RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Сопротивление Натальи Поклонской
12 сентября 2017 г.

Сопротивление Натальи Поклонской

«Комсомольская правда» опубликовала интервью с депутатом Госдумы, смелой и несгибаемой женщиной
Герои границы
28 мая 2019 г.

Герои границы

28 мая — День пограничника, праздник тех, кто даже в мирный период каждодневно идет на подвиг, охраняя границы Отечества
Комбат Романов
22 января 2017 г.

Комбат Романов

22 января 1997 года гвардии майору РОМАНОВУ Алексею Викторовичу было присвоено звание Героя России
Рекорды Виталия Севастьянова
8 июля 2019 г.

Рекорды Виталия Севастьянова

8 июля 2019 года великому космонавту исполнилось бы 84 года
Правда Константина Симонова
28 ноября 2015 г.

Правда Константина Симонова

28 ноября – 100 лет со дня рождения знаменитого военного писателя
Главная » Герои нашего времени » Последний начальник советского Генштаба вспоминает...

Последний начальник советского Генштаба вспоминает...

22 июля 2015 года исполнилось 80 лет генералу армии Владимиру Николаевичу Лобову

Он в 1991 году отдал, как говорится, без боя ядерный чемоданчик изменившему советской присяге маршалу-демократу Шапошникову
Последний начальник советского Генштаба вспоминает...

Лобов родился 22 июля 1935 года в Башкирской АССР — советский военачальник, начальник Генерального штаба Вооружённых Сил СССР (1991), генерал армии, доктор военных наук, профессор, кандидат исторических наук.

В Советской Армии с 1954 года. Закончил Рязанское артиллерийское училище, затем Военную академию имени М. В. Фрунзе. В августе 1968 года участвовал во вводе войск в Чехословакию, силами своего батальона захватил военный аэродром под Прагой, а затем несколько важных объектов в Праге. С мая 1969 года — начальник штаба, а с 1970 года — командир 74-го отдельного учебного мотострелкового полка в Группе советских войск в Германии. С октября 1973 года — командир 63-й гвардейской учебной мотострелковой дивизии в Ленинградском военном округе, генерал-майор (1975). С декабря 1975 года — командир 26-го армейского корпуса в Архангельске. В 1979 году окончил Военную академию Генерального штаба Вооружённых Сил СССР имени К.Е. Ворошилова. С 1979 года — командующий 28-й общевойсковой армией в Белорусском военном округе. Во главе армии принимал участие в крупнейших советских военных учениях «Запад-81». С октября 1981 года — первый заместитель командующего войсками Ленинградского военного округа. С июня 1984 года — командующий войсками Среднеазиатского военного округа. В декабре 1986 года отказался по требованию руководства Коммунистической партии Казахской ССР выводить войска округа на улицы для разгона митингов в Алма-Ате. Откомандировывался для участия в работах по ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы, был заместителем Председателя Государственной комиссии по ликвидации последствий аварии.

С января 1987 года — первый заместитель начальника Генерального штаба ВС СССР, по поручению Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачёва разработал проект военной реформы, который, в частности, предусматривал сокращение срока срочной службы с 2-х лет до 18 месяцев. Однако основные положения встретили несогласие Министра обороны СССР Д. Т. Язова, в результате Лобов был отстранён от должности в ноябре 1988 года и долгое время находился в распоряжении министра. С февраля 1989 года — первый заместитель начальника Генерального штаба ВС СССР — начальник штаба Объединённых Вооружённых Сил государств — участников Варшавского договора. После роспуска Варшавского договора с марта 1991 года вторично находился в распоряжении министра. С июня 1991 года — начальник Военной академии имени М. В. Фрунзе. После событий ГКЧП был 25 августа 1991 года назначен начальником Генерального штаба ВС СССР, вторично разрабатывал концепцию военной реформы, пытался смягчить негативные последствия для армии усиливающегося развала СССР. Указом Президента СССР от 7 декабря 1991 года освобождён от должности начальника Генерального штаба и в третий раз остался не у дел. С января 1992 года — военный инспектор-советник Группы генеральных инспекторов Министерства обороны. После её расформирования в мае 1992 года — в распоряжении Министра обороны Российской Федерации, некоторое время был военным советником Президента Российской Федерации. В третий раз работал над проектом военной реформы. Планировал сокращение административных функций Министерства обороны и усиление роли Генерального штаба в руководстве войсками, перевод армии на бригадную организацию с упразднением дивизионного и полкового звеньев, сокращение срока срочной службы. Практически все положения были отвергнуты руководством Министерства обороны России, после чего в декабре 1993 года уволен в запас, а в марте 1994 года вышел в отставку. В апреле 2014 года был снова зачислен на службу в Вооружённые Силы РФ, в качестве советника в Генеральном штабе ВС РФ.
Мне довелось несколько раз беседовать с Владимиром Николаевичем. Вот запись рассказа о его пребывании в должности начальника Генштаба ВС СССР.

- После поражения ГКЧП 23 августа 1991 года в 16 часов - звонок по "кремлевке". Представляется: это Шапошников (я его лично не знал, хотя видел не раз), говорит: приезжай ко мне, я нахожусь в кабинете министра обороны. Подъезжаю к Генштабу, а там... Такого бедлама я еще никогда не видел - какие-то гражданские, расхристанные военные, секретные бумаги валяются в коридорах. В приемной министра - человек 12 старших лейтенантов, капитанов, майоров с летными погонами, вооружены автоматами.
Один из них мне говорит: "Вас ждет министр обороны". Открываю дверь - навстречу идет генерал-полковник (тогда еще) Шапошников, счастливый, радость из него прямо брызжет. Я, сообщает, назначен министром, а ты - начальником Генштаба. Давай, говорит, прикинем, с чего начнем. Э, нет, отвечаю, давай приказ или указ. Кем назначен? На основании чего? Так ведь, со слов, это не делается. Он: ну что ты, мне не веришь?
В общем, долго мы так разговаривали. Нас часто прерывали телефонные звонки. Все время звонил Гавриил Попов. Шапошников в его партию тогда входил. После одного из звонков новоиспеченный министр подвел меня к телевизору, мол, мне сообщили, что сейчас будет транслироваться заседание Верховного совета России, наверняка там скажут и о тебе. Смотрим. Сидят в президиуме Ельцин, Горбачев. Верховный совет бурлит. Горбачева донимают разными вопросами. На один из них тот отвечает: "Мы кадровые вопросы уже решили. Министром обороны назначен Шапошников, начальником Генштаба - Лобов". Шапошников мне: "Вот, понял? Пойдем работать". Вновь отвечаю ему: "Нет, давай документ, тогда и будем разговаривать". А потом с предостережением добавляю: "Все это как-то сомнительно. Предчувствую: скоро и меня, и тебя здесь не будет".
- Что вы имели в виду? Вы предчувствовали развал СССР, а вместе с ним и разрушение Советской армии?
- Нет, такого предчувствия не было. Просто на моих глазах проходили "революционные процессы" в армиях Варшавского договора, когда, бывало, министров и начальников штабов меняли за месяц не один раз. Я понял, что аналогичные процессы дошли и до нас. Часа через полтора принесли указ Горбачева о моем назначении. Ничего не оставалось, как его выполнять. Сразу же занялись ядерными делами, потом отправились на командный пункт. Надо было взять на себя управление Вооруженными Силами.
Вечером обзвонил командующих округами, предупредил, что в такой обстановке главное - обеспечить надежный уровень бдительности, боеготовности.
Шло время. Меня стало беспокоить то, что не было звонков от верховного главнокомандующего. Горбачев позвонил только через несколько дней: "Ты понимаешь, ситуация такая, что и поговорить с тобой некогда. Как ты там - вник, вошел в курс дела? Смотри: главное - ядерные дела..."
- А ядерный чемоданчик у него был?
- И у него, и у меня, и у министра обороны, и еще у некоторых лиц. Через несколько дней меня вызвал Шапошников, предложил возглавить две комиссии. Одну - по реформам в Вооруженных силах, другую - по лояльности офицерского состава. Отказался. "Но реформами по своей линии ты все же занимайся", - настоял Шапошников. Потом те комиссии возглавил генерал Кобец, а заместителем у него стал капитан Лопатин. Я же со своими специалистами разработку реформ вел параллельно.
Достаточно быстро я вступил в конфликт с теми силами, которые проводили реформу в армии на свой лад. В конце сентября приносят мне директиву № 065 министра обороны. Читаю - и волосы дыбом. Документ разрешал распродавать оружие и технику должностным лицам от командира батальона и выше! Я - к министру. Он выслушал и начал шуметь: это меня подставили! Как могли подставить? Странно слышать. Короче говоря, условились, чтобы я эту директиву другой директивой отменил. После этого меня начали травить и в конце концов сняли с должности.
- Как же сумели убрать вас, человека, в руках которого находились все нити управления Вооруженными силами?
- Прием - традиционный. Начальнику Генштаба был спланирован на конец ноября визит в Англию. К этому времени обстановка в стране накалилась. Я говорю: не время для визитов. Шапошников настаивает. Звоню Горбачеву, мол, нужно отложить визит. Тот: ни в коем случае, лети! Полетел. Возвратился из Англии 7 декабря ночью. Утром прибыл к министру. Шапошников улыбается, обнимает. Чувствую, что-то не то. Пытаюсь доложить о визите. Он: докладывать не надо! Я все понял. Говорю: "Вот видишь, я же предупреждал, что первым уйдут меня, потом тебя". Шапошников пропустил мимо ушей, а меня попросил не присутствовать на коллегии министерства, когда будут представлять нового начальника Генштаба Самсонова. Поначалу я не понял сей ход и согласился. Оказалось, на коллегии Шапошников взял лист бумаги и зачитал якобы написанный мной рапорт с просьбой об освобождении от должности в связи с болезнью. Конечно, никакого рапорта я не писал.
Думаю, дай-ка позвоню Горбачеву. Дозвонился. Он спрашивает: "Ну что там у тебя?" Докладываю: "Вот прибыл с визита". Горбачев прервал: "Знаю-знаю, хорошо прошел визит!" Я продолжаю: "Визит-то визитом, но пока я там был - с должности сняли". Он опять в курсе: "Знаю, но вокруг меня такая сложная политическая ситуация, а они пришли втроем и надавили, чтобы тебя отстранить". Кто - втроем? Не говорит. Я настаиваю: "Михаил Сергеевич, вы Верховный главнокомандующий, я начальник Генштаба. Между нами должна быть ясность. Объясните, в чем дело?" Он опять: "Политическая обстановка, то да се, иди в отпуск, мы тебя не забудем..." А вскоре Горбачев сам потерял свою должность. Не стало ни СССР, ни Советских вооруженных сил.

Сергей Турченко
22 июля 2015 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
18 октября
пятница
2019

В этот день:

Крепость Кронштадт

18 октября 1723 года на острове Котлин Петром I заложена крепость Кронштадт, главная база Балтийского флота, «… которая заключала бы в себя весь город и все портовые сооружения, и служила бы делу обороны со всех сторон».

Крепость Кронштадт

18 октября 1723 года на острове Котлин Петром I заложена крепость Кронштадт, главная база Балтийского флота, «… которая заключала бы в себя весь город и все портовые сооружения, и служила бы делу обороны со всех сторон».

Тогда же и город на острове Котлин был назван Кронштадтом, что означает «Город—крепость» или «Укреплённый город».

В 1723—1747 годах построена центральная крепость, окружающая Кронштадт с моря и суши. В январе 1733 года при морском госпитале открылась госпитальная лекарская школа — первое военно-морское медицинское учебное заведение страны.

После катастрофического пожара 23 июля 1764 года Кронштадт восстанавливался по генеральному плану, составленному архитектором С. И. Чевакинским. В 1783 году Екатерина II хотела перевести адмиралтейство из Санкт-Петербурга в Кронштадт; комплекс зданий Кронштадтского адмиралтейства был построен в 1780—1790-х годах по проектам архитекторов М. Н. Ветошникова, В. И. Баженова и Ч. Камерона. Павел I отменил этот проект. В 1786 году открылось Морское офицерское собрание, ставшее центром культурной жизни Кронштадта.

Тарутинский бой

18 октября 1812 года в районе села Тарутино Калужской области произошло сражение между русскими войсками под командованием фельдмаршала Кутузова и французскими войсками.

Тарутинский бой

18 октября 1812 года в районе села Тарутино Калужской области произошло сражение между русскими войсками под командованием фельдмаршала Кутузова и французскими войсками.

 Победа при Тарутине была первой победой русских войск в Отечественной войне 1812 года после Бородинского сражения. Успех укрепил дух русской армии, перешедшей в контрнаступление.
Цель Тарутинского боя не была достигнута полностью, но её результат оказался успешным, и ещё большее значение имел успех для подъёма духа русских войск. Прежде в ходе войны ни в одном сражении у любой из сторон (даже при Бородино) не было такого количества захваченных пушек, как в этом — 36 или 38 орудий. В письме царю Александру I Кутузов сообщает о 2 500 убитых французах, 1 000 пленных, и ещё 500 пленных на следующий день взяли казаки при преследовании. Свои потери Кутузов оценил в 300 убитых и раненых.

 

 


Первый лайнер Аэрофлота

18 октября 1929 года состоялся первый полёт пассажирского самолёта «К-5» конструктора К. А. Калинина. «К-5» стал первым российским пассажирским самолётом, который строился большой серией.

Первый лайнер Аэрофлота

18 октября 1929 года состоялся первый полёт пассажирского самолёта «К-5» конструктора К. А. Калинина. «К-5» стал первым российским пассажирским самолётом, который строился большой серией.

 Основной самолёт Аэрофлота до 1940 года. Всего было построено 258 самолётов этого типа.

К разработке «К-5» Калинин приступил в 1926 г., прототип был построен в 1929 г. Машину подняли в воздух пилот М.А. Снегирёв и бортмеханик П.Н. Власов. В качестве третьего члена экипажа полетел сам Калинин. Случилось это на харьковском аэродроме "Сокольники". Самолёт оказался лёгок в управлении, хорошо слушался руля. 30 мая 1930 К-5 перелетел в Москву, где выдержал экзамен перед государственной комиссией. Госкомиссия установила, что самолёт вполне отвечает предъявленным требованиям. Дальность до 1000 км, скорость до 200 км в час.

 

Арест Рихарда Зорге

18 октября 1941 года в Токио в результате предательства был арестован советский разведчик Рихард Зорге.

Арест Рихарда Зорге

18 октября 1941 года в Токио в результате предательства был арестован советский разведчик Рихард Зорге.

Японские радиопеленгаторы регулярно засекали выходившую в эфир радиостанцию группы Зорге. Засечь точно работающий передатчик, или даже приблизиться к нему достаточно близко, японцам так и не удалось. Мнение о провале группы как следствие успешно работавших пеленгаторов — это не более чем художественный вымысел. Первая радиограмма была перехвачена в 1937 году. С тех пор донесения перехватывались регулярно. Однако, расшифровать ни одну из перехваченных радиограмм японцы так и не смогли.

И только после того, как на первом же допросе радист Макс Клаузен выдал всё, что он знал о кодах шифрования, японцы смогли расшифровать и прочитать всю подборку перехваченных донесений за несколько лет. Эти донесения фигурировали в материалах следствия, и по ним обвиняемые давали свои пояснения.

Всего по делу группы Зорге было арестовано 35 человек, привлечено к суду 17. Дознание длилось до мая 1942 года. 16 мая 1942 года официальные обвинения были предъявлены первым 7 обвиняемым: Зорге, Одзаки, Максу Клаузену, Вукеличу, Мияги, Сайондзи и Инукаи. Остальным обвинения были предъявлены позднее. Приговоры основным обвиняемым были вынесены 29 сентября 1943 года. Зорге и Одзаки были приговорены к смертной казни через повешение, Вукелич и Клаузен — к пожизненному тюремному заключению, Мияги умер в тюрьме ещё до вынесения приговора. Подробно: http://rosgeroika.ru/podvigi-v-nasledstvo/2013/september/povesit-na-royalnoj-strune?searched=%D1%80%D0%B8%D1%85%D0%B0%D1%80%D0%B4+%D0%B7%D0%BE%D1%80%D0%B3%D0%B5&advsearch=allwords&highlight=ajaxSearch_highlight+ajaxSearch_highlight1+ajaxSearch_highlight2

 

«Интервью» у Венеры

18 октября 1967 года межпланетная станция «Венера-4», запущенная 12 июня 1967 года, достигла цели.

«Интервью» у Венеры

18 октября 1967 года межпланетная станция «Венера-4», запущенная 12 июня 1967 года, достигла цели.

Спускаемый аппарат с набором научной аппаратуры благополучно отделился и впервые в истории космонавтики провел прямые измерения состава атмосферы Венеры при спуске в ней на парашюте.    Спускаемый аппарат мог работать при температуре вплоть до +425°C и при давлении до 10 атмосфер, причем для увеличения шансов на успех он десантировался на ночную сторону планеты. Перед стартом он был подвергнут стерилизации с целью предотвращения переноса на Венеру земных микроорганизмов.

Сигнал прекратился внезапно через 95 минут после начала спуска, на 25-26 км ниже начальной точки, когда за бортом было +280°C и 15 атмосфер. Сначала всем казалось, что это и был момент посадки и что «Венере-4» удалось дойти до поверхности в рабочем состоянии. И лишь через несколько недель стало ясно, что в действительности на высоте около 28 км аппрарат был раздавлен атмосферным давлением, оказавшимся намного больше предусмотренного при конструировании станции.

Лишь «Венера-7», запущенная 17 августа 1970 года, благополучно достигла поверхности планеты. Она разрабатывалась и строилась с учетом опыта полетов предыдущих АМС. Спускаемый аппарат был сконструирован заново, и он должен был работать не менее 30 минут на поверхности при температуре до +540°С и давлении до 150 атмосфер. Теоретические значения, полученные для поверхности планеты были такими: 500°С и 100 атмосфер, так что спускаемый аппарат был построен с запасом. На всякий пожарный случай.

Спустя 120 суток после старта, 15 декабря 1970 года, станция «Венера-7» достигла планеты.

15 декабря в 8 часов 34 минут 10 секунд спускаемый аппарат впервые в мире совершил мягкую посадку на поверхность Венеры. В общей сложности он передавал на Землю информацию в течение 53 минут, в том числе около 20 минут непосредственно с поверхности Венеры. Измеренная температура у поверхности Венеры составила 475°±20°С; она соответствовала давлению 90±15 атмосфер.

В 1975 году спускаемый модуль зонда "Венера-9" передал первые черно-белые фотографии поверхности планеты. И, наконец, первые цветные изображения были получены в 1982 году "Венерой-13".

Американцы далеко отстали от СССР в исследовании Венеры. Лишь в 1967 году через день после посадки советской "Венеры-4" мимо планеты на расстоянии 4000 км пролетел американский "Маринер-5". На околовенерианскую орбиту впервые США вышли с помощью аппарата «Пионер-Венера-1», запущенного 20 мая 1978 года, который проработал до августа 1992 года и осуществлял, в частности, радиолокационное картографирование планеты.

Американская пресса вынуждена была констатировать: "Русские побили США в борьбе за очень большое количество первых мест в освоении космоса: первые спутники, запуск первых животных и первого человека, первый выход в открытый космос, первая посадка зонда на Марсе, первый зонд к Венере, первая орбитальная станция, первый полет вокруг Луны».

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии