RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Космический «папа»
10 ноября 2017 г.

Космический «папа»

10 ноября 2010 года мы проводили в последний путь Анатолия Григорьевича Утыльева – человека во всех смыслах выдающегося...
Гроза америкосов Су-27
20 мая 2014 г.

Гроза америкосов Су-27

20 мая 1977 года состоялся первый полет советского истребителя четвертого поколения, который до сих пор является непревзойденным в своем классе
21 октября 2014 г.

Стрелков рвется в бой

Он считает: "С нынешней командой Путину можно гарантированно доехать только до Гаагского трибунала"
Командир спецназа «Тайфун»
9 апреля 2018 г.

Командир спецназа «Тайфун»

9 апреля – день рождения Махотина Алексея Николаевича, полковника внутренней службы, Героя России
Военный психоз
3 марта 2014 г.

Военный психоз

Российские «бабловары» бьют в спину Российской армии и её верховному главнокомандующему
Главная » Герои нашего времени » Крейсер «Адмирал Сенявин»: кровавое ЧП

Крейсер «Адмирал Сенявин»: кровавое ЧП

13 июня 1978 года на флагманском корабле Тихоокеанского флота произошел взрыв, унесший жизни 37 человек

Наш читатель Шевелев Григорий Алексеевич прислал воспоминания об этой трагедии, очевидцем и, в какой-то степени, участником которой ему довелось быть
Крейсер «Адмирал Сенявин»: кровавое ЧП

В 1977-1978 годах Московским НИИ радиосвязи (МНИИРС) и Красноярским радиотехническим заводом (КРТЗ) проводились работы по оснащению крейсеров управления «Жданов» (Черноморский флот) и «Адмирал Сенявин» (Тихоокеанский флот) станцией спутниковой связи «Кристалл-К», обеспечивающей прием и передачу телефонной, телеграфной и фототелеграфной информации через ИСЗ «Молния». Эти корабли были переделаны из крейсеров проекта 68-бис, построенных большой серией в 50-е годы, и получивших имена как партийных деятелей («Дзержинский», «Орджоникидзе», «Жданов»), так и полководцев («Суворов», «Кутузов», «Дмитрий Пожарский») и флотоводцев («Адмирал Ушаков», «Адмирал Сенявин», «Адмирал Лазарев» и др.). Они относились к легким крейсерам по калибру главных орудий (152 мм), но по длине (почти 200 м) и водоизмещению (около 20000 тонн) превосходили некоторые тяжелые крейсера. Корабли имели 2 паровые турбины мощностью по 55000 л.с. каждая и развивали скорость до 33 узлов (около 60 км/час). Экипаж составлял около 1000 человек. При переделке в корабли управления на «Жданове» (проект 68у1) сняли одну из кормовых башен главного калибра, а на «Сенявине» (проект 68у2) сняли обе. Взамен на корме были оборудованы вертолетные площадки и увеличено количество радиостанций. Выделены дополнительные помещения для штаба. Увеличен личный состав боевой части связи (БЧ-4) с 4 до 20 офицеров и соответствующего количества старшин и матросов. В духе времени корабли оснастили автоматической зенитной артиллерией и малыми зенитными ракетами.
Проектирование размещения станций выполнялось Севастопольским проектно-конструкторским бюро, а сама установка производилась Севастопольским морским заводом («Жданов») и судоремонтным заводом «Дальзавод» («Адмирал Сенявин»). На «Дальзаводе» в ходе планового ремонта корабля был выполнен монтаж станции и проведены ее швартовные испытания. Ходовые испытания совмещались с боевой подготовкой после перехода из Владивостока к месту базирования в залив Стрелок.
Описываемые события происходили на фоне посещения крейсера тогдашним руководителем СССР Генеральным секретарем ЦК КПСС Леонидом Ильичом Брежневым во время его поездки по Дальнему Востоку. Командир корабля и замполит за отличную службу были награждены именными часами.
Приехав в мае 1978 года в очередную командировку, я руководил проведением ходовых испытаний бригадой специалистов МНИИРС и КРТЗ при участии личного состава корабля. Со стороны заказчика работу координировал старший научный сотрудник 34 НИИ ВМФ капитан 1 ранга в отставке Георгий Антонович Лис, в недавнем прошлом начальник отдела космической связи этого института.
Злосчастный день начался с выхода в море эскадры крейсеров под флагом контр-адмирала В.Ф. Варганова (бывшего командира «Сенявина») для проведения учебных стрельб главным калибром. Выстроившись в кильватерную колонну, корабли на скорости 20-25 узлов сближались с буксируемой мишенью на дистанцию выстрела и обстреливали ее. На «Сенявине» стреляла только 1-я башня, а 2-я находилась на консервации.
Наступило время ужина. Но командование решило отложить принятие пищи до окончания учений. А мы завершили свою работу и разошлись по каютам, коротая время под аккомпанемент мерного буханья шестидюймовок. Вдруг плавное течение нашей с Георгием Антоновичем Лисом беседы было нарушено каким-то диссонансом. Сначала прозвучал более слабый выстрел по сравнению с другими, а затем гораздо более громкий. Мы переглянулись, и в сердце стала закрадываться тревога. Вскоре по коридорам и каютам поплыл сильный запах сгоревшего пороха, знакомый по стрельбе в тире. Выстрелы прекратились… Мы поспешили на боевой пост, куда вскоре подтянулись и остальные товарищи.
По корабельной трансляции прозвучал приказ командира капитана 2 ранга В.Н. Плахова:
- Командиру БЧ-5 затопить носовые погреба!
Стало ясно, что случилось ЧП и пороховые погреба под угрозой взрыва. В этом случае корабль на скорости зарылся бы носом в воду и, скорее всего, опрокинулся. Но затопление погребов погубило бы находящихся в них моряков. Стармех медлил с выполнением приказа. Тогда микрофон взял адмирал. Он не стал командовать, а обратился неформально, по имени:
- Я понимаю, как тебе трудно. Но в твоих руках жизнь сотен людей. Спасай корабль!
Как потом выяснилось, к моменту затопления персонал погребов уже погиб. Учения были прекращены и корабль полным ходом пошел в базу. Об ужине все забыли. Кроме закалённого жизнью старого Лиса. Часов в 9 вечера он сказал мне:
- Война войной, а обед обедом. Пойдём в кают-компанию!
За накрытыми столами было пусто. Изредка забегал какой-нибудь офицер и, пару раз ковырнув вилкой в тарелке, отодвигал её и, выпив стакан компота, убегал. Я ел, но без аппетита. Лис же быстро расправился с ужином и обратился к вестовому:
- Сынок! А можно повторить?
- Да сколько угодно. Вы же видите, всё осталось. Никто не ест.
Когда я удивился такому присутствию духа, даже невозмутимости, Лис ответил:
- Я в войну столько смертей видел!
После пережитого никто не мог уснуть. Что же всё-таки случилось?
Произошел так называемый затяжной выстрел, хорошо знакомый охотникам. Причиной обычно является низкое качество порохового заряда вследствие отсыревания или слишком долгого хранения. При этом порох горит медленно и перед открытием затвора для перезарядки оружия полагается выждать около минуты на тот случай, если выстрел всё же произойдёт. Здесь это правило было нарушено. Артиллеристы поспешили и произошел взрыв заряда при открытом замке орудия. Частью пороховых газов снаряд был выброшен из ствола на несколько десятков метров (вот откуда звук слабого выстрела), а основная энергия взрыва ворвалась внутрь башни, что вызвало детонацию нескольких приготовленных к стрельбе зарядов (25 кг пороха в каждом), взрыв и пожар. Все люди погибли мгновенно вследствие настолько резкого повышения давления, что на внешней поверхности башни вокруг каждой заклепки образовалось черное кольцо из прорвавшихся газов.
Погибли и люди в погребах: защитные клапаны элеваторов подачи снарядов не выдержали такого большого давления. К сожалению, смерть не обошла и наш коллектив. Матрос боевого поста «Кристалл-К» Витя Золотарёв стоял вахту дневального в носовом кубрике. Стремясь помочь боевым товарищам, он в фильтрующем противогазе проник в погреба, но был отравлен пороховыми газами, для защиты от которых нужен изолирующий противогаз. Не приходя в сознание, он умер под утро на руках товарищей, несмотря на хлопоты врачей. Другие жертвы в помощи уже не нуждались...
Погибло 37 человек. В их числе оказался и корреспондент газеты «Красная звезда» по Дальнему Востоку капитан 2 ранга Леонид Климченко. Работники прессы и телевидения после визита Л.И. Брежнева часто посещали корабль.
Утром на катере в базу прибыл командующий ТОФ адмирал В.П. Маслов, а к вечеру из Москвы прилетел Главком ВМФ Адмирал флота Советского Союза С.Г. Горшков со свитой. Было решено похоронить погибших в братской могиле и установить памятник. Срочно организовали прибытие отцов и матерей, которых уговорили с этим согласиться. Исключением оказались родители нашего Вити, настоявшие на своем. В сопровождении офицера и двух матросов они повезли гроб с телом сына на родину.
Вскоре состоялись похороны. После прощания в клубе траурная процессия прошествовала к могиле, аврально подготовленной стройбатом. Закрытые гробы с фуражками, бескозырками и подушечками с наградами несли на руках. На всем пути дежурили врачи и медсестры, делавшие уколы рыдающим матерям, то и дело терявшим сознание. В прощальном слове С.Г. Горшков отметил, что сложная техника не терпит ошибок и призвал к повышению уровня боевой подготовки. Играл военный оркестр. Прозвучал салют со стоящих в бухте кораблей.
По результатам работы комиссии был наказан командир корабля, которому не присвоили очередное звание капитана 1 ранга и перевели старпомом на другой крейсер. Также были наказаны замполит корабля и командир БЧ-2, находившиеся в этот день в отпуске. Больше наказывать было некого. Мёртвые сраму не имут…
Причиной катастрофы признаны ошибочные действия личного состава. Как считают различные исследователи, они могли быть обусловлены увольнением в запас перед самыми стрельбами наиболее опытных артиллеристов, переносом ужина (голодные люди чаще ошибаются) и даже 13-м числом.
Не будучи профессиональным моряком, автор воздерживается от анализа случившегося. Я только хотел донести до читателей живое свидетельство очевидца.

Григорий Шевелев
13 июня 2015 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
26 сентебря
среда
2018

В этот день:

Взлет и падение воздушной академии

26 сентября 1920 года Реввоенсовет Республики издал приказ № 1946, в котором постановил реорганизовать Московский авиатехникум в Институт инженеров Красного Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского.

Взлет и падение воздушной академии

Взлет и падение воздушной академии 26 сентября 1920 года Реввоенсовет Республики издал приказ № 1946, в котором постановил реорганизовать Московский авиатехникум в Институт инженеров Красного Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского.

Положение об институте было утверждено Реввоенсоветом 23 ноября 1920 года. 9 сентября 1922 года был издан приказ Реввоенсовета о введении нового штата института с присвоением ему наименования Академия Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского. С небольшими изменениями названия академия осуществляла подготовку и переподготовку командиров и инженеров для Военно-воздушных сил Вооружённых Сил СССР и Российской Федерации до августа 2011 года, когда по ней прокатился каток сердюковских реформ. Все российские и советские лётчики-космонавты — выпускники этого вуза, которого теперь нет.
В первые годы существования в академии было два факультета: инженерный и службы Воздушного Флота (командный). В 30-е годы в дополнение к двум существовавшим факультетам прибавились ещё четыре: авиационного вооружения (1934), оперативный (1935; проработал 2 года и вновь открылся в 1939 году), заочного обучения (1937), штурманский (1938). Её выпускники командовали авиачастями и соединениями, руководили инженерно-авиационной службой, возглавляли конструкторские бюро, авиазаводы, научно-исследовательские учреждения.

В 1998 году при очередной реорганизации военного образования академия была переименована в Военный авиационный технический университет (ВАТУ). В 2008 году путем слияния ВАТУ и Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина было образовано федеральное государственное военное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Военно-воздушная академия имени профессора Н. Е. Жуковского и Ю. А. Гагарина». Петровский дворец, в течение 75 лет бывший главным корпусом, сердцем и одним из символов академии, был передан в ведение мэрии Москвы, а то, что осталось от академии, изгнали в Монино. Московские власти решили превратить альма-матер космонавтов и летчиков в элитную гостиницу для толстосумов. В 2009 году набор слушателей не осуществлялся. В 2011 году академия перебазирована в Воронеж. При этом более 50 процентов профессорско-преподавательского состава было разогнано. Что тут скажешь? Об армию, которая не способна защитить свой народ, любой толстозадый урод может вытереть ноги.

Смерть «отца» танка Т-34

26 сентября 1940 года скончался Михаил Ильич КОШКИН, выдающийся советский конструктор бронетанковой техники, создатель лучшего танка Второй мировой войны — легендарной «тридцатьчетвёрки».

Смерть «отца» танка Т-34

Смерть «отца» танка Т-34 26 сентября 1940 года скончался Михаил Ильич КОШКИН, выдающийся советский конструктор бронетанковой техники, создатель лучшего танка Второй мировой войны — легендарной «тридцатьчетвёрки».

Умер, застудив легкие во время испытания Т-34.

Сегодня, наверное, многие знают, что конструктором лучшего танка XX века T-34 был советский инженер Михаил Ильич Кошкин. Создать такую машину — уже великий подвиг. Но Кошкин совершил еще и подвиг самопожертвования при внедрении этого танка в производство, о чем мало кто знает.

Михаи́л Ильи́ч Ко́шкин родился 3 декабря 1898 года в селе Брынчаги Угличского уезда Ярославской губернии (ныне Переславский район Ярославской области). Семья жила бедно, отец вынужден был заниматься отхожими промыслами. В 1905 году, работая на лесозаготовках, он надорвался и умер, оставив жену, вынужденную пойти батрачить, и троих малолетних детей. Михаил окончил церковно-приходскую школу. С 1909 по 1917 год работал на кондитерской фабрике в Москве.

С февраля 1917 года служил в армии рядовым. Весной в составе 58-го пехотного полка был отправлен на Западный фронт, в августе получил ранение. Лечился в Москве, в конце 1917 года был демобилизован. 15 апреля 1918 года поступил добровольцем в сформированный в Москве железнодорожный отряд Красной Армии. Участвовал в боях под Царицыном. В 1919 году переведён в Петроград в 3-й железнодорожный батальон, который участвовал в освобождении от английских интервентов Архангельска. По дороге на Польский фронт Михаил заболел тифом и был снят с эшелона. После выздоровления направлен в 3-ю железнодорожную бригаду, участвовал в боях против Врангеля на Южном фронте.

После окончания Гражданской войны с 1921 по 1924 год Кошкин учился в Коммунистическом университете имени Я. М. Свердлова. После его окончания получил назначение в Вятку, где с 1924 по 1925 год работал заведующим кондитерской фабрики, с 1925 по 1926 год — заведующим агитационно-пропагандистского отдела райкома ВКП(б), с 1926 по 1928 год — заведующим губсовпартшколой, в 1928 году — заместителем заведующего, с июля 1928 по август 1929 года — заведующий агитационно-пропагандистского отдела губкома ВКП(б).

В 1929 году по личному распоряжению С. М. Кирова как инициативный работник, в числе «парттысячников», зачислен в Ленинградский политехнический институт (кафедра «Автомобили и тракторы»). Производственную практику проходил на Горьковском автозаводе, а преддипломную — в опытно-конструкторском отделе одного из Ленинградских заводов.

После окончания вуза 2,5 года трудился в танковом КБ Ленинградского завода им. С. М. Кирова. С должности рядового конструктора быстро дошёл до заместителя начальника КБ. За участие в создании среднего танка с противоснарядным бронированием Т-46-5 (Т-111) получил орден Красной Звезды. Участвовал также в создании танка Т-29.

С декабря 1936 года Кошкин возглавляет Конструкторское бюро Танкового отдела «Т2», завода № 183, Харьковского паровозостроительного завода (ХПЗ). В это время в КБ сложилась критическая кадровая ситуация: предыдущий начальник КБ А. О. Фирсов арестован «за вредительство», конструкторов допрашивают, КБ разделено на два направления: с лета 1937 года одна часть сотрудников занимается опытно-конструкторскими работами (14 тем), другая обеспечивает текущее серийное производство.

Первый проект, созданный под руководством Кошкина, танк БТ-9, был отклонён осенью 1937 года по причине грубых конструктивных ошибок и несоответствия требованиям задания. 13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 (ХПЗ) тактико-технические требования на новый танк под индексом БТ-20.

По причине слабости КБ завода № 183, на предприятии для работ по новому танку было создано отдельное конструкторское бюро, независимое от КБ Кошкина. В состав КБ вошёл ряд инженеров КБ завода № 183 (в том числе А. А. Морозов), а также около сорока выпускников Военной академии механизации и моторизации (ВАММ). Руководство КБ было поручено адъюнкту ВАММ Адольфу Дику. Разработка идёт в сложных условиях: на заводе продолжаются аресты.

Кошкин в этом хаосе продолжает развивать своё направление — чертежи, над которыми работает костяк фирсовского конструкторского бюро (КБ-24), должны лечь в основу будущего танка.

Конструкторским бюро под руководством А. Дика был разработан технический проект танка БТ-20, но с опозданием на полтора месяца. Данная задержка повлекла за собой анонимный донос на руководителя КБ, в результате которого Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 20 лет лагерей. Вклад А. Дика, недолго занимавшегося в КБ вопросами подвижности танка, в создание будущего танка Т-34 заключался в важной для ходовой части идее установки на борт ещё одного опорного катка и наклонного расположения пружин подвески.

После ареста Дика конструкторское бюро было реорганизовано, его руководителем стал Кошкин. В марте 1938 года проект танка был утверждён. Однако к этому моменту у военного руководства страны возникли сомнения в правильности выбранного типа движителя для танка. 28 апреля 1938 года Кошкин в Москве на совещании Народного Комиссариата обороны (НКО) добивается разрешения изготовить и испытать два новых танка — колёсно-гусеничный (как и предполагалось изначальным заданием) и чисто гусеничный. В середине — конце лета 1939 года в Харькове новые образцы танков прошли испытание. Комиссия заключила, что «по прочности и надёжности опытные танки А-20 и А-32 выше всех выпускаемых ранее… выполнены хорошо и пригодны для эксплуатации в войсках», однако отдать предпочтение одному из них она не смогла. Большую тактическую подвижность в условиях пересечённой местности во время боёв Советско-финской войны 1939—1940 годов показал гусеничный танк А-32. В короткие сроки была проведена его доработка: утолщёна до 45 мм броня и установлена 76-миллиметровая пушка и другое — так появился Т-34.

Два опытных Т-34 были изготовлены и переданы на войсковые испытания 10 февраля 1940 года, подтвердившие их высокие технические и боевые качества. В начале марта 1940 года Кошкин отправляется с ними из Харькова в Москву «своим ходом». В условиях начавшейся весенней распутицы, при сильной изношенности танков предшествующими пробеговыми испытаниями (около 3000 км), начавшийся пробег несколько раз был на грани провала. 17 марта 1940 года на Ивановской площади Кремля танки были продемонстрированы представителям правительства. Испытания в Подмосковье и на Карельском перешейке завершились успешно. Т-34 был рекомендован для немедленной постановки на производство.

Кошкин дорого заплатил за этот демонстрационный успех — простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией, но Михаил Ильич продолжал активно руководить доработкой танка, пока не произошло обострение заболевания и не пришлось удалить одно лёгкое. Конструктор скончался 26 сентября 1940 года в санатории «Занки» под Харьковом, где проходил реабилитационный курс лечения. Похоронен в Харькове на городском кладбище, которое в 1941 году уничтожено лётчиками люфтваффе целенаправленной бомбардировкой с целью ликвидации могилы конструктора (Гитлер объявил Кошкина своим личным врагом уже после его смерти).

День милиции, которой нет

26 сентября 1962 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был установлен День советской милиции, который отмечался ежегодно 10 ноября в связи с тем, что в этот день в 1917 году было принято постановление НКВД РСФСР о создании рабочей милиции.

День милиции, которой нет

26 сентября 1962 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был установлен День советской милиции, который отмечался ежегодно 10 ноября в связи с тем, что в этот день в 1917 году было принято постановление НКВД РСФСР о создании рабочей милиции.

В 1991 году вместе с распадом страны Советов День советской милиции исчез. Ему на смену пришел День российской милиции, который праздновался вплоть до 2011 года. С 1 марта же 2011 года в силу вступил закон «О полиции» и само название праздника «День милиции» стало неуместным. Днем полиции праздник постыдились, видимо, назвать. В соответствии с Указом Президента РФ от 13 октября 2011 года № 1348 День милиции официально назван Днем сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации. И установлено его празднование также 10 ноября.

Предотвративший ядерную войну

26 сентября 1983 года подполковник Станислав Евграфович Петров предотвратил потенциальную ядерную войну

Предотвративший ядерную войну

Предотвративший ядерную войну 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Евграфович Петров предотвратил потенциальную ядерную войну

В ночь на 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Петров был оперативным дежурным командного пункта, откуда осуществлялось управление дежурными средствами Ракетных войск стратегического назначения. Вдруг компьютер сообщил о запуске ракет с американской базы. Проанализировав обстановку («запуски» были произведены лишь из одной точки и состояли всего из трех МБР, что совершенно недостаточно для первого удара), подполковник Петров понял, что это ложное срабатывание системы. И не стал действовать по инструкции, что привело бы к неминуемой ядерной войне.

Последующее расследование установило, что причиной послужила засветка датчиков спутника солнечным светом, отражённым от высотных облаков. Позднее в космическую систему были внесены изменения, позволяющие исключить такие ситуации.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии