RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Герой России Роман Филипов
6 февраля 2018 г.

Герой России Роман Филипов

6 февраля 2018 года Президент РФ присвоил российскому летчику Роману Николаевичу Филипову звание Героя Российской Федерации посмертно.
12.04.1961: космический триумф СССР
12 апреля 2018 г.

12.04.1961: космический триумф СССР

12 апреля весь мир отмечает «советский» праздник планеты Земля — День космонавтики
Повторил подвиг Маресьева
27 марта 2018 г.

Повторил подвиг Маресьева

27 марта 1973 года летчик-истребитель Юрий Козловский, рискуя жизнью, увёл аварийный самолёт от Читы
Наш человек в Палестине
6 февраля 2014 г.

Наш человек в Палестине

Активный автор РГК Анатолий Елдашев недавно был принят в действительные члены Императорского Православного Палестинского Общества (ИППО).
Тайна гибели «Курска»
12 августа 2017 г.

Тайна гибели «Курска»

12 августа 2000 года страна потеряла атомную подводную лодку «Курск»
Главная » Герои нашего времени » Отец «Синевы» академик Макеев

Отец «Синевы» академик Макеев

90 лет назад 25 октября 1924 года родился дважды Герой Социалистического Труда Виктор Петрович МАКЕЕВ, создатель научно-конструкторской школы морского стратегического ракетостроения СССР

Его ракеты до сих пор представляют главную мощь морской составляющей ядерной триады России. Публикуем воспоминания о нем академика Л.В.Забелина.
Отец «Синевы» академик Макеев

Каким же был этот главный конструктор ракетных систем для подводного флота? Какую роль сыграл Виктор Петрович в переоснащении флота с «жидких» ракет на твердотопливные? Как он решал эту задачу, преодолевая зачастую самого себя? Конечно, есть люди, которые лучше меня знают Виктора Петровича и, наверное, могут дать более глубокую и объективную оценку этой крупной творческой личности. Моя оценка - скорее всего субъективная. При безусловном наличии качеств талантливого конструктора и ученого, у Виктора Петровича особо выдающимися чертами главного конструктора комплексов были: исключительные организаторские способности, осмысленная смелость, в том числе когда большую долю ответственности надо было брать на себя; умение уважать и доверять смежникам; умение подключать к решению проблем различные структуры власти и выходить, коди это было нужно, к первым лицам государства; в этом он был достойным учеником С.П. Королева.

Взявшись за разработку твердотопливного ракетного комплекса, он в сжатые сроки проходит большой путь познания специфического твердотопливного направления. В короткий срок в КБ были созданы необходимые подразделения и службы. Вместе с Виктором Петровичем над твердотопливных комплексом работали талантливые конструкторы и ученые: Ю.П. Григорьев, В.Е. Каргин, А.П. Гребнев, Н.Ф. Тамбу.лов, Н.А. Обухов, Н.С. Данилов, Г.Б. Мочалов, Л.М. Косой и другие.

Однако новизна проблемы давала себя знать, и отдельные решения по ракете были запроектированы явно неудачно. Со стороны твердотопливников это воспринималось как умышленная дискредитация этого направления, поэтому дискуссии на Советах главных конструкторов (СГК) в КБ были острыми, особенно по двум вопросам: по схеме старта (торовый двигатель или ПАД) и по схеме 3-ей ступени (связка или моноблок). Дебатами хорошо дирижировал Виктор Петрович, открыто не вмешиваясь в дискуссии; он старался получить от оппонентов по предложенной им схеме больше аргументов, которые бы убедили его, что взамен предлагается действительно нечто лучшее.

Эмоционально-словесные доводы не принимались, требовались расчеты, результаты экспериментов и исследований. Так, при доказательстве преимуществ моноблока группа расчетчиков ЛНПО «Союз» во главе с заместителем директора по ОКР В.В. Венгерским и с участием специалистов КБ «Миасс»2 в вычислительном центре КБ по согласованной программе сравнили варианты и положили их на стол Виктору Петровичу. На другой день, начиная работу СГК, Виктор Петрович объявил о прекращении работ по варианту «связки» и переходу на вариант моноблока. Иногда, чтобы отказаться от ранее выбранного решения, одного СГК было недостаточно, вопрос изучался и обсуждался более длительно, но решение в конце концов Виктор Петрович принимал объективное и верное. Так, после обстоятельного изучения вопроса им была принята и наша схема старта с помощью ПАД.

Я привел примеры, когда Виктор Петрович соглашался с нашими аргументами, но очень много полезного он дал нашим рецептурщикам и конструкторам; в частности, он жестко проводил в жизнь единые «правила игра» для очень разветвленной кооперации. Каждый директор НИИ, да еще если он Герой и академик, старался применить свою методологию оценок, разработок (показатели качества, свойств, представительность испытаний и т.д.). В этом случае, независимо от титула и заслуг, каждый директор или должностное лицо сталкивались с твердой позицией Виктора Петровича. В отличие от некоторых главных конструкторов он не давал закулисных «подач» и не выступал на разного рода совещаниях (как правило, на высоком уровне) с россыпью критических замечаний в адрес смежников, решая все проблемы в рабочем порядке или привлекая авторитет СГК. Но если вопрос затрагивал серьезную и принципиальную сторону и ставил под 6ольшую угрозу сроки создания комплекса, он открыто говорил: «Иду на Вы и буду докладывать в верху». Это был стиль его работы, и когда я впервые столкнулся с этим стилем, меня это удивило.

На одном из больших совещаний по разбору хода работ по Д-19 на Северодвинском заводе, которое проводил Д.Ф.Устинов, перед самым началом ко мне подошел Виктор Петрович, поздоровался, достал из кармана пиджака свой доклад (он выступал первым) и, передавая, сказал: «Быстро прочитай, если что-то резко или не так сказано по Минмашу - вычеркни, я говорить не буду, потом решим».

Он умел создавать состояние интенсивной работы, постоянного общения; приезжая в Москву, просил меня или заместителя министра общего машиностроения Г.М. Табакова собраться для решения того или оного вопроса, часто собирал для решения вопросов у себя в КБ (либо СГК, либо совещания по частным проблемам); большое число вопросов обсуждалось и решалось по телефону.

Иногда для решения принципиальных вопросов осуществлялся «облет» критичных точек кооперации в составе министров (общего машиностроения и машиностроения), главкома ВМФ и Виктора Петровича.

По существу, на завершающей стадии отработки комплекса Д-19 выяснилось, что ВМФ не успел к сроку построить базу хранения под специальные заряды III ступени, содержащие токсичный компонент; не успело выполнить экологические мероприятия и Министерство общего машиностроения, в то время как Министерство машиностроения ввело в эксплуатацию завод «Заря Востока» и специальный стенд для испытания двигателей с осуществлением всех экологических требований (что было подтверждено Министерством здравоохранения СССР). При посещении завода «Заря Востока» С.А. Афанасьев, главком ВМФ С.Г. Горшков, В.П. Макеев убедились в готовности Минмаша к серийному производству зарядов и неготовности их приемки на предприятиях Министерства общего машиностроения и базах ВМФ. С.А. Афанасьев, С.Г. Горшков и В.П. Макеев обратились тогда к нам с В.В. Бахиревым с просьбой отработать ДУ III ступени на топливе без токсичного компонента, но так, чтобы не сорвать установленных правительством сроков отработки ракеты. При этом Виктор Петрович гарантировал, что при замене высокоэнергетического топлива он сохранит утвержденные технические характеристики за счет использования резервов по другим частям комплекса.

В результате было принято решение перейти на новый состав топлива, при этом всю отработку провести в кратчайшие сроки и не сорвать главному конструктору конечные сроки создания комплекса. В ЛНПО «Союз» под руководством В.В. Венгерского эта работа была успешно выполнена. Виктор Петрович высоко оценил отзывчивость разработчиков топлива и зарядов и наши хорошие и доверительные отношения еще более укрепились.

Здесь уместно сказать, что только благодаря Виктору Петровичу, его доверию ученым Министерства машиностроения, его настойчивости увидели свет самые современные составы на основе гидрида алюминия. Этот продукт пробивал себе дорогу через многие возражения как в Минхимпроме, Министерстве общего машиностроения, так и внутри нашего министерства. Ярым противником этого продукта определенное время был Б.П. Жуков. Сотрудники ЛНПО «Союз» и лично Б.П. Жуков в докладах о6оронному отделу ЦК КПСС работу с гидридом алюминия отноосили к авантюрной, аргументируя это сложностью производства, взрывоопасностью, непригодностью из-за образования пор в топливе и т.д.

В этой обстановке решающую роль сыграла последовательная и настойчивая позиция Виктора Петровича, которую он довел до постановления правительства и не отклонялся от нее до конца. Он убедил в перспективности этого продукта Д.Ф. Устинова, который, в свою очередь, систематически проверял ход создания нового компонента, в том числе и крупного промышленного производства для его выпуска, заслушивая по этому вопросу министров Л.А. Костандова, С.А. Афанасьева и В.В. Бахирева.

Я был свидетелем большого совещания в ГИПХ (в Ленинграде), где руководители Министерства химической промышленности и Министерства общего машиностроения, ссылаясь на Б.П. Жукова, пытались доказать Д.Ф. Устинову невозможность реализовать Постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР по этому вопросу. Реакция была исключительно жесткой. Обращаясь к директору ГИПХ В.С. Шпаку (разработчик технологической схемы «ГА») и руководителям Минхимпрома, Д.Ф. Устинов сказал: «Имейте в виду, отвечать вы будете не только за срыв проблемы, но и за срыв постановления ЦК и Совмина». После чего прекратил совещание и уехал. После такого «краткого» рассмотрения дела пошли успешно и успешно были завершены. Следует сказать, что Б.П. Жуков, будучи критиком этого направления, тем не менее раньше, чем НПО «Алтай» и В.П. Макеев, сдал на эксплуатацию заряд с использованием гидрида алюминия в изделии А.Д. Надирадзе.

Трудно рассчитывать варианты решений, возвращаясь в прошлое, но уверен, что без твердой позиции Виктора Петровича и его мощной поддержки гидридные топлива либо вообще не появились бы, либо появились бы с большим опозданием.

Последние полтора года жизни здоровье Виктора Петровича ухудшилось, особенно со стороны сердца. Проводя последний СГК у себя в КБ в Миассе, он пригласил многих руководителей из смежных организаций и министерств; выглядел он непривычно бледным и похудевшим. Впервые за прощальным ужином он держал не бокал вина, а минеральную воду. В перерыве ужина мы вышли с ним в холл, где он с горечью заговорил о том, что наша встреча может окааться последней. В конце лета 1985 г. он был госпитализирован в Москве с инсультом. Не желая показывается друзьям и товарищам в беспомощном состоянии, он отказался от посетителей. 25 октября 1985 г. (в день своего рождения) Виктор Петрович скончался в возрасте 61 года.

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
21 октября
воскресенье
2018

В этот день:

Черноморский судостроительный завод

21 октября 1897 года в Николаеве начал работать Черноморский судостроительный завод - один из крупнейших заводов Российской Империи, а затем и СССР, который занимался строительством в основном боевых кораблей.

Черноморский судостроительный завод

21 октября 1897 года в Николаеве начал работать Черноморский судостроительный завод - один из крупнейших заводов Российской Империи, а затем и СССР, который занимался строительством в основном боевых кораблей.

Крейсера, линкоры, тяжелые авианесущие крейсера, атомные авианосцы — вот далеко не полный перечень его продукции. Но после 1991 года все это для «демократов» оказалось ненужным. Были порезаны на стапелях и проданы на металлолом в Китай практически готовые авианосцы. Судостроительные площади стали сдаваться в аренду, специалисты разбежались, кое-что делается сегодня по мелким иностранным заказам при загрузке предприятия лишь до 5 процентов былых мощностей.

 

Корабельный самолет «КОР-2»

21 октября 1940 года состоялся первый полёт корабельного самолёта «КОР-2» конструкции Г. М. Бериева.

Корабельный самолет «КОР-2»

21 октября 1940 года состоялся первый полёт корабельного самолёта «КОР-2» конструкции Г. М. Бериева.

Это - палубная катапультная летающая лодка (ближний морской разведчик), разработанная в ОКБ под руководством Г. М. Бериева. Во время Великой Отечественной войны выпускался малыми сериями.

Вооружение состояло из одной неподвижной установки пулемета ШКАС (7,62 мм) в носовой части лодки и пулемета ШКАС на турели типа МВ-5, расположенной в средней части лодки. Самолет мог нести четыре бомбы весом до 200 кг. Основным назначением КОР-2 была ближняя морская разведка, корректировка артиллерийского огня корабельной и береговой артиллерии, охрана тяжелых боевых кораблей от подводных лодок противника, противолодочный поиск, а также борьба с небольшими боевыми кораблями и катерами.

 

Первый спутник Венеры

21 октября 1975 года автоматическая межпланетная станция «Венера-9» стала первым искусственным спутником Венеры. На следующий день спускаемый аппарат совершил мягкую посадку на поверхность планеты. Была произведена первая в мире съемка панорамы поверхности Венеры.

Конструктор тяжелых танков

21 октября 1979 года скончался Жозеф Яковлевич Котин (р. 1908), конструктор тяжёлых танков ИС, КВ, трактора К-700, генерал-полковник инженерно-технической службы, доктор технических наук, Герой Социалистического Труда.

Конструктор тяжелых танков

21 октября 1979 года скончался Жозеф Яковлевич Котин (р. 1908), конструктор тяжёлых танков ИС, КВ, трактора К-700, генерал-полковник инженерно-технической службы, доктор технических наук, Герой Социалистического Труда.

В 1941—1943 годах — заместитель наркома танковой промышленности СССР, главный конструктор Челябинского тракторного завода. Котин является одним из создателей знаменитого тяжелого танка периода второй мировой войны — ИС-2 со 122-миллиметровой пушкой Д-25Т. В период 1943-1944 гг. под руководством Котина на базе танков КВ-1С и ИС были созданы самоходные артиллерийские установки СУ-152, ИСУ-152, ИСУ-122. За годы войны на Челябинском тракторном заводе было выпущено 18 тысяч танков и самоходных установок.

В послевоенные годы Котин вернулся в Ленинград, где руководил разработкой тяжёлого танка ИС-4 (1947), плавающего танка ПТ-76 (1951), тяжёлого танка Т-10 (1953), плавающего бронетранспортёра БТР-50П (на базе танка ПТ-76), а также трелёвочного КТ-12 (1948) и колёсного К-700 (1963) тракторов и др.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии