RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Це — Европа
16 июня 2014 г.

Це — Европа

Нет, это хуже: Европа, США и Украина в одном флаконе
Николай Субботин: постижение непознанного
13 июня 2018 г.

Николай Субботин: постижение непознанного

13 июня 1974 года родился президент Ассоциации "Протоистория" Николай Субботин
США-Россия: война у порога
17 октября 2014 г.

США-Россия: война у порога

Министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил, что пентагон прорабатывает сценарии операций у наших границ. Чем мы можем ответить?
Жизнь начинается в вертепе
7 февраля 2016 г.

Жизнь начинается в вертепе

Чтобы убедиться в этой элементарной и вообще-то давно известной истине, иногда сто́ит уехать за несколько сотен километров от дома. Например, в Свято-Дмитриевский мужской монастырь.
Четыре рождения спецназа
29 августа 2017 г.

Четыре рождения спецназа

29 августа 1957 года были сформированы пять отдельных батальонов специального назначения (Спецназ), подчинявшихся командующим военных округов и групп войск.
Главная » Герои нашего времени » Талант человечности

Талант человечности

27 августа 2015 года исполнилось 85 лет народному артисту СССР, лауреату Государственной премии Владимиру Алексеевичу Андрееву

О встречах с ним рассказывает писатель и журналист Михаил Захарчук
Талант человечности

В конце 2005 или в начале 2006, точнее уже и не упомню, позвонил Андреев: «Приглашаю завтра на премьеру «Перекрёстка» - «Владимир Алексеевич, так я же смотрел, благодаря вам, этот спектакль года три или четыре назад!» - «Нет, дорогой, это на половину уже другой спектакль. Главную героиню теперь играет Шмыга».
Так получилось, что народному артисту СССР, лауреату Государственной премии, кавалеру шести высших государственных орденов Андрееву я многим по жизни обязан. И тем, что почти сорок лет назад он поверил мне, молодому военному журналисту, дав обстоятельное интервью для «Красной звезды». И тем, что до сих пор сохраняет со мной дружеские отношения, не смотря на возрастную и статусную разницу между нами. И тем, что ни одна из его театральных работ за обозначенный период не прошла мимо меня. Но особенно я благодарен режиссёру за тот самый, «заветный» «Перекрёсток». И тут никак не обойтись без бередящих мою седую душу подробностей. Татьяну Ивановну Шмыгу я любил, обожал и как женщину, и как актрису. Она тоже, видит Бог, хорошо ко мне относилась. Знал я поэтому о её больших проблемах со здоровьем, которые актриса тщательно скрывала от любознательной публики. Меж тем, всё было настолько сложно и серьёзно, что врачи, в конце концов, вынуждены были ампутировать ей ногу. Но до этой трагедии мужественная женщина несколько лет героически сражалась со своими недугами. Ей помогали в этом многие коллеги в Театре оперетты, любящий супруг Анатолий Кремер. Однако творческое содействие Андреева оказалось едва ли не самым благотворным. Татьяна Ивановна однажды обмолвилась: «Господи, да если бы не Володя, я бы, наверное, и умерла, не почувствовав себя по-настоящему драматической актрисой! Какое же он подарил мне счастье!» Дорогого стоит такое признание гордой Шмыги…
А я вдруг попробовал себе представить: сколько ещё известных и не очень артистов могли бы присоединиться к легендарной приме оперетты в своей благодарности Андрееву? Но, поразмыслив, увы, понял: «миссия невыполнима». Ты как бы вторгаешься в астральный мир труднопостижимых, почти космических субстанций. В самом деле, Андреев без малого семь десятилетий живёт в актёрской профессии. С учётом студии при московском Дворце пионеров, так и больше семидесяти лет. Мои родители ещё не встретились, а он уже пришёл в ГИТИС к Андрею Михайловичу Лобанову. С 1952 года – артист театра имени Ермоловой. Полвека руководил этим творческим коллективом и ещё Малым театрам. Сыграл за это время в двадцати фильмах и в доброй полусотни спектаклей. Свыше сорока лет Владимир Алексеевич преподаёт. Среди его учеников - Виктор Евграфов, Николай Токарев, Елена Яковлева, Виктор Раков, Борис Миронов, Борис Дергун, Сергей Бирюлин, Арсений Ковальский, Евгений Каменькович, Кристина Орбакайте. В Малом театре он поставил четыре, а в ермоловском около тридцати спектаклей. Другими словами, Андреев большую часть своей жизни занимался режиссурой. Уникальная, штучная, как теперь модно говорить, эксклюзивная профессия. Андрей Александрович Гончаров, между прочим, второй учитель Владимира Алексеевича по ГИТИСу, однажды сказал автору сих строк: «Режиссура и дрессура не просто синонимы. Это практически одна и та же профессия, в которой кнут и пряник – орудия главные при воздействии на объект».

Кто-то скривится: фи, мол, как грубо! Зато правдиво. Во всём мире режиссеры, прежде всего – диктаторы. Такова сущность их сермяжного мастерства: не погонишь – не поедешь. Поэтому и кнут большинство используют в 95 процентах из 100. Остальное – пряник. И то – по ситуации. У Андреева такая пропорция всегда - наоборот. То есть, как раз с головы – на ноги. Он всегда пониманием и добротой оперирует в творческом процессе, к кнуту вообще не прибегая. Подтвердить правдивость данного умозаключения могли бы Владимир Павлов, Наталья Архангельская, Владимир Заманский, Элина Быстрицкая, Станислав Любшин, та же Татьяна Шмыга, Никита Подгорный, Юрий Соломин и ещё многие, многие другие, кому довелось испытать на себе благотворное влияние андреевской режиссуры. Простую, ясную, напрочь лишённую какой бы то ни было эпатажности, ставшей по нынешним времена альфой и омегой основной массы драматических действий, её любят подавляющее большинство актеров, прежде всего за то, что она… не подавляет. Она всегда даёт им созидательный простор для истинного, а не кажущегося самовыражения. Режиссёр и педагог в Андрееве воедино и органически слиты. Если учесть ещё, что он по жизни убеждённый вегетарианец, то мы существенно приблизимся к пониманию его таланта человечности.

Возможно, именно поэтому Андреев в числе самых первых режиссёров открыл удивительный и пронзительно трепетный мир Вампилова. И поставил в своё время его «Старшего сына», «Прошлым летом в Чулымске» со Станиславом Любшиным в роли Шаманова, «Стечение обстоятельств» - по рассказам и незавершённым пьесам Александра Валентиновича. «Утиную охоту» ставил трижды или четырежды. Даже в МХАТ его приглашали с этой блестящей работой, но Андреев деликатно тогда отказался. Неудобно, сказал, при живом Ефремове вторгаться мне в его владения. Сомневаюсь, что ещё кто-нибудь из отечественных режиссёров отказался бы от постановки во МХАТе …
В своё время Андреева упрекали за то, что много ставил Ю. Бондарева. И, правда, много: «Выбор», «Батальоны просят огня», «Берег», «Игра». Некоторые театралы-снобы вообще считали его «неразборчивым». Другие порицали за то, что «состоял, участвовал, откликался, допускал конформизм». «Да, всё было, - соглашается Андреев, - зато лжи я не допускал. Когда пришёл в Малый, вездесущий Анатолий Софронов тут же принёс мне своих две пьесы. А я их запрятал куда подальше и ставил Бондарева. Мой «Выбор» кто-то из рецензентов назвал «Притчей о блудном сыне». Там покойный Подгорный, выдающийся, между прочим, актёр играл Самсонова, который боялся разговаривать с иностранцами. Это ощущение я сам помнил, сам чувствовал этот страх: как бы чего не вышло. То есть, я искал и находил в произведениях Бондарева некие болевые точки, позволяющие оставаться человеком. А возьмите опять же моего любимого Самойлова. Были ли в его поведении хоть какие-то элементы диссидентства? Не было, уж я-то точно знаю. У нас были великолепные отношения. Но у него - всегда правда. Вот и я всегда был за правду. В начале семидесятых я поставил «Дарю тебе жизнь» татарского драматурга Диаса Валеева. Сам сыграл там главного героя-коммуниста. Одна из рецензий на спектакль так и называлась «Убеждённость коммуниста». По нынешним временам – крамола, караул! А я, видит Бог, вдохновенно, искренне работал. И как режиссёр, и как актёр. Там герой боролся с идиотизмом времени. (Кто рискнёт отрицать сегодняшний идиотизм на постсоветском пространстве?) И погибал мой герой, не в силах преодолеть идиотизма системы. Не спорю, в той пьесе содержалось много плакатного, возможно, даже простоватого – такой была стилистика времени. Но я вкладывал в ортодоксальные слова искреннюю свою боль. И зрителю она передавалась.

Это, кстати, к твоему вопросу, какой мой герой самый любимый. Всех их люблю, поскольку практически ни за одну роль в своей жизни не брался из-под палки. А за что люблю - сразу и ответить трудно. Вот до сих пор помню сыгранного на ермоловской сцене лейтенанта Шмидта. В этом образе меня занимали и факты биографии героя, и само восстание на крейсере «Очаков». Но прежде всего - характер интеллигентного человека, лишённого всякой ортодоксальности и косности, присущих людям его класса, поэтически относящегося к женщине, на редкость стойкого и мужественного, сознающего свою особую ответственность перед Отечеством, народом, историей. Таких героев в нашей драматургии - раз, два и обчёлся. А ведь он сценически прописан был крайне слабо. И я всё мечтал к нему вернуться на ином уровне осмысления – не получилось. Жизнь не бухгалтерия, где дебет с кредитом сводятся до копейки. Вот поэтому я всё чаще стараюсь задавать себе «неудобные» вопросы и пытаюсь отвечать на них предельно честно. И многое из того, что делаю, мне не нравится. Это такое, я бы сказал, созидательное самоедство.
Сегодня, в своём, скажем так, почтенном возрасте, я просто обязан подводить некоторые итоги. И, скажу откровенно, не все они приносят мне «большое удовлетворение». И лжет тот, кто говорит, что жизнь его была ровна, верна, безоблачна. Лгут такие люди, притом, наговаривая на других. А в моей жизни всякое бывало. Ошибок много случалось, кроме подлостей, разумеется. В них меня никто не упрекнёт. Но я всегда брал в работу лишь такие пьесы, в которых мог высказаться за добро, милосердие, против несправедливости. Разумеется, я действовал в пределах возможного, каждый раз пытаясь преодолевать не столько сложности драматургического свойства, сколько реалии тогдашнего бытия. Скажем, отлично понимал, что своим присутствием на съезде или ином каком знаковом мероприятии, получаю право прийти «в инстанции» и за кого-то попросить. Наверное, и поэтому мне судьба подарила знакомство с Вампиловым, с его матерью. Мне доверили ставить Вампилова такие люди, которые с другими бы даже не стали общаться. А возьми нашего живого классика Бондарева. И кто только его ни ставил. Но ко мне Юрий Васильевич относился по-особому. И вряд ли кто больше меня поставил Бондарева. Виктор Петрович Астафьев и Валентин Григорьевич Распутин тоже, благодаря судьбе, ко мне благоволили. Я всегда выбирал своих, по духу, по мировоззрению близких авторов.

Однако самым «близко родственным» мне автором всегда был и остаётся Леонид Зорин. Ещё в далёком 1953 году мой учитель Лобанов поставил пьесу «Гости». Один или два раза прошёл спектакль и его сняли за дерзкие, не приличествующие жёсткому времени мотивы. То был дебют Зорина. До сих пор я помню тогдашнее своё чувство необычайной взволнованности тем, как автор сумел защитить достоинство маленького человека, его право на жизнь и собственные поступки. Спустя годы я поставил «Гостей» в Малом в память о людях, учивших нас жить честно. О малых людях, не желавших быть маленькими. И ещё много раз ставил Зорина. Мне очень близка его особая мелодраматическая тональность. Да и зритель, до сих пор убеждаюсь, её великолепно чувствует хотя бы в том же «Перекрёстке».

Никто не заходит так далеко, как человек, который не знает, куда идёт. Вот не рискну самодовольно утверждать, что всегда знал, куда иду. Случалось, и спотыкался. Но теперь мне открылись и другие истины. Например, у Давида Самойлова, которого я тоже когда-то ставил, есть такая мысль: «И начинает уставать вода, и это означает близость снега». Мне она сейчас особенно близка. А от неё уже рукой подать до философии Шекспира: «Готовься к смерти, тогда и жизнь, и смерть, что бы ни было, приятней будут». Но пока я живу, не теряю спасительной надежды продолжать постижение окружающего мира и самого себя в нём. Мне очень хочется, чтобы сохранялось ускользающее из нашего общества добро.

Когда-то Иван Иванович Соловьёв, один из основателей и создателей Ермоловского театра заметил: «Может быть, я отстаю формально, наверное, учиться надо, но переучиваться в главном – поздно. И, может быть, я буду отдавать то, в чём силён и в чём я глубоко серьёзен». А я в силу, может быть, возраста или того фундамента, на котором стою, не способен ухватить всё новое, но пытаюсь почувствовать: а что такое технология и суть современного искусства? И прихожу к выводу, что в конечном счёте всё зависит от умения режиссёра работать с актёром и от актёра, который способен здесь, сейчас, в эту минуту выразить себя и время своё.

Много лет я выхожу на сцену, всякий раз испытывая волнение, будто играю сегодня впервые. Люди, любящие Театр, - всегда наши друзья. Мы зависим от них. Эта зависимость не унижает, а наоборот помогает жить, надеяться, творить. Идёт время, требующее оправдания седины и эстетики морщин, приходят молодые, доказывая свое право на поиск. Поэтому я и позвал Олега Меньшикова стать руководителем Московского драматического театра им. Ермоловой. Мне Меньшиков дорог как индивидуум, как личность творческая и человеческая. Мне он был симпатичен и раньше. И по своим актёрским умениям, и по своей манере творить. Он легко рождает идею, он чувствует и думает в гармоническом сочетании – редкое умение в нашем ремесле. Признаться, я боялся, что дело, которому служу уже очень много лет, вдруг может разрушиться. Ведь именно такая тенденция существует нынче во многих театрах. Теперь у нас много идей. Иногда Олег Евгеньевич советуется со мной. И всегда мы общаемся с ним на хорошей человеческой основе. Независимо от того, кто из нас на какой ступени сидит. Я в нём вижу сегодня и своего младшего товарища и интересного руководителя, не похожего на других».
Уникальный, не имеющий аналога в отечественном искусстве поступок Владимира Алексеевича даже не собираюсь комментировать. Лучше самого Олега Меньшиков этого всё равно не сделать. А он сказал: «Я не помню такого, чтобы человек предлагал на свое место другого художественного руководителя и оставался работать в театре. Надеюсь, что мы будем как старший и младший брат». Дай бог, чтобы так оно и случилось. Потому что до сих пор главные режиссёры или художественные руководители уходили из своих театров лишь в мир иной. Как генсеков из Кремля увозили только на лафетах.
…Много лет назад автору этих строк довелось вести в Доме актёра имени А. Яблочкиной творческий отчёт ермоловцев перед ударниками труда столичных предприятий. После сольных выступлений артистов, после отрывков из спектаклей слово взял Андреев. Поблагодарив зрителей за сердечный приём, артистов - за хорошую игру, сказал: «А ещё мне хотелось бы выразить особую признательность людям, без которых сегодняшнее действо наверняка бы не состоялся». И стал по очереди вызывать на сцену художника, звукорежиссёра, осветителя, костюмера, гримёра, словом, всех тех, кто обеспечивал вечер. И каждого (!) называл по имени-отчеству, и для каждого нашел персональные и тёплые слова. А благодарный зал своими аплодисментами лишь увеличивал весомость тех слов. Много раз мне приходилось участвовать в подготовке подобных мероприятий, но с таким вниманием со стороны главного режиссера к незаметным труженикам театра столкнулся тогда впервые.

Андреев никогда и ни перед кем не корчил из себя мэтра. Не был он вхож ни в какие околотеатральные кланы. Всегда сторонился любых «тусовочных» столичных презентаций и прочих «пиарных предприятий». Живёт мастер своим домом без скандалов и вызовов. Любит и прекрасно знает поэзию, но чрезвычайно редко читает со сцены. И собак любит. Может запросто подобрать дворнягу и привезти её на дачу. Много лет назад на съемках фильма «Калиф-аист» Владимир Алексеевич познакомился с молоденькой актрисой Натальей Селезневой. Той самой - из «Кабачка 13 стульев», вернее – из театра Сатиры. Он играл заколдованного принца, она – принцессу. С первого съемочного дня у них случилась любовь. И больше никто из них друг другу не изменил. У них сын-дипломат, внуки: Алексей и Николай. Словом, образцовая, я бы даже сказал патриархально прочная семья. Верно, мало кто из моих потенциальных читателей знает, что Селезнёва – общественный помощник уполномоченного при президенте РФ по правам ребёнка Павла Астахова. И уж точно никому неизвестно, что Андреев и Селезнёва регулярно помогают детям Луганска и Донецка. При этом я совсем не уверен, что получу одобрение этих сведений со стороны супругов. Не в их строгих правилах рекламировать собственные добродетели.

- Наталья Игоревна, а вы почему не преподаёте?

- Потому что у меня всю жизнь преподаёт муж, и я вижу всю степень его срьёза, сколько он отдаёт студентам. Таких профессионалов почти не осталось. Уходящая натура.

Добавлю: замечательная натура, которой по праву может гордиться отечественная театральная культура.

Михаил Захарчук
28 августа 2015 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
26 сентебря
среда
2018

В этот день:

Взлет и падение воздушной академии

26 сентября 1920 года Реввоенсовет Республики издал приказ № 1946, в котором постановил реорганизовать Московский авиатехникум в Институт инженеров Красного Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского.

Взлет и падение воздушной академии

Взлет и падение воздушной академии 26 сентября 1920 года Реввоенсовет Республики издал приказ № 1946, в котором постановил реорганизовать Московский авиатехникум в Институт инженеров Красного Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского.

Положение об институте было утверждено Реввоенсоветом 23 ноября 1920 года. 9 сентября 1922 года был издан приказ Реввоенсовета о введении нового штата института с присвоением ему наименования Академия Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского. С небольшими изменениями названия академия осуществляла подготовку и переподготовку командиров и инженеров для Военно-воздушных сил Вооружённых Сил СССР и Российской Федерации до августа 2011 года, когда по ней прокатился каток сердюковских реформ. Все российские и советские лётчики-космонавты — выпускники этого вуза, которого теперь нет.
В первые годы существования в академии было два факультета: инженерный и службы Воздушного Флота (командный). В 30-е годы в дополнение к двум существовавшим факультетам прибавились ещё четыре: авиационного вооружения (1934), оперативный (1935; проработал 2 года и вновь открылся в 1939 году), заочного обучения (1937), штурманский (1938). Её выпускники командовали авиачастями и соединениями, руководили инженерно-авиационной службой, возглавляли конструкторские бюро, авиазаводы, научно-исследовательские учреждения.

В 1998 году при очередной реорганизации военного образования академия была переименована в Военный авиационный технический университет (ВАТУ). В 2008 году путем слияния ВАТУ и Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина было образовано федеральное государственное военное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Военно-воздушная академия имени профессора Н. Е. Жуковского и Ю. А. Гагарина». Петровский дворец, в течение 75 лет бывший главным корпусом, сердцем и одним из символов академии, был передан в ведение мэрии Москвы, а то, что осталось от академии, изгнали в Монино. Московские власти решили превратить альма-матер космонавтов и летчиков в элитную гостиницу для толстосумов. В 2009 году набор слушателей не осуществлялся. В 2011 году академия перебазирована в Воронеж. При этом более 50 процентов профессорско-преподавательского состава было разогнано. Что тут скажешь? Об армию, которая не способна защитить свой народ, любой толстозадый урод может вытереть ноги.

Смерть «отца» танка Т-34

26 сентября 1940 года скончался Михаил Ильич КОШКИН, выдающийся советский конструктор бронетанковой техники, создатель лучшего танка Второй мировой войны — легендарной «тридцатьчетвёрки».

Смерть «отца» танка Т-34

Смерть «отца» танка Т-34 26 сентября 1940 года скончался Михаил Ильич КОШКИН, выдающийся советский конструктор бронетанковой техники, создатель лучшего танка Второй мировой войны — легендарной «тридцатьчетвёрки».

Умер, застудив легкие во время испытания Т-34.

Сегодня, наверное, многие знают, что конструктором лучшего танка XX века T-34 был советский инженер Михаил Ильич Кошкин. Создать такую машину — уже великий подвиг. Но Кошкин совершил еще и подвиг самопожертвования при внедрении этого танка в производство, о чем мало кто знает.

Михаи́л Ильи́ч Ко́шкин родился 3 декабря 1898 года в селе Брынчаги Угличского уезда Ярославской губернии (ныне Переславский район Ярославской области). Семья жила бедно, отец вынужден был заниматься отхожими промыслами. В 1905 году, работая на лесозаготовках, он надорвался и умер, оставив жену, вынужденную пойти батрачить, и троих малолетних детей. Михаил окончил церковно-приходскую школу. С 1909 по 1917 год работал на кондитерской фабрике в Москве.

С февраля 1917 года служил в армии рядовым. Весной в составе 58-го пехотного полка был отправлен на Западный фронт, в августе получил ранение. Лечился в Москве, в конце 1917 года был демобилизован. 15 апреля 1918 года поступил добровольцем в сформированный в Москве железнодорожный отряд Красной Армии. Участвовал в боях под Царицыном. В 1919 году переведён в Петроград в 3-й железнодорожный батальон, который участвовал в освобождении от английских интервентов Архангельска. По дороге на Польский фронт Михаил заболел тифом и был снят с эшелона. После выздоровления направлен в 3-ю железнодорожную бригаду, участвовал в боях против Врангеля на Южном фронте.

После окончания Гражданской войны с 1921 по 1924 год Кошкин учился в Коммунистическом университете имени Я. М. Свердлова. После его окончания получил назначение в Вятку, где с 1924 по 1925 год работал заведующим кондитерской фабрики, с 1925 по 1926 год — заведующим агитационно-пропагандистского отдела райкома ВКП(б), с 1926 по 1928 год — заведующим губсовпартшколой, в 1928 году — заместителем заведующего, с июля 1928 по август 1929 года — заведующий агитационно-пропагандистского отдела губкома ВКП(б).

В 1929 году по личному распоряжению С. М. Кирова как инициативный работник, в числе «парттысячников», зачислен в Ленинградский политехнический институт (кафедра «Автомобили и тракторы»). Производственную практику проходил на Горьковском автозаводе, а преддипломную — в опытно-конструкторском отделе одного из Ленинградских заводов.

После окончания вуза 2,5 года трудился в танковом КБ Ленинградского завода им. С. М. Кирова. С должности рядового конструктора быстро дошёл до заместителя начальника КБ. За участие в создании среднего танка с противоснарядным бронированием Т-46-5 (Т-111) получил орден Красной Звезды. Участвовал также в создании танка Т-29.

С декабря 1936 года Кошкин возглавляет Конструкторское бюро Танкового отдела «Т2», завода № 183, Харьковского паровозостроительного завода (ХПЗ). В это время в КБ сложилась критическая кадровая ситуация: предыдущий начальник КБ А. О. Фирсов арестован «за вредительство», конструкторов допрашивают, КБ разделено на два направления: с лета 1937 года одна часть сотрудников занимается опытно-конструкторскими работами (14 тем), другая обеспечивает текущее серийное производство.

Первый проект, созданный под руководством Кошкина, танк БТ-9, был отклонён осенью 1937 года по причине грубых конструктивных ошибок и несоответствия требованиям задания. 13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 (ХПЗ) тактико-технические требования на новый танк под индексом БТ-20.

По причине слабости КБ завода № 183, на предприятии для работ по новому танку было создано отдельное конструкторское бюро, независимое от КБ Кошкина. В состав КБ вошёл ряд инженеров КБ завода № 183 (в том числе А. А. Морозов), а также около сорока выпускников Военной академии механизации и моторизации (ВАММ). Руководство КБ было поручено адъюнкту ВАММ Адольфу Дику. Разработка идёт в сложных условиях: на заводе продолжаются аресты.

Кошкин в этом хаосе продолжает развивать своё направление — чертежи, над которыми работает костяк фирсовского конструкторского бюро (КБ-24), должны лечь в основу будущего танка.

Конструкторским бюро под руководством А. Дика был разработан технический проект танка БТ-20, но с опозданием на полтора месяца. Данная задержка повлекла за собой анонимный донос на руководителя КБ, в результате которого Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 20 лет лагерей. Вклад А. Дика, недолго занимавшегося в КБ вопросами подвижности танка, в создание будущего танка Т-34 заключался в важной для ходовой части идее установки на борт ещё одного опорного катка и наклонного расположения пружин подвески.

После ареста Дика конструкторское бюро было реорганизовано, его руководителем стал Кошкин. В марте 1938 года проект танка был утверждён. Однако к этому моменту у военного руководства страны возникли сомнения в правильности выбранного типа движителя для танка. 28 апреля 1938 года Кошкин в Москве на совещании Народного Комиссариата обороны (НКО) добивается разрешения изготовить и испытать два новых танка — колёсно-гусеничный (как и предполагалось изначальным заданием) и чисто гусеничный. В середине — конце лета 1939 года в Харькове новые образцы танков прошли испытание. Комиссия заключила, что «по прочности и надёжности опытные танки А-20 и А-32 выше всех выпускаемых ранее… выполнены хорошо и пригодны для эксплуатации в войсках», однако отдать предпочтение одному из них она не смогла. Большую тактическую подвижность в условиях пересечённой местности во время боёв Советско-финской войны 1939—1940 годов показал гусеничный танк А-32. В короткие сроки была проведена его доработка: утолщёна до 45 мм броня и установлена 76-миллиметровая пушка и другое — так появился Т-34.

Два опытных Т-34 были изготовлены и переданы на войсковые испытания 10 февраля 1940 года, подтвердившие их высокие технические и боевые качества. В начале марта 1940 года Кошкин отправляется с ними из Харькова в Москву «своим ходом». В условиях начавшейся весенней распутицы, при сильной изношенности танков предшествующими пробеговыми испытаниями (около 3000 км), начавшийся пробег несколько раз был на грани провала. 17 марта 1940 года на Ивановской площади Кремля танки были продемонстрированы представителям правительства. Испытания в Подмосковье и на Карельском перешейке завершились успешно. Т-34 был рекомендован для немедленной постановки на производство.

Кошкин дорого заплатил за этот демонстрационный успех — простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией, но Михаил Ильич продолжал активно руководить доработкой танка, пока не произошло обострение заболевания и не пришлось удалить одно лёгкое. Конструктор скончался 26 сентября 1940 года в санатории «Занки» под Харьковом, где проходил реабилитационный курс лечения. Похоронен в Харькове на городском кладбище, которое в 1941 году уничтожено лётчиками люфтваффе целенаправленной бомбардировкой с целью ликвидации могилы конструктора (Гитлер объявил Кошкина своим личным врагом уже после его смерти).

День милиции, которой нет

26 сентября 1962 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был установлен День советской милиции, который отмечался ежегодно 10 ноября в связи с тем, что в этот день в 1917 году было принято постановление НКВД РСФСР о создании рабочей милиции.

День милиции, которой нет

26 сентября 1962 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был установлен День советской милиции, который отмечался ежегодно 10 ноября в связи с тем, что в этот день в 1917 году было принято постановление НКВД РСФСР о создании рабочей милиции.

В 1991 году вместе с распадом страны Советов День советской милиции исчез. Ему на смену пришел День российской милиции, который праздновался вплоть до 2011 года. С 1 марта же 2011 года в силу вступил закон «О полиции» и само название праздника «День милиции» стало неуместным. Днем полиции праздник постыдились, видимо, назвать. В соответствии с Указом Президента РФ от 13 октября 2011 года № 1348 День милиции официально назван Днем сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации. И установлено его празднование также 10 ноября.

Предотвративший ядерную войну

26 сентября 1983 года подполковник Станислав Евграфович Петров предотвратил потенциальную ядерную войну

Предотвративший ядерную войну

Предотвративший ядерную войну 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Евграфович Петров предотвратил потенциальную ядерную войну

В ночь на 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Петров был оперативным дежурным командного пункта, откуда осуществлялось управление дежурными средствами Ракетных войск стратегического назначения. Вдруг компьютер сообщил о запуске ракет с американской базы. Проанализировав обстановку («запуски» были произведены лишь из одной точки и состояли всего из трех МБР, что совершенно недостаточно для первого удара), подполковник Петров понял, что это ложное срабатывание системы. И не стал действовать по инструкции, что привело бы к неминуемой ядерной войне.

Последующее расследование установило, что причиной послужила засветка датчиков спутника солнечным светом, отражённым от высотных облаков. Позднее в космическую систему были внесены изменения, позволяющие исключить такие ситуации.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии