RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Самопожертвование танкиста
11 марта 2014 г.

Самопожертвование танкиста

11 марта исполнилось бы 55 лет Сергею Георгиевичу Вчерашневу (погиб в Афгане 1 декабря 1980 года)
Гибель комбрига Алексея  Мозгового
24 мая 2015 г.

Гибель комбрига Алексея Мозгового

Командир бригады луганского ополчения «Призрак» отдал жизнь за новую Россию
По ту сторону войны
31 мая 2017 г.

По ту сторону войны

Готовится к печати книга военного журналиста полковника запаса Геннадия Алехина
Военно-полевые сборы кубанских казаков
10 июня 2017 г.

Военно-полевые сборы кубанских казаков

В начале июня 2017 года состоялись военно-полевые сборы Кавказского казачьего отдела Кубанского казачьего войска.
Прощай, поэт-полковник!
26 июля 2017 г.

Прощай, поэт-полковник!

Как и всё, что сейчас доносится с моей малой родины – Украины – эта чёрная весть тоже пришла с опозданием: умер Юра Кириллов.
Главная » Герои нашего времени » Литературный маршал

Литературный маршал

Двадцать лет назад ушёл из жизни писатель, журналист-краснозвёздовец, член Союза кинематографистов СССР, полковник Александр Павлович БЕЛЯЕВ.

Он – автор более двадцати книг. Самые известные – «Взлетная полоса», «Становление», «В сводках не сообщалось...», «Синие дали», «Облака под нами», «Не померкнет никогда», «Тайна глухого леса».
Литературный маршал

Беляев написал сценарии к таким советским фильмам, как «Тайна золотого брегета», «Постарайся остаться живым», «Твоё мирное небо», «Танкодром», «Шёл четвертый год войны…».
Строго говоря, со дня смерти Александра Павловича (или как многие, и автор сих строк в том числе, его называли, дядя Саша) исполнилось 20 лет и 70 дней. Это я виноват: запамятовал дату кончины своего большого друга. Но его самого буду помнить до самого смертного часа. Впрочем, едва ли не все те, с кем посчастливилось работать в «Красной звезде», надолго, если не навсегда останутся в моей памяти. Несмотря на два высших и одно среднее образование, газета была и остаётся для меня главным жизненным университетом. А полковник Александр Павлович Беляев был для меня едва ли не главным педагогом в том университете. Ко мне он испытывал нежные, почти отеческие чувства, возможно и потому, что своих детей они с Екатериной Алексеевной не растили. По этой причине, скорее всего, Александр Павлович с головой ушел в сочинительство и написал свыше полусотни романов, повестей, киносценариев и пьес.

Вообще редкий уважающий себя краснозвёздовец не стремился издать книгу – другую. И многим это удавалось. Но полковник Беляев, как видно из вышеприведённого перечня, побил в этом смысле все краснозвёздовские рекорды. Кроме бесспорного писательского дара, он обладал ещё и исключительным даром организаторским, который приобрел, будучи порученцем Маршала Советского Союза Ивана Конева. Поэтому он знавал всех действующих маршалов и почти всех генералов армии. В так называемой «Райской группе» (генеральные инспектора при МО СССР) Беляев был не только своим человеком, но и в некотором смысле её организатором. Поэтому самого привередливого военачальника краснозвёздовцы обычно «приручали» с помощью дяди Саши. Он звонил крупнозвёздному и все проблемы решал. А ещё Александр Павлович слыл лучшим другом уже литературного маршала Сергея Михалкова. Всегда говорил: «Это, братец, такой сложный вопрос, что с ним никто не справится. Даже наш Генсек. Поэтому надо звонить Михалкову». С родственником последнего, знаменитым артистом, сыгравшим Гришку Мелехова в «Тихом Доне», Петром Глебовым Беляев не просто дружил, а был с ним не разлей вода. Они вместе ездили на рыбалку, на охоту. Один раз и я напросился вместе с ними порыбачить. Мне хотелось «попытать» Глебова на тему интервью в газету. Ничего не получилось, несмотря на то, что мы втроём изрядно тогда набрались и меня одного люто искусали комары. Спрашиваю потом Александра Павловича: чего Глебов-то капризничает? Ведь добровольцем ушёл на фронт. Четыре года воевал. Три боевых ордена имеет. «Слушай, ты к Пете больше не приставай со своими расспросами. Он все военные годы провёл под Переделкино и Солнцево. И ему, понимаешь, стыдно в том признаваться. И за награды неловко».

Не только Глебова, но и всех мне известных на ту пору писателей, артистов и кинорежиссёров Беляев любил называть исключительно ласкательными именами: Коля, Валя, Ленка, Нонка. Чему последние не особенно-то и сопротивлялись. Наоборот, выражали полное удовлетворение, потому что сам дядя Саша отличался фантастическим хлебосольством. Любой свой литературный или кинематографический успех, даже небольшой шажок вперёд Александр Павлович всегда обставлял таким обильным возлиянием, что московская тусовка приходила в неописуемый восторг и тихо млела. Щедростью Беляев обладал тоже неординарной. Деньги легко зарабатывал, столь же легко с ними и расставался, а добрейшая его супруга Екатерина Алексеевна ещё и поощряла расточительность мужа, всякий раз пристально интересуясь, а не нужно ли тому или иному имяреку как-то помочь материально. Сам Беляев любил повторять: «Деньги нужны, братец, хотя бы для того, чтобы о них не думать».

Вспоминаю премьеру фильма в Доме кинематографистов «Шёл четвёртый год войны…». Меня Александр Павлович определил на должность встречающего его гостей. Интересуюсь, кто придёт? «Люся Савельева, Коля Олялин, Сашка Збруев, Лёвка Дуров, Колька Ерёменко-младший, Сашка Денисов, Тимка Спивак, Славик Баранов, ну и другие» - «Дядя Саша, но Савельевой ведь точно не будет. Вся тусовочная Москва знает, что эта актриса никогда и никакие сборища не посещает принципиально» - «Не переживай, ко мне она придёт». И точно пришла. И расцеловалась с Беляевым чуть ли не взасос. Тогда я единственный раз в жизни увидел Наташу Ростову «живём».

Ещё Александр Павлович крепко дружил с известным детективщиком, отцом Штирлица Юлианом Семёновым. Вместе они держали литературную мастерскую в одном из переулков возле Нового Арбата. Бессчётное количество раз я перебывал в той квартире странного многоэтажного дома, давно предназначенного то ли на снос, то ли вовсе бесхозного, но чудом сохраняемого заботливым Александром Павловичем. Дядя Саша не жалел «творческого помещения» и для моих амурных утех, и для сугубо деловых встреч. Если только рассказать о тех людях, с которыми я общался в мастерской Беляева-Семёнова - хватило бы на добрую книжку. Между прочим, нынешняя известная газета «Совершенно секретно» придумана этим творческим тандемом и именно на упомянутой квартире-мастерской. Беляев до самой смерти был и в редколлегии уникального приключенческого издания. И покойный Артем Боровик никогда не гнушался обращаться за помощью к «дяде Саше». Однако если вы, читатель, обратитесь к справочной литературе, к той же Википедии, к примеру, то не обнаружите там даже упоминания о моём герое. Зато в логотипе газеты можете прочитать, что её организатором является Артём Боровик. Слава богу, жив и здоров обозреватель и первый штатный сотрудник «Совершенно секретно» Евгений Додолев. И уж он-то соврать точно не даст: газета организована Семёновым и Беляевым. А Боровик пришёл в неё гораздо позже.

Писал Александр Павлович свои захватывающие опусы прямо на рабочем месте, строча, как из пулемёта, на большущей механической машинке. Пробовал я его соблазнить только появившимися электромашниками – не соглашался: «Нет, Мишаня, я уж буду писать старым казачьим способом». При этом умудрялся быть очень крепким и надёжным «середнячком» в «Красной звезде». Правда, он никогда не лез в газетные передовики социалистического соревнования, но и зорко, пристально следил за тем, чтобы не оказаться, как любил говаривать наш Главный генерал-лейтенант Николай Макеев, «задистом», то есть «в хвосте социалистического соревнования». А для этого всегда подбирал себе толковых сотрудников. При мне ими были отличные журналисты Яков Ершов, Николай Седых и мой земляк Александр Перестенко, с которым мы регулярно резались в шахматы и тоже в рабочее время. Интересуюсь: «Дядя Саша, а почему вы никогда нас не шугаете?» - «Да ты что с дуба свалился. Вы же взрослые люди, какой-никакой творческой работой занимаетесь. И какое мне дело, когда вы её выполняете – да хоть за полночь. Но к утру, как утверждал тот анекдотический генерал, чтобы мне было сделано».

Девичья фамилия моей жены - Беляева. Обычно ироничный человек, которому палец в рот нельзя было положить - оттяпает по самое некуда - Александр Павлович усматривал в этом факте какое-то, по его мнению, если и не мистическое, то уж, во всяком случае, символическое значение. То есть считал, что ему как бы на роду написано заботиться обо мне с супругой и всячески помогать нам по жизни. Однажды я написал обзорный материал о телевизионной передаче «Служу Советскому Союзу!» и пропустил его через беляевский отдел критики, библиографии и обзоров печати. А по выходу в свет публикации оказалось, что тогдашний министр обороны Д.Ф.Устинов не очень-то жалует заведующего военной программой Центрального телевидения Михаила Борисовича Лещинского, с которым у меня только завязывались отношения. Точнее даже и вовсе не любит этого заносчивого и гонористого тележурналиста, который предпочитал не кланяться высокому военному начальству, а считал, что сам с усами.

Разгорелся жуткий скандал. Меня уличили в корыстных и меркантильных побуждениях, поскольку руководство точно установило наличие моих приятельских отношений с Лещинским, его заместителем Львом Быковских и ведущим спецкором Александром Тимониным. (Как будто могло быть по-иному, если я сделал с тележурналистами из этой программы целый цикл передач о «Красной звезде»!). Однако заслуги мои в расчёт не принимались, мне грозили крупные неприятности и они, не сомневаюсь, упали бы на мою бедную голову неотвратимо, если бы не мужественный поступок Александра Павловича. Он всю вину за публикацию взял на себя, а его Макеев любил, повторяю, как очень надёжного, квалифицированного редактора по отделу и потому только слегка пожурил: ну, как же вы, Александр Павлович, не поинтересовались отношением министра обороны к этому обормоту Лещинскому?

Кстати, благодаря Беляеву, я познакомился с Воениздатом и со временем стал участником многих его литературных сборников. Их на моем счету свыше полутора десятка. Причем каждую рукопись, перед тем как отнести её в издательство, я непременно показывал Александру Павловичу. Отложив свою работу, он тщательно и со знанием дела, правил мои опусы. Могу повторить, без преувеличения: ближе человека, чем Беляев в «Красной звезде» среди журналистов старшего поколения для меня не существовало. Полковник Виталий Безродный не в счёт. Он почти мой ровесник. А дядя Саша был на год старше моей мамы.

Даже уйдя на пенсию, Беляев регулярно интересовался моими делами, всегда предлагал помощь практически по любой сложности в моей жизни. Даже мелкую меблишку однажды отвёз на своей «Волге» ко мне на дачу. Иной раз мне было крайне неловко оттого, что временами приносил ему увесистый лишек забот. Но дядя Саша ернически успокаивал: «Чудак ты человек! Да если бы ты был мне не приятен, стал бы я ради тебя пальцем шевелить по твоим делам». И только один-единственный раз сам Беляев попросил меня об услуге. Понадобилось ему через «Красную звезду» замолвить слово за своего давнишнего друга Юрия Колесникова, которого несколько раз представляли к званию Героя Советского Союза, но в итоге так и не дали. В связи с определенной тогдашней газетной ситуацией, о которой нет смысла здесь распространяться, сам Беляев не мог «светиться». Пришлось мне писать материал «Награда находит героя?» Со временем Колесников стал-таки Героем Советского Союза. Какую роль в этом сыграл мой материал, сказать не берусь. Грустно другое: Александр Павлович уже не смог порадоваться за своего друга. Полковник запаса Беляев, ставший добровольцем Советской Армии в 1944 году, отдавший главной военной газете треть столетия своей жизни, ушёл из неё в конце весны 1996 года…

Вот высказывания, которые в свое время я записал за Беляевым: «Журналистика, братец мой, это крест, который однажды подняв, надо нести всё равно куда. Даже если не видно ориентиров. / Хорошую мысль ты утопил в реке слов, и никто из твоих героев не бросил ей спасательного круга. / Пышные сравнения уже не вызывают у читателя эмоций. Гораздо более впечатляют факты. Впрочем, они впечатляли ещё во времена Гомера. / Ты думаешь, Мишель, что трудности - голод, холод. Это, братец, неудобства. Настоящая трудность, когда ты на х...й никому не нужен. / Всё всегда бывает, как бывает, а не так как тебе хочется. / Да, я хороший человек. Но это не специальность, и деньги за это не платят. Надо, братец, очень много работать, чтобы иметь деньги и о них не думать. / Я физически слышу скрип твоих мозгов. / Обычно говорят, что недостатки - продолжение достоинств. О Епишеве я такого сказать не могу. / Глуп тот, кто ставит на "решку", не умнее и тот, кто ставит на "орла". Умный человек, Мишаня, вообще никогда не спорит, потому что, откровенно говоря, в споре рождаются только спорные истины. / Да, подкованный осел крепче упирается. Только я лично предпочитаю коня. / Запомни: лицемерие - графитная смазка всех служебных отношений. / Докладная есть и будет докладной, хоть ты её на музыку переложи. / У Юлика Семёнова с деньгами ненормально. Их у него слишком много. / Если что нас и погубит, то идиотский пафос в первую очередь. / Все мы близимся к юбилеям, сначала - к малым, потом - к большим. / Как всегда у нас бывает в "Красной звезде" - большая часть взяла верх над лучшей. И другого алгоритма в службе не бывает. / Федя Халтурин (заместитель главного редактора «КЗ», генерал-майор, друг Беляева) любит утверждать, что смысл службы в том, чтобы вовремя попасть в одни списки и не попасть в другие. Он прав лишь отчасти. Смысл службы заключается в том, чтобы самому составлять списки. / Знай, Мишель, простительны любые нарушения законов и правил, но не простительно незнание их, когда берешься писать книгу. Ты можешь сколь тебе угодно отходить от нормы, но грош тебе цена, если в твоем писательстве отсутствует это самое чувство нормы».

…Екатерина Алексеевна пережила своего мужа на семь лет. Часто я ей звонил. И заслышав тоненький, почти что детский голосок, всякий раз ловил себя на желании произнести: «Попросите, пожалуйста, Александра Павловича». Его похоронили, когда я был в командировке. То есть, в гробу я его не видел. Поэтому для меня он как бы живой. Поэтому и запамятовал дату его смерти…

Полковник в отставке Михаил Захарчук. Специально для РГК.
7 июля 2016 г.

Комментарии:

Татьяна Пороскова 07.07.2016 в 13:32 # Ответить
Как жаль, что узнаёшь о человеке, когда его уже нет.
Вот ещё один близкий автору журналист, ставший героем его очерка, окутанный теплотой воспоминаний.
И думается, какие же талантливые люди формировали атмосферу творчества и профессионализма в газете.
Светлая память Вашему замечательному учителю, журналисту, писателю, мудрецу Александру Павловичу Беляеву.
И, кажется, что он, действительно, где-то рядом присутствует в творчестве тех, кто владеет пером и кто был его учеником и соратником.
Андрей 07.07.2016 в 13:54 # Ответить
Автор сохраняет память о людях, его окружавших, доступным ему способом - рассказывает нам о них! И это очень хорошо. Пусть мы не знали лично этих людей, не служили вместе с ними - но благодаря этим очеркам как будто на миг окунаешься в ту эпоху, вспоминаешь уже своих старших товарищей. Спасибо, Михаил!
asad 07.07.2016 в 14:46 # Ответить
Как жаль, что узнаёшь о человеке, когда его уже нет.спасибо
Александр Ушар 07.07.2016 в 16:57 # Ответить
Который раз убеждаюсь: Михаил, выражаясь словами Александра Павловича, достойно несет свой журналистский крест. Бог в помощь и спасибо автору и "Российскому героическому календарю"!
V.Kris 07.07.2016 в 19:55 # Ответить
Спасибо, Миша, за очередную чудесную публикацию о чудесном человеке! Мой отец дружил с дядей Сашей, поэтому и мне довелось не только просто общаться с ним, но и получить от него немало весёлых и умных жизненных советов, запавших навсегда в душу.
Обаятельнейший человек! Не скрою, что с первой встречи был просто потрясён оригинальностью его суждений, удивительной манерой разговора с матерком и бесстрашностью отзывов о нашей действительности и о сильных мира сего, граничащей с цинизмом.
Бывал я и у него дома, видел коллекцию оружия и даже был укушен за коленку его настоящим охотничьим кобелём, который запросто сажал на задницу медведя во время зимней охоты - диким, угрюмым и зверским Амуром, резко отличающимся по характеру от домашних любимцев.
Однажды дядя Саша, не от особого отношения ко мне, а, скорее, из уважения к моему отцу, однако тайком от моих родителей, очень крепко помог мне в одной деликатной жизненной ситуации и никогда я этой помощи не забуду.
Вечная память тебе, дядя Саша, и земля пухом! А тебе, Миша, огромное спасибо за жизненный честный очерк об этом светлом человеке, за добрый правильный рассказ о нём, на который я не мог не отозваться.
Уже долгое время сижу и вспоминаю, как мы сидим у нас в квартире, закусываем: отец, мама, дядя Саша... Беляев, как всегда, что-то быстро рассказывает, при этом шутит, выдаёт афоризмы, очень нежно и интеллигентно материться, а я слушаю во все глаза и уши. Отец пытается спорить, мама хохочет... Господи! Какой же я был неотёсанный, глупый и несмышлёный, плохо это осознавая, каким же ловким мудрым и искромётным был Он...
Наталья 07.07.2016 в 23:56 # Ответить
Настоящий герой своего времени, очень светлый человек! Не каждому в жизни на пути встречаются такие люди. Великие и талантливые творцы и созидатели своей эпохи! Спасибо за добрые воспоминания и интересные очерки о людях, чьи имена мало известны широкому зрителю и читателю, но оживают и остаются в памяти надолго! Такие материалы можно читать бесконечно! Наталья (Болгария)
Анатолий 08.07.2016 в 09:03 # Ответить
Не так часто, как этого хотелось, мне доводилось бывать в "Красной Звезде". Там всегда работали корифеи военной журналистики. Правда, они не всегда могли писать о том, что думали и видели, но это не их вина. Даже в тех условиях они оставались честными перед страной и собой. Александр Павлович был одним из них. Спасибо Михаилу, что он напомнил нам о замечательном газетчике.
В.Леонидов 10.07.2016 в 19:40 # Ответить
На днях был отличный очерк Михаила Захарчука о Михаиле Федоровиче Реброве. Теперь - об Александре Павловиче Беляева. Так, глядишь, и сложится книга о выдающихся краснозвездовцах.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
16 июля
понедельник
2018

В этот день:

Захват японцами адмирала Головнина

16 июля 1811 года во время исследования Курильских островов на шлюпе «Диана» был вероломно захвачен в плен японцами Василий Михайлович ГОЛОВНИН, русский мореплаватель и путешественник, вице-адмирал; член-корреспондент Петербургской Академии наук.

Захват японцами адмирала Головнина

16 июля 1811 года во время исследования Курильских островов на шлюпе «Диана» был вероломно захвачен в плен японцами Василий Михайлович ГОЛОВНИН, русский мореплаватель и путешественник, вице-адмирал; член-корреспондент Петербургской Академии наук.

Головнин и его единомышленники успешно совершили тяжелый переход от Кронштадта до Камчатки. Предпринятое ими изучение местности было сопряжено с большими трудностями. Постоянные туманы, обрывистые и скалистые берега, отсутствие удобной, укрытой от ветров якорной стоянки часто лишали моряков возможности проникнуть в глубь того или иного острова. Все было преодолено. Результаты исследований В. М. Головнина были значительны. Он составил точную карту Курильских островов, уточнив сведения о них, собранные другими русскими мореплавателями и учеными. Головнин точно установил, что Курильская гряда состоит из двадцати четырех островов, а не из двадцати одного, как это считали ранее.

В конце путешествия «Диана» подошла к длинной косе, составляющей восточную сторону гавани острова Кунашир, и стала на якорь. Головнин с семью матросами отправился на остров. Японцы встретили его с притворным радушием, пригласили в крепость, а когда ничего не подозревавшие Головнин и его спутники вошли в нее, японцы неожиданно напали на невооруженных русских моряков и захватили их в плен. Больше всего Головнина возмущало коварство и вероломство японцев. «От чистого сердца и от желания им добра поехал я к ним в крепость, как друг их, а теперь что они с нами делают. Я менее мучился бы, — писал он позже в своих «Записках», — если б был причиной только моего собственного несчастья, но еще семь человек подчиненных также от меня страдают».
Вскоре русских моряков перевели с острова Кунашир в город Хакодатэ на острове Матсмай (Хоккайдо) и заключили в тюрьму. Головнина посадили в отдельную темную и сырую камеру.
Но и в этих условиях Головнин не прекращал своих научных занятий. Все, что он наблюдал во время прогулок и узнавал из разговоров с охранниками, Головнин заносил в свой оригинальный «журнал» из ниток, облегчавший ему запоминание. Каждому примечательному событию, о котором Головнину удалось узнать, в этом «журнале» соответствовала нитка определенного цвета. (Нитки выдергивались из манжет, подкладки мундира или шарфа). Эти нитки искусно сплетались в узелок. Только благодаря этому «дневнику» Головнин впоследствии написал свое замечательное произведение «Записки флота капитана Головнина о приключениях его в плену у японцев в1811,1812 и 1813 годах», опубликованное в 1818 г. и впоследствии переведенное почти на все европейские языки. В книге содержатся исключительной ценности сведения о нравах и обычаях японцев, об их культуре. Это был первый обстоятельный труд о Японии.

Пленники пытались бежать, но их поймали и снова заточили в тюрьму, охрана была усилена. Условия содержания стали еще хуже.

Тем временем «Диана» ушла к русским берегам. Заместитель Головнина Рикорд выехал в Иркутск, откуда предполагал отправиться в Петербург. Он узнал в Иркутске, что перед правительством было возбуждено ходатайство об организации экспедиции для спасения из плена Головнина и всех находившихся с ним людей. Возвратившись весной 1812 года из Иркутска в Охотск, Рикорд начал спешно готовиться к плаванию. «Диана» была отремонтирована, экипаж ее увеличен на 11 человек. В распоряжение Рикорда были выделены бриг «Зотик» и транспорт «Павел». Командирами этих судов были назначены офицеры с «Дианы». Решено было захватить с собой в плавание шесть японцев с судов, потерпевших крушение у русских берегов, чтобы обменять их на Головнина и его спутников.

22 июля 1812 года «Диана» в сопровождении брига «Зотик» вышла к острову Кунашир. Но попытки Рикорда завязать переговоры с японскими властями успеха не имели. Японцы, узнавшие о вторжении армии Наполеона в Россию, резко отвергли предложения русских начать переговоры об освобождении пленников. Рикорд возвратился на Камчатку. Пролив между островами Райкоку и Матау, которым проходила «Диана», еще не нанесенный на карты, Рикорд назвал именем Головнина.
В 1813 году «Диана» вновь подошла к острову Кунашир. Через захваченного японского купца Рикорду удалось начать переговоры об освобождении русских моряков. На этот раз японцы проявили большую сговорчивость. Еще за несколько месяцев до прибытия «Дианы» они изменили свое отношение к русским пленным: перевели их в более удобные помещения, улучшили условия содержания. Более того, японские чиновники и охрана начали проявлять заискивающую учтивость, немало удивив этим Головнина и его друзей. Такая перемена объяснялась тем, что весть о славной победе русской армии, разгромившей полчища Наполеона и изгнавшей остатки разбитой французской армии из пределов России, долетела и до Страны восходящего солнца. Успехи русских войск произвели на японское правительство такое сильное впечатление, что оно, по-видимому, готово было пересмотреть свое отношение к России, неоднократно пытавшейся установить экономические и политические связи со своим восточным соседом.
1 октября 1813 года, после более чем двухлетнего пребывания в плену, Головнин и его товарищи были наконец освобождены. В 1814 году Головнин возвратился в Петербург.

Начало великих походов 1819 года

16 июля 1819 года из Кронштадта вышли в океанский поход сразу 4 русских шлюпа.

Начало великих походов 1819 года

16 июля 1819 года из Кронштадта вышли в океанский поход сразу 4 русских шлюпа.

 «Открытие» и «Благонамеренный» под командованием М. Н. ВАСИЛЬЕВА и Г. С. ШИШМАРЕВА ушли в арктические воды для исследования Северного морского пути из Берингова пролива в Атлантический океан, а «Восток» и «Мирный» под командой Ф. Ф. БЕЛЛИНСГАУЗЕНА и М. П. ЛАЗАРЕВА направились в кругосветное плавание в Антарктику для поисков Южного материка.

Конец фашистского крейсера «Ниобе»

16 июля 1944 года советской морской авиацией в финском порту Котка был уничтожен немецкий крейсер ПВО «Ниобе». Он был переоборудован из нидерландского бронепалубного крейсера "Гелдерланд" типа «Холланд», который при вторжении германской армии в Голландию достался немцам в качестве трофея.

Конец фашистского крейсера «Ниобе»

16 июля 1944 года советской морской авиацией в финском порту Котка был уничтожен немецкий крейсер ПВО «Ниобе». Он был переоборудован из нидерландского бронепалубного крейсера "Гелдерланд" типа «Холланд», который при вторжении германской армии в Голландию достался немцам в качестве трофея.

После модернизации крейсер имел внушительное зенитное вооружение из восьми 105-мм, четырёх 40-мм и шестнадцати 20-мм стволов. Стоявший в финском порту Котка «Ниобе» представлял для советской авиации серьезную опасность. Для его уничтожения была собрана армада из более 130 самолётов под общим руководством Героя Советского Союза В.И. Ракова. 16 июля 1944 года в результате массированного налёта «Ниобе» пошёл ко дну. Это самый крупный фашистский корабль, потопленный советскими морскими летчиками.

 

О реабилитации казачества

16 июля 1992 года Верховный Совет Российской Федерации принял постановление «О реабилитации казачества».

О реабилитации казачества

16 июля 1992 года Верховный Совет Российской Федерации принял постановление «О реабилитации казачества».

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 16 июля 1992 г. N 3321-1

О РЕАБИЛИТАЦИИ КАЗАЧЕСТВА (в ред. Федерального "закона" от 26.06.2007 N 118-ФЗ)
Исходя из требований "Закона" РСФСР "О реабилитации репрессированных народов", в целях полной реабилитации казачества и создания необходимых условий для его возрождения как исторически сложившейся культурно-этнической общности Верховный Совет Российской Федерации постановляет:

1. Отменить как незаконные все акты в отношении казачества, принятые начиная с 1918 года, в части, касающейся применения к нему репрессивных мер.

2. Реабилитация отдельных казаков, незаконно подвергшихся уголовному преследованию и репрессиям в административном порядке, производится индивидуально в соответствии с "Законом" РСФСР "О реабилитации жертв политических репрессий".

3. Признать за казачеством права на:

возрождение традиционного социально-хозяйственного уклада жизни и культурных традиций при соблюдении законодательства и общепринятых прав человека;

установление территориального общественного самоуправления в местах компактного проживания казаков в традиционных для казачества формах в соответствии с "Законом" Российской Федерации "О местном самоуправлении в Российской Федерации";

абзац утратил силу. - Федеральный "закон" от 26.06.2007 N 118-ФЗ;

(см. текст в предыдущей "редакции")

восстановление традиционных наименований населенных пунктов и местностей, улиц, площадей, объектов культуры, просвещения, производственных и иных объектов на основе свободного волеизъявления всех групп населения в местах компактного проживания казачества на основании действующего законодательства;

создание общественных казачьих объединений с исторически сложившимися названиями, в том числе землячеств, союзов и других; их регистрацию и деятельность в общем порядке, установленном для общественных объединений граждан.

Права, указанные в настоящем пункте, обеспечиваются Верховным Советом Российской Федерации, Верховными Советами республик в составе Российской Федерации, краевыми, областными Советами народных депутатов, Советами народных депутатов автономной области, автономных округов, Московским и Санкт-Петербургским городскими Советами народных депутатов и исполнительными органами соответствующих уровней.

4. Перечисленные в "пункте 3" настоящего Постановления положения не должны ущемлять права каких-либо других групп населения или отдельных граждан и не означают наделение казачества какими-либо привилегиями, которые могут толковаться как сословные.

Никто не может быть принуждаем к казачьему укладу жизни.

5. Установить, что сооружения, памятные места, иные объекты и предметы, связанные с культурно-историческими событиями в жизни казачества, произведения материального и духовного творчества казачества, представляющие историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, являются общероссийским достоянием казачества и охраняются государством в соответствии с действующим законодательством.

6. Рекомендовать Правительству Российской Федерации:

разработать совместно с общественными объединениями казаков комплексную государственную программу возрождения казачества, согласовав ее с соответствующими органами государственной власти и управления;

в срок до 1 ноября 1992 года с участием представителей республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и общественных объединений казаков разработать нормативные акты, регулирующие порядок применения "пункта 3" настоящего Постановления.

7. Рекомендовать республикам в составе Российской Федерации, краям, областям, автономной области, автономным округам, городам Москве и Санкт-Петербургу обеспечить необходимые условия для реализации комплексной государственной программы возрождения казачества; рассмотреть возможность создания комитетов (комиссий) по делам казачества.

8. Ввести в действие настоящее Постановление с момента опубликования.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии