RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Сигнал от Путина и Стрелкова
14 сентября 2014 г.

Сигнал от Путина и Стрелкова

В последнее время в патриотической среде возникли опасения: не бросит ли наш Президент Новороссию?
Первая свадьба в Новороссии
12 июля 2014 г.

Первая свадьба в Новороссии

Легендарный Моторола женился на Елене Прекрасной
По ту сторону войны
31 мая 2017 г.

По ту сторону войны

Готовится к печати книга военного журналиста полковника запаса Геннадия Алехина
Командир «кругосветки»
24 марта 2016 г.

Командир «кругосветки»

24 марта 1921 года родился Анатолий Иванович СОРОКИН,вице-адмирал, Герой Советского Союза
Истребитель
22 января 2015 г.

Истребитель "фантомов" полковник Хара

Дата 22 января приказом Главнокомандующего Войсками ПВО № 300 от 25.10.1996 года объявлена годовым праздником авиации ПВО
Главная » Герои нашего времени » Крейсер «Адмирал Сенявин»: кровавое ЧП

Крейсер «Адмирал Сенявин»: кровавое ЧП

13 июня 1978 года на флагманском корабле Тихоокеанского флота произошел взрыв, унесший жизни 37 человек

Наш читатель Шевелев Григорий Алексеевич прислал воспоминания об этой трагедии, очевидцем и, в какой-то степени, участником которой ему довелось быть
Крейсер «Адмирал Сенявин»: кровавое ЧП

В 1977-1978 годах Московским НИИ радиосвязи (МНИИРС) и Красноярским радиотехническим заводом (КРТЗ) проводились работы по оснащению крейсеров управления «Жданов» (Черноморский флот) и «Адмирал Сенявин» (Тихоокеанский флот) станцией спутниковой связи «Кристалл-К», обеспечивающей прием и передачу телефонной, телеграфной и фототелеграфной информации через ИСЗ «Молния». Эти корабли были переделаны из крейсеров проекта 68-бис, построенных большой серией в 50-е годы, и получивших имена как партийных деятелей («Дзержинский», «Орджоникидзе», «Жданов»), так и полководцев («Суворов», «Кутузов», «Дмитрий Пожарский») и флотоводцев («Адмирал Ушаков», «Адмирал Сенявин», «Адмирал Лазарев» и др.). Они относились к легким крейсерам по калибру главных орудий (152 мм), но по длине (почти 200 м) и водоизмещению (около 20000 тонн) превосходили некоторые тяжелые крейсера. Корабли имели 2 паровые турбины мощностью по 55000 л.с. каждая и развивали скорость до 33 узлов (около 60 км/час). Экипаж составлял около 1000 человек. При переделке в корабли управления на «Жданове» (проект 68у1) сняли одну из кормовых башен главного калибра, а на «Сенявине» (проект 68у2) сняли обе. Взамен на корме были оборудованы вертолетные площадки и увеличено количество радиостанций. Выделены дополнительные помещения для штаба. Увеличен личный состав боевой части связи (БЧ-4) с 4 до 20 офицеров и соответствующего количества старшин и матросов. В духе времени корабли оснастили автоматической зенитной артиллерией и малыми зенитными ракетами.
Проектирование размещения станций выполнялось Севастопольским проектно-конструкторским бюро, а сама установка производилась Севастопольским морским заводом («Жданов») и судоремонтным заводом «Дальзавод» («Адмирал Сенявин»). На «Дальзаводе» в ходе планового ремонта корабля был выполнен монтаж станции и проведены ее швартовные испытания. Ходовые испытания совмещались с боевой подготовкой после перехода из Владивостока к месту базирования в залив Стрелок.
Описываемые события происходили на фоне посещения крейсера тогдашним руководителем СССР Генеральным секретарем ЦК КПСС Леонидом Ильичом Брежневым во время его поездки по Дальнему Востоку. Командир корабля и замполит за отличную службу были награждены именными часами.
Приехав в мае 1978 года в очередную командировку, я руководил проведением ходовых испытаний бригадой специалистов МНИИРС и КРТЗ при участии личного состава корабля. Со стороны заказчика работу координировал старший научный сотрудник 34 НИИ ВМФ капитан 1 ранга в отставке Георгий Антонович Лис, в недавнем прошлом начальник отдела космической связи этого института.
Злосчастный день начался с выхода в море эскадры крейсеров под флагом контр-адмирала В.Ф. Варганова (бывшего командира «Сенявина») для проведения учебных стрельб главным калибром. Выстроившись в кильватерную колонну, корабли на скорости 20-25 узлов сближались с буксируемой мишенью на дистанцию выстрела и обстреливали ее. На «Сенявине» стреляла только 1-я башня, а 2-я находилась на консервации.
Наступило время ужина. Но командование решило отложить принятие пищи до окончания учений. А мы завершили свою работу и разошлись по каютам, коротая время под аккомпанемент мерного буханья шестидюймовок. Вдруг плавное течение нашей с Георгием Антоновичем Лисом беседы было нарушено каким-то диссонансом. Сначала прозвучал более слабый выстрел по сравнению с другими, а затем гораздо более громкий. Мы переглянулись, и в сердце стала закрадываться тревога. Вскоре по коридорам и каютам поплыл сильный запах сгоревшего пороха, знакомый по стрельбе в тире. Выстрелы прекратились… Мы поспешили на боевой пост, куда вскоре подтянулись и остальные товарищи.
По корабельной трансляции прозвучал приказ командира капитана 2 ранга В.Н. Плахова:
- Командиру БЧ-5 затопить носовые погреба!
Стало ясно, что случилось ЧП и пороховые погреба под угрозой взрыва. В этом случае корабль на скорости зарылся бы носом в воду и, скорее всего, опрокинулся. Но затопление погребов погубило бы находящихся в них моряков. Стармех медлил с выполнением приказа. Тогда микрофон взял адмирал. Он не стал командовать, а обратился неформально, по имени:
- Я понимаю, как тебе трудно. Но в твоих руках жизнь сотен людей. Спасай корабль!
Как потом выяснилось, к моменту затопления персонал погребов уже погиб. Учения были прекращены и корабль полным ходом пошел в базу. Об ужине все забыли. Кроме закалённого жизнью старого Лиса. Часов в 9 вечера он сказал мне:
- Война войной, а обед обедом. Пойдём в кают-компанию!
За накрытыми столами было пусто. Изредка забегал какой-нибудь офицер и, пару раз ковырнув вилкой в тарелке, отодвигал её и, выпив стакан компота, убегал. Я ел, но без аппетита. Лис же быстро расправился с ужином и обратился к вестовому:
- Сынок! А можно повторить?
- Да сколько угодно. Вы же видите, всё осталось. Никто не ест.
Когда я удивился такому присутствию духа, даже невозмутимости, Лис ответил:
- Я в войну столько смертей видел!
После пережитого никто не мог уснуть. Что же всё-таки случилось?
Произошел так называемый затяжной выстрел, хорошо знакомый охотникам. Причиной обычно является низкое качество порохового заряда вследствие отсыревания или слишком долгого хранения. При этом порох горит медленно и перед открытием затвора для перезарядки оружия полагается выждать около минуты на тот случай, если выстрел всё же произойдёт. Здесь это правило было нарушено. Артиллеристы поспешили и произошел взрыв заряда при открытом замке орудия. Частью пороховых газов снаряд был выброшен из ствола на несколько десятков метров (вот откуда звук слабого выстрела), а основная энергия взрыва ворвалась внутрь башни, что вызвало детонацию нескольких приготовленных к стрельбе зарядов (25 кг пороха в каждом), взрыв и пожар. Все люди погибли мгновенно вследствие настолько резкого повышения давления, что на внешней поверхности башни вокруг каждой заклепки образовалось черное кольцо из прорвавшихся газов.
Погибли и люди в погребах: защитные клапаны элеваторов подачи снарядов не выдержали такого большого давления. К сожалению, смерть не обошла и наш коллектив. Матрос боевого поста «Кристалл-К» Витя Золотарёв стоял вахту дневального в носовом кубрике. Стремясь помочь боевым товарищам, он в фильтрующем противогазе проник в погреба, но был отравлен пороховыми газами, для защиты от которых нужен изолирующий противогаз. Не приходя в сознание, он умер под утро на руках товарищей, несмотря на хлопоты врачей. Другие жертвы в помощи уже не нуждались...
Погибло 37 человек. В их числе оказался и корреспондент газеты «Красная звезда» по Дальнему Востоку капитан 2 ранга Леонид Климченко. Работники прессы и телевидения после визита Л.И. Брежнева часто посещали корабль.
Утром на катере в базу прибыл командующий ТОФ адмирал В.П. Маслов, а к вечеру из Москвы прилетел Главком ВМФ Адмирал флота Советского Союза С.Г. Горшков со свитой. Было решено похоронить погибших в братской могиле и установить памятник. Срочно организовали прибытие отцов и матерей, которых уговорили с этим согласиться. Исключением оказались родители нашего Вити, настоявшие на своем. В сопровождении офицера и двух матросов они повезли гроб с телом сына на родину.
Вскоре состоялись похороны. После прощания в клубе траурная процессия прошествовала к могиле, аврально подготовленной стройбатом. Закрытые гробы с фуражками, бескозырками и подушечками с наградами несли на руках. На всем пути дежурили врачи и медсестры, делавшие уколы рыдающим матерям, то и дело терявшим сознание. В прощальном слове С.Г. Горшков отметил, что сложная техника не терпит ошибок и призвал к повышению уровня боевой подготовки. Играл военный оркестр. Прозвучал салют со стоящих в бухте кораблей.
По результатам работы комиссии был наказан командир корабля, которому не присвоили очередное звание капитана 1 ранга и перевели старпомом на другой крейсер. Также были наказаны замполит корабля и командир БЧ-2, находившиеся в этот день в отпуске. Больше наказывать было некого. Мёртвые сраму не имут…
Причиной катастрофы признаны ошибочные действия личного состава. Как считают различные исследователи, они могли быть обусловлены увольнением в запас перед самыми стрельбами наиболее опытных артиллеристов, переносом ужина (голодные люди чаще ошибаются) и даже 13-м числом.
Не будучи профессиональным моряком, автор воздерживается от анализа случившегося. Я только хотел донести до читателей живое свидетельство очевидца.

Григорий Шевелев
13 июня 2015 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
16 августа
среда
2017

В этот день:

Главный маршал авиации Павел Кутахов

16 августа 1914 года родился Павел Степанович КУТАХОВ (ум. 03.12.1984), главный маршал авиации, дважды Герой Советского Союза.

Главный маршал авиации Павел Кутахов

16 августа 1914 года родился Павел Степанович КУТАХОВ (ум. 03.12.1984), главный маршал авиации, дважды Герой Советского Союза.

Простой крестьянский парень из донской станицы, он стал одним из лучших пилотов Страны Советов, а потом и самым главным летчиком СССР.

В августе 1935 года Павел по комсомольскому призыву поступил в Сталинградское военное училище летчиков. Начинал летать на самолете «У-2». В 1938 году в звании лейтенанта прибыл в полк под Ленинградом. Вскоре он стал командиром звена истребителей. Во время войны с Финляндией Кутахов совершил 131 боевой вылет. В одном из боев был сбит и спустился на парашюте в тылу противника, пешком вернулся в расположение советских войск.

Во время Великой Отечественной войны участвовал в обороне Мурманска, Кандалакши и Кировской железной дороги. Сопровождал караваны транспортных судов ленд-лиза.

Был одним из известнейших летчиков-истребителей Карельского фронта. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1943 года Кутахову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Всего за годы войны П. С. Кутахов совершил 497 боевых вылетов, провел 79 воздушных боев, в которых сбил 14 самолетов лично и 28 с напарниками.

После войны подполковник Кутахов ещё несколько лет командовал полком в Заполярье, а потом был направлен на Высшие офицерские летно-тактические курсы в Липецк. В 1957 году закончил Военную академию Генерального Штаба. В 1966 году ему, командующему авиацией Одесского военного округа, генерал-лейтенанту авиации, в числе первых было присвоено звание «Заслуженный военный летчик СССР». В 1967 году генерал-полковник авиации П. С. Кутахов был назначен первым заместителем главнокомандующего Военно-Воздушными Силами СССР. В марте 1969 года Маршал авиации Кутахов стал главнокомандующим ВВС СССР. В 1972 году ему было присвоено звание Главного маршала авиации. Кутахов летал на современных истребителях до 60-летнего возраста.

В 1984 году ему во второй раз присвоено звание Героя Советского Союза.

Умер 3 декабря 1984 года от обширного инсульта. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Приказ Ставки № 270

16 августа 1941 года вышел приказ Ставки Верховного главнокомандования № 270 «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий». На примере нескольких генералов фиксировался факт того, что в рядах Красной Армии «имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава».

Приказ Ставки № 270

16 августа 1941 года вышел приказ Ставки Верховного главнокомандования № 270 «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий». На примере нескольких генералов фиксировался факт того, что в рядах Красной Армии «имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава».

Приказ объявлял командиров и политработников, «во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу», злостными дезертирами и обязал всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать их на месте.

Приказ Ставки Верховного главнокомандования от 16 августа 1941 г. имел весьма выразительный заголовок - «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий». На примере нескольких генералов фиксировался факт того, что в рядах Красной Армии «имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава». Приказ объявлял командиров и политработников, «во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу», злостными дезертирами и обязал всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать их на месте.

Этот приказ был как бы прелюдией к приказу народного комиссара обороны СССР И.В. Сталина № 227, который более известен среди фронтовиков по неофициальному названию – «Ни шагу назад!». В соответствии с ним в Красной Армии впервые с времен Гражданской войны были введены штрафные части.

Исторические реваншисты, стремящиеся во что бы то ни стало переиграть итоги Великой Отечественной войны, пользуются слабой осведомленностью наших сограждан и доказывают, например, что советские полководцы были способны побеждать, лишь заваливая врага трупами, а бойцы шли в бой единственно из-за страха перед штрафными частями и заградительными отрядами.

Пишут, например, что в составе Брянского фронта К.К. Рокоссовского воевала целая бригада штрафников, которая и направлена была туда именно потому, что маршал – сам бывший заключенный. Объявлены штрафниками моряки-добровольцы штурмового отряда майора Ц.Л. Куникова, который в феврале 1943 г. захватил плацдарм на Мысхако в районе Новороссийска. Об Александре Матросове рассказывают, как о штрафнике, хотя он был воспитанником Уфимской трудовой колонии и попал на фронт по мобилизации. Не краснея, утверждают, что в штрафбаты направлялись «исключительно зеки ГУЛАГа». Пишут о том, что в Красной Армии были многие тысячи штрафных частей, в которых воевали несколько миллионов человек.

Недобрую службу сослужил вышедший несколько лет назад телесериал «Штрафбат» (автор сценария Э.Я. Володарский, режиссер Н.Н. Досталь), многое в нем оказалось поставленным с ног на голову. По воле авторов фильма в придуманной ими воинской части бок о бок воюют разжалованные офицеры и рядовые солдаты, освобожденные из лагеря политические заключенные и уголовники. По ходу фильма к штрафбату присоединяется православный священник отец Михаил. Командует воинской частью бывший капитан РККА штрафник Твердохлебов. Он же подбирает остальной командный состав – ротных, взводных.

С экрана предстают не воины Красной Армии, а какие-то оборванцы, живущие в атмосфере полупартизанской вольницы. Командиры, чтобы добиться выполнения боевой задачи, вместо отдания приказа уговаривают подчиненных. Политический состав, начиная с комиссара, в этом киношном штрафбате отсутствует напрочь, зато в расположении батальона безвылазно находится начальник особого отдела дивизии, как если бы у него не было иных забот. Сами же штрафники словно состоят не на довольствии в регулярной армии, а пребывают где-то в глубоком тылу врага и потому вынуждены всем необходимым, в том числе оружием, обеспечивать себя самостоятельно и за счет противника. Что касается статуса штрафника, то он по воле авторов фильма носит по сути пожизненный характер. Зрителя подводят к ложной мысли, что сколько штрафник ни воюй, сколько ни проявляй героизма и ни получай ранений, единственная возможность снять с себя «грехи» – погибнуть в бою. Иначе – смерть от пули особиста или заградотрядовца.

Вопреки широко распространенным заблуждениям, штрафные части, созданные по приказу наркома обороны № 227, не имели ничего общего с исправительными учреждениями, а представляли собой обычные стрелковые части.

Всего за неполные три года, минувшие ко дню окончания войны, в составе действующей армии, по данным Генерального штаба ВС СССР, насчитывалось 65 отдельных штрафных батальонов (ОШБ) и 1048 отдельных штрафных рот (ОШР), причем их количество не было постоянным и уже с 1943 г. стало снижаться. Новейшие подсчеты военного юриста и историка А.В. Мороза, позволившие исключить двойной учет одних и тех же формирований, дают еще меньшую цифру – 38 ОШБ и 516 ОШР.

В их составе, согласно архивным отчетно-статистическим документам Генерального штаба, воевали 427910 человек переменного состава. При примерной ежегодной численности армии и флота в 6–6,5 млн. человек доля штрафников ничтожна – от 2,7 процента в 1943 г. до 1,3 процента в 1945 г., что не позволяет говорить об их сколько-нибудь заметной роли в войне.

Принципиальная разница между штрафными и линейными частями состояла только в том, что личный состав штрафных батальонов и рот подразделялся на постоянный (командно-начальствующий состав) и переменный (собственно штрафники). Командиры назначались на должности в обычном порядке, получая, по сравнению с офицерами из линейных частей, льготы по исчислению общей выслуги лет, выслуги в воинском звании, а также повышенный оклад денежного содержания.

Кадровые военнослужащие были безоговорочно чисты перед законом (уже поэтому штрафник Твердохлебов не мог командовать батальоном). Более того, они подбирались, как потребовал нарком обороны, из числа волевых и наиболее отличившихся в боях командиров и политработников. Командир и комиссар ОШБ пользовались по отношению к штрафникам дисциплинарной властью командира и комиссара дивизии, командир и комиссар ОШР – властью командира и комиссара полка.

Переменники направлялись в штрафные части на срок от одного до трех месяцев либо приказом соответствующего командира (таким правом были наделены командиры дивизий и отдельных бригад и выше в отношении офицеров, командиры полков и выше – в отношении рядового и сержантского состава), либо военным трибуналом, если были осуждены с отсрочкой исполнения приговора до окончания военных действий. По ходу войны к ним присоединялись лица, освобожденные из исправительных колоний и лагерей, а до того осужденные, как правило, за нетяжкие преступления. По неполным данным, за годы войны ИТЛ и колонии НКВД досрочно освободили и передали в действующую армию около 1 млн. человек.

Правда, лишь некоторая часть из них была направлена в штрафные формирования, большинство пополнили обычные линейные части. Именно из такого контингента состояла стрелковая бригада, о которой в книге «Солдатский долг» писал маршал К.К. Рокоссовский и которую многие читатели принимают за штрафное формирование.

Провинившиеся офицеры (от младшего лейтенанта до полковника) направлялись в штрафные батальоны, рядовой и сержантский состав – в штрафные роты. Бывшие офицеры попадали в штрафроты только в том случае, если по приговору военного трибунала они были лишены воинского звания. Все военнослужащие переменного состава, независимо от того, какое воинское звание они носили до направления в штрафную часть, были разжалованы судом или нет, воевали на положении штрафных рядовых.

Подвиг экипажа Владимира Шарпатова

16 августа 1996 года экипаж российского самолёта «Ил-76» (командир Владимир Шарпатов), находившийся в плену у талибов больше года, совершил выдающийся подвиг - побег на своём же самолёте — через Иран в ОАЭ. После возвращения на Родину командир воздушного судна Владимир Ильич Шарпатов и второй пилот Газинур Гарифзянович Хайруллин были удостоены звания Героя России.

Подвиг экипажа Владимира Шарпатова

16 августа 1996 года экипаж российского самолёта «Ил-76» (командир Владимир Шарпатов), находившийся в плену у талибов больше года, совершил выдающийся подвиг - побег на своём же самолёте — через Иран в ОАЭ. После возвращения на Родину командир воздушного судна Владимир Ильич Шарпатов и второй пилот Газинур Гарифзянович Хайруллин были удостоены звания Героя России.

А Здор Александр Викторович — штурман, Аббязов Асхат Минахметович — бортинженер,
Вшивцев Юрий Николаевич — бортрадист, Бутузов Сергей Борисович — ведущий инженер,
Рязанов Виктор Петрович — ведущий инженер награждены орденами Мужества. О их подвиге снят фильм «Кандагар».

3 августа 1995 года самолёт Ил-76ТД бортовой номер RA-76842, принадлежавший казанской компании «Аэростан», с семью членами экипажа на борту по заказу правительства в Кабуле, в рамках межправительственного соглашения с Албанией, совершал коммерческий рейс по маршруту Тирана — Кабул (Баграм) с грузом стрелковых боеприпасов. Фактическим получателем груза был «Северный альянс», авиабаза Баграм контролировалась силами злейшего врага «Талибана» Ахмад Шах Масуда. Сходные рейсы в Баграм, в частности, из Шарджи, экипаж выполнял неоднократно, перевозя самые разные грузы. Рейс из Тираны с боеприпасами был третьим после двух таких же, вполне успешных. Над Афганистаном самолёт был перехвачен истребителями движения «Талибан» и был принужден совершить посадку в районе Кандагара под предлогом досмотра груза. Среди формально разрешённых к перевозке стрелковых боеприпасов был обнаружен ящик с запрещёнными к перевозке снарядами.

Более года (378 дней) члены экипажа самолёта находились в плену в очень тяжёлых условиях, мучаясь от жары, нехватки воды и плохой пищи. Психологическое состояние экипажа тоже было очень тяжёлым: они всерьёз опасались за свою жизнь, так как были захвачены при перевозке оружия врагам «Талибана». С другой стороны, они долго не замечали никаких существенных усилий со стороны российских властей по вызволению их из плена. Талибы предлагали им перейти в ислам с обещаниями облегчить участь. Связь с Россией удавалось поддерживать, в частности, через Тимура Акулова, представителя президента Татарстана Минтимера Шаймиева. Попытка Акулова обменять пленников на запчасти к вертолётам не удалась. С другой стороны, удалось добиться права на редкие личные встречи, в том числе с другими представителями российских властей в Афганистане и Пакистане, и передачу почты, что позволило обговорить детали возможного побега. Экипаж смог убедить талибов в том, что весьма ценный самолёт требует периодического технического обслуживания. За отсутствием собственных специалистов, экипажу было позволено, время от времени, под вооружённым конвоем, поддерживать самолёт в работоспособном состоянии.

И вот 16 августа 1996 года при очередном техобслуживании (в частности, поводом к нему послужило повреждённое колесо шасси) экипаж запустил двигатели и взлетел, воспользовавшись ослаблением бдительности на аэродроме из-за пятницы и времени молитв. Аэродромные службы пытались воспрепятствовать взлёту, но безуспешно. Самолёт-истребитель поднят в воздух не был. Конвоиров, которых было меньше, чем обычно, удалось обезоружить и связать. Топлива на полёт хватило, так как самолёт перед рейсом в Кабул был заправлен с расчётом на обратный рейс, и топливо слито не было. Для большей скрытности самолёт уходил из Афганистана на запад, в Иран (а не на север, в Россию), причём на предельно малых высотах. Авиадиспетчеры Ирана, как это было оговорено заранее, пропустили самолёт в своё воздушное пространство, в дальнейшем самолёт беспрепятственно прилетел в ОАЭ, в Шарджу.

В ночь с 18 на 19 августа российские лётчики благополучно вернулись в Казань. 22 августа того же года был подписан указ о награждении экипажа, командиру корабля и второму пилоту было присвоено звание Героев России, а все остальные члены экипажа были награждены орденами Мужества. Члены экипажа самолёта: Шарпатов, Владимир Ильич — командир воздушного судна, Хайруллин, Газинур Гарифзянович — второй пилот, Здор, Александр Викторович — штурман, Аббязов, Асхат Минахметович — бортинженер, Вшивцев, Юрий Николаевич — бортрадист, Бутузов, Сергей Борисович — ведущий инженер,

Рязанов, Виктор Петрович — ведущий инженер. (Википедия)

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии