RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Как только, так сразу
22 января 2015 г.

Как только, так сразу

Стоит только ополченцам Новороссии начать контрнаступление на террористов Киева, тут же Запад достигает перемирия и даёт агрессору возможность для зализывания ран
Лётчик-испытатель Поташов и другие
27 января 2017 г.

Лётчик-испытатель Поташов и другие

26 января 2017 года Владимир Путин вручил государственные награды более чем тридцати россиянам.
Судьба испытателя
16 апреля 2016 г.

Судьба испытателя

16 апреля 1952 года родился Анатолий Николаевич Кво́чур, Герой Российской Федерации, Заслуженный лётчик-испытатель СССР.
«Летающие сараи» США
19 апреля 2015 г.

«Летающие сараи» США

Как наши МиГи уничтожали американские суперкрепости В-29 — 12:0 только в одном бою!
Они погибли как Герои
25 декабря 2016 г.

Они погибли как Герои

25 декабря 2016 года произошла катастрофа Ту-154, на борту которого находились, кроме экипажа, артисты Ансамбля им. Александрова, журналисты...
Главная » Герои нашего времени » Талант человечности

Талант человечности

27 августа 2015 года исполнилось 85 лет народному артисту СССР, лауреату Государственной премии Владимиру Алексеевичу Андрееву

О встречах с ним рассказывает писатель и журналист Михаил Захарчук
Талант человечности

В конце 2005 или в начале 2006, точнее уже и не упомню, позвонил Андреев: «Приглашаю завтра на премьеру «Перекрёстка» - «Владимир Алексеевич, так я же смотрел, благодаря вам, этот спектакль года три или четыре назад!» - «Нет, дорогой, это на половину уже другой спектакль. Главную героиню теперь играет Шмыга».
Так получилось, что народному артисту СССР, лауреату Государственной премии, кавалеру шести высших государственных орденов Андрееву я многим по жизни обязан. И тем, что почти сорок лет назад он поверил мне, молодому военному журналисту, дав обстоятельное интервью для «Красной звезды». И тем, что до сих пор сохраняет со мной дружеские отношения, не смотря на возрастную и статусную разницу между нами. И тем, что ни одна из его театральных работ за обозначенный период не прошла мимо меня. Но особенно я благодарен режиссёру за тот самый, «заветный» «Перекрёсток». И тут никак не обойтись без бередящих мою седую душу подробностей. Татьяну Ивановну Шмыгу я любил, обожал и как женщину, и как актрису. Она тоже, видит Бог, хорошо ко мне относилась. Знал я поэтому о её больших проблемах со здоровьем, которые актриса тщательно скрывала от любознательной публики. Меж тем, всё было настолько сложно и серьёзно, что врачи, в конце концов, вынуждены были ампутировать ей ногу. Но до этой трагедии мужественная женщина несколько лет героически сражалась со своими недугами. Ей помогали в этом многие коллеги в Театре оперетты, любящий супруг Анатолий Кремер. Однако творческое содействие Андреева оказалось едва ли не самым благотворным. Татьяна Ивановна однажды обмолвилась: «Господи, да если бы не Володя, я бы, наверное, и умерла, не почувствовав себя по-настоящему драматической актрисой! Какое же он подарил мне счастье!» Дорогого стоит такое признание гордой Шмыги…
А я вдруг попробовал себе представить: сколько ещё известных и не очень артистов могли бы присоединиться к легендарной приме оперетты в своей благодарности Андрееву? Но, поразмыслив, увы, понял: «миссия невыполнима». Ты как бы вторгаешься в астральный мир труднопостижимых, почти космических субстанций. В самом деле, Андреев без малого семь десятилетий живёт в актёрской профессии. С учётом студии при московском Дворце пионеров, так и больше семидесяти лет. Мои родители ещё не встретились, а он уже пришёл в ГИТИС к Андрею Михайловичу Лобанову. С 1952 года – артист театра имени Ермоловой. Полвека руководил этим творческим коллективом и ещё Малым театрам. Сыграл за это время в двадцати фильмах и в доброй полусотни спектаклей. Свыше сорока лет Владимир Алексеевич преподаёт. Среди его учеников - Виктор Евграфов, Николай Токарев, Елена Яковлева, Виктор Раков, Борис Миронов, Борис Дергун, Сергей Бирюлин, Арсений Ковальский, Евгений Каменькович, Кристина Орбакайте. В Малом театре он поставил четыре, а в ермоловском около тридцати спектаклей. Другими словами, Андреев большую часть своей жизни занимался режиссурой. Уникальная, штучная, как теперь модно говорить, эксклюзивная профессия. Андрей Александрович Гончаров, между прочим, второй учитель Владимира Алексеевича по ГИТИСу, однажды сказал автору сих строк: «Режиссура и дрессура не просто синонимы. Это практически одна и та же профессия, в которой кнут и пряник – орудия главные при воздействии на объект».

Кто-то скривится: фи, мол, как грубо! Зато правдиво. Во всём мире режиссеры, прежде всего – диктаторы. Такова сущность их сермяжного мастерства: не погонишь – не поедешь. Поэтому и кнут большинство используют в 95 процентах из 100. Остальное – пряник. И то – по ситуации. У Андреева такая пропорция всегда - наоборот. То есть, как раз с головы – на ноги. Он всегда пониманием и добротой оперирует в творческом процессе, к кнуту вообще не прибегая. Подтвердить правдивость данного умозаключения могли бы Владимир Павлов, Наталья Архангельская, Владимир Заманский, Элина Быстрицкая, Станислав Любшин, та же Татьяна Шмыга, Никита Подгорный, Юрий Соломин и ещё многие, многие другие, кому довелось испытать на себе благотворное влияние андреевской режиссуры. Простую, ясную, напрочь лишённую какой бы то ни было эпатажности, ставшей по нынешним времена альфой и омегой основной массы драматических действий, её любят подавляющее большинство актеров, прежде всего за то, что она… не подавляет. Она всегда даёт им созидательный простор для истинного, а не кажущегося самовыражения. Режиссёр и педагог в Андрееве воедино и органически слиты. Если учесть ещё, что он по жизни убеждённый вегетарианец, то мы существенно приблизимся к пониманию его таланта человечности.

Возможно, именно поэтому Андреев в числе самых первых режиссёров открыл удивительный и пронзительно трепетный мир Вампилова. И поставил в своё время его «Старшего сына», «Прошлым летом в Чулымске» со Станиславом Любшиным в роли Шаманова, «Стечение обстоятельств» - по рассказам и незавершённым пьесам Александра Валентиновича. «Утиную охоту» ставил трижды или четырежды. Даже в МХАТ его приглашали с этой блестящей работой, но Андреев деликатно тогда отказался. Неудобно, сказал, при живом Ефремове вторгаться мне в его владения. Сомневаюсь, что ещё кто-нибудь из отечественных режиссёров отказался бы от постановки во МХАТе …
В своё время Андреева упрекали за то, что много ставил Ю. Бондарева. И, правда, много: «Выбор», «Батальоны просят огня», «Берег», «Игра». Некоторые театралы-снобы вообще считали его «неразборчивым». Другие порицали за то, что «состоял, участвовал, откликался, допускал конформизм». «Да, всё было, - соглашается Андреев, - зато лжи я не допускал. Когда пришёл в Малый, вездесущий Анатолий Софронов тут же принёс мне своих две пьесы. А я их запрятал куда подальше и ставил Бондарева. Мой «Выбор» кто-то из рецензентов назвал «Притчей о блудном сыне». Там покойный Подгорный, выдающийся, между прочим, актёр играл Самсонова, который боялся разговаривать с иностранцами. Это ощущение я сам помнил, сам чувствовал этот страх: как бы чего не вышло. То есть, я искал и находил в произведениях Бондарева некие болевые точки, позволяющие оставаться человеком. А возьмите опять же моего любимого Самойлова. Были ли в его поведении хоть какие-то элементы диссидентства? Не было, уж я-то точно знаю. У нас были великолепные отношения. Но у него - всегда правда. Вот и я всегда был за правду. В начале семидесятых я поставил «Дарю тебе жизнь» татарского драматурга Диаса Валеева. Сам сыграл там главного героя-коммуниста. Одна из рецензий на спектакль так и называлась «Убеждённость коммуниста». По нынешним временам – крамола, караул! А я, видит Бог, вдохновенно, искренне работал. И как режиссёр, и как актёр. Там герой боролся с идиотизмом времени. (Кто рискнёт отрицать сегодняшний идиотизм на постсоветском пространстве?) И погибал мой герой, не в силах преодолеть идиотизма системы. Не спорю, в той пьесе содержалось много плакатного, возможно, даже простоватого – такой была стилистика времени. Но я вкладывал в ортодоксальные слова искреннюю свою боль. И зрителю она передавалась.

Это, кстати, к твоему вопросу, какой мой герой самый любимый. Всех их люблю, поскольку практически ни за одну роль в своей жизни не брался из-под палки. А за что люблю - сразу и ответить трудно. Вот до сих пор помню сыгранного на ермоловской сцене лейтенанта Шмидта. В этом образе меня занимали и факты биографии героя, и само восстание на крейсере «Очаков». Но прежде всего - характер интеллигентного человека, лишённого всякой ортодоксальности и косности, присущих людям его класса, поэтически относящегося к женщине, на редкость стойкого и мужественного, сознающего свою особую ответственность перед Отечеством, народом, историей. Таких героев в нашей драматургии - раз, два и обчёлся. А ведь он сценически прописан был крайне слабо. И я всё мечтал к нему вернуться на ином уровне осмысления – не получилось. Жизнь не бухгалтерия, где дебет с кредитом сводятся до копейки. Вот поэтому я всё чаще стараюсь задавать себе «неудобные» вопросы и пытаюсь отвечать на них предельно честно. И многое из того, что делаю, мне не нравится. Это такое, я бы сказал, созидательное самоедство.
Сегодня, в своём, скажем так, почтенном возрасте, я просто обязан подводить некоторые итоги. И, скажу откровенно, не все они приносят мне «большое удовлетворение». И лжет тот, кто говорит, что жизнь его была ровна, верна, безоблачна. Лгут такие люди, притом, наговаривая на других. А в моей жизни всякое бывало. Ошибок много случалось, кроме подлостей, разумеется. В них меня никто не упрекнёт. Но я всегда брал в работу лишь такие пьесы, в которых мог высказаться за добро, милосердие, против несправедливости. Разумеется, я действовал в пределах возможного, каждый раз пытаясь преодолевать не столько сложности драматургического свойства, сколько реалии тогдашнего бытия. Скажем, отлично понимал, что своим присутствием на съезде или ином каком знаковом мероприятии, получаю право прийти «в инстанции» и за кого-то попросить. Наверное, и поэтому мне судьба подарила знакомство с Вампиловым, с его матерью. Мне доверили ставить Вампилова такие люди, которые с другими бы даже не стали общаться. А возьми нашего живого классика Бондарева. И кто только его ни ставил. Но ко мне Юрий Васильевич относился по-особому. И вряд ли кто больше меня поставил Бондарева. Виктор Петрович Астафьев и Валентин Григорьевич Распутин тоже, благодаря судьбе, ко мне благоволили. Я всегда выбирал своих, по духу, по мировоззрению близких авторов.

Однако самым «близко родственным» мне автором всегда был и остаётся Леонид Зорин. Ещё в далёком 1953 году мой учитель Лобанов поставил пьесу «Гости». Один или два раза прошёл спектакль и его сняли за дерзкие, не приличествующие жёсткому времени мотивы. То был дебют Зорина. До сих пор я помню тогдашнее своё чувство необычайной взволнованности тем, как автор сумел защитить достоинство маленького человека, его право на жизнь и собственные поступки. Спустя годы я поставил «Гостей» в Малом в память о людях, учивших нас жить честно. О малых людях, не желавших быть маленькими. И ещё много раз ставил Зорина. Мне очень близка его особая мелодраматическая тональность. Да и зритель, до сих пор убеждаюсь, её великолепно чувствует хотя бы в том же «Перекрёстке».

Никто не заходит так далеко, как человек, который не знает, куда идёт. Вот не рискну самодовольно утверждать, что всегда знал, куда иду. Случалось, и спотыкался. Но теперь мне открылись и другие истины. Например, у Давида Самойлова, которого я тоже когда-то ставил, есть такая мысль: «И начинает уставать вода, и это означает близость снега». Мне она сейчас особенно близка. А от неё уже рукой подать до философии Шекспира: «Готовься к смерти, тогда и жизнь, и смерть, что бы ни было, приятней будут». Но пока я живу, не теряю спасительной надежды продолжать постижение окружающего мира и самого себя в нём. Мне очень хочется, чтобы сохранялось ускользающее из нашего общества добро.

Когда-то Иван Иванович Соловьёв, один из основателей и создателей Ермоловского театра заметил: «Может быть, я отстаю формально, наверное, учиться надо, но переучиваться в главном – поздно. И, может быть, я буду отдавать то, в чём силён и в чём я глубоко серьёзен». А я в силу, может быть, возраста или того фундамента, на котором стою, не способен ухватить всё новое, но пытаюсь почувствовать: а что такое технология и суть современного искусства? И прихожу к выводу, что в конечном счёте всё зависит от умения режиссёра работать с актёром и от актёра, который способен здесь, сейчас, в эту минуту выразить себя и время своё.

Много лет я выхожу на сцену, всякий раз испытывая волнение, будто играю сегодня впервые. Люди, любящие Театр, - всегда наши друзья. Мы зависим от них. Эта зависимость не унижает, а наоборот помогает жить, надеяться, творить. Идёт время, требующее оправдания седины и эстетики морщин, приходят молодые, доказывая свое право на поиск. Поэтому я и позвал Олега Меньшикова стать руководителем Московского драматического театра им. Ермоловой. Мне Меньшиков дорог как индивидуум, как личность творческая и человеческая. Мне он был симпатичен и раньше. И по своим актёрским умениям, и по своей манере творить. Он легко рождает идею, он чувствует и думает в гармоническом сочетании – редкое умение в нашем ремесле. Признаться, я боялся, что дело, которому служу уже очень много лет, вдруг может разрушиться. Ведь именно такая тенденция существует нынче во многих театрах. Теперь у нас много идей. Иногда Олег Евгеньевич советуется со мной. И всегда мы общаемся с ним на хорошей человеческой основе. Независимо от того, кто из нас на какой ступени сидит. Я в нём вижу сегодня и своего младшего товарища и интересного руководителя, не похожего на других».
Уникальный, не имеющий аналога в отечественном искусстве поступок Владимира Алексеевича даже не собираюсь комментировать. Лучше самого Олега Меньшиков этого всё равно не сделать. А он сказал: «Я не помню такого, чтобы человек предлагал на свое место другого художественного руководителя и оставался работать в театре. Надеюсь, что мы будем как старший и младший брат». Дай бог, чтобы так оно и случилось. Потому что до сих пор главные режиссёры или художественные руководители уходили из своих театров лишь в мир иной. Как генсеков из Кремля увозили только на лафетах.
…Много лет назад автору этих строк довелось вести в Доме актёра имени А. Яблочкиной творческий отчёт ермоловцев перед ударниками труда столичных предприятий. После сольных выступлений артистов, после отрывков из спектаклей слово взял Андреев. Поблагодарив зрителей за сердечный приём, артистов - за хорошую игру, сказал: «А ещё мне хотелось бы выразить особую признательность людям, без которых сегодняшнее действо наверняка бы не состоялся». И стал по очереди вызывать на сцену художника, звукорежиссёра, осветителя, костюмера, гримёра, словом, всех тех, кто обеспечивал вечер. И каждого (!) называл по имени-отчеству, и для каждого нашел персональные и тёплые слова. А благодарный зал своими аплодисментами лишь увеличивал весомость тех слов. Много раз мне приходилось участвовать в подготовке подобных мероприятий, но с таким вниманием со стороны главного режиссера к незаметным труженикам театра столкнулся тогда впервые.

Андреев никогда и ни перед кем не корчил из себя мэтра. Не был он вхож ни в какие околотеатральные кланы. Всегда сторонился любых «тусовочных» столичных презентаций и прочих «пиарных предприятий». Живёт мастер своим домом без скандалов и вызовов. Любит и прекрасно знает поэзию, но чрезвычайно редко читает со сцены. И собак любит. Может запросто подобрать дворнягу и привезти её на дачу. Много лет назад на съемках фильма «Калиф-аист» Владимир Алексеевич познакомился с молоденькой актрисой Натальей Селезневой. Той самой - из «Кабачка 13 стульев», вернее – из театра Сатиры. Он играл заколдованного принца, она – принцессу. С первого съемочного дня у них случилась любовь. И больше никто из них друг другу не изменил. У них сын-дипломат, внуки: Алексей и Николай. Словом, образцовая, я бы даже сказал патриархально прочная семья. Верно, мало кто из моих потенциальных читателей знает, что Селезнёва – общественный помощник уполномоченного при президенте РФ по правам ребёнка Павла Астахова. И уж точно никому неизвестно, что Андреев и Селезнёва регулярно помогают детям Луганска и Донецка. При этом я совсем не уверен, что получу одобрение этих сведений со стороны супругов. Не в их строгих правилах рекламировать собственные добродетели.

- Наталья Игоревна, а вы почему не преподаёте?

- Потому что у меня всю жизнь преподаёт муж, и я вижу всю степень его срьёза, сколько он отдаёт студентам. Таких профессионалов почти не осталось. Уходящая натура.

Добавлю: замечательная натура, которой по праву может гордиться отечественная театральная культура.

Михаил Захарчук
28 августа 2015 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
22 ноября
среда
2017

В этот день:

Конструктор вертолётов Михаил Миль

22 ноября 1909 года родился Михаил Леонтьевич Миль (умер в 1970), конструктор вертолётов. доктор технических наук (1945), Герой Социалистического Труда (1966), лауреат Ленинской премии (1958) и Государственной премии СССР (1968).

Конструктор вертолётов Михаил Миль

22 ноября 1909 года родился Михаил Леонтьевич Миль (умер в 1970), конструктор вертолётов. доктор технических наук (1945), Герой Социалистического Труда (1966), лауреат Ленинской премии (1958) и Государственной премии СССР (1968).

Коллективом конструкторов под его руководством были созданы вертолёты Ми-2, Ми-4, Ми-6, Ми-8, Ми-10, Ми-12, Ми-24 и др.

С детства увлекался авиамоделированием, в двенадцатилетнем возрасте сделал модель самолёта, которая победила на конкурсе в Новосибирске. В 1925 году поступил в Сибирский технологический институт, но вскоре перевёлся на механический факультет Донского политехнического института в Новочеркасске, поскольку там где была авиационная специализация. После окончания института работал в ЦАГИ им. Н. Е. Жуковского, участвовал в разработке автожиров А-7, А-12 и А-15, потом трудилмся на автожирном заводе заместителем Николая Камова.

В годы Великой Отечественной войны Миль был отправлен в эвакуацию в посёлок Билимбай. Там занимался усовершенствованием боевых самолётов, улучшением их устойчивости и управляемости, за что был удостоен пяти правительственных наград.

В 1947 году М. Л. Миль был назначен главным конструктором опытного КБ по вертолётостроению, созданного на базе завода № 383 минавиапрома. Первая машина ГМ-1 (Геликоптер Миля-1), созданная в ОКБ, была поднята в воздух 20 сентября 1948 года на аэродроме Захарково лётчиком-испытателем М. К. Байкаловым. В начале 1950 года, после серии испытаний, вышло постановление правительства о создании опытной серии из 15 вертолётов ГМ-1 под обозначением Ми-1. В 1964 году Миль стал генеральным конструктором опытного КБ. Его коллективом были созданы вертолёты Ми-2, Ми-4, Ми-6, Ми-8, Ми-10, Ми-12, Ми-24 и др.

Первая радиосвязь самолёта с землей

22 ноября 1911 года инженер-подполковник Д. М. Сокольцов осуществил радиопередачу с самолёта, пилотируемого летчиком А. В. Панкратьевым, на землю. До этого для корректировки артиллерийской стрельбы с аэроплана приходилось передавать информацию артиллеристам эволюциями самолета, сбрасыванием вымпелов и т. д.

Первая радиосвязь самолёта с землей

22 ноября 1911 года инженер-подполковник Д. М. Сокольцов осуществил радиопередачу с самолёта, пилотируемого летчиком А. В. Панкратьевым, на землю. До этого для корректировки артиллерийской стрельбы с аэроплана приходилось передавать информацию артиллеристам эволюциями самолета, сбрасыванием вымпелов и т. д.

Аппаратура, на которой работал Сокольцов, состояла из закрепленного на груди передатчика, отдельного приемника и установленного под сиденьем электромотора. Антенной служил спущенный с хвоста самолета оголенный провод длиной 35 м, заканчивавшийся металлическим кругом метрового диаметра. Общий вес системы составлял около 30 килограммов.

Непокорённая полтавчанка Елена Убийвовк

22 ноября 1918 года родилась Елена Константиновна Убийвовк (расстреляна фашистами 26.05.1942), одна из руководителей комсомольского антифашистского подполья в Полтаве в годы Великой Отечественной войны, создательница подпольной группы «Непокорённая полтавчанка». Елена Константиновна Убийвовк была посмертно удостоенная звания Героя Советского Союза.

Непокорённая полтавчанка Елена Убийвовк

22 ноября 1918 года родилась Елена Константиновна Убийвовк (расстреляна фашистами 26.05.1942), одна из руководителей комсомольского антифашистского подполья в Полтаве в годы Великой Отечественной войны, создательница подпольной группы «Непокорённая полтавчанка». Елена Константиновна Убийвовк была посмертно удостоенная звания Героя Советского Союза.

После окончания Полтавской школы поступила в Харьковский университет. Будучи студенткой, познакомилась с Сергеем Сапиго (учился в школе красных комиссаров), с которым позже в годы оккупации работала в Полтавском подполье. Летом 1941 года, закончив 4 курса университета, приехала в Полтаву к родителям, где её и застала война. Создала подпольную группу «Непокорённая полтавчанка», в которую первоначально вошло девять комсомольцев. Вместе с товарищами она собирала оружие, вела антифашистскую агитацию среди жителей города. Подпольщики установили связь с партизанским отрядом под командованием коммуниста Жарова, который действовал в Диканьских лесах. Выполняя указания Жарова, регулярно принимали по радио из Москвы сводки Совинформбюро, печатали листовки (в течение шести месяцев распространили более 2 тысяч листовок). Кроме того, изготавливали различные документы и справки для членов подпольной организации, дававшие возможность свободно передвигаться по городу и окрестным селам.

Группа постепенно увеличилась до 20 человек; начальником штаба подпольной организации был Сергей Сапиго. Проводили диверсии: вывели из строя электростанцию, повреждали станки на механическом заводе, где ремонтировались немецкие танки. Организовали помощь военнопленным, находившимся в лагере: снабжали их штатской одеждой и продуктами питания, 18 военнопленным помогли бежать и переправиться в партизанский отряд. Подпольщики готовились к вооружённому выступлению в Полтаве, для чего приобрели винтовки и гранаты. Оккупационные власти в поиске подпольщиков задействовали группу «Цеппелин», карательные отряды эсэсовской дивизии «Мёртвая голова», шпионскую школу «Орион-00220». 6 мая 1942 года одновременно были арестованы и подвергнуты пыткам наиболее активные члены подполья. Елену Убийвовк пытали и допрашивали 26 раз.

26 мая 1942 года за городским кладбищем в Полтаве были расстреляны: Елена Константиновна Убийвовк, Сергей Терентьевич Сапиго, Борис Поликарпович Серга, Сергей Антонович Ильевски, Валентин Дмитриевич Сорока и Леонид Иванович Пузанов.

Из гестаповской тюрьмы Елене Убийвовк удалось переслать родителям предсмертные письма. Заверенные их копии до 1991 года хранились в Центральном архиве ЦК ВЛКСМ (материалы по Полтаве, 1942 г., л. 1—5), где сейчас — неизвестно. К счастью, они были частично опубликованы в сборнике «Советские партизаны» (М., 1961, стр. 513—514). И мы имеем возможность ознакомить читателей с этими свидетельствами душевной чистоты и величия этой советской патриотки.

ПИСЬМО ОТЦУ 12—13 мая 1942 г.

Папа, родной!

Ты мужчина и должен перенести все, что будет, как мужчина. У меня один на сто шансов выйти отсюда. Виноват в этом не Сергей,— он сделал все, что мог, чтобы спасти меня.

Я пишу не сгоряча, а хорошо все обдумав. Надежду не теряю до последней минуты и присутствия духа. Но если я погибну, помни — вот мое завещание: мама, верно, не переживет моей смерти, но ты должен жить и мстить, когда будет возможность.

Отсюда, из самого сердца фашизма, я ясно вижу, что это такое — все это утонченное зверство.

Смерти я не боюсь, но хочу, если не будет выхода, погибнуть от своей руки, поэтому заклинаю тебя всем, что для тебя свято, твоею любовью ко мне — принести мне, и сегодня же, опию, у нас дома есть в бутылке, ровно столько, сколько это нужно, чтобы умереть, ни больше, ни меньше, чтобы не промазать.

Я верю, что любя меня, это сделаешь. Помни, что я пишу не сгоряча и поспешности тоже не сделаю. Налей пузырек и вложи в хлеб. Лучше в кастрюлю с супом, супя вылью вон.

Я выполню свой долг — не впутаю невинных людей и, если нужно, стойко умру. . Но, чтобы избавить меня от мук, передай сегодня же, пока можно видеть, опий или морфий — тебе виднее, смертельную дозу — и будь молодцом, чтобы не сделать мне хуже. К пяти часам меня привезут в тюрьму, и там меня можно увидеть.

Друзьям передай: я уверена, что моя смерть будет отомщена. Валя — предательница, она наговорила на меня и Сергея. Сергей — молодец, и все это не забудь передать.

Каждое это слово — завещание, и если я буду знать, что все будет выполнено, буду спокойна.

Еще надежда есть, но решение мое неизменно, если ее не будет. Маму пока не волнуй.

Целую вас всех от всего сердца.
Привет друзьям.

 

ПИСЬМО РОДНЫМ

24—25 мая 1942 г.

Родные мои мама, папа, Верочка, Глафира.

Сегодня, завтра — я не знаю когда — меня расстреляют за то, что я не могу идти против своей совести, за то, что я комсомолка. Я не боюсь умирать и умру спокойно.

Я твердо знаю, что выйти отсюда я не могу. Поверьте — я пишу не сгоряча, я совершенно спокойна. Обнимаю вас всех в последний раз и крепко, крепко целую. Я не одинока и чувствую вокруг себя много любви и заботы. Умирать не страшно.

Целую всех от всего сердца.

Ляля.

 

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии