RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

След Беличенко
8 декабря 2017 г.

След Беличенко

15 лет назад ушёл из жизни полковник Юрий Николаевич Беличенко
Морской пехотинец Александр Позынич
25 января 2016 г.

Морской пехотинец Александр Позынич

25 января 1986 года родился Александр Михайлович Позынич, матрос, награжденный орденом Мужества (посмертно) за подвиг, совершенный в Сирии в ходе операции по поиску и спасению экипажа Су-24, сбитого турками.
Спецназ «Вымпел»
18 августа 2013 г.

Спецназ «Вымпел»

19 августа 1981 года была образована Группа специального назначения КГБ СССР.
Гибель космонавта № 0
23 марта 2016 г.

Гибель космонавта № 0

55 лет назад 23 марта 1961 года за 19 дней до полета Юрия Гагарина в Звездном городке произошла страшная трагедия
Марат Ахметшин: 1 против 200
14 января 2017 г.

Марат Ахметшин: 1 против 200

Раскрыты обстоятельства геройской гибели в Сирии начальника разведки штаба гаубичного самоходно-артиллерийского дивизиона
Главная » Герои нашего времени » Приштина: русский десант против НАТО

Приштина: русский десант против НАТО

Однако если натовские подразделения выдвигались с территории соседней Македонии, где они уже сосредотачивались, в открытую, то нашему батальону, чтобы успеть к границе с Косово в час «Х», необходимо было начать марш заблаговременно и – главное условие – незаметно.

О нормативах подразделений НАТО – сколько им потребуется времени на развертывание и выдвижение – наша военная разведка проинформировала точно и своевременно. Специалисты произвели расчеты, когда нашему батальону следовало начать выдвижение и какое количество времени он мог максимально затратить на выполнение марша. Был разработан оптимальный маршрут, предусмотрен порядок поддержания связи с министром обороны и Генеральным штабом, определены меры по соблюдению скрытности и дезинформации натовского командования.

На последнем остановлюсь особо. В группе, которая работала над планом, отдавали себе отчет в том, что в условиях боевых действий в регионе наша бригада в Углевике не могла не находиться «под колпаком» американцев. Поэтому сделать попытку покинуть место постоянной дислокации тайно от командования дивизии «Север» – означало бы наверняка провалить замысел. Дело не в том, что командир бригады проявил бы некое своеволие: нет, он и не подчинялся командованию дивизии, а, согласно установленному порядку, лишь информировал штаб дивизии о тех или иных своих действиях. Но любые, не оговоренные заранее перемещения неизбежно вызвали бы подозрения и доклад в штаб-квартиру НАТО по линии разведки. А если задействована разведка, то такие доклады – нам было хорошо известно – быстро идут на самый верх. В этом случае наш замысел рисковал рухнуть в первый же час своего воплощения в результате мощного политического давления на Б. Н. Ельцина из Вашингтона и Брюсселя, которое последовало бы незамедлительно.

После многочасовых размышлений родилось, казалось бы, простое, но очень остроумное решение – не пытаться скрыть, а, наоборот, официально проинформировать командование дивизии «Север» о выходе батальона с места постоянной дислокации. Такая практика установилась давно: наши офицеры постоянно находились в штабе дивизии и, оперативно не подчиняясь ее командованию, тем не менее в порядке информации сообщали ему, когда то или иное подразделение российской бригады выходило на разминирование, патрулирование или выполнение иной задачи подобного рода. Поскольку информирование о таких выходах стало, повторяю, обычным, даже рутинным делом, очередное из них не должно было никого насторожить.

И вот в установленный час в череду таких обыденных докладов командование бригады по указанию из Москвы ввело информацию о том, что наш батальон получил приказ на выдвижение на территорию Союзной Республики Югославии. При этом специально был выбран момент доклада – в послеобеденное время, когда тянет вздремнуть и восприятие имеет обыкновение притупляться. Командир дивизии воспринял эту информацию более чем спокойно. Лишь поинтересовался, не нужна ли какая помощь для выполнения той самой «частной задачи». «Помощи не требуется», – услышал в ответ и пожелал русским успеха.

Тонкий учет психологии командования дивизии «Север» сыграл свою роль. Представив начало марша как рутинный выход, мы добились главного – не пошли доклады «наверх» по линии натовской военной разведки и ЦРУ. Сам же штаб дивизии «Север» – это достаточно автономная структура, выше него находился лишь штаб многонациональных сил, в худшем для нас случае командир дивизии доложил бы туда, да и то, вероятно, лишь в рамках итогового доклада за день.

В общем, наш батальон получил временную фору и в течение нескольких часов двигался в удивительно спокойной обстановке. Хочется надеяться, что когда-нибудь имена двух достойных россиян – офицера Генерального штаба и офицера ГРУ, авторов этой остроумной дезинформации, можно будет назвать публично.

Колонна состояла из 15 БТРов и 35 бортовых автомобилей с личным составом. На стороне наших двухсот парней был один, но исключительный фактор: большая часть марша проходила по территории дружественной Сербии, и с первых часов стало ясно, что наш расчет на горячие симпатии сербов к воинам под российским триколором оправдался с лихвой. Эффективную помощь в продвижении батальона оказал генерал-лейтенант Е. Н. Бармянцев, наш военный атташе в Югославии.

Когда почти через сутки батальон вышел к границе с Косово, он, как и было предусмотрено, притормозил. Российская сторона не ставила цель нарушать договоренности, достигнутые в рамках «восьмерки», и первой вводить свой контингент на территорию автономного края, но и отставать от НАТО не собиралась. Первый заместитель начальника ГРУ постоянно докладывал министру обороны о местоположении натовских войск, и как только спецподразделения альянса (разведки, связи и другие) пересекли границу Македонии с Косово, генералу В. М. Заварзину была дана команда: «Вперед!” Ночью 12 июня наш батальон в соответствии с планом пересек административную границу Сербии с Косово и двинулся на Приштину.

К этому времени о выдвижении российских десантников в Брюсселе уже знали. Мы ощутили это по резко возросшему дипломатическому давлению со стороны США.

Американская делегация во главе с Тэлботтом была на пути в Вашингтон, когда во время полета над Европой на борт поступила команда возвратиться в Москву. Задача, как потом стало ясно, состояла в том, чтобы сковать военно-политическое руководство России видимостью переговоров и обеспечить упреждающий ввод натовских войск в Косово.

Министр иностранных дел И. С. Иванов поздно вечером привез всю команду С. Тэлботта в Министерство обороны. Последний назвал себя специальным представителем президента США и потребовал (именно так!), чтобы переговоры с ним вели министр иностранных дел, министр обороны, начальник Генштаба и другие высокопоставленные военные. И. С. Иванов почему-то согласился удовлетворить это требование. В зале для заседаний коллегии сели за стол. Никаких переговоров на самом деле не было. Украдкой поглядывая на часы, заокеанский визитер вел неспешный светский разговор.

Вопросы же И. С. Иванова и И. Д. Сергеева о сроках введения войск НАТО в Коcово С. Тэлботт переадресовывал военным. Генерал Д. Фогльсонг то ли изображал, то ли действительно звонил в Пентагон и заявил: только через сутки. Наша же разведка и сербские источники докладывали о каждом шаге натовцев, мы видели, что они движутся, и раз эта машина тронулась, ее уже не остановишь.

Пустое времяпрепровождение становилось все более очевидным. Я предложил: пусть министры и начальник Генштаба идут заниматься своими делами, а «переговорщиками», если угодно, будем мы. Если нет конкретной темы, военные могли бы приступить к согласованию вопросов технического плана – об организации взаимодействия и прочем. С. Тэлботт категорически возразил, заявив, что он против отдельных переговоров военных. И действительно, ему нужно было отвлечь от дела не нас, а первых лиц Минобороны и Министерства иностранных дел.

Наконец, у И. Д. Сергеева и И. С. Иванова терпение лопнуло, и они ушли в кабинет министра обороны. Спустя некоторое время я последовал за ними, оставив С. Тэлботта и его команду в зале на попечении одного из генералов. В кабинете И. Д. Сергеева царила, конечно, не идиллия, но и того, о чем пишет в своих мемуарах С. Тэлботт, тоже не было. И. С. Иванова больше всего страшила перспектива возможного боестолкновения с натовцами. Он настаивал: батальон вводить нельзя, давайте его вернем, задержим, посмотрим, как будет развиваться обстановка. Однако самое худшее в военном деле, когда несколько раз меняешь подчиненным задачу. Они, видя нерешительность командира, и сами начинают действовать с оглядкой.

Страницы:  «  1 2 3  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
20 октября
суббота
2018

В этот день:

Стояние на Угре

20 октября 1480 года началось «стояние на Угре» между войсками русского князя Ивана III и хана Большой Орды Ахмата, закончившееся окончательным освобождением России от монголо-татарского ига.

Стояние на Угре

20 октября 1480 года началось «стояние на Угре» между войсками русского князя Ивана III и хана Большой Орды Ахмата, закончившееся окончательным освобождением России от монголо-татарского ига.

 

В 1476 году хан Большой Орды Ахмат послал в Москву посольство, которое возглавил Ахмет Садык, с грозным требованием полностью восстановить даннические отношения. Понимая, что отрицательный ответ означает войну, Великий Князь Иван III тянул время, переговоры шли долго. Есть сведения, что окончательное решение Иван III принял под воздействием своей жены византийской принцессы Софьи Фоминичны Палеолог, которая якобы с гневом заявила мужу: «Я вышла замуж за Великого Князя Русского, а не ордынского холопа».

На встрече с послами Иван III разорвал ханскую грамоту, сломал и растоптал ногами басму (коробочка, заполненная воском с оттиском пятки хана, выдававшаяся послам как верительная грамота). Князь велел умертвить послов, кроме одного, которого отпустил и сказал: «Ступай объяви хану: что случилось с его басмою и послами, то будет и с ним, если он не оставит меня в покое».

В 1480 году на Москву устремились несметные полчища хана Ахмата. Им навстречу выступили русские войска. Две армии встретились на реке Угре – левом притоке Оки. 23 июня 1480 года, горячо помолившись Владимирской иконе Божией Матери, к армии в Коломну прибыл и безвыездно находился в ней по 30 сентября Великий Князь Иван III. А вся Москва тем временем молилась своей Заступнице Пресвятой Богородице о спасении православной столицы. Митрополит Геронтий и духовник Великого Князя архиепископ Ростовский Вассиан молитвой, благословением и советом подкрепляли русские войска. Митрополит писал князю соборное послание, в котором призывал его мужественно стоять против врага, уповая на помощь Матери Божией.

Никто не хотел нападать первым, происходили стычки, было сражение в нижнем течении реки, но оба войска – и русское, и татарское – по-прежнему занимали свои позиции на разных берегах Угры. В мелких стычках, дипломатических переговорах прошло несколько месяцев, наступила осень.
В начале ноября Иван III отдал приказ отойти на зимние квартиры к Боровску. На берегу Угры он оставил сторожу для наблюдения за татарами. Однако татары вместо того, чтобы атаковать русских, чего опасались московские военачальники, сами бежали. Утром 11 (24) ноября стража увидела, что правый берег Угры пуст. Татары скрытно ночью снялись с позиций и ушли на юг. Стремительное отступление татар более походило на бегство. А вскоре хан Ахмат был убит в Орде.

Историки объясняют бегство татар тем, что Ахмат получил известия о набеге русских и их союзников на оставленную Ахматом Орду, наступлением холодов и т.п.

Русские православные люди видели в этом факте особое покровительство Небесной Владычицы земле Русской. Река Угра нашими предками была названа «поясом Пресвятой Богородицы». «Да не похвалятся легкомысленные страхом их оружия, - писал летописец. - Нет! Не оружие и не мудрость человеческая, но Господь ныне спас Россию». Так, без всякой битвы, закончилось на Руси монголо-татарское иго. В честь этого события было установлено празднование Владимирской иконе Божией Матери с Крестным ходом в Сретенский монастырь.
Эта история прорастает важным назиданием в сегодняшний день: с молитвой, чистой и непреклонной перед врагом душой русские побеждают любого врага! Тем более это актуально в нынешней битве с англо-саксонским сатанизмом.

 

 

Навариинское морское сражение 1827 года

20 октября 1827 года в Наваринской бухте Ионического моря состоялось крупное морское сражение между соединённой эскадрой России, Англии и Франции, с одной стороны, и турецко-египетским флотом — с другой.

Навариинское морское сражение 1827 года

20 октября 1827 года в Наваринской бухте Ионического моря состоялось крупное морское сражение между соединённой эскадрой России, Англии и Франции, с одной стороны, и турецко-египетским флотом — с другой.

 Оно продолжалось около 4 часов и закончилось уничтожением турецко-египетского флота.

Потери турецко-египетского флота составили более 60 кораблей и несколько тысяч человек убитыми и ранеными. Союзники не потеряли ни одного корабля. Их потери убитыми и ранеными составили от 600 до 800 человек. В сражении отличился флагманский корабль русской эскадры «Азов» под командованием капитана 1 ранга Михаила Петровича Лазарева. Флагман уничтожил 5 турецких кораблей, в том числе фрегат командующего турецким флотом. Корабль получил 153 попадания, из них 7 ниже ватерлинии. Корабль был полностью отремонтирован и восстановлен только к марту 1828 года. На «Азове» во время битвы проявили себя будущие российские флотоводцы, герои Синопа и Севастопольской обороны 1854—1855 годов: лейтенант Павел Степанович Нахимов, мичман Владимир Алексеевич Корнилов, гардемарин Владимир Иванович Истомин. За боевые подвиги в сражении линейному кораблю «Азов» впервые в русском флоте был присвоен кормовой Георгиевский флаг.

Разгром турецкого флота в Наваринском сражении значительно ослабил морские силы Турции, что послужило значимым вкладом в победу России в дальнейшей русско-турецкой войне 1828—1829 года. Наваринское сражение обеспечило поддержку греческого национально-освободительного движения, результатом которого по Адрианопольскому мирному договору 1829 года стала автономия Греции.

Гибель линкора «Императрица Мария»

20 октября (7 по ст. ст.) 1916 года на рейде Севастополя взорвался и затонул линейный корабль Российского Императорского флота «Императрица Мария».

Гибель линкора «Императрица Мария»

20 октября (7 по ст. ст.) 1916 года на рейде Севастополя взорвался и затонул линейный корабль Российского Императорского флота «Императрица Мария».

 Он имел водоизмещение 25 465 тонн, длина линкора составляла 168 метров, ширина 27,4 метра, осадка 8,7 метра. Мощность 4-вальной паротурбинной установки - 26 000 л.с., скорость 21 узел. Броня до 262 мм. Вооружение: двенадцать 305-мм и двадцать 130-мм орудий, восемь 75-мм зенитных пушек, 4 торпедных аппарата.

Поздравляем военных связистов

20 октября 1919 года были созданы Российские войска связи.

Поздравляем военных связистов

20 октября 1919 года были созданы Российские войска связи.

 С тех пор этот день отмечается как профессиональный праздник военных связистов.

Материалы и средства для обеспечения военной связи в разные времена были совершенно различными. Начиная от простейшей передачи зрительных и звуковых сигналов, до изобретения новейших технологий военной связи, передающих информацию всех категорий секретности.Сегодня системы связи полностью автоматизированы. Они позволяют передавать данные на огромные расстояния и поддерживать связь между несколькими объектами одновременно. Обслуживают такие системы специально обученные военные — связисты, которые сформированы в отдельный род войск — войска связи РФ.

 

Освобождение Белграда

20 октября 1944 года советскими войсками была освобождена от европейских фашистов столица Югославии

Освобождение Белграда

20 октября 1944 года советскими войсками была освобождена от европейских фашистов столица Югославии

К началу сентября 1944 г. 75-й стрелковый корпус 46-й армии 2-го Украинского фронта в районе города Турну-Северин на румыно-югославской границе форсировал Дунай и захватил на территории Югославии плацдарм. Перед советскими войсками открылась возможность оказать прямую военную помощь Народно-освободительной армии Югославии, которая к тому времени освободила значительную часть территории страны.
В приказе Верховного главнокомандующего НОАЮ Иосипа Броз Тито от 8 сентября отмечалось, что наступил, наконец, день, которого югославские воины ожидали в течение трех с половиной лет тяжелой борьбы. Тито прямо обратился к Государственному Комитету Обороны СССР с просьбой о вводе войск Красной армии в Югославию. Положительный ответ был дан при личной встрече югославского лидера в Москве со Сталиным.
Ставкой ВГК был разработан план Белградской наступательной операции (28 сентября – 20 октября 1944 г.). Цель операции - совместными усилиями советских и югославских войск на белградском направлении, югославских и болгарских войск на нишском и скопьенском направлениях разгромить белградскую группировку противника и освободить все районы Сербии, включая Белград. Решить эту задачу предполагалось путем одновременного нанесения по противнику ударов силами 3-го Украинского фронта (маршал Ф.И. Толбухин) и оперативно подчиненных ему болгарских войск, а также части сил 2-го Украинского фронта (маршал Р.Я. Малиновский) с востока, силами НОАЮ с запада и юга. К началу Белградской операции советские, югославские и болгарские войска имели решающий перевес над противником как в живой силе (4:1), так и в боевой технике, особенно в танках и авиации – более чем в 4 раза.

Особенность Белградской наступательной операции состояла в том, что были объединены усилия трех союзных армий для решения единой задачи, а наступление на решающих направлениях должно было начаться в разные сроки. Переход в наступление стрелковых дивизий 2-го и 3-го Украинских фронтов на 10–12 дней раньше 1-й армейской группы НОАЮ должен был привести к разгрому значительных сил противника и созданию благоприятных условий для сосредоточения, развертывания и наступления войск НОАЮ на Белград.

Это было принципиальной линией Сталина – предоставить возможность войскам союзных СССР антифашистских режимов вместе с Красной армией в первых рядах штурмовать столицы своих стран. Части 1-й армии Войска Польского брали Варшаву, 1-я румынская добровольческая дивизия имени Т. Владимиреску участвовала во взятии Бухареста, Народно-освободительная армия освобождала Белград.

Боевые действия по освобождению Белграда начались 14 октября 1944 г. Опорные пункты противника по нескольку раз переходили из рук в руки. Вместе с советскими и югославскими воинами сражались и жители Белграда. 20 октября энергичными действиями советских войск при участии подошедших с юго-запада частей Народно-освободительной армии Югославии было сломлено сопротивление белградского гарнизона, и к исходу дня Белград был освобожден.

С овладением Белградом советским войскам по указанию Ставки ВГК было приказано закрепиться на рубеже Белград, Баточина, Парачин, Княжевец и в глубь Югославии не продвигаться. Соединения и части НОАЮ, значительно пополненные вооружением и военными материалами, переданными ей советским правительством, к концу октября вышли на рубеж реки Дрина (100 км западнее Белграда).

Всего за время Белградской операции противник потерял до 45 тыс. убитыми и пленными. Его потери в боевой технике составили: 53 танка и САУ, 184 орудия и миномета, 66 боевых самолетов. Безвозвратные потери советских войск составили 4350 человек, санитарные – 14 488 человек. Непосредственно на улицах столицы Югославии отдали жизнь 2953 бойца НОАЮ и около 1000 советских воинов.

Руководство народной Югославии высоко оценило вклад Красной армии в освобождение ее столицы. Так, по оценке И. Броз Тито, освобождение Белграда для народов Югославии имело историческое значение «особенно потому, что страна этих измученных народов является той ареной, где совместно проливали кровь сыны Великого Советского Союза с достойными сынами Югославии».
Более семи десятилетий минуло с тех победных дней. И могли ли наши деды предполагать, что нацизм, казалось бы, получивший на полях Европы смертельный удар, сможет когда-нибудь возродиться? С огромным сожалением В.В. Путин констатировал в интервью сербской газете «Политика», что «"вакцина" от нацистского вируса, выработанная на Нюрнбергском трибунале, в некоторых государствах Европы теряет силу». В странах Прибалтики, на Украине неонацизм поднял голову – при прямой поддержке тех государств, которые вели Вторую мировую войну в стане антигитлеровской коалиции.
Сегодня снова братская славянская страна оказалась разгромленной США и и по сути оккупированной нынешними последователями Гитлера. И ничего удивительного, если вновь прозвучит призыв, который в октябре 1944-го вёл вперед советских и югославских воинов: «Освободить Белград!»

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии