение частей Красной Армии.
Строго говоря, в годы Великой Отечественной войны в Советском Союзе было три контрразведывательные организации, которые назывались «Смерш».

Умер генерал Батов

19 апреля 1985 года скончался Павел Иванович БАТОВ, генерал армии, дважды Герой Советского Союза

Умер генерал Батов

19 апреля 1985 года скончался Павел Иванович БАТОВ, генерал армии, дважды Герой Советского Союза

В 1936-1937 гг. – военный советник в Испании. Награжден орденом Ленина. Комбриг. С лета 1937 г. – командир стрелкового корпуса. За умелое руководство войсками и личное мужество в советско-финляндской войне награжден орденом Красного Знамени. С февраля 1940 г. заместитель командующего войсками Закавказского военного округа, генерал-майор.

С началом Великой Отечественной войны – командир 9-го стрелкового корпуса в Крыму, затем заместитель командующего 51-й армией Южного фронта, командующий 3-й армией, помощник командующего войсками Брянского фронта, генерал-лейтенант. С октября 1942 г. и до конца войны – командующий 65-й армией. Участник сражений начального периода войны, обороны Одессы и Севастополя, битвы под Москвой, Сталинградом и Курском, Белорусской, Висло-Одерской, Восточно-Померанской и Берлинской операций, генерал-полковник. Войска под командованием П.И. Батова отличились в Сталинградской и Курской битвах, в сражении за Днепр, в боях при освобождении Белоруссии, в Висло-Одерской и Берлинской операциях.

В послевоенные годы окончил Высшие академические курсы при Военной академии Генерального штаба. Командующий общевойсковой и механизированными армиями, затем войсками Прикарпатского (1955-1958) и Прибалтийского (1958-1959) военных округов. С 1965 по 1968 годы – генерал армии, начальник штаба Объединенных Вооруженных Сил стран Варшавского договора.

 

 

Священники на кораблях

19 апреля 1719 года Указом Петра I предписывалось: «в корабельном флоте на каждом корабле иметь по одному иеромонаху, которых брать из Александро-Невского монастыря».

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии