RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

«Ил-76»: побег из ада
16 августа 2019 г.

«Ил-76»: побег из ада

16 августа 1996 года экипаж российского самолёта (командир Владимир Шарпатов) совершил дерзкий побег на своём же самолёте из Кандагара и чудом спасся.
Прощай, тёзка!
31 августа 2016 г.

Прощай, тёзка!

На прошлой неделе не стало полковника в отставке, моего однокашника по Львовскому высшему военно-политическому училищу, моего тёзки Михаила Александровича Никонова
Прощай, ЗЮМ!
9 января 2017 г.

Прощай, ЗЮМ!

Поминальное слово о побратиме по курсантскому строю Юрке Завелицком
Первый искусственный Спутник Земли
4 октября 2020 г.

Первый искусственный Спутник Земли

4 октября 1957 года впервые в истории человечества СССР вывел на околоземную орбиту необитаемый космический аппарат
 Владимир Конкин, он же — Павел Корчагин, он же — Володя Шарапов...
19 августа 2017 г.

Владимир Конкин, он же — Павел Корчагин, он же — Володя Шарапов...

У моего большого друга Владимира Конкина сегодня день рождения – две шестёрки ему стукнуло.
Главная » Герои нашего времени » Правда Константина Симонова

Правда Константина Симонова

28 ноября – 100 лет со дня рождения знаменитого военного писателя

«Жди меня, и я вернусь, // Всем смертям назло»… Даже если бы Константин Симонов не написал ничего более, кроме этого стиха, – его имя осталось бы в отечественной поэзии навечно.
Правда Константина Симонова

По счастью, Константин Михайлович одарил нас ещё многими романами, пьесами, киносценариями, поэтическими сборниками, публицистикой высочайшего психологического и нравственного накала. Но главное – Симонов изучил, описал войну, как высшее и трагическое испытание человека. Просто потому, что она ему досталась не одна. Константин Михайлович участвовал в боях на Халхин-Голе. Великую Отечественную прошёл от звонка до звонка, побывав на всех её фронтах. С нашими солдатами протопал по землям Румынии, Болгарии, Югославии, Польши и Германии. Был свидетелем последних боёв за Берлин. В послевоенные годы он побывал в воюющих Китае, Корее, Вьетнаме. В мире мало найдётся журналистов, писателей, которые могли бы «похвастаться» хотя бы половиной увиденного на войне и описанного Симоновым.

 

Общественный деятель, Герой Социалистического Труда, заместитель генерального секретаря Союза писателей СССР, член ВКП(б) с 1942 года Симонов имел шесть заслуженных Сталинских премий и Ленинскую – никем не побитый рекорд среди его собратьев по перу.

 

Наконец, и в общественной жизни Константин Михайлович сделал куда как больше любого своего именитого коллеги. Перечисляю навскидку лишь некоторые заслуги писателя, потому как на их подробное изложение не хватило бы газетного места. Так вот, мы должны быть благодарны Симонову за то, что читаем романы Ильфа и Петрова, за то, что вышли в свет «Мастер и Маргарита» Булгакова, «По ком звонит колокол» Хемингуэйя. Он добился полного перевода пьес Артура Миллера и Юджина О’Нила. Мой старший товарищ Вячеслав Кондратьев утверждал: «Если бы не «железная» протекция Симонова, моего «Сашку» никогда бы не напечатали. «Генералы и полковники» от литературы полагали её во сто крат вреднее, чем «Жизнь и судьба» Гроссмана». В активе Константина Михайловича – «пробивание через партгосноменклатуру» многих спектаклей «Современника». Театр на Таганке стал широко известен во многом благодаря его статье «Стая молодых набирает высоту» в «Правде». Первая посмертная выставка Татлина, восстановление выставки «ХХ лет работы» Маяковского, участие в кинематографической судьбе Алексея Германа и десятков других кинематографистов, художников, литераторов – это тоже личная заслуга писателя. Самый большой на сегодняшний день писательский архив Симонова, хранящийся в ЦГАЛИ, состоит из десятков томов каждодневных усилий Константина Михайловича по оказанию помощи собратьям-писателям, фронтовикам, просто согражданам. Там – многие тысячи его писем, записок, заявлений, ходатайств, просьб, рекомендаций, отзывов, разборов и советов, предисловий, торящих дорогу «непробиваемым» книгам и публикациям. А на телевидении хранится симоновский видеоархив – беседы с рядовыми, сержантами и старшинами Великой Отечественной войны. И при этом, заметьте: Константин Михайлович – единственный советский писатель, который отвечал на каждое (!) письмо. А ему писали тысячи и тысячи людей. Кроме всего прочего, Симонов был в разное время главным редактором журнала «Новый мир» и главным редактором «Литературной газеты». Он также избирался депутатом Верховного Совета СССР двух созывов; кандидатом и членом ЦК КПСС был в течение более двух десятков лет.

 

И на каждом номенклатурном или выборном высоком посту демонстрировал исключительную мудрость и выдержанность.

 

Константин Михайлович многим помогал собственным заступничеством, которое котировалось повыше, нежели у отдельных членов Политбюро ЦК КПСС.

 

Горжусь несказанно тем, что, обучаясь в Военно-политической академии имени В.И. Ленина, принимал активное участие в организации встречи с писателем. Вместе с преподавателем полковником Тимофеем Ужеговым я заготовил несколько десятков вопросов писателю (он на том настаивал); сам выступил на встрече; а к концу мероприятия предъявил Константину Михайловичу 33 страницы отчёта. Симонов назвал мою журналистскую прыть «сверхоперативностью», подивившись, как и когда я сумел записать и отпечатать текст на машинке, если всё время сидел в зале. Однако извинился: «Ей-богу, сил уже нет читать – устал. Но если у вас завтра найдется пару часов свободного времени, то мы могли бы встретиться в первой половине дня у меня дома».

 

Несложно понять те чувства, с которыми я на следующий день мчался на квартиру писателя, расположенную в доме на улице Черняховского.

 

Встретил меня секретарь Л. Лазарев. Сказал, что Константин Михайлович остался доволен общением с военными журналистами. И мой материал уже прочитан, выправлен. Тут, закончив телефонный разговор, из соседней комнаты вышел одетый в теплый темный свитер сам Симонов. Крепко пожал руку. Потом очень подробно рассказал о сути своих основательных замечаний и поправок. Несколько раз возвращался к прошедшей встрече, затрагивал сопредельные с ней темы. Похвалил мое выступление и выступление коллеги Сергея Левицкого. И вообще, в продолжение всего нашего разговора сделал всё, чтобы я ни на минуту не почувствовал, что передо мной, ужасно волнующимся старшим лейтенантом – живой классик. На прощание я попросил Симонова подписать еще несколько книг для трёх девчат-стенографисток, которые печатали мне материал. На том и расстались.

 

Из того разговора с Константином Симоновым:

 

…При всех сложностях корреспондентской жизни, труд этот вовсе не самый тяжелый на войне. Строевому командиру, политработнику на передовой и солдату всех родов войск, в первую очередь, конечно, пехоты в той войне досталось куда больше. В памяти его, может быть, не все закрепилось, как у меня, в моей профессиональной памяти журналиста. Может быть, у него не записано того, что записано у меня. Но у него в сердце отложилось многое такое, до чего я, может быть, не дотянулся, потому что некоторые вещи не пережил с той силой, с которой тот или иной человек их пережил в годы войны.

 

Понимаете, в чем дело? Война ведь была такая огромная и такая всенародная. Сколько людей в ней участвовало! К миллионам погибших добавим количество всех участников, свяжем это количество людей, которые были в личных связях с этими участниками войны, ждали их, писали им, получали от них письма, присовокупим еще десятки миллионов людей, которые пережили войну, как тревогу за самого близкого себе человека. Так ведь? А тревога другого рода – общественная? Такая тревога, которая существовала повсюду в стране далеко от фронта. Как накормить эту огромную армию, например?

 

Я жизнь построил как-то так, что не очень много встречаюсь с писателями, не очень усердно занимаюсь литературными делами. Лишь в той мере, в какой это необходимо. Но встречи и разговоры с людьми, которые прошли войну, стали для меня необходимостью.

 

Я так думаю, что сейчас войну знаю лучше, чем в тот день, когда она закончилась. Может, у меня где-то исчезла острота памяти, но ей помогает записанное. Я постоянно пополняю свою память памятью других людей, закрепленной в сотнях и тысячах архивных документов. Я делал со своими товарищами-кинематографистами фильмы «Если дорог тебе твой дом», «Шел солдат», несколько телевизионных работ – «Солдатские мемуары». За этими фильмами, за этой работой стоят разговоры с десятками, сотнями людей. Разговоры не «на тычке», как говорили на фронте, а обстоятельные, серьезные. В общем, когда мы сдадим все нами заснятые киноматериалы, – наберется 100 тысяч метров с рассказами солдат о войне. Одни говорят лучше, другие хуже. Но мне, например, интересно.

Страницы:   1 2 3  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
29 октября
четверг
2020

В этот день:

Дмитрий — сын Грозного царя

29 октября 1582 года родился Дмитрий Иванович, царевич, князь Углицкий (младший сын Ивана Грозного).

Дмитрий — сын Грозного царя

29 октября 1582 года родился Дмитрий Иванович, царевич, князь Углицкий (младший сын Ивана Грозного).

Прожил всего восемь лет, однако политический кризис, во многом связанный с его загадочной гибелью (Смутное время), продолжался как минимум двадцать два года после его смерти. Канонизирован в 1606 как благоверный царевич Димитрий Углицкий (день памяти — 15 мая по старому стилю, в XXI веке — 28 мая по новому стилю).

После смерти отца остался единственным представителем московской линии дома Рюриковичей, кроме старшего брата, царя Фёдора Иоанновича. 15 (25) мая 1591 года царевич играл «в тычку», причём компанию ему составляли Петруша Колобов и Важен Тучков — сыновья постельницы и кормилицы, состоявших при особе царицы, а также Иван Красенский и Гриша Козловский. Царевича опекали мамка Василиса Волохова, кормилица Арина Тучкова и постельница Марья Колобова. Если верить показаниям очевидцев событий, данным во время следствия, в руках у царевича была «свая» — заострённый четырёхгранный гвоздь. Вдруг у Дмитрия начался приступ эпилепсии, и во время судорог «свая» случайно пронзила царевича.

Сама царица и её брат Михаил придерживались версии, что Дмитрий был зарезан Осипом Волоховым (сыном мамки царевича), Никитой Качаловым и Данилой Битяговским (сыном дьяка Михаила, присланного надзирать за опальной царской семьей) по прямому приказу Москвы. Эта версия представляется малоубедительной, поскольку в окружении царевича в тот момент были люди чьё благополучие, жизненные перспективы, да и сама жизнь зависили от благоденствия царевича, а обвиняемые в убийстве лица, согласно показаниям свидетелей, на момент гибели царевича находились в другом месте. Тем не менее возбуждённая толпа, поднявшаяся по набату, растерзала предполагаемых убийц. Впоследствии колоколу, послужившему набатом, по распоряжению Василия Шуйского был отрезан язык (как человеку). Через четыре дня после смерти царевича, из Москвы прибыла следственная комиссия в составе митрополита Геласия, главы Поместного приказа думного дьяка Елизария Вылузгина, окольничего Андрея Петровича Луп-Клешнина и будущего царя Василия Шуйского. Выводы московской комиссии на тот момент были однозначны — царевич погиб от несчастного случая.

Со смертью Дмитрия московская линия династии Рюриковичей была обречена на вымирание; хотя у царя Фёдора Иоанновича впоследствии родилась дочь, она умерла во младенчестве, а сыновей у него не было. 7 (17) января 1598 года со смертью Фёдора династия пресеклась, и его преемником стал Борис Годунов. С этой даты обычно отсчитывается Смутное время, в котором имя царевича Дмитрия стало лозунгом самых разных партий, символом «правого», «законного» царя; это имя приняли несколько самозванцев, один из которых незаконно царствовал в Москве.

 

Севастополь - исконно русский

29 октября 1948 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР г. Севастополь был выделен из Крымской области в самостоятельный административно-хозяйственный центр со своим особым бюджетом и отнесен к категории городов республиканского подчинения в составе РСФСР.

Севастополь - исконно русский

29 октября 1948 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР г. Севастополь был выделен из Крымской области в самостоятельный административно-хозяйственный центр со своим особым бюджетом и отнесен к категории городов республиканского подчинения в составе РСФСР.

Таким образом, с 29 октября 1948 года на территории Крымского полуострова, находящейся под юрисдикцией России, сосуществовали две административно-территориальные единицы республиканского подчинения: г. Севастополь и Крымская область, имеющие равный статус. В 1954 году волевым решением Хрущева Крымская область была передана из состава РСФСР в состав УССР. Севастополь так и остался юридически русским.

С искусственно учиненным в декабре 1991 года распадом СССР и образованием отдельных государств Российской Федерации и Украины — статус Севастополя не претерпел юридических изменений. Де-юре он продолжал оставаться частью территории Российской Федерации, но де-факто в одностороннем порядке без согласования с Россией был подчинен органам государственной власти Украины в соответствии с указом Кравчука от 11 марта 1992 года. Сейчас справедливость восторжествовала и Севастополь, также как и весь Крым снова стали русскими. Иначе быть и не могло.

Гибель «Новороссийска»

29 октября 1955 года в Севастопольской бухте взорвался и затонул флагман Краснознаменного Черноморского флота линкор «Новороссийск».

Гибель «Новороссийска»

29 октября 1955 года в Севастопольской бухте взорвался и затонул флагман Краснознаменного Черноморского флота линкор «Новороссийск».

В тот день закончились крупномасштабные флотские учения, в которых участвовал самый мощный тогда корабль советского ВМФ - линкор "Новороссийск". Отстрелявшись всеми видами орудий по учебным целям, флагман вернулся в Севастопольскую бухту и бросил якоря на траверзе военно-морского госпиталя. Вечером часть команды сошла на берег, а оставшиеся на борту около полутора тысяч моряков занялись повседневной работой. О том, что произошло в дальнейшем, написаны тысячи страниц рапортов и объяснительных записок. Мой первый флотский командир и учитель, ныне капитан первого ранга в отставке Михаил Романович Никитенко в ту ночь заступил вахтенным офицером "Новороссийска". Он описал мне трагедию так:
- В ту злополучную ночь вахтенная смена ничего тревожного не заметила. Обстановка вокруг корабля и внутри него была совершенно штатной. И вдруг в половине второго ночи под носовой частью линкора прогремел мощный подводный взрыв. Сразу же вышел из строя генератор. Почему-то не работало и аварийное освещение. Тем не менее оставшиеся в живых моряки экипажа быстро заняли свои места по расписанию аварийной тревоги. На командирский мостик стала поступать разрозненная информация о состоянии корабля. Вскоре было ясно: в носовой части имеется огромная пробоина.
О ЧП доложили в штаб флота. Пока прибыло командование, удалось выровнять корабль перекачкой мазута из цистерн одного борта на другой. Но бак (носовая часть корабля) неуклонно погружался в воду, и на значительной части палубы уже плескались волны. Стало ясно, что "Новороссийск" обречен. В такой ситуации нужно было энергично и без промедления действовать по двум направлениям: эвакуация экипажа и буксировка линкора на мелководье, чтобы не допустить его полного затопления. Ближе к четырем часам утра корабль стал крениться с угрожающей быстротой. Только с него успели снять флотское командование и небольшую часть экипажа, как в 4 часа 15 минут он перевернулся, став братской могилой для сотен моряков...

Потом была создана правительственная комиссия для выяснения причин трагедии и выявления виновных. Результатом ее деятельности стал акт расследования, который тут же был засекречен на долгие десятилетия.
- Нам лишь сообщили, - закончил рассказ Никитенко, - что комиссия пришла к выводу, будто гибель "Новороссийска" произошла в результате взрыва старой немецкой мины, которую зацепил якорь линкора. Но я никогда не верил в эту версию. Ведь для того, чтобы разворотить бортовую броню линкора на площади в десяток квадратных метров, по самым скромным подсчетам, потребовалось бы несколько сот килограммов взрывчатки. Из каких фантастических войн такую мину могло занести в Севастопольскую бухту?
В начале 90-х годов прошлого столетия в главном штабе ВМФ мне предоставили возможность ознакомиться с этим актом комиссии, рассекреченным в 1992 году. Честно говоря, он вызвал у меня немалое разочарование. В документе не содержалось ничего такого, что могло бы хоть когда-то составлять военную или государственную тайну. Похоже, что авторы акта решили его засекретить по причине вопиющей необоснованности сделанного вывода о гибели "Новороссийска" в результате взрыва старой мины. Списать все на случайную мину было выгодно всем - меньше голов полетит по результатам расследования. Поэтому и "списали"... Правда, справедливости ради следует сказать, что в акте анализировалась и другая версия взрыва - диверсионная.
Дело в том, что "Новороссийск" раньше назывался "Джулио Чезаре" и в годы второй мировой войны был флагманом военно- морских сил фашистской Италии. В декабре 1943 года на Тегеранской конференции "большая тройка" приняла решение о разделе итальянского флота. Большая часть кораблей перешла США и Англии. Советскому Союзу достался линейный корабль "Джулио Чезаре". Правда, передача его советской стороне состоялась лишь в 1949 году в албанском порту Вера. При этом в западной прессе в те дни публиковалось заявление итальянского контр-адмирала князя Боргезе, который командовал соединением боевых подводных пловцов-диверсантов, о том, что его питомцы не допустят "службы Советам итальянского флагмана" и взорвут его во что бы то ни стало.
Правительственная комиссия вспомнила эти высказывания, но сделала вывод о том, что боевые пловцы князя Боргезе были бы не в состоянии незаметно доставить в Севастопольскую бухту несколько сот килограммов взрывчатки, способной пробить 20-сантиметровую броню линкора. Для этого понадобился бы по меньшей мере катер, который, конечно же, не смог бы скрытно проникнуть в советские территориальные воды, а тем более в акваторию мощной и отменно защищенной военно-морской базы. Но ведь подчиненные Боргезе или кто-то другой могли заложить взрывчатку и раньше. Возможны и другие причины взрывов. Об этом мы беседовали с одним из бывших военно-морских экспертов комиссии капитаном первого ранга в отставке Николаем Гарматенко:
- Надоело молчать и кривить душой. Безусловно, еще четыре десятилетия назад наши эксперты были уверены в надуманности официальной версии гибели "Новороссийска". Но она была удобной для начальников, посему иное мнение не имело шансов быть услышанным наверху. Слухи же в кулуарах самой комиссии ходили самые разные, даже такие экзотические, как попадание линкора в точку соприкосновения нашего мира с неким "параллельным" или - и вовсе проклятие, наложенное на всю серию этих кораблей маркизой Феличией (по слухам, ведьмой во плоти), чей муж погиб во время ходовых испытаний головного линкора серии...
Действительно, в судьбе трех линкоров - "Леонардо да Винчи", "Контри ди Кавур" и "Джулио Чезаре" - было несколько почти мистических совпадений, которые могли навести на какие угодно мысли. Супруг маркизы Феличии адмирал Рей был раздавлен, упав с трапа между причалом и бортом линкора "Леонардо да Винчи". В том же году этот корабль перевернулся от взрыва, прогремевшего под днищем, и затонул прямо в порту Торонто. Похожая участь постигла "Контри ди Кавур" в 1940 году. Последней жертвой таинственных взрывов пал "Джулио Чезаре" ("Новороссийск").
Другое странное совпадение. Трагедия "Новороссийска" произошла практически на том же самом месте, где в 1916 году взорвался и затонул линкор "Императрица Мария". Причины катастрофы и в этом случае не выяснены до сих пор.
- Но если отвлечься от мистики, - продолжал капитан первого ранга в отставке Гарматенко, - то в кулуарах комиссии многие эксперты шепотком высказывали уверенность, что гибель "Новороссийска" - все-таки дело рук головорезов князя Боргезе. И им не нужно было тащить сотни килограммов взрывчатки в Севастопольскую бухту. По дьявольскому замыслу адмирала русские сами доставили смертоносный груз по назначению. Дело в том, что незадолго до передачи линкора советской стороне итальянцы зачем-то значительно нарастили его носовую часть. Наш экипаж, принимавший "Джулио Чезаре" в Вере, сразу же обратил внимание на свежие сварные швы в районе бака и форштевня. Не заложена ли там взрывчатка? Но проверить это в условиях чужого порта не представлялось возможным. Да и не было еще достаточно точной рентгеновской и ультразвуковой аппаратуры. Экипаж на свой страх и риск вывел линкор в море. Плавание прошло без ЧП, и первоначальные тревоги отошли в тень. Потом и вовсе команда на корабле поменялась, а значит, о возможном подвохе подзабыли. Подводным же диверсантам в такой ситуации вовсе и не нужно было проникать в Севастопольскую бухту. Они могли в нейтральных водах прикрепить к носовой части линкора небольшую магнитную мину с часовым механизмом, способную взорвать заложенный ранее на линкоре мощный заряд.
Конечно, эта версия тоже не доказана. Но она в отличие от других объясняет все странности взрыва линкора. И хотя для сотен погибших это уже не имеет никакого значения, в анналах истории должна быть зафиксирована не только малоправдоподобная официальная версия трагедии, но и "кулуарная", которая, по крайней мере, выглядит более правдоподобной.

Советская ПРО

29 октября 1976 года начала боевое дежурство отечественная Система предупреждения о ракетном нападении (СПРН)

Советская ПРО

29 октября 1976 года начала боевое дежурство отечественная Система предупреждения о ракетном нападении (СПРН)

Это  — специальный комплекс для предупреждения руководства СССР о применении противником ракетного оружия против государства и для отражения  внезапного нападения.
СПРН состояла из двух эшелонов — наземные РЛС и орбитальная группировка спутников системы раннего предупреждения.  Нынешнее состояние  СПРН оставляет желать лучшего (см. статью «Про ПРО»).

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии