RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Горечь Украины
25 марта 2014 г.

Горечь Украины

Её еще долго будут испытывать наши братья (да и мы сами) от западной «сладости»
Создатель ядерного щита
19 марта 2016 г.

Создатель ядерного щита

19 марта 2016 года ушел из жизни выдающийся деятель оборонно-промышленного комплекса, доктор технических наук, профессор, Герой социалистического труда Аркадий Адамович Бриш
Аристократ советского кино
25 апреля 2018 г.

Аристократ советского кино

25 апреля 2018 года исполнилось бы 90-лет со дня рождения народного артиста СССР Юрия Яковлева
15 апреля 2017 г.

"Циркон" – брат "Калибра" и "Оникса"

15 апреля 2017 года ТАСС сообщило о том, что российская гиперзвуковая ракета достигла на испытаниях восьми скоростей звука
Хоккейный бог Виктор Тихонов
1 января 1970 г.

Хоккейный бог Виктор Тихонов

24 ноября 2014 года на 85 году жизни скончался великий советский тренер, под руководством которого сборной СССР по хоккею не было равных
Главная » Герои нашего времени » Крейсер «Адмирал Сенявин»: кровавое ЧП

Крейсер «Адмирал Сенявин»: кровавое ЧП

13 июня 1978 года на флагманском корабле Тихоокеанского флота произошел взрыв, унесший жизни 37 человек

Наш читатель Шевелев Григорий Алексеевич прислал воспоминания об этой трагедии, очевидцем и, в какой-то степени, участником которой ему довелось быть
Крейсер «Адмирал Сенявин»: кровавое ЧП

В 1977-1978 годах Московским НИИ радиосвязи (МНИИРС) и Красноярским радиотехническим заводом (КРТЗ) проводились работы по оснащению крейсеров управления «Жданов» (Черноморский флот) и «Адмирал Сенявин» (Тихоокеанский флот) станцией спутниковой связи «Кристалл-К», обеспечивающей прием и передачу телефонной, телеграфной и фототелеграфной информации через ИСЗ «Молния». Эти корабли были переделаны из крейсеров проекта 68-бис, построенных большой серией в 50-е годы, и получивших имена как партийных деятелей («Дзержинский», «Орджоникидзе», «Жданов»), так и полководцев («Суворов», «Кутузов», «Дмитрий Пожарский») и флотоводцев («Адмирал Ушаков», «Адмирал Сенявин», «Адмирал Лазарев» и др.). Они относились к легким крейсерам по калибру главных орудий (152 мм), но по длине (почти 200 м) и водоизмещению (около 20000 тонн) превосходили некоторые тяжелые крейсера. Корабли имели 2 паровые турбины мощностью по 55000 л.с. каждая и развивали скорость до 33 узлов (около 60 км/час). Экипаж составлял около 1000 человек. При переделке в корабли управления на «Жданове» (проект 68у1) сняли одну из кормовых башен главного калибра, а на «Сенявине» (проект 68у2) сняли обе. Взамен на корме были оборудованы вертолетные площадки и увеличено количество радиостанций. Выделены дополнительные помещения для штаба. Увеличен личный состав боевой части связи (БЧ-4) с 4 до 20 офицеров и соответствующего количества старшин и матросов. В духе времени корабли оснастили автоматической зенитной артиллерией и малыми зенитными ракетами.
Проектирование размещения станций выполнялось Севастопольским проектно-конструкторским бюро, а сама установка производилась Севастопольским морским заводом («Жданов») и судоремонтным заводом «Дальзавод» («Адмирал Сенявин»). На «Дальзаводе» в ходе планового ремонта корабля был выполнен монтаж станции и проведены ее швартовные испытания. Ходовые испытания совмещались с боевой подготовкой после перехода из Владивостока к месту базирования в залив Стрелок.
Описываемые события происходили на фоне посещения крейсера тогдашним руководителем СССР Генеральным секретарем ЦК КПСС Леонидом Ильичом Брежневым во время его поездки по Дальнему Востоку. Командир корабля и замполит за отличную службу были награждены именными часами.
Приехав в мае 1978 года в очередную командировку, я руководил проведением ходовых испытаний бригадой специалистов МНИИРС и КРТЗ при участии личного состава корабля. Со стороны заказчика работу координировал старший научный сотрудник 34 НИИ ВМФ капитан 1 ранга в отставке Георгий Антонович Лис, в недавнем прошлом начальник отдела космической связи этого института.
Злосчастный день начался с выхода в море эскадры крейсеров под флагом контр-адмирала В.Ф. Варганова (бывшего командира «Сенявина») для проведения учебных стрельб главным калибром. Выстроившись в кильватерную колонну, корабли на скорости 20-25 узлов сближались с буксируемой мишенью на дистанцию выстрела и обстреливали ее. На «Сенявине» стреляла только 1-я башня, а 2-я находилась на консервации.
Наступило время ужина. Но командование решило отложить принятие пищи до окончания учений. А мы завершили свою работу и разошлись по каютам, коротая время под аккомпанемент мерного буханья шестидюймовок. Вдруг плавное течение нашей с Георгием Антоновичем Лисом беседы было нарушено каким-то диссонансом. Сначала прозвучал более слабый выстрел по сравнению с другими, а затем гораздо более громкий. Мы переглянулись, и в сердце стала закрадываться тревога. Вскоре по коридорам и каютам поплыл сильный запах сгоревшего пороха, знакомый по стрельбе в тире. Выстрелы прекратились… Мы поспешили на боевой пост, куда вскоре подтянулись и остальные товарищи.
По корабельной трансляции прозвучал приказ командира капитана 2 ранга В.Н. Плахова:
- Командиру БЧ-5 затопить носовые погреба!
Стало ясно, что случилось ЧП и пороховые погреба под угрозой взрыва. В этом случае корабль на скорости зарылся бы носом в воду и, скорее всего, опрокинулся. Но затопление погребов погубило бы находящихся в них моряков. Стармех медлил с выполнением приказа. Тогда микрофон взял адмирал. Он не стал командовать, а обратился неформально, по имени:
- Я понимаю, как тебе трудно. Но в твоих руках жизнь сотен людей. Спасай корабль!
Как потом выяснилось, к моменту затопления персонал погребов уже погиб. Учения были прекращены и корабль полным ходом пошел в базу. Об ужине все забыли. Кроме закалённого жизнью старого Лиса. Часов в 9 вечера он сказал мне:
- Война войной, а обед обедом. Пойдём в кают-компанию!
За накрытыми столами было пусто. Изредка забегал какой-нибудь офицер и, пару раз ковырнув вилкой в тарелке, отодвигал её и, выпив стакан компота, убегал. Я ел, но без аппетита. Лис же быстро расправился с ужином и обратился к вестовому:
- Сынок! А можно повторить?
- Да сколько угодно. Вы же видите, всё осталось. Никто не ест.
Когда я удивился такому присутствию духа, даже невозмутимости, Лис ответил:
- Я в войну столько смертей видел!
После пережитого никто не мог уснуть. Что же всё-таки случилось?
Произошел так называемый затяжной выстрел, хорошо знакомый охотникам. Причиной обычно является низкое качество порохового заряда вследствие отсыревания или слишком долгого хранения. При этом порох горит медленно и перед открытием затвора для перезарядки оружия полагается выждать около минуты на тот случай, если выстрел всё же произойдёт. Здесь это правило было нарушено. Артиллеристы поспешили и произошел взрыв заряда при открытом замке орудия. Частью пороховых газов снаряд был выброшен из ствола на несколько десятков метров (вот откуда звук слабого выстрела), а основная энергия взрыва ворвалась внутрь башни, что вызвало детонацию нескольких приготовленных к стрельбе зарядов (25 кг пороха в каждом), взрыв и пожар. Все люди погибли мгновенно вследствие настолько резкого повышения давления, что на внешней поверхности башни вокруг каждой заклепки образовалось черное кольцо из прорвавшихся газов.
Погибли и люди в погребах: защитные клапаны элеваторов подачи снарядов не выдержали такого большого давления. К сожалению, смерть не обошла и наш коллектив. Матрос боевого поста «Кристалл-К» Витя Золотарёв стоял вахту дневального в носовом кубрике. Стремясь помочь боевым товарищам, он в фильтрующем противогазе проник в погреба, но был отравлен пороховыми газами, для защиты от которых нужен изолирующий противогаз. Не приходя в сознание, он умер под утро на руках товарищей, несмотря на хлопоты врачей. Другие жертвы в помощи уже не нуждались...
Погибло 37 человек. В их числе оказался и корреспондент газеты «Красная звезда» по Дальнему Востоку капитан 2 ранга Леонид Климченко. Работники прессы и телевидения после визита Л.И. Брежнева часто посещали корабль.
Утром на катере в базу прибыл командующий ТОФ адмирал В.П. Маслов, а к вечеру из Москвы прилетел Главком ВМФ Адмирал флота Советского Союза С.Г. Горшков со свитой. Было решено похоронить погибших в братской могиле и установить памятник. Срочно организовали прибытие отцов и матерей, которых уговорили с этим согласиться. Исключением оказались родители нашего Вити, настоявшие на своем. В сопровождении офицера и двух матросов они повезли гроб с телом сына на родину.
Вскоре состоялись похороны. После прощания в клубе траурная процессия прошествовала к могиле, аврально подготовленной стройбатом. Закрытые гробы с фуражками, бескозырками и подушечками с наградами несли на руках. На всем пути дежурили врачи и медсестры, делавшие уколы рыдающим матерям, то и дело терявшим сознание. В прощальном слове С.Г. Горшков отметил, что сложная техника не терпит ошибок и призвал к повышению уровня боевой подготовки. Играл военный оркестр. Прозвучал салют со стоящих в бухте кораблей.
По результатам работы комиссии был наказан командир корабля, которому не присвоили очередное звание капитана 1 ранга и перевели старпомом на другой крейсер. Также были наказаны замполит корабля и командир БЧ-2, находившиеся в этот день в отпуске. Больше наказывать было некого. Мёртвые сраму не имут…
Причиной катастрофы признаны ошибочные действия личного состава. Как считают различные исследователи, они могли быть обусловлены увольнением в запас перед самыми стрельбами наиболее опытных артиллеристов, переносом ужина (голодные люди чаще ошибаются) и даже 13-м числом.
Не будучи профессиональным моряком, автор воздерживается от анализа случившегося. Я только хотел донести до читателей живое свидетельство очевидца.

Григорий Шевелев
13 июня 2020 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
24 сентебря
четверг
2020

В этот день:

Смерть Багратиона

24 сентября 1812 года умер от ран Пётр Иванович Багратион, российский генерал от инфантерии, князь, герой Отечественной войны 1812 года, ученик А. В. Суворова. Скончался от ран, полученных в битве при Бородино.

Смерть Багратиона

24 сентября 1812 года умер от ран Пётр Иванович Багратион, российский генерал от инфантерии, князь, герой Отечественной войны 1812 года, ученик А. В. Суворова. Скончался от ран, полученных в битве при Бородино.

Военную службу Пётр Багратион начал 21 февраля (4 марта) 1782 года рядовым в Астраханском пехотном полку, расквартированном в окрестностях Кизляра. Первый боевой опыт приобрёл в 1783 году в военной экспедиции на территорию Чечни, где был захвачен в плен под селением Алды, но позже выкуплен властями.

Участвовал в русско-турецкой войне 1787—92 годов и Польской кампании 1794 года. Отличился 17 декабря 1788 года при штурме Очакова. Активный участник войны против Наполеона. В Аустерлицком сражении Багратион командовал войсками правого крыла союзной армии, которые стойко отражали натиск французов, а затем составили арьергард и прикрывали отход главных сил.

При Бородино армия Багратиона, составляя левое крыло боевого порядка российских войск, отразила все атаки армии Наполеона. 7 сентября (по новому стилю) 1812 года осколок ядра раздробил генералу берцовую кость левой ноги. 8 сентября Багратион упомянул в своём донесении царю Александру I о ранении: «Я довольно не легко ранен в левую ногу с раздроблением кости; но нималейше не сожалею о сём, быв всегда готов пожертвовать и последнею каплею моей крови на защиту Отечества и августейшего престола…»

12 (24) сентября 1812 года Пётр Иванович Багратион умер от гангрены.

 

День рождения Новороссийска

24 сентября 1838 года корабли российской эскадры вошли в Цемесскую бухту. 5816 человек под командованием Раевского и Лазарева высадились на развалины турецкой крепости. В устье реки Цемес началось сооружение укрепления, вокруг которого впоследствии развернулось строительство города Новороссийска. Этот день празднуется теперь как День рождения города.

«Штопор» Константина Арцеулова

24 сентября 1916 года русский лётчик Константин Арцеулов впервые преднамеренно выполнил «штопор» и вывел из него самолёт.

«Штопор» Константина Арцеулова

24 сентября 1916 года русский лётчик Константин Арцеулов впервые преднамеренно выполнил «штопор» и вывел из него самолёт.

 В дальнейшем эта фигура высшего пилотажа была включена в курс обучения лётчиков-истребителей, что расширило манёвренные возможности самолёта в бою и уменьшило число жертв в авиации.

Арцеулов до Первой мировой войны учился в Морском кадетском корпусе (1906—1908), затем работал на авиационном заводе С. Щетинина в Петербурге, одновременно занимался в лётной школе. На планёрах собственной конструкции поднимался в воздух. В 1911 году получил диплом пилота-авиатора. В 1912 году — инструктор в Севастопольском аэроклубе.

Участник Первой мировой войны, служил в 18-м корпусном авиационном отряде, совершил около 200 разведывательных полётов. С 1916 года лётчик 8-го истребительного авиационного отряда, успешно провёл 18 воздушных боёв. После революции получил назначение в 1-ю Московскую высшую школу красвоенлетов (на Ходынке). Одним из его учеников был Валерий Чкалов. В 1923 году испытывал первый советский истребитель И-1 конструкции Н. Н. Поликарпова. Был пионером советского планеризма, в 1923 году получил диплом пилота-парителя № 1. Разработал и построил 5 планёров собственной конструкции, среди них А-5. В составе советской команды участвовал в соревнованиях планеристов в Германии в 1925 году. В 1927 году переведён в гражданскую авиацию (Добролёт) для работ в области аэрофотосъёмки и ледовой разведки. Собственноручно провёл аэрофотосъёмку многих удалённых районов страны, участвовал в определении трассы будущего Турксиба.

В 1933 году был осуждён к высылке в Архангельск. Работал мотористом на катере. Реабилитирован в 1937 году. Из-за длительного перерыва в лётном стаже на военную службу не вернулся. Занялся художественным творчеством. Оформил более 50 книг, 240 номеров журнала «Техника — молодёжи», где он был ведущим художником, также иллюстрировал журналы «За оборону», «Крылья Родины», «Юный техник», «Моделист-конструктор». Автор панно в главном зале Центрального дома авиации и космонавтики имени М. В. Фрунзе.

 

Лунный грунт доставлен на Землю

24 сентября 1970 года впервые в истории человечества межпланетная станция «Луна-16» доставила на Землю лунный грунт.

Лунный грунт доставлен на Землю

24 сентября 1970 года впервые в истории человечества межпланетная станция «Луна-16» доставила на Землю лунный грунт.

20 сентября 1970 года станция «Луна-16» совершила мягкую посадку на поверхности Луны в районе Моря Изобилия в точке с координатами 0 градусов 41 минута южной широты и 56 градусов 18 минут восточной долготы. Масса опустившейся на Луну станции составила 1880 кг. 21 сентября 1970 года с поверхности Луны стартовал возвращаемый аппарат автоматической межпланетной станции «Луна-16». Масса стартовавшей ступени была 512 кг. Непосредственно перед стартом был произведён забор лунного грунта, который в специальной капсуле был помещён в возвращаемый аппарат.

24 сентября 1970 года возвращаемый аппарат станции «Луна-16» массой 35 кг совершил мягкую посадку на территории СССР в 80 километрах юго-восточнее города Джезказган в Казахстане. На Землю были доставлены образцы лунного грунта, взятые в районе Моря Изобилия. Общая масса колонки грунта, доставленной на Землю, составила 101 грамм. «Луна-16» стала первым автоматическим аппаратом, доставившим внеземное вещество на Землю.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии