RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Подвиг шахтёра Александра Скрябина
9 июля 2014 г.

Подвиг шахтёра Александра Скрябина

7 июля 2014 года в бою с украинскими фашистами луганский ополченец, спасая товарищей, бросился под танк со связкой гранат
Новороссию пытаются расколоть
19 сентября 2014 г.

Новороссию пытаются расколоть

Решение о создании Объединенной Армии ДНР и ЛНР якобы было принято без согласования с некоторыми ключевыми фигурами
ГКЧП: предательство генералов
19 августа 2014 г.

ГКЧП: предательство генералов

19 августа 1991 года группа политиков (так называемый ГКЧП) предприняла попытку воспрепятствования государственному перевороту клики Горбачева-Ельцина
Пятнадцатилетие Президента
26 марта 2015 г.

Пятнадцатилетие Президента

26 марта 2000 года Владимир Путин был впервые избран главой Российского Государства
Россия должна подавить США
5 августа 2014 г.

Россия должна подавить США

Несколько советов президенту Владимиру Владимировичу Путину
Главная » Герои нашего времени » Бездомный (?) хор

Бездомный (?) хор

Очередное выступление Кубанского казачьего хора в Кремлёвском дворце 28 и 29 октября 2016 года вызвало, как правило, восторженные отклики наших читателей и авторов

Публикуем далеко не юбилейные заметки известного литературного критика и прозаика Петра Ивановича Ткаченко.
Бездомный (?) хор

 

Выступление Государственного академического Кубанского казачьего хора в Москве всегда, по давно устоявшейся традиции, становилось событием в культурной жизни столицы. Причём, не только для выходцев из Кубани, но прежде всего для самих москвичей. Так происходит, видимо, потому, что каждое выступление прославленного коллектива воочию демонстрировало то, из какого многообразия и разноцветия локальных культур складывается неповторимое богатство единой российской культуры.

Очередное выступление Кубанского казачьего хора в Кремлёвском дворце 28 и 29 октября было приурочено к 205-летию коллектива, продолжающего традиции Войскового певческого хора, созданного в 1811 году.

Колокольный звон в начале концерта, красочное убранство сцены со всевозможными подсветками, тематическими изображениями и хрониками на заднем плане, пёстрые, богатые, красивые костюмы хористов – уже только это пробуждало в душе торжественность и ожидание праздника. Но по мере развёртывания сценического действа, эта торжественность потихоньку таяла.

Надо сказать, что в последние годы как считается, лучший народный коллектив страны – Государственный академический Кубанский казачий хор переживает то ли репертуарный кризис, то ли находится в поиске оптимального соотношения песни народной и авторской, довольно долгое время его не находя. Такая дилемма, для академического народного хора несуществующая, в Кубанском казачьем хоре возникла тогда, когда его художественный руководитель Виктор Гаврилович Захарченко, как композитор, уверовал в то, что рамки народной песни стали для него «тесными». Это обстоятельство непременно отмечалось в буклетах о хоре. Видимо, с уверенностью в том, что такая личная творческая «проблема» художественного руководителя для академического народного хора является благом… Когда Кубанский казачий хор стал приезжать в Москву, по сути, без народных песен, удивляя этим москвичей, я вынужден был выступить в защиту народной песни и прославленного коллектива на страницах «Новой газеты Кубани». И надо отдать должное художественному руководителю – репертуарная политика хора стала заметно изменяться. Было найдено если и не оптимальное соотношение народной и авторской песни, то, во всяком случае, народная песня перестала изгоняться со сцены и потихоньку вернулась в репертуар хора.

Но такое если не извинительное, то понятное репертуарное шатание в предшествующие, трудные для культуры годы, преодолеть окончательно так и не удалось. Нынешнее выступление, посвящённое 205-летию хора, и особенно выступление 29 октября является убедительным тому свидетельством.

Только к десятому номеру программы, на сцене, наконец-то, появилась народная песня. Талантливый солист Дмитрий Селезнёв исполнил песню «Взяв бы я бандуру…». Причём, исполнил её именно в той традиции, в какой она жила в репертуаре хора в его лучшие времена… И в полную меру народная стихия прорвалась со сцены, когда солист Дмитрий Беседин проникновенно, кажется, с предельным трагизмом исполнил песню «За Сибиром сонцэ сходэ…» - о народном герое Кармалюке.

К этой песне последовал довольно обширный комментарий художественного руководителя, из которого младое племя узнало, наконец-то, как стать героем, так же, как стал народным героем Кармалюк: всё у богатых отбирал, а бедным раздавал… Не знаю, в какой мере молодые люди (а их на концертах было довольно много) восприняли это как образное представление (не песню, а комментарий к ней), или как призыв к действию…

Концерт в два отделения содержал полтора десятка авторских песен, то есть на стихи русских поэтов. А. Пушкина «Как ныне сбирается вещий Олег отмстить неразумным хазарам…», М.Лермонтова «Бородино». И тут я должен оговориться: я вовсе не против авторских песен в репертуаре народного хора. Ну исполняет же хор уже давно действительно удачную песню на стихи А.К. Толстого «Ой, стога, стога…». Правда, на этот раз было объявлено, что это – песня на стихи «графа Толстого». И хотя все Толстые в русской литературе были графьями, только один представляется как «граф Толстой». Это – Л.Н. Толстой. А потому зрители ушли с концерта уверенные в том, что замечательная песня «Ой, стога, стога…» является песней Л.Н. Толстого.

В этом, юбилейном выступлении хора прозвучали песни на стихи наших современников: Ю. Кузнецова, Н.Зиновьева, А.Плитченко, которых, их творчество, так уж сложилось, я хорошо знал. Юрия Кузнецова – с его первой книги «Гроза» (Краснодар, 1966). Познакомился с ним сорок лет назад в Блоковском Шахматове. Получал от него его книги и письма. Николаю Зиновьеву готовил и издавал его первую московскую книжку «Дни, дарованные свыше». Помнятся стихи и долгие беседы с однокурсником по Литературному институту Александром Плитченко в сквере института у памятника А. Герцену. То есть, это поэты первой величины. И у каждого из них, несомненно, есть стихи, которые могли бы стать песнями. Но в репертуаре Кубанского хора почему-то оказались стихи, на мой взгляд, самые непесенные…

В нынешних московских выступлениях хора сказалась и ещё одна особенность, ранее так сильно не проявлявшаяся. Вместо народных песен появились авторские, стилизованные «под кубанские» или вообще под «народные», то есть, по сути, псевдонародные. Такие как «Ах судьба, моя судьба» на стихи А. Костюка, известные из репертуаров других коллективов. А на стихи О. Сергань даже две песни: «Дай опомныця, кукушка…» и «Белый тополь, белый клён». Почему так, неведомо. Но ясно одно: на пути народной песни к зрителю появилась ещё одна преграда, которую далеко не всякий зритель может распознать…

Особенностью концерта 29 октября стало то, что довольно многие песенные номера сопровождались комментариями лекционного характера самого художественного руководителя. О том, чтобы люди не предавались страстям и верили в Бога. И зрители, потупив очи и сгорая от стыда, видимо, осознавая всё своё ничтожество и греховность, слушали назидательные, сбивчивые речи маэстро, чрезмерно пространные. Хотя, справедливости ради, надо сказать, что были в этих монологах художественного руководителя довольно дельные соображения. Скажем, о большом значении народных песен в жизни народа, и что их надо хранить…

В антракте я заметил, что люди уходят с концерта. Таких уходящих было довольно много, чтобы не обратить на них внимание. На выходе у женщин средних лет, молодыць, я спросил, почему они уходят. Ответ был таков: «Потому, что он лекцию устроил, а не выступление хора».

Удивила чрезмерная насыщенность программы гимнами: гимн русского народа («Боже, царя храни»), гимн Кубани («Ты Кубань, ты наша родина»), в конце – гимн Российской Федерации. Зрители нерешительно соображали – при каком гимне вставать, а при каком нет. Часть людей вставала, часть одёргивала их. Словом, с гимнами произошёл перебор. Программу явно «перегимнили», как могут сказать разве что кубанцы…

Будь только этот перекос в репертуаре, с явным предпочтением авторской песни, я не стал бы публично высказывать своё впечатление от последнего выступления хора. Если бы не одно обстоятельство. А оно оказалось – мировоззренческого и даже идеологического порядка.

Среди плясовых номеров, явно неудачных, с некубанскими, а скорее горскими мотивами и элементами, был в программе и «Кубанский пляс» - танец с плётками, нагайками. Почему пластуны, как известно, пешие, а не конные казаки, с нагайками, которые им, вроде бы ни к чему – пусть об этой точности или неточности судят историки. Меня же поразило то, что номер предварялся, надо полагать пословицей: «Казак без нагайки, что монах без молитвы». Но такой пословицы в локальной кубанской культуре нет. Могу это свидетельствовать как составитель трёх изданий «Кубанских пословиц и поговорок». И не могло быть. Так как обозвали казаков «нагаечниками» ретивые революционеры после первой русской революции в самом начале миновавшего революционного ХХ века. Для унижения и дискредитации русского народа и его наиболее активной, как говорят, пассионарной части – казачества. Мешавшей установлению революционного анархизма. Это стало своеобразной идеологеммой, от которой пришлось почти век отмываться и неизвестно за что оправдываться… За двадцать шесть лет «возрождение казачества» и его реабилитации, вроде бы, разобрались, что такое обвинение исторически несправедливо. И вдруг, как ни в чём не бывало теперь уже не предки наши, отстоящие от нас на целый век многотрудной и драматической истории, а мы – потомки казаков, объявляемся «нагаечниками», а стало быть – и «душителями свободы»… Причём, объявляемся мы, потомки казаков «нагаечниками» с главной сцены страны, со сцены Кремлёвского дворца… Как это вяжется с торжественной ремаркой на пригласительном билете: «Казаки Российской империи»? А никак. Кричаще противоречит тому, что происходило на сцене. Раньше в репертуаре хора были номера с виртуозным жонглированием шашками. И вот их сменило жонглирование плётками, нагайками. Привычного и традиционного жонглирования шашками теперь не было. Неужто, это всего лишь недосмотр?

Последним номером программы стало почему-то исполнение Гимна Российской Федерации. После чего художественный руководитель вдруг произнёс зажигательную речь о том, что у Кубанского казачьего хора нет своего дома. Да, у нас нет своего дома, – сказал художественный руководитель. Есть, конечно, в центре Краснодара здание, где мы теперь находимся. Но оно строилось как административное. Мы в нём не вмещаемся…

Зрители почувствовали себя виноватыми в том, что их любимый хор, лучший народный хор страны, оказывается бездомным… Их смущение развеял сам художественный руководитель: «Нет, мол, шапку по кругу пускать не будем. Мы ведь Государственный хор, на государственном обеспечении, да и многочисленные спонсоры помогают. Но центр Кубанской культуры строить надо"…

 

А я помню радость, да что там – ликование хористов, когда тогдашний губернатор Н. Кондратенко, что называется, выбил для хора это нынешнее здание в центре Краснодара. И не без сопротивления «передовой общественности». Помню, где ютился хор до этого. И вдруг – хор бездомный, без крыши над головой… Забулэ волы, шо тэлятамэ булы.

Зрители не знали – то ли уходить после Гимна Российской Федерации и монолога Виктора Гавриловича – то ли чего-то ещё подождать, почувствовав себя нашалившими школьниками. Неловкость ситуации ощутили все.

Спас положение патриотический гимн «Прощание славянки». Под его страстный призыв – «Встань за веру, русская земля!», – зрители покидали Кремлёвский дворец до новых встреч с действительно Государственным академическим Кубанским казачьим хором…

 

Пётр ТКАЧЕНКО, литературный критик, публицист, прозаик, издатель авторского литературно-публицистического альманаха «Солёная Подкова»
г. Москва – станица Старонижестеблиевская Краснодарского края

От редакции РГК: Мы не во всём согласны с Петром Ивановичем. Например, по поводу комментариев руководителя хора, "чтобы люди не предавались страстям и верили в Бога", наши оценки не столь суровы. И так в России слишком много "развлекалок", совершенно лишенных каких-либо идеалов. Во всяком случае стегать нагайкой  за это Виктора Гавриловича явно не стоило бы, тем более в юбилейные дни. Да и по поводу гимнов трудно принять столь жесткую отповедь. А в целом, жалко, когда в патриотическом стане случается разлад.
Тем не менее мы опубликовали мнение Петра Ивановича, поскольку очень ценим этого литератора и человека, верим, что его критика от любви и от желания что-то важное подсказать руководству хора. Что касается нашего мнения, то оно опубликовано здесь: http://rosgeroika.ru/geroi-nashego-vremeni/2016/october/muzyikalnaya-korona-rossii


.
31 октября 2016 г.

Комментарии:

МАЗ 31.10.2016 в 11:07 # Ответить
А по мне так Ткаченко очень даже обстоятельно и доброжелательно разобрал работу Хора. Во всяком случае, три просчёта коллектива выявлены точно и чётко: "перегимнивание", лекторство-менторство и "нагайничество", далее, как крен в авторское исполнительство. Кубанцам обижаться не пристало. Уверен, в обозримом прошлом никто их подвижническую деятельность на ниве русского искусства так обстоятельно, профессионально и предельно заинтересованно не разбирал. За это Ткаченко достоин благодарности всяческой. Это критика друга. И последнее. "Забулэ волы, шо тэлятамэ булы" надо давать в следующей транскрипции: "ЗабулЫ волы, Що тэлятамЫ булы". Все прочие украинизмы тоже даны искажённо.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
19 октября
четверг
2017

В этот день:

Последнее плавание фрегата «Паллада»

19 октября 1852 года из Кронштадта отправился в плавание фрегат «Паллада» под командованием капитана И. С. Унковского с миссией вице-адмирала Е. В. Путятина в Японию.

Последнее плавание фрегата «Паллада»

19 октября 1852 года из Кронштадта отправился в плавание фрегат «Паллада» под командованием капитана И. С. Унковского с миссией вице-адмирала Е. В. Путятина в Японию.

 Секретарем адмирала согласился стать писатель Иван Александрович Гончаров, который вел общий журнал, занимался словесностью с гардемаринами по просьбе адмирала. А впоследствии написал путевые заметки.

Фрегат «Паллада» был заложен в Санкт-Петербурге 2 ноября 1831 года, спущен на воду 1 сентября 1832 года. Длина фрегата — 52,8 м, ширина — 13,6 м, вооружение — 52 орудия. Первым командиром фрегата был капитан-лейтенант П. С. Нахимов.

В 1852—1855 годах под командованием капитана И. С. Унковского совершил с дипломатической миссией вице-адмирала Е. В. Путятина плавание из Кронштадта через Атлантический, Индийский, Тихий океаны к берегам Японии. После окончания переговоров в Нагасаки фрегат направился к российским берегам, где, из опасений захвата англичанами в связи с началом Крымской войны, был затоплен в бухте Постовая Императорской (ныне Советской) гавани, где и находится на дне по сегодняшний день.

 

Авиаконструктор Михаил Симонов

19 октября 1929 года родился Михаил Петрович Симонов, генеральный конструктор ОКБ им. Сухого, лауреат Ленинской премии(1976), Герой России.

Авиаконструктор Михаил Симонов

19 октября 1929 года родился Михаил Петрович Симонов, генеральный конструктор ОКБ им. Сухого, лауреат Ленинской премии(1976), Герой России.

Он принимал участие в создании бомбардировщика Су-24, штурмовика Су-25, руководил постройкой спортивных самолётов марки «Су», но более всего известен как один из главных конструкторов истребителя Су-27 и некоторых его модификаций.

Интересный факт из биографии. В 1992 году на международном авиакосмическом салоне Фарнборо близ Лондона состоялась, пресс-конференция российской официальной делегации с участием двух генеральных конструкторов — Белякова («МиГ») и Симонова («ОКБ Сухого»). Ближе к концу конференции поднялся американский журналист и сообщил, что в России из-за либеризации розничных цен царит страшная инфляция, в магазинах ничего нет, «а у вас целых два блестящих истребительных конструкторских бюро — „МиГ“ и „Сухой“, вот если вы объедините их, то столько денег для вашего народа сэкономите…». В ответ на это Симонов заявил следующее: «Приятно и весьма интересно, что американская пресса интересуется жизненно важными для нас вопросами. Однако вынужден сделать одно небольшое замечание. Американцы считают, что мы сделали в свое время Су-24, конкурируя с „Дженерал Дайнэмикс“ и их бомбардировщиком F-111. Они также убеждены в том, что штурмовик Су-25 мы построили в противовес вашему A-10. А в случае с Су-27 тут и вообще деваться некуда — конкурировали с вашим F-15 „Игл“… Все это — чепуха! Названные самолеты созданы в „ОКБ Сухого“ с одной единственной целью — победить в конкуренции… генерального конструктора Белякова!…»

Маршал Бирюзов

19 октября 1964 года погиб в авиационной катастрофе Сергей Бирюзов (р. 1904), Маршал Советского Союза, командующий ракетными войсками СССР (1955—1963 гг.), Герой Советского Союза (1958), начальник Генштаба Вооружённых сил СССР (1963—1964).

Маршал Бирюзов

19 октября 1964 года погиб в авиационной катастрофе Сергей Бирюзов (р. 1904), Маршал Советского Союза, командующий ракетными войсками СССР (1955—1963 гг.), Герой Советского Союза (1958), начальник Генштаба Вооружённых сил СССР (1963—1964).

В РККА вступил добровольно 15 сентября 1922 г.: командир взвода (сентябрь 1926 г. — декабрь 1929 г.), командир роты (по июнь 1930 г.), начальник штаба учебного батальона (по апрель 1932 г.), командир батальона (по июнь 1934 г.), начальник штаба стрелковой дивизии (октябрь 1937 г. — апрель 1938 г.), начальник отдела в штабе Харьковского военного округа (по август 1939 г.). С августа 1939 комбриг Бирюзов — командир 132-й стрелковой дивизии.

Во время Великой Отечественной войны командир стрелковой дивизии (с августа 1939 г. по апрель 1942 г.), начальник штаба армии на Брянском фронте (по ноябрь 1942 г.). В течение первого года войны получил 5 ранений, в том числе два тяжёлых. С ноября 1942 г. по апрель 1943 г. — начальник штаба 2-й гвардейской армии Сталинградского (впоследствии Южного) фронта, с апреля 1943 г. — начальник штаба Южного (впоследствии 4-го Украинского) фронта, которым командовал Ф. И. Толбухин. Основные сражения Бирюзова: Донбасская операция, освобождение Крыма, Ясско-Кишинёвская операция, взятие Белграда. С октября 1944 г. — командующий 37-й армией (по май 1946 г.) и главный военный советник Болгарской армии, почётный гражданин Софии.

После мая 1946 г. генерал-полковник С. С. Бирюзов занимал посты: заместитель Главнокомандующего Сухопутными войсками по боевой подготовке (кратковременно, лишь по июнь 1946 г.), заместитель Главнокомандующего Южной группой войск и командующий 10-й механизированной армией (по июнь 1947 г.), командующий войсками Приморского военного округа (по май 1953 г.). Главнокомандующий Центральной группой войск (Австрия и Венгрия, 1953—1954), первый заместитель Главнокомандующего войсками ПВО (1954—1955). Затем маршал Бирюзов возглавил ПВО как Главком, одновременно являясь замминистра обороны СССР (1955—1962). В апреле 1962 переведён на пост главкома РВСН — ракетных войск стратегического назначения. В марте 1963 Бирюзов получил назначение на должность начальника Генерального штаба Вооружённых сил СССР и был повышен до первого заместителя министра обороны СССР.

19 октября 1964 года начальник Генштаба маршал Бирюзов погиб в авиационной катастрофе вблизи Белграда, на горе Авала. Иосип Броз Тито присвоил Бирюзову (участвовавшему в освобождении Югославии, а потом там погибшему) звание Народного героя Югославии посмертно. Его прах помещён в урне в Кремлёвской стене на Красной площади в Москве.

 

Космонавт Рукавишников

19 октября 2002 года скончался Николай Николаевич Рукавишников, летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза. Инженер-физик по образованию, Николай Рукавишников стал первым гражданским командиром космического корабля.

Космонавт Рукавишников

19 октября 2002 года скончался Николай Николаевич Рукавишников, летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза. Инженер-физик по образованию, Николай Рукавишников стал первым гражданским командиром космического корабля.

Также впервые в истории космонавтики он вручную совершил посадку в аварийном режиме — в апреле 1979 при полёте на корабле Союз-33.

Родился в семье железнодорожников. Учился в средней школе № 8 в Томске. В 1951 году поступил в Московский инженерно-физический институт (МИФИ). В 1957 закончил факультет электронных вычислительных устройств и средств автоматики МИФИ и получил квалификацию инженера-физика по специальности «Диэлектрики и полупроводники». После окончания института работал в научно-исследовательском институте, в ОКБ-1 (КБ С. П. Королёва). В 1967 зачислен в отряд советских космонавтов (1967 Группа гражданских специалистов № 2 (дополнительный набор). Прошёл полный курс подготовки к полётам на кораблях типа «Союз» и орбитальных станциях типа «Салют». В 1965—1969 годах Рукавишников входил в группу советских космонавтов, готовившихся по советским программам облёта Луны Л1/«Зонд» и посадке на неё Л3. Полёт пилотируемого корабля «Зонд-7» по лунно-облётной программе был предварительно назначен на 8 декабря 1968 года. По предварительным назначениям, Рукавишников входил в состав главного экипажа. Но полёт был отменён, несмотря на то, что экипажи написали заявление в Политбюро ЦК КПСС с просьбой разрешить немедленно лететь к Луне для обеспечения приоритета СССР (американцы планировали аналогичный пилотируемый полёт на 21—27 декабря 1968 года). Дело в том, что предыдущие беспилотные полёты кораблей «Зонд» (Л1) были полностью или частично неудачными из-за неотработанности корабля и ракеты-носителя «Протон».

23 — 25 апреля 1971 года совершил свой первый космический полёт в качестве инженера-испытателя космического корабля Союз-10. (Н. Н. Рукавишников стал первым космическим инженером-испытателем). Программа полёта предусматривала трёхнедельную работу на борту орбитальной космической станции Салют-1. Однако из-за технических неисправностей работа на станции была отменена и полёт был прерван. После завершения полёта впервые была осуществлена ночная посадка космического корабля. Полёт продолжался 1 сутки 23 часа 45 минут 54 секунды.

2 — 8 декабря 1974 года совершил второй космический полёт в качестве бортинженера космического корабля Союз-16. В полёте были проведены испытания стыковочного узла, созданного по программе ЭПАС. Полёт продолжался 5 суток 22 часа 23 минуты 35 секунд.

10 — 12 апреля 1979 совершил свой третий космический полёт в качестве командира космического корабля Союз-33. Полёт проходил в рамках советско-болгарского проекта и предусматривал работу на борту орбитальной станции Салют-6. Из-за аварии двигателя корабля стыковка не состоялась и корабль совершил преждевременную посадку. Полёт продолжался 1 сутки 23 часа 1 минуту 6 секунд.

После ухода из отряда космонавтов работал заместителем начальника отделения НПО «Энергия». Председатель Федерации космонавтики СССР (1981—1991). Президент Федерации космонавтики России (1991—1999), a c 1999 года — её почётный президент.

Умер 19 октября 2002 от инфаркта. Похоронен в Москве на Останкинском кладбище.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии