RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Памяти лётного главкома
1 июля 2014 г.

Памяти лётного главкома

В ночь на 1 июля скончался бывший главнокомандующий ВВС России генерал армии Анатолий Михайлович Корнуков
«Я выдвинул Ельцина...»
24 марта 2014 г.

«Я выдвинул Ельцина...»

Исповедь бывшего секретаря ЦК КПСС Якова Рябова
Верните Стрелкова!
21 октября 2014 г.

Верните Стрелкова!

Он, обладающий талантом полководца, искренне любимый ополченцами, истинный патриот-славянин способен повести за собой армию Новороссии, чтобы разгромить и уничтожить украинский национал-фашизм
Подо льдами к Северному полюсу
17 июля 2017 г.

Подо льдами к Северному полюсу

17 июля июля 1962 года первая советская атомная подводная лодка, впоследствии названная «Ленинский комсомол», достигла подо льдами "крыши мира"
РВСН прирастают гиперзвуком
17 декабря 2016 г.

РВСН прирастают гиперзвуком

17 декабря Россия празднует День Ракетных войск стратегического назначения, которые являются надежным ядерным щитом страны
Главная » Герои нашего времени » Приштина: русский десант против НАТО

Приштина: русский десант против НАТО

Однако если натовские подразделения выдвигались с территории соседней Македонии, где они уже сосредотачивались, в открытую, то нашему батальону, чтобы успеть к границе с Косово в час «Х», необходимо было начать марш заблаговременно и – главное условие – незаметно.

О нормативах подразделений НАТО – сколько им потребуется времени на развертывание и выдвижение – наша военная разведка проинформировала точно и своевременно. Специалисты произвели расчеты, когда нашему батальону следовало начать выдвижение и какое количество времени он мог максимально затратить на выполнение марша. Был разработан оптимальный маршрут, предусмотрен порядок поддержания связи с министром обороны и Генеральным штабом, определены меры по соблюдению скрытности и дезинформации натовского командования.

На последнем остановлюсь особо. В группе, которая работала над планом, отдавали себе отчет в том, что в условиях боевых действий в регионе наша бригада в Углевике не могла не находиться «под колпаком» американцев. Поэтому сделать попытку покинуть место постоянной дислокации тайно от командования дивизии «Север» – означало бы наверняка провалить замысел. Дело не в том, что командир бригады проявил бы некое своеволие: нет, он и не подчинялся командованию дивизии, а, согласно установленному порядку, лишь информировал штаб дивизии о тех или иных своих действиях. Но любые, не оговоренные заранее перемещения неизбежно вызвали бы подозрения и доклад в штаб-квартиру НАТО по линии разведки. А если задействована разведка, то такие доклады – нам было хорошо известно – быстро идут на самый верх. В этом случае наш замысел рисковал рухнуть в первый же час своего воплощения в результате мощного политического давления на Б. Н. Ельцина из Вашингтона и Брюсселя, которое последовало бы незамедлительно.

После многочасовых размышлений родилось, казалось бы, простое, но очень остроумное решение – не пытаться скрыть, а, наоборот, официально проинформировать командование дивизии «Север» о выходе батальона с места постоянной дислокации. Такая практика установилась давно: наши офицеры постоянно находились в штабе дивизии и, оперативно не подчиняясь ее командованию, тем не менее в порядке информации сообщали ему, когда то или иное подразделение российской бригады выходило на разминирование, патрулирование или выполнение иной задачи подобного рода. Поскольку информирование о таких выходах стало, повторяю, обычным, даже рутинным делом, очередное из них не должно было никого насторожить.

И вот в установленный час в череду таких обыденных докладов командование бригады по указанию из Москвы ввело информацию о том, что наш батальон получил приказ на выдвижение на территорию Союзной Республики Югославии. При этом специально был выбран момент доклада – в послеобеденное время, когда тянет вздремнуть и восприятие имеет обыкновение притупляться. Командир дивизии воспринял эту информацию более чем спокойно. Лишь поинтересовался, не нужна ли какая помощь для выполнения той самой «частной задачи». «Помощи не требуется», – услышал в ответ и пожелал русским успеха.

Тонкий учет психологии командования дивизии «Север» сыграл свою роль. Представив начало марша как рутинный выход, мы добились главного – не пошли доклады «наверх» по линии натовской военной разведки и ЦРУ. Сам же штаб дивизии «Север» – это достаточно автономная структура, выше него находился лишь штаб многонациональных сил, в худшем для нас случае командир дивизии доложил бы туда, да и то, вероятно, лишь в рамках итогового доклада за день.

В общем, наш батальон получил временную фору и в течение нескольких часов двигался в удивительно спокойной обстановке. Хочется надеяться, что когда-нибудь имена двух достойных россиян – офицера Генерального штаба и офицера ГРУ, авторов этой остроумной дезинформации, можно будет назвать публично.

Колонна состояла из 15 БТРов и 35 бортовых автомобилей с личным составом. На стороне наших двухсот парней был один, но исключительный фактор: большая часть марша проходила по территории дружественной Сербии, и с первых часов стало ясно, что наш расчет на горячие симпатии сербов к воинам под российским триколором оправдался с лихвой. Эффективную помощь в продвижении батальона оказал генерал-лейтенант Е. Н. Бармянцев, наш военный атташе в Югославии.

Когда почти через сутки батальон вышел к границе с Косово, он, как и было предусмотрено, притормозил. Российская сторона не ставила цель нарушать договоренности, достигнутые в рамках «восьмерки», и первой вводить свой контингент на территорию автономного края, но и отставать от НАТО не собиралась. Первый заместитель начальника ГРУ постоянно докладывал министру обороны о местоположении натовских войск, и как только спецподразделения альянса (разведки, связи и другие) пересекли границу Македонии с Косово, генералу В. М. Заварзину была дана команда: «Вперед!” Ночью 12 июня наш батальон в соответствии с планом пересек административную границу Сербии с Косово и двинулся на Приштину.

К этому времени о выдвижении российских десантников в Брюсселе уже знали. Мы ощутили это по резко возросшему дипломатическому давлению со стороны США.

Американская делегация во главе с Тэлботтом была на пути в Вашингтон, когда во время полета над Европой на борт поступила команда возвратиться в Москву. Задача, как потом стало ясно, состояла в том, чтобы сковать военно-политическое руководство России видимостью переговоров и обеспечить упреждающий ввод натовских войск в Косово.

Министр иностранных дел И. С. Иванов поздно вечером привез всю команду С. Тэлботта в Министерство обороны. Последний назвал себя специальным представителем президента США и потребовал (именно так!), чтобы переговоры с ним вели министр иностранных дел, министр обороны, начальник Генштаба и другие высокопоставленные военные. И. С. Иванов почему-то согласился удовлетворить это требование. В зале для заседаний коллегии сели за стол. Никаких переговоров на самом деле не было. Украдкой поглядывая на часы, заокеанский визитер вел неспешный светский разговор.

Вопросы же И. С. Иванова и И. Д. Сергеева о сроках введения войск НАТО в Коcово С. Тэлботт переадресовывал военным. Генерал Д. Фогльсонг то ли изображал, то ли действительно звонил в Пентагон и заявил: только через сутки. Наша же разведка и сербские источники докладывали о каждом шаге натовцев, мы видели, что они движутся, и раз эта машина тронулась, ее уже не остановишь.

Пустое времяпрепровождение становилось все более очевидным. Я предложил: пусть министры и начальник Генштаба идут заниматься своими делами, а «переговорщиками», если угодно, будем мы. Если нет конкретной темы, военные могли бы приступить к согласованию вопросов технического плана – об организации взаимодействия и прочем. С. Тэлботт категорически возразил, заявив, что он против отдельных переговоров военных. И действительно, ему нужно было отвлечь от дела не нас, а первых лиц Минобороны и Министерства иностранных дел.

Наконец, у И. Д. Сергеева и И. С. Иванова терпение лопнуло, и они ушли в кабинет министра обороны. Спустя некоторое время я последовал за ними, оставив С. Тэлботта и его команду в зале на попечении одного из генералов. В кабинете И. Д. Сергеева царила, конечно, не идиллия, но и того, о чем пишет в своих мемуарах С. Тэлботт, тоже не было. И. С. Иванова больше всего страшила перспектива возможного боестолкновения с натовцами. Он настаивал: батальон вводить нельзя, давайте его вернем, задержим, посмотрим, как будет развиваться обстановка. Однако самое худшее в военном деле, когда несколько раз меняешь подчиненным задачу. Они, видя нерешительность командира, и сами начинают действовать с оглядкой.

Страницы:  «  1 2 3  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
20 июня
среда
2018

В этот день:

Две победы русского оружия

20 июня 1774 года во время русско-турецкой войны 1768—74 гг. у болгарского селения Козлуджа 14-тысячный корпус под командованием А. В. СУВОРОВА разбил турок под командованием АБДУЛ-РЕЗАКА (около 40 тысяч человек).

Две победы русского оружия

20 июня 1774 года во время русско-турецкой войны 1768—74 гг. у болгарского селения Козлуджа 14-тысячный корпус под командованием А. В. СУВОРОВА разбил турок под командованием АБДУЛ-РЕЗАКА (около 40 тысяч человек).

В этот же день на правом фланге русских войск отряд И. П. САЛТЫКОВА разбил 15-тысячный турецкий отряд у Туртукая. В итоге в июле был подписан Кючук-Кайнарджийский мирный договор, выгодный для России.

Князь Александр Чернышёв

20 июня 1857 года скончался Александр Иванович ЧЕРНЫШЁВ, выдающийся русский разведчик. .

Князь Александр Чернышёв

20 июня 1857 года скончался Александр Иванович ЧЕРНЫШЁВ, выдающийся русский разведчик. .

Во времена Наполеона был направлен в Париж с особой миссией. В то время по идее военного министра Михаила Богдановича БАРКЛАЯ де ТОЛЛИ был создана Особенная канцелярия — специальный орган русской внешней разведки. В столицы европейских государств были посланы первые семь ее сотрудников с целью добывания секретных сведений о планах НАОЛЕОНА и нейтрализации действий его агентуры. Чернышеву достался Париж. Он близко познакомился с сестрами Наполеона, благодаря им, вошел в окружение императора и даже получил от него орден Почетного легиона. Между тем, Чернышёв создал агентурную сеть и довел её работу до такого уровня, что нередко копии готовившихся для Наполеона документов раньше оказывались в руках нашего резидента, чем оригиналы поступали к императору. К началу кампании1812 года российская разведка не только выведала планы Наполеона, но и ввела его в заблуждение по поводу перспектив деятельности русских войск.

Впоследствии, став военным министром, Чернышев продолжал совершенствовать работу внешней разведки. Последняя должность князя-разведчика - председатель Государственного совета. На этом посту он и скончался.

 

Межпланетное общество

20 июня 1924 года в Москве было создано Общество межпланетных сообщений.

Межпланетное общество

20 июня 1924 года в Москве было создано Общество межпланетных сообщений.

В него вошло более 120 человек: мужчин — 104, женщин — 17. Общество имело секции: научно-исследовательская (реактивная) в составе А. Ф. Цандера, М. Г. Лейтейзена и М. А. Резунова, научно-популярная (в обязанность ее членов входила организация докладов и лекций на предприятиях, в учреждениях, учебных заведениях и т. д. — М. Г. Серебренников и Г. М. Крамаров) и литературная ( издание журнала Общества и разработка сценария кинофильма о межпланетных полетах — В. П. Каперский и В. И. Чернов).

Погиб, освобождая заложников

20 июня 1994 года после получения тяжелых ранений при освобождении заложников, скончался Александр Алексеевич Сергеев.

Погиб, освобождая заложников

20 июня 1994 года после получения тяжелых ранений при освобождении заложников, скончался Александр Алексеевич Сергеев.

Командир отряда специального назначения Управления исполнения наказаний УВД Пензенской области, майор внутренней службы, он родился 28 марта 1955 года в Пензе. Русский. Учился в школе № 23 города Пензы. В 1982 году окончил Пензенский политехнический институт.

На службе в органах внутренних дел с сентября 1982 года по направлению трудового коллектива Пензенского производственного объединения «Эра». В течение шести лет работал инструктором УВД по воспитательной работе, в августе 1988 года был выдвинут в аппарат управления исправительно-трудовых учреждений.

В июле 1991 года назначен командиром вновь созданного отряда специального назначения Управления исполнения наказаний УВД Пензенской области. Сослуживцами характеризовался как человек, фанатично относившийся к долгу.

17 июня 1994 года при освобождении заложников получил тяжелые ранения. Через три дня скончался в госпитале.

Указом Президента Российской Федерации от 25 ноября 1994 года № 2118 за проявленные мужество и героизм майору внутренней службы Сергееву Александру Алексеевичу присвоено звание Героя Российской Федерации посмертно.

Похоронен на Ново-Западном кладбище в Пензе. На могиле открыт памятник. В 1998 году школе № 23 города Пензы присвоено имя Героя и открыт музей. В 2001 году в учебном центре уголовно-исполнительной системы на базе исправительной колонии № 5 открыт бюст.

Бегство англо-французов

20 июня 1855 года Российский флот впервые успешно применил минные заграждения в бою.

Бегство англо-французов

20 июня 1855 года Российский флот впервые успешно применил минные заграждения в бою.

Это произошло во время Крымской войны, но на Балтике. Европейские агрессоры решили одновременно с нападением на Севастополь атаковать и Кронштадт.

В начале июня (нов. ст.) 1855 года англо-французский флот в количестве 101 вымпела вошел в Финский залив. Но на подходах к рейду крепости было уже выставлено более 200 гальванических и ударных мин конструкции академика Б.С. Якоби. Минные заграждения были выставлены на подходе и к другим русским портам и крепостям. Кроме мин Б.С. Якоби использовались мины системы штабс-капитана В.Г. Сергеева, капитанов Н.П. Патрика и Д.К. Зацепина.
20 июня 1855 года английский пароходофрегат “Мерлин”, на котором находились французский контр-адмирал Пено и английский контр-адмирал Дандас, в сопровождении еще нескольких пароходов, проводя рекогносцировку Северного фарватера, приблизился к русскому берегу. Внезапно в носовой части фрегата раздался глухой взрыв. Очевидец так описывал это событие: “Наш корабль накренился на бок и как бы готовился опрокинуться в раскрывшуюся перед ним бездну... Через несколько мгновений послышался второй взрыв, и почувствовалось сотрясение сильнее первого. Часть команды бросилась на палубу, и в течение некоторого времени продолжалась суматоха; бок судна получил течь, бимсы и пояса сломаны, палуба побита, и все мачты сломаны, и корабль спасся только как бы чудом”. Находившийся поблизости фрегат “Файрфлай” испытал такой же “сильный толчок”, получил повреждения, но остался на плаву. Вскоре последовали взрывы еще под двумя пароходами. Заряд мин был не велик, всего 7-8 кг пороха, поэтому подорвавшиеся корабли остались на плаву, но требовали ремонта в доке. Русские мины произвели огромное моральное действие на моряков англо-французского флота. Противник пришел к выводу о невозможности ведения боевых действий в водах Балтики и отказался от захвата Кронштадта и Санкт-Петербурга.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии