RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Майданный экстремизм США
30 января 2014 г.

Майданный экстремизм США

За пределы Украины выдворено более 200 иностранцев, готовивших боевиков и погромы.
Герои Северного флота в Кремле
24 февраля 2017 г.

Герои Северного флота в Кремле

Владимир Путин встретился с морскоми офицерами, отличившимися при выполнении боевых задач у побережья Сирийской Арабской Республики.
Россия не угрожает США, но...
26 ноября 2014 г.

Россия не угрожает США, но...

Мы напоминаем, что готовы отразить любую агрессию со стороны наших американских «друзей»
Брежневский застой
11 ноября 2017 г.

Брежневский застой

Вот сейчас бы туда вернуться — мечтают многие из тех, кто 10 ноября по-доброму помянет дорого Леонида Ильича
День Вооруженных сил России
7 мая 2018 г.

День Вооруженных сил России

7 мая 1992 года из осколков Вооруженных сил СССР была сформирована современная Российская армия
Главная » Герои нашего времени » Новеллы Михаила Державина

Новеллы Михаила Державина

Великому артисту 15 июня 2016 года исполнилось 80 лет

Рассказываем о малоизвестных и даже неизвестных страницах из жизни Михаила Михайловича.
Новеллы Михаила Державина

Артистов Театра Сатиры человеку моего возраста нельзя не любить по определению. Моя молодость прошла под сенью выдающейся, можно сказать, эпохальной для страны телепередачи Кабачка «13 стульев».
Со времен «Кабачка» я выделил Державина и его коллег, игравших в телепередаче, как людей и артистов неординарных. Так оно впоследствии и оказалось. О. Аросева, Б. Рунге, З. Высоковский, В. Козел, С. Мишулин, З. Зелинская, Г. Менглет, Н. Селезнева действительно занимали и занимают в Театре Сатиры не самые последние места.
Державин среди них - лидер. Возможно, и потому, что вместе с другом Александром Ширвиндтом они в продолжение длительного времени оставались самыми востребованными артистами не только в театре, но и вне его. В самом деле, вы можете, дорогой читатель, вспомнить хотя бы один крупный телевизионный капустник 80-90-х годов, где бы не принимала участие сия знаменитая пара? Да, ведущим в ней всегда был неотразимый и обаятельный «матершинник Советского Союза» А. Ширвиндт. Но без ведомого М.Державина он, по собственному признанию, представлял нуль без палочки. В чем я имел возможность неоднократно убеждаться. Но сначала расскажу, как мы познакомились с Михаилом Михайловичем.

Весной 1992 года во всех пяти ресторанах гостиницы «Россия» проходило торжественное вручение ордена Орла, статут которого разработал мой приятель Рафик БЕГИШЕВ. Суперпредприимчивый мужик, он придумал и сочинил эту мифическую награду, собрал для первого ее вручения десяток известнейших номинантов (Никулин, Каспаров, Бунич, Климук, etc.), а уже под них привлек сотню просто денежных людей. И с великой помпой устроил награждение наивных самопальными орденами.
Державин с женой Роксаной БАБАЯН были приглашены в качестве VIP-гостей-статистов. Но они прилично опоздали и я, распорядитель по такой нерасторопной категории гостей, устроил супругов за богатые столики в небольшой комнате-закутке, где уже были мои приятели Леонид ЯРМОЛЬНИК, Леонид ЯКУБОВИЧ, телеведущий Юрий НИКОЛАЕВ с женой, Лев ЛЕЩЕНКО и вечно желчный журналист Марк ДЭЙЧ, работавший тогда на радио «Свобода». Михаилу Михайловичу компания понравилась. И так получилось, что сидели мы друг против друга: я с женой Татьяной и он с Роксаной. Женщины сразу нашли свою тему, прерываясь лишь на рюмки да закуску. Державин даже не прикасался к спиртному. На мой удивленный вопрос, почему, ответил со скромным достоинством:
- Со мной все в порядке и в другой раз с удовольствием выпил бы рюмку-другую. Но сейчас я за рулем. И даже притом, что меня наверняка узнает любой дорожный инспектор, мне просто не хочется попадать в подобную ситуацию. Как бы это поделикатнее выразиться: не по чину мне унижаться перед гаишниками.

О чем мы только не переговорили в тот вечер с Державиным! А расставаясь, условились встретиться в редакции журнала "Вестник противовоздушной обороны", который в то время я редактировал. Михаил Михайлович со своим неразлучным приятелем Александром Ширвиндтом собирался в США на гастроли и пожелал познакомиться с моей коллекцией анекдотов. Приехал он часиков в одиннадцать, а расстались мы в восьмом часу вечера! Тогда я впервые записал державинские новеллы-воспоминания. Вот лишь некоторые из них.

Судьба

Как и всякий артист, я в определенной степени человек суеверный. К тому и жизнь меня постоянно понуждает или как я еще говорю – «ведет». Еще в молодости у меня случилось предсказание насчет трех спутниц жизни. И оно сбылось. (Первая жена Державина - дочь Аркадия Исааковича Райкина. Они не сошлись характерами, да и в семье сатирика к молодому артисту относились свысока. Второй женой была дочь Семена Михайловича Буденного, которого Аркадий Арканов однажды охарактеризовал такой фразой: «Семен Михайлович прошел славный боевой путь от сперматозоида до маршала». Царившая в этой семье обстановка уже Державина не устраивала, и он ушел. Третьей женой стала певица Роксана Бабаян).
С Роксаной я сначала познакомился заочно. Много-много лет тому назад на радио была такая передача «После полуночи». Меня туда часто приглашали, потому что редакторам нравился мой, как они говорили «бархатный» голос, хотя мне он кажется очень даже обыкновенным.

Ну, так вот, я там объявлял певческие номера. Один из них был в исполнении молодой певицы Роксаны Бабаян. Я предварил ее пение своей короткой, но очень проникновенной репликой и почему-то подумал: «А ведь наверняка она, как все армянки, большая статная женщина с крупными чертами лица». А потом послушал как она поет и другая мысль возникла: «Нет, не может быть девушка с таким «сладким» голосочком крупной. Но вот интересно, какая она на самом деле? И так меня этот вопрос увлек, что в тот вечер больше ни о чем, кажется, не думал.
А надо вам сказать, что на следующее утро я должен был лететь на гастроль в Джезказган. Друг уговорил: давай, говорит, посмотрим, что за городишко такой, откуда спутники и космические корабли запускают. Мне это самому стало интересно, хотя только-только начинался отпуск и я уже предвкушал свою излюбленную рыбалку в Подмосковье.
Приезжаю в аэропорт, поднимаюсь на борт самолета, занимаю свое место и приготавливаюсь ко сну. Но чтобы он быстрее пришел, надо вспоминать что-то хорошее. И я вспоминаю вчерашнее пение Роксаны, свои сомнения по поводу ее размеров. А тут девушка какая-то просит меня подвинуть ноги, чтобы пройти, значит, на свое место. И когда села, говорит: «А я вас знаю, разрешите познакомиться: Роксана Бабаян». У меня челюсть так и отпала. И как после этого не верить судьбе?
Однажды шел я по улице Герцена, мимо испанского посольства, кстати, опять-таки на радио. Слышу позади меня сопит и торопится какой-то человек с тележкой. Я отхожу в сторону, чтобы уступить ему дорогу и аккурат на то место, где я секундой раньше стоял, падает здоровенный кусок карниза. Тележку эта глыба раздавила всмятку. Слава Богу, человек не пострадал.
И таких случаев в моей жизни бывало очень много. Жаль, я их никак не фиксировал. Особенно часто подобные экстремальные ситуации возникают в дороге. Однажды, сам не знаю почему, поехал на знакомое озеро не по привычной дороге, а совершенно по незнакомой. Возвращаюсь, а меня встречаю словами: «Слава тебе, Господи, жив. А ведь на той дороге, что ты обычно ездишь, мост обвалился». Есть такая окружная дорога - 60-й километр. На этой дороге, за Пахрой, раскинулся поселок Шишкин лес. Невдалеке от него было имение графа Шереметьева - Михайловское. А в нескольких километрах от него стояли два охотничьих домика. В них хозяйственное руководство театра имени Вахтангова оборудовало небольшой дом отдыха. И, мы, театральные дети (отец Державина Михаил Степанович был ведущим великолепным актером этого прославленного столичного театра - М.З.), проводили там свои каникулы. А так как семья наша была большой - у меня еще две сестры, - то отец недалеко снимал еще домик у мельника. И тогда за едой для всей семьи мы ездили в поселок на велосипедах. С судочками. К слову, дом этот до сих пор сохранился, хотя вокруг разросся громадный дачный поселок. И в этом самом доме умер мой отец во время очередного отпуска. Умер совсем молодым, сорокавосьмилетним человеком, я его уже на многие годы пережил...
А родился мой отец тоже в Подмосковье, в селе Аксиньино, которое находится примерно в 70 километрах, если ехать все по той же окружной дороге. И вот смотри, какая интереснейшая вещь получается в жизни, опять же сама собой, без малейшего с моей стороны желания и стремления.
Как-то ко мне обратились знакомые мне, очень милые люди, которые дорожат нашим знакомством, и, может быть, в силу этого постоянно стремятся сделать нам с Роксаной что-то приятное. Мне, порой, даже бывает неловко от их сердечной и душевной расположенности. Но они такие люди. И вот они мне предлагают получить дачный участок не в куцых шесть соток, а приличный кусок земли в очень хорошем месте. Еду по указанному ими адресу, смотрю и мне очень все нравится. Начинаю строить дом. Однажды понадобилось съездить за какими-то материалами. Достаю карту Подмосковья и вижу, что моя новостройка находится на равном расстоянии от дома, где отец родился, и дома, где он умер. Точно посередине!
Однажды я снимался в такой веселой телепередаче «Чердачок Фруттис», где две компьютерные игрушки - следователи Колобки - весело принимают у себя различных гостей. Редактировала передачу супруга Артема Троицкого, умная, обаятельная женщина. После записи она предлагает меня отвезти домой. В машине разговорились. Она рассказывает, что их-то дача далеко, аж под Свердловском. Я радостно подхватываю: «Ой, а я был на даче под Свердловском у своего однокашника Толи Иванова в первые наши студенческие каникулы. И поскольку я заядлый рыбак, то даже рыбу ловил на реке Чусовой. А Троицкая вставляет: «Так наша же дача как раз на этой реке и стоит». «Теперь, - это уже я продолжаю, - Толя заслуженный артист России. Что не мудрено: его мама, Наталья Ивановна Кислевская, дочь знаменитого Кислевского, который считался лучшим другом Станиславского, долго пела в Свердловском оперном театре. А ее муж - Федор Богданов - директор Свердловского института восстановительной хирургии, травматологии и ортопедии построил дачу в очень престижном месте, вроде нашей Николиной горы. И вот там-то мы отдыхали, дай Бог памяти, лет этак 45 назад».
И тогда изумленная редакторша говорит мне: «Михаил Михайлович, так эту же дачу после смерти Натальи Ивановны и купила моя мама, и мы летом туда ездим отдыхать!»

Надо же! Почти полвека спустя встречаются два совершенно незнакомых человека, которых объединила память о летнем жилье где-то в середине России!

Лицедейство

Мой отец, правда, был очень замечательным, что называется, артистом от Бога. Это не мое мнение, а оценка людей в театральном мире очень авторитетных. Но вот именно из-за этого обстоятельства я в молодости, если так можно выразиться, комплексовал. Мне иногда казалось, что природа, щедро одарив отца великой способностью лицедействовать, на мне вроде бы как отдохнула. Сейчас вижу, что мои сомнения сыграли, на самом деле, в моей творческой судьбе весьма конструктивную роль: я по определению не мог зазнаться и потому всегда очень много работал над собой. И естественно развил те задатки, которые, хоть и не в большой степени, но все-таки перешли ко мне от отца.
Если совсем честно и откровенно, то я не лишен некоторого артистического обаяния. Только не воспринимай это как хвастовство. Я-то себе цену знаю и никогда, уверяю тебя, ее не завышу. Тем более, что обаянию и научить-то нельзя. Можно классно загримироваться, стать или даже быть красивым, выучить и подавать на сцене различные манеры, но зритель лишь скользнет по тебе взглядом. А можно быть с хриплым, прокуренным голосом, горбатым и убогим, но обаятельным - и публика к тебе потянется.
Есть такая байка или подлинная история - не знаю. Но, рассказывают, что Вениамин Захарович Радомысленский, впоследствии профессор, ректор школы-студии Художественного театра, среди других молодых артистов был приглашен к Станиславскому, уже очень больному и старому, почти на излете жизни. И Радомысленский спросил великого Станиславского: «Вы все знаете о театре...» «Почти все»,- поправил его Константин Сергеевич. «Скажите тогда, что такое сценическое обаяние?» - «Вот этого я и не знаю».
А я вот очень хорошо знавал Николая Олимпиевича Гриценко, который работал с моим отцом в одном театре. Дядя Коля вообще был кумиром моей молодости. Однажды мы вышли с ним из зала Чайковского после какого-то концерта. На ступеньках служебного входа в Татр оперетты, - там, где до оперетты размещался цирк, а теперь - мой родной Театр Сатиры, - сидел пьяный и никак не мог надеть ботинок. Отец шепнул мне: «Смотри, как дядя Коля повторяет все движения за пьяным». Много лет спустя я увидел эти движения у дяди Коли, когда он играл в спектакле «На всякого мудреце довольно простоты». Его герой был виртуозно нелеп и смешон. Вот что такое лицедейство.
Лет в десять я увидел в Театре имени Ленинского комсомола спектакль «Что делать?» по Чернышевскому. Про актрису, игравшую Веру Павловну, подумал: «Какая она старая». Потом меня взяли в этот театр после вуза. В том же спектакле я играл гимназиста. И продолжал думать: «Следующее поколение тоже будет говорить: какая она старая». Актриса не могла сыграть молодость, потому что не была лицедейкой. А Мансурова в 40 лет играла Беатриче и смотрелась девочкой. Точно такой же дар, говорят, был у Сары Бернар.
Я чрезвычайно высоко ценю лицедейство. Люблю гримироваться и не гнушаюсь никаких, даже самых отрицательных ролей. И, как ни странно, никогда не задумывался над тем, что делая лицо персонажа себе, я как бы беру на себя его судьбу, с ее радостями, горестями и грехами...
Много лет назад в спектакле «Молчи, грусть, молчи» я сыграл маленькую рольку женщины. Мы с Шурой (Ширвиндтом - М.З.) как бы вели это представление и решили придумать какие-то персонажи. Я играл то критика, то поэта-песенника, то еще кого-то... И, помнится, сказал, Шуре: «В молодости, стоило мне надеть косынку, как я становился вылитая моя сестра Таня». Тут же, надев платье, я ошарашил свои видом друзей. Потом мы с Шурой еще не раз разыгрывали шутливую интермедию, где он меня, иностранку, переводил.
Так вот, многие годы играя конферансье довоенной и военной поры, я всегда сильно перевоплощался. Хотя никаким гримом не пользовался. Но персонажи так глубоко входили в меня, что я действовал от них. Например, спрашивал зрителей: «Ну, кого бы вы еще хотели увидеть в сегодняшнем концерте?» И однажды мне шутейно ответили: «Ширвиндта». Доли секунды не задумываясь, я им ответил: «Простите, не знаю такого, возможно, он еще не родился». Многие подумали, что это такой заготовленный экспромт, а на самом деле, я жил в том, другом времени.

Мистика

Очень люблю разыгрывать своих друзей и приятелей. Причем, могу импровизировать моментально, исходя из создавшейся ситуации. Играя ту же иностранку, я разговаривал от ее имени по-английски. Да так быстро и пристойно, что наши люди в Америке удивлялись: откуда он так клево изучил язык. А я его знаю на уровне: как пройти и сколько стоит. Но если бы понадобилось говорить по-японски, я запросто восстановил бы его мелодику, не зная в этом случае совершенно ни одного слова. Все же сказываются занятия в нашей Вахтанговской школе, когда мы делали этюды на мгновенное оправдание ситуации.
И вот, разыгрывая, я как-то стал гадать одной девушке в присутствии еще трех ее подруг. Предварительно заметив, что предсказываю только по руке (потому что не знаю даже как раскидывать карты!). Самое интересное, что все, мною нагаданное, - сбылось! Причем в очень скором времени. Ее подруги проходу не давали мне: погадай да погадай нам! А я ведь совершенно случайно наплел правду! И потому упорно отказывался пойти бедным девушкам навстречу.
Многие, кто занимается нашей артистической профессией всерьез, утверждают, что во время, которое актер проводит на сцене в образе другого человека, останавливаются биологические часы актера, и часы, проведенные на сцене, приплюсовываются к его жизни. Наверное, что-то в этом есть, думаю я всякий раз, когда играю с Георгием Менглетом и Георгием Тусузовым. И вообще многие артисты живут долго. Но вот мой отец прожил мало. И я думаю: а вдруг биологические часы и у меня отнимают время моей жизни? И это тоже очень может быть, потому что на сцене идет очень большая затрата энергии. Не знаю, не могу ответить, но уверен в одном: все это чрезвычайно интересные вещи. Я вот страдаю гипертонией, это наследственное, от папы. Уже несколько лет я - на лекарствах, чтобы быть на сцене в нормальной форме, чтобы голова не кружилась и так далее. Однако я заметил: после спектакля, в котором играю большую роль, у меня давление становится нормальным. Это ли не парадокс? Хотя врачи его объясняют концентрацией всех защитных сил организма. Черт его знает. Во всяком случае, был у меня инфаркт, который я пережил на ногах и не заметил его. Скорее всего, он у меня на сцене и случился.
Перед премьерой спектакля постоянно думаешь о роли. И начинают тебе сниться вещие сны. Так Менделеев очень много думал о классификации элементов и ему в итоге приснилась его знаменитая таблица. Ну, я не Менделеев, но именно в снах зачастую вижу, как надо повернуться, как сыграть тот или иной кусок роли. Часто это точь-в-точь совпадает с той концепцией, что вынашивает режиссер, требует от тебя, но ты это подолгу не можешь выполнить. У меня таких моментов было очень много. Даже зрительный зал начинает аплодировать чему-то, наконец, найденному.
В спектакле «Счастливцев – Несчастливцев» по пьесе, написанной специально для нас с Шурой Григорием Гориным, режиссер Арцыбашев, между прочим, признанный экстрасенс, показывал мне одну фразу. И такое профессиональное движение рукой делал: «Вы чувствуете тепло?». Я говорю: «Не надо мне тепла, у меня давление». И во сне видится, что правильно будет возвращать ему его тепло. Он меня спрашивает: «Вы согласны сыграть с нами, молодой человек?». А я - ему: «Чувствуете тепло?». И - моментально пальцы складываются в дулю: «Вот вам ваше тепло, а мне холодно». И зал в этом месте взрывается хохотом. А Сергей Арцыбашев мне говорит: «Ну, вот и получилось. Этой фиги нам и не хватало».
Мы играли премьеру "Ревизора" в Ленинграде во Дворце Ленсовета. Сцена там больше приспособлена под военные духовые оркестры, а не к театральным спектаклям. Пришли на нас тогда посмотреть известные ленинградцы: гениальный артист балета, оставшийся в Америке, Миша Барышников, знаменитый чешский режиссер Крейга и еще многие другие. Нам композитор Юрий Будко написал очень хорошую, точную, мистическую музыку к спектаклю. Декорации придумал едва и не самый известный наш отечественный художник Валерий Левенталь. При каждом «ударном» моменте действия, все на сцене как будто рушилось и перемещалось. Мы с Шурой играли Бобчинского и Добчинского. И вдруг на моих словах: «Чиновник-то, о котором изволили получить нотицию, - ревизор», зазвучала как и положено, тревожная музыка, декорации пришли в движение, и на сцену выскочил огромный черный кот. А сидели мы за длинным столом и мизансцена напоминала «Тайную вечерю». Кот промчался по столу, прыгнул на Менглета, пробежал по городничему - Папанову и взлетел на декорации. А они были затянуты тонкой сеткой. И кот висит, качаясь точно в такт музыке. В это время по ходу действия появляется актер Левинский, который играл в спектакле Черного человека - мистический персонаж в бархатном костюме с пером. Кот пролетел над ним и скрылся за кулисами. Зал взорвался аплодисментами.
Крейга потом спрашивал Плучека: «Валентин, а как ты сделал этого кота?». И Валентин Николаевич, важно подбоченясь, ответил: «Это наш технический секрет». А черный кот выпрыгнул случайно. Или не случайно, а потому, что Гоголь мистичен?
Одна журналистка за рубежом спросила меня: «А как вы заучиваете такие большие тексты? У вас есть какая-нибудь технология?». Я начал ей распространяться на тему навыков и всего такого прочего. А когда вечером,- через два часа после беседы, - вышел играть спектакль, подумал, произнося монолог: «В самом деле, как я все это запоминаю?». И тут же забыл текст.

Маршальский дом

Поскольку я был мужем дочери Буденного, и жили мы во втором подъезде маршальского дома на улице Грановского, то с большими военачальниками на ту пору мне приходилось встречаться довольно часто. Были среди них Г.К. Жуков, Р.Я. Малиновский, И.И. Якубовский и еще многие другие. Я с ними по-соседски здоровался, но и только. Сколь-нибудь примечательных контактов не случалось. Я на ту пору был сильно малоизвестным актером и потому никакого интереса для маршалов не представлял. Сказать по правде и их боевые свершения тогда меня не очень волновали. Уже много позже я прочитал практически все мемуары великих советских военачальников. Взять хотя бы Родиона Яковлевича Малиновского. На свет он появился незаконнорожденным. В юности батрачил. В 1914 году тайком проник на фронт и стал рядовым бойцом. За храбрость был награжден Георгиевским крестом. После ранения попал в Русский экспедиционный корпус во Франции. Дрался с французами против немцев. Был награжден тремя французскими наградами. Потом воевал в Красной Армии, участвовал в испанской войне 1936 года.
Его дочь Наталья, которую я хорошо знавал, написала об отце такие строки: «Еще во Франции, в 1918 году, отвоевавший всю первую мировую двадцатилетний Георгиевский кавалер, впервые в жизни берется за перо и пишет пьесу. Возможно, самодеятельный солдатский театр в Плер-на-Марне, о котором написано в книге «Солдаты России» (мемуары Р.Я. Малиновского - М.З.) и репетировал папину пьеску, но до премьеры дело не дошло, да и не в постановке дело. Сейчас важнее другое - то, что отец сохранил эту рукопись, не питая на ее счет никаких литературных иллюзий. Она была дорога ему как знак того несбывшегося призвания, а не просто как память о юности. После пьесы - пробы пера - он долго не писал, и, казалось, жизнь складывалась так, что и думать о литературе не приходилось, но призвание напоминало о себе - иначе не штудировал бы молодой командир пособия из серии «Что надо знать начинающему писателю».
Биографии других сталинских маршалов, уверяю вас, не менее интересны. Но эта вспомнилась, потому что с театром связана. А сейчас на память вдруг пришел совершенно курьезный момент. С маршалом Иваном Игнатьевичем Якубовским мы жили в одном подъезде. Он регулярно выгуливал очень крохотную собачку. И вот шагает этот богатырь по лестничной площадке, а тут я - навстречу. Собачка шустро так прыг на руки маршалу. И вот этот дважды Герой Советского Союза, главнокомандующий на то время Объединенными вооруженными силами государств – участников Варшавского договора, просто человек-гора, глядя на меня, вдруг сильно засмущался. Я что-то ему сказал, оно что-то ответил. Тут домработница открыла дверь квартиры и взяла собачку с рук маршала.

...Наверное, это будет не очень корректно, рассказывая о Державине, совсем не упомянуть о его великолепной жене РОКСАНЕ, о которой, правда, я никогда и нигде не писал, хотя общаюсь с ней не так уж редко. Между тем, это по-своему уникальная женщина. Родилась в семье, где мама была композитором-теоретиком. Закончила технический вуз и даже сдала кандидатский минимум, но увлеклась джазом. Тогда ее и приметил известный музыкант Константин Орбелян. Выступала в его эстрадном оркестре. Потом была встреча с композитором Владимиром Матецким, который изменил сам стиль жизни Роксаны Бабаян. Без их совместной песни «Счастье близко, счастье далеко» отечественная эстрада уже немыслима. О своей жене Михаил Михайлович говорит: «Стоило жениться три раза, чтобы, в конце концов, найти свой идеал. Роксана - удивительный человек. Она обладает необыкновенными способностями успокаивать меня, когда я брюзжу, болею, переживаю стресс».
О генеалогическом древе Михаила Державина. Отец Михаил Степанович Державин, народный артист СССР. Мама Ираида Ивановна Дроздова, училась на актрису, но осталась домохозяйкой, помощницей мужа. Дедушка Иван Алексеевич Дроздов налаживал фонтаны в цирке. Сестра Татьяна Михайловна, художник. Зять Борис Владимиров, создатель знаменитой Авдотьи Никитичны. Племянник Михаил Владимиров, актер Театра сатиры. Сестра Анна Михайловна Державина, актриса.
Первая жена Михаила Михайловича – Екатерина Райкина, тесть Аркадий Райкин, шурин Константин Райкин. Вторая жена Нина Буденная, второй тесть маршал Семен Буденный, дочь Мария Буденная, окончила ГИТИС, внук Петр Буденный. Третья жена Роксана Бабаяна, народная артистка России.
И буквально пару слов о ШИРВНДТЕ. Об Александре Анатольевиче я могу написать всего лишь пару строк. По-иному невозможно: пришлось бы сооружать еще больший портрет, чем о Державине. Хотя, с другой стороны и с Ширвиндтом у меня никогда никаких дел не было. Разве что при встрече мы раскланяемся друг с другом. Так, для порядку. И не потому даже, что этот, безусловно, замечательный артист, а теперь уже и режиссер, - не герой моего романа. Просто так по жизни получилось, что я этого человека ничем не заинтересовал. А свой собственный интерес он реализовал полно и масштабно. О нем во много крат больше написано, чем о Державине, да и сам он написал о себе книгу. Хорошо я знаю сына Ширвиндта Михаила, известного телеведущего. И на сегодняшний день ни разу не общался с женой Александра Анатольевича Натальей Николаевной. Так опять же по жизни получилось...

 

Михаил Захарчук. Специально для РГК.
15 июня 2016 г.

Комментарии:

Галкин Валерий 16.06.2016 в 12:12 # Ответить
Спасибо.......много что, для меня интересного и впервые узнанного....
Татьяна Пороскова 16.06.2016 в 12:45 # Ответить
Кто же не знает Михаила Державина?
И его в паре с Ширвиндтом?
В их диалогах было что-то такое тонкое, обаятельное и недосказанное, что никому не повторить. Сейчас подобные диалоги просто невозможны. В них больше грубости и пошлости, навеянной жёстким и грубым временем.

Невозможно было не поддаться обаянию Михаила Державина.
А очерк Михаила Александровича читала с улыбкой. Воспоминания, памятные передачи по телевидению.
Литературные произведения Михаила Державина просто покорили.
Встречала знакомые и мне названия: городок Джезказган. В него я добиралась, когда работала в Казахстане. Река Чусовая. Там мои по отцу корни. И я запомнила название этой реки с далёкого детства.
Ниточками-связями плётутся судьбы людские, касаясь, иногда незаметно друг друга. Казалась бы совершенно чужие люди, незнакомые, вдруг проникаются теплотой к тем, кто дарит нам своё творчество, умение передать со сцены, со страниц свои переживания, сомнения…
К таким людям относится Михаил Державин.
Спасибо за близость общения, спасибо за теплоту, идущую от строк.
С юбилеем, Михаил Михайлович! Здоровья Вам и радостей жизни.
Андрей 16.06.2016 в 13:45 # Ответить
Очередной очерк и очередное большое спасибо автору! Узнал для себя много нового, чего не знал ранее о Михаиле Державине!
Александр Ушар 16.06.2016 в 15:17 # Ответить
Меня, как постоянного читателя, автор ничуть не удивил... Ибо уже успел приучить к настоящим очеркам, которые и стилистически, и композиционно, и фактологически - на планке подлинного профессионализма. Зато прибавил бодрости и позитива - с точки зрения релакса, за что я ему искренне благодарен.
Kris 16.06.2016 в 20:10 # Ответить
Как всегда, интересно, информативно, профессионально, со множеством неизвестных и любопытных фактов, с личной оценкой героя и достаточно близким с ним знакомством. Михаил, на мой взгляд, достиг высокого уровня в этом жанре и не собирается его снижать. Похвальная стабильность! Но, честно говоря, у меня складывается впечатление, что Михаил Захарчук уже вырос из рамок журналистики. Пора в писатели!
Александр Костенко 17.06.2016 в 17:43 # Ответить
От души поздравляю: героя очерка М.Захарчука М. Державина со славным Юбилеем. И автора очерка - с прекрасно написанным материалом!
геннадий алехин 17.06.2016 в 21:03 # Ответить
Чем интересны материалы Захарчука-деталями!Браво!
Игорь 21.06.2016 в 17:31 # Ответить
Нельзя сравнивать Ширвиндта и Державина. Ширвиндт по своему велик, а Державин по своему великолепен. Вот, что-то есть в Михаиле Михайловиче. Вот это что-то и придает М. Державину величие, притягательность к его артистическому творчеству и готовность слушать его без остановки. Автор произведения о великом артисте познакомил нас с его всесторонней жизнью и как артиста, и как рядового человека. Вот так умело представить материал не каждому удается. Михаил Александрович сумел. Тоже талант.
павел 24.06.2016 в 20:52 # Ответить
Миша! Убедительно, доказательно. Интересно, а главное- доступно. Спасибо!

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
16 августа
четверг
2018

В этот день:

Главный маршал авиации Павел Кутахов

16 августа 1914 года родился Павел Степанович КУТАХОВ (ум. 03.12.1984), главный маршал авиации, дважды Герой Советского Союза.

Главный маршал авиации Павел Кутахов

16 августа 1914 года родился Павел Степанович КУТАХОВ (ум. 03.12.1984), главный маршал авиации, дважды Герой Советского Союза.

Простой крестьянский парень из донской станицы, он стал одним из лучших пилотов Страны Советов, а потом и самым главным летчиком СССР.

В августе 1935 года Павел по комсомольскому призыву поступил в Сталинградское военное училище летчиков. Начинал летать на самолете «У-2». В 1938 году в звании лейтенанта прибыл в полк под Ленинградом. Вскоре он стал командиром звена истребителей. Во время войны с Финляндией Кутахов совершил 131 боевой вылет. В одном из боев был сбит и спустился на парашюте в тылу противника, пешком вернулся в расположение советских войск.

Во время Великой Отечественной войны участвовал в обороне Мурманска, Кандалакши и Кировской железной дороги. Сопровождал караваны транспортных судов ленд-лиза.

Был одним из известнейших летчиков-истребителей Карельского фронта. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1943 года Кутахову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Всего за годы войны П. С. Кутахов совершил 497 боевых вылетов, провел 79 воздушных боев, в которых сбил 14 самолетов лично и 28 с напарниками.

После войны подполковник Кутахов ещё несколько лет командовал полком в Заполярье, а потом был направлен на Высшие офицерские летно-тактические курсы в Липецк. В 1957 году закончил Военную академию Генерального Штаба. В 1966 году ему, командующему авиацией Одесского военного округа, генерал-лейтенанту авиации, в числе первых было присвоено звание «Заслуженный военный летчик СССР». В 1967 году генерал-полковник авиации П. С. Кутахов был назначен первым заместителем главнокомандующего Военно-Воздушными Силами СССР. В марте 1969 года Маршал авиации Кутахов стал главнокомандующим ВВС СССР. В 1972 году ему было присвоено звание Главного маршала авиации. Кутахов летал на современных истребителях до 60-летнего возраста.

В 1984 году ему во второй раз присвоено звание Героя Советского Союза.

Умер 3 декабря 1984 года от обширного инсульта. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Приказ Ставки № 270

16 августа 1941 года вышел приказ Ставки Верховного главнокомандования № 270 «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий». На примере нескольких генералов фиксировался факт того, что в рядах Красной Армии «имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава».

Приказ Ставки № 270

16 августа 1941 года вышел приказ Ставки Верховного главнокомандования № 270 «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий». На примере нескольких генералов фиксировался факт того, что в рядах Красной Армии «имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава».

Приказ объявлял командиров и политработников, «во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу», злостными дезертирами и обязал всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать их на месте.

Приказ Ставки Верховного главнокомандования от 16 августа 1941 г. имел весьма выразительный заголовок - «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий». На примере нескольких генералов фиксировался факт того, что в рядах Красной Армии «имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава». Приказ объявлял командиров и политработников, «во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу», злостными дезертирами и обязал всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать их на месте.

Этот приказ был как бы прелюдией к приказу народного комиссара обороны СССР И.В. Сталина № 227, который более известен среди фронтовиков по неофициальному названию – «Ни шагу назад!». В соответствии с ним в Красной Армии впервые с времен Гражданской войны были введены штрафные части.

Исторические реваншисты, стремящиеся во что бы то ни стало переиграть итоги Великой Отечественной войны, пользуются слабой осведомленностью наших сограждан и доказывают, например, что советские полководцы были способны побеждать, лишь заваливая врага трупами, а бойцы шли в бой единственно из-за страха перед штрафными частями и заградительными отрядами.

Пишут, например, что в составе Брянского фронта К.К. Рокоссовского воевала целая бригада штрафников, которая и направлена была туда именно потому, что маршал – сам бывший заключенный. Объявлены штрафниками моряки-добровольцы штурмового отряда майора Ц.Л. Куникова, который в феврале 1943 г. захватил плацдарм на Мысхако в районе Новороссийска. Об Александре Матросове рассказывают, как о штрафнике, хотя он был воспитанником Уфимской трудовой колонии и попал на фронт по мобилизации. Не краснея, утверждают, что в штрафбаты направлялись «исключительно зеки ГУЛАГа». Пишут о том, что в Красной Армии были многие тысячи штрафных частей, в которых воевали несколько миллионов человек.

Недобрую службу сослужил вышедший несколько лет назад телесериал «Штрафбат» (автор сценария Э.Я. Володарский, режиссер Н.Н. Досталь), многое в нем оказалось поставленным с ног на голову. По воле авторов фильма в придуманной ими воинской части бок о бок воюют разжалованные офицеры и рядовые солдаты, освобожденные из лагеря политические заключенные и уголовники. По ходу фильма к штрафбату присоединяется православный священник отец Михаил. Командует воинской частью бывший капитан РККА штрафник Твердохлебов. Он же подбирает остальной командный состав – ротных, взводных.

С экрана предстают не воины Красной Армии, а какие-то оборванцы, живущие в атмосфере полупартизанской вольницы. Командиры, чтобы добиться выполнения боевой задачи, вместо отдания приказа уговаривают подчиненных. Политический состав, начиная с комиссара, в этом киношном штрафбате отсутствует напрочь, зато в расположении батальона безвылазно находится начальник особого отдела дивизии, как если бы у него не было иных забот. Сами же штрафники словно состоят не на довольствии в регулярной армии, а пребывают где-то в глубоком тылу врага и потому вынуждены всем необходимым, в том числе оружием, обеспечивать себя самостоятельно и за счет противника. Что касается статуса штрафника, то он по воле авторов фильма носит по сути пожизненный характер. Зрителя подводят к ложной мысли, что сколько штрафник ни воюй, сколько ни проявляй героизма и ни получай ранений, единственная возможность снять с себя «грехи» – погибнуть в бою. Иначе – смерть от пули особиста или заградотрядовца.

Вопреки широко распространенным заблуждениям, штрафные части, созданные по приказу наркома обороны № 227, не имели ничего общего с исправительными учреждениями, а представляли собой обычные стрелковые части.

Всего за неполные три года, минувшие ко дню окончания войны, в составе действующей армии, по данным Генерального штаба ВС СССР, насчитывалось 65 отдельных штрафных батальонов (ОШБ) и 1048 отдельных штрафных рот (ОШР), причем их количество не было постоянным и уже с 1943 г. стало снижаться. Новейшие подсчеты военного юриста и историка А.В. Мороза, позволившие исключить двойной учет одних и тех же формирований, дают еще меньшую цифру – 38 ОШБ и 516 ОШР.

В их составе, согласно архивным отчетно-статистическим документам Генерального штаба, воевали 427910 человек переменного состава. При примерной ежегодной численности армии и флота в 6–6,5 млн. человек доля штрафников ничтожна – от 2,7 процента в 1943 г. до 1,3 процента в 1945 г., что не позволяет говорить об их сколько-нибудь заметной роли в войне.

Принципиальная разница между штрафными и линейными частями состояла только в том, что личный состав штрафных батальонов и рот подразделялся на постоянный (командно-начальствующий состав) и переменный (собственно штрафники). Командиры назначались на должности в обычном порядке, получая, по сравнению с офицерами из линейных частей, льготы по исчислению общей выслуги лет, выслуги в воинском звании, а также повышенный оклад денежного содержания.

Кадровые военнослужащие были безоговорочно чисты перед законом (уже поэтому штрафник Твердохлебов не мог командовать батальоном). Более того, они подбирались, как потребовал нарком обороны, из числа волевых и наиболее отличившихся в боях командиров и политработников. Командир и комиссар ОШБ пользовались по отношению к штрафникам дисциплинарной властью командира и комиссара дивизии, командир и комиссар ОШР – властью командира и комиссара полка.

Переменники направлялись в штрафные части на срок от одного до трех месяцев либо приказом соответствующего командира (таким правом были наделены командиры дивизий и отдельных бригад и выше в отношении офицеров, командиры полков и выше – в отношении рядового и сержантского состава), либо военным трибуналом, если были осуждены с отсрочкой исполнения приговора до окончания военных действий. По ходу войны к ним присоединялись лица, освобожденные из исправительных колоний и лагерей, а до того осужденные, как правило, за нетяжкие преступления. По неполным данным, за годы войны ИТЛ и колонии НКВД досрочно освободили и передали в действующую армию около 1 млн. человек.

Правда, лишь некоторая часть из них была направлена в штрафные формирования, большинство пополнили обычные линейные части. Именно из такого контингента состояла стрелковая бригада, о которой в книге «Солдатский долг» писал маршал К.К. Рокоссовский и которую многие читатели принимают за штрафное формирование.

Провинившиеся офицеры (от младшего лейтенанта до полковника) направлялись в штрафные батальоны, рядовой и сержантский состав – в штрафные роты. Бывшие офицеры попадали в штрафроты только в том случае, если по приговору военного трибунала они были лишены воинского звания. Все военнослужащие переменного состава, независимо от того, какое воинское звание они носили до направления в штрафную часть, были разжалованы судом или нет, воевали на положении штрафных рядовых.

Подвиг экипажа Владимира Шарпатова

16 августа 1996 года экипаж российского самолёта «Ил-76» (командир Владимир Шарпатов), находившийся в плену у талибов больше года, совершил выдающийся подвиг - побег на своём же самолёте — через Иран в ОАЭ. После возвращения на Родину командир воздушного судна Владимир Ильич Шарпатов и второй пилот Газинур Гарифзянович Хайруллин были удостоены звания Героя России.

Подвиг экипажа Владимира Шарпатова

16 августа 1996 года экипаж российского самолёта «Ил-76» (командир Владимир Шарпатов), находившийся в плену у талибов больше года, совершил выдающийся подвиг - побег на своём же самолёте — через Иран в ОАЭ. После возвращения на Родину командир воздушного судна Владимир Ильич Шарпатов и второй пилот Газинур Гарифзянович Хайруллин были удостоены звания Героя России.

А Здор Александр Викторович — штурман, Аббязов Асхат Минахметович — бортинженер,
Вшивцев Юрий Николаевич — бортрадист, Бутузов Сергей Борисович — ведущий инженер,
Рязанов Виктор Петрович — ведущий инженер награждены орденами Мужества. О их подвиге снят фильм «Кандагар».

3 августа 1995 года самолёт Ил-76ТД бортовой номер RA-76842, принадлежавший казанской компании «Аэростан», с семью членами экипажа на борту по заказу правительства в Кабуле, в рамках межправительственного соглашения с Албанией, совершал коммерческий рейс по маршруту Тирана — Кабул (Баграм) с грузом стрелковых боеприпасов. Фактическим получателем груза был «Северный альянс», авиабаза Баграм контролировалась силами злейшего врага «Талибана» Ахмад Шах Масуда. Сходные рейсы в Баграм, в частности, из Шарджи, экипаж выполнял неоднократно, перевозя самые разные грузы. Рейс из Тираны с боеприпасами был третьим после двух таких же, вполне успешных. Над Афганистаном самолёт был перехвачен истребителями движения «Талибан» и был принужден совершить посадку в районе Кандагара под предлогом досмотра груза. Среди формально разрешённых к перевозке стрелковых боеприпасов был обнаружен ящик с запрещёнными к перевозке снарядами.

Более года (378 дней) члены экипажа самолёта находились в плену в очень тяжёлых условиях, мучаясь от жары, нехватки воды и плохой пищи. Психологическое состояние экипажа тоже было очень тяжёлым: они всерьёз опасались за свою жизнь, так как были захвачены при перевозке оружия врагам «Талибана». С другой стороны, они долго не замечали никаких существенных усилий со стороны российских властей по вызволению их из плена. Талибы предлагали им перейти в ислам с обещаниями облегчить участь. Связь с Россией удавалось поддерживать, в частности, через Тимура Акулова, представителя президента Татарстана Минтимера Шаймиева. Попытка Акулова обменять пленников на запчасти к вертолётам не удалась. С другой стороны, удалось добиться права на редкие личные встречи, в том числе с другими представителями российских властей в Афганистане и Пакистане, и передачу почты, что позволило обговорить детали возможного побега. Экипаж смог убедить талибов в том, что весьма ценный самолёт требует периодического технического обслуживания. За отсутствием собственных специалистов, экипажу было позволено, время от времени, под вооружённым конвоем, поддерживать самолёт в работоспособном состоянии.

И вот 16 августа 1996 года при очередном техобслуживании (в частности, поводом к нему послужило повреждённое колесо шасси) экипаж запустил двигатели и взлетел, воспользовавшись ослаблением бдительности на аэродроме из-за пятницы и времени молитв. Аэродромные службы пытались воспрепятствовать взлёту, но безуспешно. Самолёт-истребитель поднят в воздух не был. Конвоиров, которых было меньше, чем обычно, удалось обезоружить и связать. Топлива на полёт хватило, так как самолёт перед рейсом в Кабул был заправлен с расчётом на обратный рейс, и топливо слито не было. Для большей скрытности самолёт уходил из Афганистана на запад, в Иран (а не на север, в Россию), причём на предельно малых высотах. Авиадиспетчеры Ирана, как это было оговорено заранее, пропустили самолёт в своё воздушное пространство, в дальнейшем самолёт беспрепятственно прилетел в ОАЭ, в Шарджу.

В ночь с 18 на 19 августа российские лётчики благополучно вернулись в Казань. 22 августа того же года был подписан указ о награждении экипажа, командиру корабля и второму пилоту было присвоено звание Героев России, а все остальные члены экипажа были награждены орденами Мужества. Члены экипажа самолёта: Шарпатов, Владимир Ильич — командир воздушного судна, Хайруллин, Газинур Гарифзянович — второй пилот, Здор, Александр Викторович — штурман, Аббязов, Асхат Минахметович — бортинженер, Вшивцев, Юрий Николаевич — бортрадист, Бутузов, Сергей Борисович — ведущий инженер,

Рязанов, Виктор Петрович — ведущий инженер. (Википедия)

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии