RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

У РГК — день рождения!
1 апреля 2016 г.

У РГК — день рождения!

Нас поздравил наш лучший друг, собрат и соратник «Солдатский храм»
Памяти генерала Шершнева
13 марта 2016 г.

Памяти генерала Шершнева

13 марта 1938 года родился президент Фонда «Русские», глава Фонда национальной и международной безопасности, главный редактор журнала «Безопасность» генерал-майор в отставке Леонид Иванович Шершнев.
Гибель генерала Валерия Асапова
25 сентября 2017 г.

Гибель генерала Валерия Асапова

25 сентября 2017 года стало известно о тяжелой боевой потере: вражеская мина унесла жизнь руководителя группы российских военных советников в Сирии
Страна встречает героев Сирийской войны
15 марта 2016 г.

Страна встречает героев Сирийской войны

15 марта 2016 года из дружественной арабской страны возвратилась первая группа российских самолётов ВКС, которые участвовали в разгроме очага международного терроризма
«Русский марш» под колпаком
4 ноября 2013 г.

«Русский марш» под колпаком

В крупных городах России празднование Дня народного единства сопровождалось массовыми задержаниями
Главная » Герои нашего времени » Космический «папа»

Космический «папа»

10 ноября исполнилось 5 лет, как мы проводили в последний путь Анатолия Григорьевича Утыльева – человека во всех смыслах выдающегося...

Он ставил на крыло первых советских космонавтов, позже командовал редакторским отделением Военно-политической академии имени В.И.Ленина, был большим другом и покровителем многих известных отечественных деятелей культуры.
Космический «папа»

Мне определённо повезло в жизни на командиров. В училище моим непосредственным начальником был великий полковник Константин Непейвода, которого в конце прошлого века знали все в Армии и Флоте СССР. А в академии три года я находился в подчинении полковника Утыльева. Потом до самой его кончины мы крепко, по-мужски дружили. В молодости Анатолий Григорьевич служил начальником ПДС (парашютно-десантной службы) в самом первом отряде космонавтов. В него зачислили: И.Аникеева, П.Беляева, В.Бондаренко, В.Быковского, В.Варламова, Б.Волынова, Ю.Гагарина, В.Горбатко, Д.Заикина, А.Карташова, В.Комарова, А.Леонова, Г.Нелюбова, А.Николаева, П.Поповича, М.Рафикова, Г.Титова, В.Филатьева, Е.Хрунова, Г.Шонина. То был первый и главный круг товарищей Утыльева. Со многими последующими космонавтами он тоже всегда поддерживал очень добрые отношения. Но самая крепкая дружба всё же связывала моего командира с советскими пионерами, первопроходцами Космоса. Что же касается Германа Титова, то они с Утыльевым были просто не разлей вода. По жизни, в быту, в увлечениях. Например, в волейбол слыли настолько сыгранной парой, что любая команда в Звёздном городке пыталась их заполучить. Герман Степанович избирался депутатом Государственной думы двух созывов и оба раза первым помощником брал себе Утыльева.
На первом курсе меня назначили начальником штаба редакторского отделения. Месяца через три Анатолий Григорьевич говорит: «Ну какой из тебя штабист, если норовишь при первой возможности в театр слинять. Кого на своё место предложишь? – Толю Кричевцова.- Верно, я тоже о нём думал». И никакой обиды у меня, никаких сетований у командира. Дальнейшие наши отношения даже окрепли.
Высокий, статный красавец с обворожительной улыбкой, он всегда излучал просто ядерное обаяние. Даже ранняя лысина, обычно портящая мужиков по определению, у него привлекательной выглядела. И при этом был мудр, терпелив, умел всегда вникнуть и понять другого – лучшие качества во все времена для любого педагога, в погонах он или без. Не зря же мы прозвали его «Папой». Сидим на партбюро. Утыльев: «Вот что, друзья мои, предлагаю запустить на новый виток партийного влияния слушателя Халтурина». Кто-то с места и в сердцах: «Да сколько же можно возиться с этим разгильдяем? Гнать его надо в три шеи!» - «Гнать даже в одну шею – значило бы расписаться в собственном бессилии. У нас воинский коллектив или филармоническое собрание? Будем работать с Халтуриным, пока не вправим ему мозги на место. Не такой уж он и потерянный парень. У кого есть другие предложения? Других предложений нет. И быть не должно».

За пару месяцев до окончания академии вдруг предлагает мне: «Есть возможность распределить тебя в Группу советских войск в Германии.- Так меня же «Красная звезда» берёт.- Да никуда та «Звезда» от тебя не денется. А в ГСВГ хоть немного материально и экономически окрепнешь, на ноги встанешь». Даже сейчас пишу эти строки и взор мой слегка туманится, а тогда чуть не заплакал от нахлынувших чувств признательности. Ведь за рубеж все мои однокашники мечтали попасть, как в райские кущи, и наверняка просили о том командира. А я не просил, но мне он предложил!
За свою жизнь я встречался без малого с тысячью известных стране и миру людей. О многих из них писал в различные издания Советского Союза и России. Добрая половина моих знакомств – благодаря Утыльеву. Порой мне даже казалось, что весь культурный бомонд столицы чем-то был обязан моему командиру. Что, впрочем, неудивительно. После отряда космонавтов Анатолий Григорьевич стал главным комсомольцем Военно-Воздушных Сил и по должности продолжал курировать своё бывшее уникальное подразделение. Рассказывал: «Космос всегда находился под семью печатями секретности. Те, кто слетал, сразу становились героями, и весь мир о них узнавал. Но о тех, кому ещё предстояли полёты, даже родные ничего не ведали. Попасть в отряд космонавтов было сложнее, чем на ракетно-ядерную базу. И вот мы с Женей Тяжельниковым (первый секретарь ЦК ВЛКСМ) решили ломануть эту замшелую систему. На одном из закрытых мероприятий подошли вдвоём к Брежневу и наперебой пожаловались, что у наших космонавтом среди развлечений: кино, бильярд и домино. Леонид Ильич подозвал министра обороны Гречко: «Андрей Антонович, ребята тут сетуют и, по-моему, справедливо. Ты разберись и мне потом доложишь». Мы давай ковать железо, пока оно горячее. Говорим: надо для космонавтов регулярно устраивать концерты с участием лучших артистов страны. А для этого желательно и платить им соответственно. Короче, с тех пор в Звёздном городке кто только ни побывал. Многие шли, конечно, из-за хорошего гонорара – мы вдвое больше платили, чем на гражданке. Но большинство – по соображениям престижности. Ты спроси тех же Высоцкого, Ротару, Пугачёву, Гнатюка, да даже Кобзона, и они тебе скажут: выступление перед космонавтами приравнивалось тогда к знаку качества и открывало потом практически неограниченные возможности перед деятелями культуры. Мы, в самом деле, приглашали только и исключительно лучших их лучших».

Рассказчик Утыльев был знатный и одновременно задушевный. Никакого артистизма, тем более – нарциссизма, никаких пережимов. Говорил юморно, тихо, почти застенчиво, а всегда - заслушаешься. Ещё бы: «Высоцкого и Гагарина я как познакомил. Новый 1965 год мы встречали в квартире инженера Валерия Сергейчика в Звёздном городке. Он временно «холостяковал» - домочадцы уехали на родину. Компания собралась шумная и многолюдная: Николаев, Хрунов, Горбатко, Быковский – да всех разве упомнишь. У Вали мы и заночевали – кто где. Проснулся я по привычке раненько, все ещё дрыхли. Звонок в дверь. Открываю – Юрий Гагарин: «Толя, мне вчера подарили необычную кассету: какой-то парень поёт просто потрясающе. У вас же есть магнитофон. Давай послушаем». И Юра врубил магнитофон на всю катушку – ребята как очумелые вскочили. Ну а я по первым аккордам узнал, кто поёт. У меня солдатом служил Толя Васильев, которого призвали из Таганки. Он меня со своим поющим коллегой и свёл. «Так это ж Высоцкий,- говорю. Юра зажёгся, - Обязательно познакомь меня с ним!» На следующий день была суббота, и они оба прибыли ко мне на квартиру. Гагарин ещё кого-то привёз с собой на «Волге» – тоже не помню. Зато железно знаю, что понравились друг другу. Само собой, сели за стол. Пошли тосты. Володя, правда, даже не нюхал спиртного, находился «в завязке». Но как он пел! «Пока вы здесь в ванночке с кафелем…», «Тот, кто раньше с нею был», «Серебряные струны», «Не уводите меня из весны», «Бал-маскарад», «Зека Васильев и Петров зека», «Про Серёжку Фомина». И ещё другие песни, которые я, естественно, запамятовал. Мишаня, ведь почти сорок лет минуло с тех пор! Я много раз слушал его в разных аудитория, но такого исполнения, как тогда и не припомню. Виделись ли Гагарин с Высоцким после той встречи? Это вряд ли. Кто-то из них мне бы обязательно сообщил. А вот в Звёздном городке Володя побывал. Он давно мечтал посмотреть центрифугу, барокамеру другие аппараты, на которых тренировались космонавты – не раз мне о том говорил. Но в те времена центрифуга считалась суперсекретным объектом. В охраняемом Звёздном её ещё и специально охраняли. И я об этом Высоцкого предупреждал. Но однажды он меня, что называется, припёр к стенке: «Веди, а то обижусь!» Ну как тут откажешь? Потолковал я с начальником отдела генералом Газенко. У него, между прочим, Юра Сенкевич тогда работал. Олег Георгиевич с трудом согласился. Кроме Высоцкого я ещё прихватил Борю Хмельницкого и Толю Васильева. Пришлось нам срывать пломбы, снимать часового. Непростая операция, с учётом того, что её ещё надо было сохранить втайне от высокого начальства. Сначала показали гостям трёхплоскостной стенд для тренировки вестибулярного аппарата. Потом пошли на центрифугу - самую мощную по тем временам в мире. Махина на самом деле! Открыли Володе кабину. Он полежал в кресле, в котором ещё Гагарин тренировался, кнопки всякие понажимал. Вылез. Мы запустили аппарат. Предложил Володе покрутиться. «Нет, братцы, малость мандражирую»,- признался. Может быть и потому, что мы ему честно рассказали: никто из космонавтов центрифугу не жаловал. А Гагарин, так и просто терпеть её не мог. Однако я очень доволен, что для Высоцкого тот визит на центрифугу не прошёл даром. Помнишь: «Я затаился и затих, и замер./ Мне показалось, я вернулся вдруг/ В бездушье безвоздушных барокамер/ И в замкнутые петли центрифуг».
А однажды мы с Германом Соловьёвым, комсоргом отряда космонавтов, пригласил Гагарина попить пива в Парке культуры имени Горького. Герка прослышал, что туда завезли совершенно неизвестный нам напиток - тёмное пльзенское. В Москве ходили легенды о его непередаваемом вкусе. Подъехали и увидели очередь невероятной даже для столицы длины. Деликатно намекнули Юре: может, попробуем в обход этой толпы? И зря: он жестко отверг наши намеки – никогда не бравировал своей известностью. Удивительно, но никто из любителей пенного напитка не узнал первого космонавта планеты. Краем уха я, правда, услышал: «Смотри как тот парень на Гагарина похож» - «Ну да, будет тебе Гагарин за пивом стоять!» Однако надо знать Герку. Он разыскал администратора Тамару Михайлову: «За то время, пока мы томимся в ожидании,- сказал,- Юрий Алексеевич Гагарин - он сидит вон за тем столиком - успел облететь земной шар». Через несколько минут она сама принесла нам кружки. Юра пригласил её за столик. Вот тут женщина окончательно была сражена. И её счастливое замешательство не прошло мимо окружающих. У нашего столика выстроилась очередь за автографом. Юра никому не отказывал, подписывался на газетах, салфетках, в блокнотах, на студенческих билетах и заводских пропусках. А другая очередь ожидала его снаружи павильона. Я насчитал 173 автографа, которые дал Гагарин».

В другой раз вызывает меня Утыльев: «Высоцкий звонил. У него отопление на строящейся даче в сплошную ледышку превратилось. Ты как-то говорил, что знаком с начальником военного стройуправления. Можешь Володе подсобить?» Даже не раздумывая, я согласился. С тех пор жена моя вывела такую закономерность. Тебя, говорит, сразу можно уводить из хмельной компании, когда начинаешь хвастаться, что чинил отопление у Высоцкого: значит напился. И, пожалуй, супруга права. Трезвый я всегда понимаю всю пропасть, которая существовала между мной и Высоцким, а когда выпью, пропасть та сразу мелеет, и я её одним прыжком запросто перемахиваю. Тем более, если к тому меня понуждают благодарные слушатели в разгоряченной компании. При том ведь, что мне даже привирать особенно не надо. Отопление я действительно чинил, и о том весь Театр на Таганке знал, как знали в театре и об особом ко мне отношении Высоцкого, благодаря всё тому же Утыльеву. А то, что неделю моего отсутствия в академии прикрывал Анатолий Григорьевич, так это он сам подтверждал когда угодно и кому угодно. Мне грешному и сейчас хотелось бы поведать ту незабываемую историю. Но лучше ограничусь ссылкой на книгу Льва Черняка «Высоцкий в Троицком. Вокруг «неизвестного» выступления. Журналистское исследование». Там на нескольких страницах рассказано о моей помощи великому барду.
А возвращаясь к своему командиру, что хочу подчеркнуть особо. Вот вы заметили, уважаемый читатель, что когда у Высоцкого случилась неприятность, он первым делом позвонил не директору своего театра Николаю Дупаку, но моему командиру. Почему? Да потому что Утыльев был такой человек – последнюю рубаху снимет, а другу поможет. И я вас уверяю: сотни известных всей стране людей, как те же космонавты, Пугачёва и совсем никому неведомые лаборантки или техработницы, знавшие Анатолия Григорьевича, подтвердят мою правоту. Он обладал редким, поистине животворящим даром любви к ближнему и был похож в этом смысле на ворона-альбиноса в стае сородичей. Служа на воинской службе, он всегда служил людям - к чёрту всякий пафос.
О Пугачёвой, кстати, раз уж вспомнилось. Её с Утыльевым свёл всё тот же Герман Соловьев, комсорг космонавтов. Он ездил по Тюменскому северу с творческим десантом радиостанции «Юность». Там пела и начинающая Пугачева. «Герка однажды мне звонит: «Встречай нас на вокзале. Познакомлю с чудной певицей и замечательным человеком». Встретил. Поехали к кому-то в гости. Присмотрелся к девушке – действительно неординарная особа. Компанию держит как заправский грузин-тамада. А поёт просто обалденно. Так и завязалась у нас дружба. Стал приглашать её на вечера всякие, на застолья к космонавтам. Алла тогда почти всегда выступала бесплатно. Зато с каким вдохновением! Космонавты слушали её по 2-3 часа без передыху. Даже беременная как-то пела нам часа полтора. Сама себе аккомпанировала. Любила и в домашней обстановке поиграть, попеть. В общем, стала своя в доску среди космонавтов. Высоцкого боготворила. Я их познакомил. Ходила часто в театр, в гримерку Высоцкого заглядывала. Володя однажды исполнил её заветную девичью мечту – помог появиться на сцене легендарного театра. Не помню уже, в каком спектакле Алла участвовала в массовке. Протопала, значит, своими ножками по великой сцене.
Отец Аллы, Борис Михайлович, работал завхозом на электроламповом заводе. С ним я мало общался. А вот с мамой, Зинаидой Архиповной, был в замечательных отношениях. И скажу тебе так: Алла всеми своими успехами на эстрадной ниве обязана исключительно маме, которая окончила музыкальное училище имени Ипполитова-Иванова и настоятельно понуждала дочь учиться музыке. Великим прилежанием девочка не страдала. Брата Женю (он младше Аллы на год и месяц) мы сагитировали поступить в военное училище противовоздушной обороны. Будучи ещё лейтенантом, он в подпитии тормознул машину. А в ней сидел американский военный атташе, который находился под наблюдением чекистов. Естественно, и Женя попал «под колпак». Его отправили служить в Семипалатинск. Нам стоило невероятных усилий перевести его назад, в Москву. Он служил на узле связи Генштаба. Уволился из армии полковником. У Жени два сына. Алла брату всегда помогает. Купила ему двухкомнатную квартиру.

Мужиков она любит красивых и статных. Ты заметил: все её избранники такие. За исключением, пожалуй, первого мужа Орбакаса, отца Кристины. Незавидный, зато обаяния у него – на троих хватило бы. Однажды Володя Шаинский предлагал ей руки и сердце. Деликатно, что так ей не свойственно, отказала. С космонавтом Виталием Жолобовым приехали мы как-то раз к Алле в Вешняки. Застали у неё парня, который чудное мясо нам пожарил. Это был Стефанович. Когда они расставались, Саша уговаривал меня потолковать с Аллой, чтобы та не подавала на развод. Все почему-то полагают, что я имею огромное влияние на Аллу. Хренушки. На неё где сядешь, там и слезешь. Стефанович назло Алле снял фильм с Ротару. Сделал такую гадость. И суд был скандальный. Он, не имея никакого отношения к её квартире, предъявлял претензии на жилплощадь. Но, конечно, самый затяжной роман случился у неё с Женей Болдиным. Сильно его Алла любила. В их расставании Женя, безусловно, виноват. Очень тяжелый был для неё развод. Пугачева же баба чрезвычайно влюбчивая. Если уж втрескается, то - по полной программе. Говорил я ей не связываться с Киркоровым. Да разве ж послушает? А душа у неё большая. Ещё в тюменской бригаде с молодой Пугачёвой ездил знаменитый бард Боря Вахнюк. Крепко по нему Алла вздыхала. Он её звал малявочкой, но взаимности не проявлял. В её репертуаре, между прочим, несколько песен Вахнюка: «Терема», «Бежала, голову сломя». Боре скоро 70 стукнет и у него дочка родилась. Алла ему здорово помогла. Обратилась к Лужкову. Мол, Юрий Михайлович, я вас ни о чём никогда не просила. Помогите моему очень талантливому близкому другу. Лужков помог, дал квартиру Вахнюку».

Осенью 2001 года уже полковник в отставке Утыльев отмечал свое 65-летие. В разгар праздника раздался звонок. В дверях стоял посыльный с огромным букетом роз. Можно было не считать – 65. Вручив имениннику цветы, передал ещё и большую цветную фотографию Пугачевой. На обороте красовалась надпись каллиграфическим почерком Аллы Борисовны: «Милый, дорогой Толя! Всегда в моей душе останутся воспоминания о прекрасных юных летах, где был ты рядом и в радости, и в горе. Желаю тебе пожинать плоды жизни, которая у тебя получилась. И если я сегодня далеко, это не значит, что я не радуюсь за тебя. Алла Пугачева. 29.09.01 года».

…В начале 90-х меня назначили главным редактором журнала «Вестник ПВО». Чтобы поднять мизерный тираж, лежащий под плинтусом, затеял я презентацию исключительно женского номера, посвящённого 8 Марта. Меня поддержали: Юрий Никулин с супругой, Иосиф Кобзон, Евгений Матвеев, Василий Лановой, Михаил Глузский, Нона Мордюкова, Татьяна Шмыга, Лидия Смирнова, Валентина Толкунова, Лев Лещенко, Ян Арлазоров, Ольга Остроумова, Маша Распутина. «Анатолий Григорьевич, попросите Аллу, пусть почтит своим монаршим вниманием моё мероприятие» - «А чего сам не позвонишь, не попросишь?» - «Так она же мне откажет за бесплатно-то» - «Положим, на халяву она и мне откажет. Приезжай, а я буду высвистывать Женю (брата Пугачёвой). Втроём поехали к великой, легендарной и непобедимой, как советская армия, примадонне. Чай, кофе, коньяк, бу-бу-ля-ля. Вроде бы как уговорили легенду эстрады подсобить начинающему военному редактору полковнику Захарчуку, который раз сто или того больше писал о ней в различные издания. Но тут появился Сергей Челобанов с расписанием концертов Пугачёвой. Никак не стыковалось оно с моим мероприятием. Алла пишет мне пару тёплых слов, которые произнесу от её имени на своём мероприятии. С этим клоком шерсти втроём возвращаемся на кухню к Утыльеву. И до самого рассвета обсуждаем нашу не заладившуюся жизнь. А на дворе финишировал проклятый, холодный и голодный 1991 год.

Господи, сколько ж раз я сиживал на той кухне! А сколько там перебывало другого прочего люду – не счесть. Никогда жилетку Утыльев сухой не носил. Плакались мы в неё регулярно, как дети малые. А ещё великим и щедрым хлебосолом слыл Анатолий Григорьевич. На вопрос, что прихватить с собой, всегда отвечал стандартно: «Себя не забудь, всё остальное у меня есть». После кончины, естественно, не оставил ни палат каменных, ни сундуков кованных. А по статусу своему имел железное право упокоиться на престижном Троекуровском кладбище. Только погребальная администрация запросила такую сумму, что родным покойного пришлось залезать в долги. И тогда наш однокашник Анатолий Гара кинул клич среди питомцев Утыльева. Нужную сумму мы собрали. А сегодня в разных уголках необъятной России и за её пределами многие из нас обязательно вспомнят своего замечательного командира. Ведь всяк человек живёт до тех пор, пока о нём жива память у других людей.

Михаил Захарчук, полковник в отставке
10 ноября 2015 г.

Комментарии:

Андрей 10.11.2015 в 12:40 # Ответить
Очень душевно написал Михаил, как впрочем, и всегда! Где-то даже завидую автору в том, что свела его судьба с таким количеством замечательных людей!
эмилия 10.11.2015 в 12:55 # Ответить
Настоящий друг, Михаил! Так тепло пишешь о своих друзьях и хранишь память, кроме уважения и сказать нечего. А читаешь на одном дыхании!
Валерий 10.11.2015 в 13:06 # Ответить
Как всегда интересно и познавательно..из ЖЗЛ...
Валерий Пинчук 10.11.2015 в 13:13 # Ответить
Об Утыльеве и вспоминать приятно, и говорить легко, ибо это Офицер и Человек с большой буквы. Нашим отделением Анатолий Григорьевич командовал два года, но запомнился навсегда. К кажому он подходил сугубо индивидуально. Если видел, что кто-то нуждается в помощи или поддержке, то делал это по-отцовски мудро. Не сюсюкал, но и не унижал. Давал дельные советы и даже порой устраивал личную жизнь своих подопечных. Не зря все мы звали его за глаза папой. За простоту, интеллигентность и человечность...
Геннадий Алехин 10.11.2015 в 13:25 # Ответить
Об этом легендарном человеке наслышан,к сожалению,не был знаком.Благодаря Захарчуку узнал подробнее.
Татьяна П. 10.11.2015 в 13:51 # Ответить
Прочла очерк и задумалась, глядя за окно на сегодняшнюю метель. Такая жизнь. Уходят люди, оставляют свои следы. А ты смотришь на эти следы и не можешь поверить, что их больше нет.

Пока мы вот так, как сегодня, говорим о них, кто знает…
Что там творится в этих небесных сферах?
Даже не верится мне, что всё это было в реальной жизни. Цепочки событий, цепочки людей, которые связаны этими событиями. И всё связано с жизнью нашей огромной страны.

Грустно, что нет такого замечательного человека, каким я увидела в очерке Анатолия Григорьевича Утыльева.
Словно документальная лента прошла перед моими глазами. Встречи из прошлого. Встречи, кипучая жизнь искромётная, рождение талантов, восхождение звёзд, простые человеческие отношения.
И всё это было соединено и скреплено одним человеком, о котором пишет Михаил Александрович.

Хочется сказать мне, незнакомой и не видевшей никогда Анатолия Григорьевича:
- Светлая ему память, память его близких, учеников, соратников.
Незабвенная память в сердцах, знавших и любивших его людей.
Анатолий Кричевцов 10.11.2015 в 14:20 # Ответить
"Папа" - это, как-то, строго. Он, скорее, был и для космонавтов, и для своих подчинённых другом, товарищем, единомышленником. Хотя бы уже потому, что всем, кого судьба сводила с этим редким по характеру, манерам, жизненным установкам человеком, он сделал что-то приятное. Представьте себе, когда он узнал, что его бывшему слушателю майору Анатолию Кричевцову дают квартиру в дальнем от места службы углу Москвы, тут же поднял на ноги больших людей из штаба Московского округа ПВО. Протекции он вовсе не делал, а нашёл нужные слова и аргументы, которые убедили начальников, и те изменили своё решение. Чего даже не попытались сделать прямые и непосредственные начальники майора. И вот уже 33 года хозяин вожделенной квартиры считает себя обязанным Анатолию Григорьевичу Утыльеву, хотя тот не счёл нужным даже рюмку поднять за счастливого новосёла. Считал, что так и должно быть у нормальных людей.
Ксения 10.11.2015 в 16:20 # Ответить
Спасибо, Михаил, за чудесную статью! Очень трогательно, что помнят и любят моего дедушку!
Георгий 10.11.2015 в 16:30 # Ответить
Помню!
Пётр 10.11.2015 в 17:03 # Ответить
Молодец,Миша!Очень проникновенно написал.Молодец!

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
21 октября
суббота
2017

В этот день:

Черноморский судостроительный завод

21 октября 1897 года в Николаеве начал работать Черноморский судостроительный завод - один из крупнейших заводов Российской Империи, а затем и СССР, который занимался строительством в основном боевых кораблей.

Черноморский судостроительный завод

21 октября 1897 года в Николаеве начал работать Черноморский судостроительный завод - один из крупнейших заводов Российской Империи, а затем и СССР, который занимался строительством в основном боевых кораблей.

Крейсера, линкоры, тяжелые авианесущие крейсера, атомные авианосцы — вот далеко не полный перечень его продукции. Но после 1991 года все это для «демократов» оказалось ненужным. Были порезаны на стапелях и проданы на металлолом в Китай практически готовые авианосцы. Судостроительные площади стали сдаваться в аренду, специалисты разбежались, кое-что делается сегодня по мелким иностранным заказам при загрузке предприятия лишь до 5 процентов былых мощностей.

 

Корабельный самолет «КОР-2»

21 октября 1940 года состоялся первый полёт корабельного самолёта «КОР-2» конструкции Г. М. Бериева.

Корабельный самолет «КОР-2»

21 октября 1940 года состоялся первый полёт корабельного самолёта «КОР-2» конструкции Г. М. Бериева.

Это - палубная катапультная летающая лодка (ближний морской разведчик), разработанная в ОКБ под руководством Г. М. Бериева. Во время Великой Отечественной войны выпускался малыми сериями.

Вооружение состояло из одной неподвижной установки пулемета ШКАС (7,62 мм) в носовой части лодки и пулемета ШКАС на турели типа МВ-5, расположенной в средней части лодки. Самолет мог нести четыре бомбы весом до 200 кг. Основным назначением КОР-2 была ближняя морская разведка, корректировка артиллерийского огня корабельной и береговой артиллерии, охрана тяжелых боевых кораблей от подводных лодок противника, противолодочный поиск, а также борьба с небольшими боевыми кораблями и катерами.

 

Первый спутник Венеры

21 октября 1975 года автоматическая межпланетная станция «Венера-9» стала первым искусственным спутником Венеры. На следующий день спускаемый аппарат совершил мягкую посадку на поверхность планеты. Была произведена первая в мире съемка панорамы поверхности Венеры.

Конструктор тяжелых танков

21 октября 1979 года скончался Жозеф Яковлевич Котин (р. 1908), конструктор тяжёлых танков ИС, КВ, трактора К-700, генерал-полковник инженерно-технической службы, доктор технических наук, Герой Социалистического Труда.

Конструктор тяжелых танков

21 октября 1979 года скончался Жозеф Яковлевич Котин (р. 1908), конструктор тяжёлых танков ИС, КВ, трактора К-700, генерал-полковник инженерно-технической службы, доктор технических наук, Герой Социалистического Труда.

В 1941—1943 годах — заместитель наркома танковой промышленности СССР, главный конструктор Челябинского тракторного завода. Котин является одним из создателей знаменитого тяжелого танка периода второй мировой войны — ИС-2 со 122-миллиметровой пушкой Д-25Т. В период 1943-1944 гг. под руководством Котина на базе танков КВ-1С и ИС были созданы самоходные артиллерийские установки СУ-152, ИСУ-152, ИСУ-122. За годы войны на Челябинском тракторном заводе было выпущено 18 тысяч танков и самоходных установок.

В послевоенные годы Котин вернулся в Ленинград, где руководил разработкой тяжёлого танка ИС-4 (1947), плавающего танка ПТ-76 (1951), тяжёлого танка Т-10 (1953), плавающего бронетранспортёра БТР-50П (на базе танка ПТ-76), а также трелёвочного КТ-12 (1948) и колёсного К-700 (1963) тракторов и др.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии