RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Россия-Китай: крепнет военный союз
29 июля 2013 г.

Россия-Китай: крепнет военный союз

В США военное сближение наших стран вызывает нервную дрожь
Героям — слава!
24 мая 2017 г.

Героям — слава!

24 мая 2017 года в Кремле состоялась церемония вручения государственных наград Российской Федерации.
Живи и здравствуй, пионерия!
19 мая 2015 г.

Живи и здравствуй, пионерия!

19 мая 1922 года была создана Пионерская организация Страны Советов, в рядах которой уже к 1925 году насчитывалось более полутора миллионов советских детей, окруженных заботой всего советского народа
Состязания кубанских казачат
24 февраля 2019 г.

Состязания кубанских казачат

17 февраля 2019 года в рамках всекубанского месячника оборонно-массовой и военно-патриотической работы состоялись состязания казачьей молодежи Кубанского казачьего войска.
Не воруйте чебуреки!
14 февраля 2014 г.

Не воруйте чебуреки!

Если «слуга народа», то есть чиновник, украл миллионы, то это экономическое преступление, которое прощается, зато простого человека могут упечь на 10 лет за пять чебуреков
Главная » Герои нашего времени » Владимир Конкин, он же — Павел Корчагин, он же — Володя Шарапов...

Владимир Конкин, он же — Павел Корчагин, он же — Володя Шарапов...

У моего большого друга Владимира Конкина сегодня день рождения – две шестёрки ему стукнуло.

Если бы мои пожелания можно было материализовать каким-то образом, то он бы прожил и до третей шестёрки.
 Владимир Конкин, он же — Павел Корчагин, он же — Володя Шарапов...

Горжусь тобой, ценю тебя, завидую тебе и радуюсь, что ты есть у меня вот уже 36 лет! Твой полковник Захарчук.


Не многие актёры отечественного кино сподобились творческой судьбой легендарными ролями, по которым их бы узнавали мгновенно. К примеру, Чапаев – Бабочкин, Максим – Чирков, Пётр 1 – Симонов, Анискин – Жаров, Штирлиц – Тихонов, ну, и так далее. Владимиру Алексеевичу Конкину досталось сразу две такие судьбоносные, великие роли: Павка Корчагин и Володя Шарапов. Всего же он сыграл в 34 фильмах. В 49 картинах озвучивал других актёров. 25 персонажей мультфильмов тоже говорят голосом Конкина. И как бы по совокупности труд актёра в российском кинематографе отмечен тремя Государственными премиями. В театре Владимир Алексеевич создал многим более полусотни сценических персонажей. На телевидении вёл передачу «Домашняя библиотека». Сам пишет книги. Их у него семь. А ещё Володя – мой старый, долгим временем проверенный друг. Мы впервые с ним встретились в 1981 году. Артист и его жена Алла пришли в редакцию газеты «Красная звезда», где я в то время работал. И с тех пор мы уже друг друга никогда из виду не теряли.
Конкины вместе прожили без какой-то малости сорок лет. У них два сына-близнеца Ярослав и Святослав, дочь Софья и пятеро внуков: Глеб, Дарья, Варвара, Теодора, Калиса. 31 марта 2010 года Алла Львовна в девичестве Выборнова скончалась в московском хосписе от рака. Большей трагедии в жизни Конкина не случалось и уже, даст Бог, никогда не будет. Хотя он в детстве умирал трижды: в 5, 7 и 9 лет - пережил так называемые сердечные атаки, как осложнение после скарлатины. Под Москвой в Малаховке есть сердечно-сосудистый детский санаторий, в котором Володя полдетства провёл. Сейчас ему 65 и сердце его наполовину искусственное. Ещё при жизни Аллочки ему сделали многочасовую операцию. Рассказывал: «Понимаешь, брат, меня разрезали пополам, вынули «мотор», положили его, грубо говоря, на приставку к операционному столу и стали его натурально чинить, как ремонтируют настоящие аппараты. Даже две недостающие детали – клапаны из платины вставили. А я всё это время, пока эскулапы-виртуозы возились с моим потрёпанным сердчишком, был к приборам подключён. Потом, естественно, отремонтированное сердце вставили обратно и зашили платиновой ниткой. Уникальная технология, благодаря которой моё сердце побывало в людских руках. Алла тогда от меня не отходила ни на минуту. У нас в семье было принято на отдельных листах писать «узелки на память». Один апрельский листочек от 2009 года я до сих пор храню, как дорогую реликвию. На нём рукой моей Аллочки написано: «У Володеньки сегодня операция. Господи, помоги моему мальчику, помоги моему мужу».

Сказать, что Конкину повезло с женой, значит, ничего не сказать. Аллу ему ниспослали небеса. Она являла собой в одной ипостаси и жену, и любовницу, и мать его детей, и его первого друга, советчика, и его же собственную мать, как кому-то ни покажется это странно-выспренним. «Моему мальчику» - ведь не случайная экзальтированная оговорка пресыщенной женщины. Володя был по жизни для неё мальчиком-вундеркиндом, временами взбалмошным, капризным, временами беззащитным, беспомощным, какими и бывают все гении на свете. А она видела в нём исключительно гениального актёра, видела как раз всё то, чего никогда не могли рассмотреть в её любимом лицедее даже самые продвинутые режиссёры на свете. И потому отдавала (и отдала!) всю себя ему до капельки, до самого донца. Об этом не все мои читатели, наверное, знают, но, будучи уже, как говорится, на смертном одре, то есть, зная наверняка, что ей остались лишь мгновения на этом бренном мире, Алла завещала своей подруге Елене Переслени оставаться с Володей во что бы то ни стало. Та пообещала выполнить пожелания подруги и, разумеется, слово своё держит.
- Елена Игоревна, лучше тебя о ваших отношениях с Владимиром Алексеевичем мне всё равно не рассказать. А читателям, знаю точно, далеко небезынтересно, как вы, верующие люди, проходите между Сциллой каких-то нравственных постулатов и Харибдой каждодневных бытовых реалий…
- Господи, как всё у тебя усложненно. Хотя отчасти ты, наверное, прав. Даже преданным поклонникам актёра Конкина бывает непросто разобраться и понять, как это замужняя женщина, в данном случае я, проводит практические всё своё время с другим мужчиной. И я далеко не уверена, что смогу сейчас внятно расставить все точки над «i». Но попробую. Мы познакомились с Владимиром Алексеевичем в Театре Гоголя более полутора десятка лет назад. Играли вместе в спектакле «Шаляпин», ездили вместе на гастроли. И с его супругой Аллой Львовной у меня сложились очень теплые отношения. Однажды я руку сломала, так она меня забрала к ним домой. Трогательно ухаживала за мной. А меня тогда такое одиночество глодало: ни папы, ни мамы рядом... Я как бы изнутри наблюдала семейную жизнь Конкиных. И меня до глубины души потрясла их безграничная преданность друг другу. Хотя случались моменты, когда мне уже казалось, что они вот-вот разойдутся. Особенно тяжёлыми выдались для Володи годы простоя, когда его не снимали. Он жутко переживал свою творческую ненужность, стал выпивать, с детьми натянул отношения. И как раз в этот тяжелейший, почти трагический момент Алла Львовна проявила всю свою любовь к мужу, всё величие своей прекрасной души, всю преданность семейному долгу. А когда муж заболел, Алла всю себя посвятила его выздоровлению. Её переживания были столь сильными, что сама заболела и мгновенно сгорела. Так бывает, когда супруга на себя забирает боль своей половинки и уходит в мир иной.

Но ещё, когда Володя оклемался после операции, Алла уговорила его отметить собственные 60-летие и 45-летие творческой деятельности хорошим спектаклем. После её смерти Конкин поставил такой спектакль. Называется он «Муж, жена и сыщик». Мы его с огромным успехом показываем по всей стране. Володя очень лёгок на подъём – это я уже говорю, как директор его творческого объединения, и как его актриса, участвующая в упомянутом спектакле. Сегодня мы в Омске, завтра летим в Нальчик, а потом – в Краснодар. И так по месяцам не бываем в столице.

Память о супруге Володя бережет свято. Регулярно ходит на её могилу, что на Пятницком кладбище. Вся его жизнь теперь наполнена светом и почитанием по отношению к Алле. У него даже начался творческий подъем! Но я Конкину не жена, нет. Он так решил. И никто из нас к женитьбе не стремится. Да и что такое загс или штамп в паспорте? Ничто! Есть вещи намного важнее. Для нас, верующих людей, штамп в паспорте вообще ничего не значит. У нас с Володей духовные скрепы. Они важнее отношений тех, что заключены в загсах с их печатями. Существуют очень тонкие отношения, когда человека не бросишь и никогда не предашь. Мы с Володей чувствуем в унисон. Он мне родной и очень близкий человек. В любой помощи ему не откажу. Все у нас без условностей, без корысти. Та самая гармония, к которой люди стремятся. Доверительные близкие отношения. И наши друзья это правильно понимают. Мы любим друг друга по-человечески. Разумеется, кроме своих служебных обязанностей я ему помогаю в быту и никогда его не брошу. В том числе и потому, что дала Алле клятву.
- Володя, мы тут с Еленой Переслени толковали о ваших творческих и личных взаимоотношениях, и, не сговариваясь, пришли к заключению, что жена Алла была и остаётся твоей музой и путеводной звездой…
- Да, брат, в моей жизни случилась ровно дюжина творческих коллективов и только одна супруга. Я менял по тем или иным причинам места работы, но жену, как некоторые актёры, - нет. Я не видел в других женщинах те удивительные плюсы и то трепетное женское начало, которое было в Аллочке. Она прощала мне многие проступки, прямо скажем, меня не красящие. И при этом всегда была моим крепки тылом в самом прямом смысле этого слова. Мы вырастили трое детей. Между старшими сыновьями-двойняшками и младшей дочерью - 16 лет разницы. Уже сама по себе эта «арифметика» говорит о многом. Конечно, жене было иногда тяжело, временами и невыносимо, особенно в начале нашей семейной жизни. Алла никак не ожидала (да и я этого даже предположить не мог!), что после роли Павки Корчагина в фильме «Как закалялась сталь» на меня тайфуном обрушится невероятная популярность. Это не просто кружит голову, а сносит её напрочь... После выхода на экраны картины женщины на меня бросались, хватали, теребили. Меня толпы ожидали у подъезда. Многие девушки писали, что сходят с ума от любви... Но Аллочка была хорошо воспитана и никогда истерик не закатывала. Да я видел, как она переживает по поводу моих лёгких увлечений актрисами. Мне приходилось её утешать: ничего серьёзного не было, если даже ты увидела некую влюблённость, она необходима по работе. И я не лукавил, это действительно так. Не понимаю, как можно работать с партнёршей, которой я не увлечён хоть чуточку, если по сюжету это необходимо. Хотя, с другой стороны, я никогда не был ханжой. Однако теперь думаю: Господи, какое же это счастье, что я дров-то не наломал, не бросил ту, которую избрал ещё в молодости, которая с двух чемоданов начинала со мной жизнь, из Москвы в Киев, из Киева в Москву каталась, когда я переходил из театра в театр. И кто со мной был рядом, кто мои раны зализывал? Она, Алла... Помню, сердце выскакивало из груди, когда я держал руки жены, а она умирала. Рядом стоял батюшка, молитву: «Со святыми упокой» начинал. Аллонька поднимает правую ручку, чтобы перекреститься, и уже глаза не открывает. Сил не хватало крестом себя осенить. И тихо ушла. До последнего её выдоха я стоял перед ней на коленях. До последнего момента я боролся и верил, что мы справимся, сдюжим, переживём. Я был готов убить каждого, кто мне «по-хорошему» говорил: «Успокойся, смирись, всё бесполезно». Со многими такими «сочувствующими» рассорился навсегда. После ухода Аллы мне было тяжело открывать наш огромный общий шкаф. Там висели платья и шубы, которые я ей дарил. Как только чуть-чуть переборщу в чём-нибудь, засижусь где-то до утра, так и заглаживаю свою вину подарками. Приходишь домой с шубой - жена тебе хочет что-то высказать, слёзы текут, а шубку-то примеряет. Я был очень большой хитрун в этом отношении. Сколько тех шуб досталось супруге, не знаю, но некоторые родственницы одеты в её меха...

Сейчас я - вдовствующий король, не желающий перемен в своей судьбе. Знаю, как платить за квартиру, что-то примитивное умею готовить, в доме у меня идеальная чистота. Может быть, я лебедь, а лебеди, как известно, вторую пару себе не ищут. При всём том я вижу женскую красоту – близорукостью не страдаю. А к Елене, знаешь, я отношусь с сердечной теплотой. Она человек редкой души, большого актерского дарования, мой самый надёжный и лучший партнер. Нам никогда не бывает скучно вдвоем. Впрочем, в двух словах этого не объяснишь…

- Володя, ты на самом деле очень много гастролируешь. Мне чаще приходится общаться с твоим автоответчиком, нежели с тобой. Что дают тебе эти бесконечные поездки по стране и почему ты не поступаешь служить в театра?

- Дают силы, вдохновение, веру в свой героический народ и в свою непобедимую страну, которую я уже годами наблюдаю не в пределах МКДа. И это не просто звонкие слова, как ты понимаешь. В них – моё творческое кредо и моя человеческая судьба. Вот пришла бумажка на последней моей творческой встрече со зрителями: «Дорогой Владимир Алексеевич! Вы - самый лучший, самый талантливый актер на этой земле. С семи лет схожу по Вам с ума. Какое счастье что Вы есть на свете. Желаю Вам счастья, здоровья, новых творческих успехов! И дай Вам Бог встретить новую любовь. Ведь как говорил Хемингуэй, жизнь слишком длинна для одной любви. Обожающая вас Каяко». Если бы я стал собирать только восторженные отклики, то в квартире уже бы места для других вещей не осталось. Но такое зрительское внимание тоже даёт мне силы.

А в театр не поступаю потому, что уже долгие годы, если не десятилетия, аккурат, с так называемых постперестроечных времён, оставаться в искусстве и служить ему правдой, как Дон Кихот, очень сложно, да почти и невозможно. А я привык только так служить. Если в сегодняшнем театре герой или героиня не спускают с себя штаны, то это уже и не спектакль вовсе. Можно ещё наложить кучу экскрементов на рампу. Что ещё? Осталось только резать человека на сцене. Хотя и это человечество уже проходило. Древний Рим рухнул не только по экономическим причинам, но и оттого, что все нравственные устои в нём были разрушены. Ведь что собой представляли бои гладиаторов - сражение двух несчастных людей, один из которых должен убить другого. И за это зрелище люди платили большие деньги. Я тебя уверяю, случись завтра в каком-нибудь спорткомплексе объявят, что состоится первое в стране убийство, арена будет переполнена, даже если цена билета составит 10 тысяч долларов. Сейчас ненормативная лексика стала в театре нормой. А я этого физически не переношу. Так уж я устроен, понимаешь? Ну что ты хочешь, если господин Серебренников ставит на сцене МХАТа спектакль, где буквально мат на мате. И зачем мне такой театр, скажи на милость?

Если ты помнишь, я за свою творческую жизнь сменил 11 театральных коллективов и киностудию. И вовсе не потому, что такой уж жутко неуживчивый (хотя и правда: характер у меня не мёд). Мне просто время от времени становилось неинтересным обслуживать какую-то компанию. Театр - это ведь всегда двухпартийная система. Кто-то вылизывает анальное отверстие директору, а кто-то художественному руководителю. А я никому вылизывать не могу - у меня язык шершавый. Лизну, и кровянка проступит. Кто ж после этого со мной дружить будет? Повторяю: я - Дон Кихот. Корчагинский или шараповский – не суть важно. Я талантливый и максимально ответственный человек, трудяга, волевой, собранный. Умею распоряжаться своими прихотями. Поэтому и жил всегда достаточно хорошо. Мы, артисты, много раз сидели-бражничали, но только Конкин в 8 утра был в рабочем состоянии, стоял перед камерой и работал. После Корчагина я купил себе чёрную 24-ю "Волгу", которая тогда была, как сейчас новейший "Мерседес". Потом у меня появился "Вольво", когда их было всего-то 5 штук на весь Советский Союз. А ещё я независим по своей природе. У меня поэтому и не сложилась любовь ни с одной партийной организацией. А уж внимать указаниям какого-нибудь партийного дурака - извините. Да, бывало, выходил я несколько раз в жизни на сцену с политическими деятелями, которых собирался поддержать на выборах и которые опрометчиво думали, что я смогу помочь им избраться. Начинал что-то говорить. Очевидно, в моей речи присутствовал какой-то пафос, юмор, некий интеллект, как раз тот коктейль, который публике и нравится. В результате два раза из пяти мои речи заканчивались тем, что люди собирались голосовать за меня, а не за этого политика. Приходилось объяснять, что на самом деле в депутаты стремлюсь не я. А он сидел рядом оплёванный, вбухавший миллионы в эту кампанию.

Кстати, впервые в партию меня пытались принять на XVII съезде комсомола ещё в 1974 году. Собрались поощрить: на фоне плачущего Брежнева первый секретарь ЦК ВЛКСМ Тяжельников должен был вручить мне партийный билет, хотя я на тот момент даже не прошёл положенный кандидатский стаж. Хорошо, что я об этом заранее узнал. Прибегаю в ЦК комсомола: «Это правда, ребята?» - «Да, Володь, всё уже согласовано». Начинаю взывать к их здравому смыслу: «Нельзя из меня лепить коммуниста. Представляете, сколько молодых парней и девушек, которые мечтают вступить в партию и для этого проходят кандидатский стаж, вдруг узнают, что я этого стажа не проходил. Они же скажут: «Конкин - выскочка! Только-только сыграл Корчагина, а ему тут же такой приз!» Никак нельзя этого делать. Иначе вы меня противопоставите той молодёжи, которая едет сейчас строить БАМ". А поскольку телефильм «Как закалялась сталь» и был приурочен к началу строительства БАМа, ко мне прислушались.

Повторяю, я всегда был независим. В советское время наряду с Брамсом и Моцартом я, например, слушал британские группы «Лед Зеппелин» и «Битлз». Читал Достоевского и Сомерсета Моэма. До фильма, во время фильма и после фильма я носил длинные волосы, и при этом был делегатом XVII и XVIII съездов ВЛКСМ.

- По тому месту, где у тебя на квартире стоит телевизор, нетрудно определить, что я с этим «ящиком» ты не очень дружишь, да и не часто на телеэкране мелькаешь…

- Ты прав, обращаюсь к нему крайне редко. Ведь можно перенажимать все кнопки и прийти в исступление. Сплошная пошлятина! Тенденция сегодняшнего телевидения - чем гаже, тем лучше. Поэтому мне хочется бросить в экран чем-нибудь тяжёлым. За то, что он глумится надо мной. Не уважает. Не любит. Не пестует. Он говорит мне, что я быдло, скотина, мразь. И что такая же мразь вокруг меня. Да и сам про себя «ящик» говорит, не стесняясь, что и он мразь. Ещё большая сволочь, чем зритель. Хорошие передачи, учащие людей добру с младых ногтей, сегодня не нужны, ибо они заставят человека задуматься о том, как он живёт. И как только человек поймёт, что он живёт более чем плохо, а последние 20 лет с помощью телевизора его так вообще превращают в обезьяну и дебила, то тогда недалеко и до всенародной бузы.

Надо признать откровенно: наши власти поступили безобразно, спустив на людей оголтелую свору телеразбойников, которые, кроме того, что унижают достоинство человека, не делают абсолютно ничего хорошего. Я недавно спросил одного такого «властителя» федерального телеканала в приватной беседе: «Тебе не стыдно, - сказал я ему, глядя прямо в глаза, - что на важнейшем канале ты показываешь одно дерьмо или шоу уродов, которое судят другие уроды, а третьи уроды потешаются?» - «Володя, пойми, добро в твоём понимании закончилось на твоём Шарапове», - ответил он абсолютно цинично, и тоже глядя мне в глаза.

- Володя, я вот тоже понимаю прекрасно, что уныние - грех немалый, но всё же не могу тебе не сказать: нынче твой Корчагин действительно не нужен, обществом не востребован…

- Естественно, не нужен. Потому что Корчагин фанатично работал и фанатично любил свою страну. А, кстати, ведь уже тогда были бритоголовые, которые хотели хорошо жить любой ценой. Вспомни, в одной из серий такой бритоголовый предлагает Корчагину: «В канцелярию хочешь?» Тот отказывается. «А на продовольственный склад?» - «Нет» - «Слушай, ну ты и капризный товарищ! Я же не могу тебе пост наркома продовольствия предложить».

Твои коллеги часто интересуются, каким образом Корчагин на меня повлиял. Весьма опосредованным. Эта роль, прости самонадеянность, мне ничего не добавила, потому что главные черты этого героя были присущи мне с рождения. И воспитывали меня отец с матерью – настоящие советские патриоты. Да и вообще, не стоит думать, что роли что-то там добавляют в характер актёра. Напротив, они только здоровье у тебя отнимают. Вытягивают и рвут нервы. Если в тебе изначально нет определённых данных, ты ничего ни в кино, ни в театре не сделаешь. Если ты кривоногий, то оттого, что тебе дадут роль Давида, убивающего Голиафа, ноги у тебя не выпрямятся. Ерунда всё это! Другое дело, что, как писал Станиславский, - цитирую главную фразу из многопудья его системы: «Актёры! Будьте беременны ролями!» И вот если этой беременности нет, ничего стоящего не выйдет. Почему сегодня такое дерьмо в телевизоре? Потому что ужимки заменяют мастерство актёра. А ведь раньше была даже лицевая селекция актёров. Были характерные актёры. Я, к примеру, после окончания театрального училища, до Корчагина, играл Шмагу в «Без вины виноватых», Гаврилу в «Горячем сердце», пел, плясал, танцевал, но после Корчагина на меня повесили ярлычок: «Социальный герой». Так что в определённом смысле Корчагин проехал танком по моей актёрской судьбе. Ведь был даже негласный приказ по Госкино СССР, отчасти перегрызший мне судьбу, в котором чётко определялось: «Актёра Конкина не рекомендуется снимать в ролях, дискредитирующих образ Павла Корчагина». Это, по сути, был профессиональный смертный приговор. Тем более, я о нём долгое время ничего не знал. Всё думал: «Почему же меня не утверждают? Прошёл одну пробу, другую. Совершенно разные картины. Довольны режиссёры. А приходится к делу и – пшик». Из-под той идеологической глыбы мне пришлось вылезать постепенно. Сначала снялся в «Аты-баты, шли солдаты» Лёни Быкова, потом «Кавказская повесть» Калатозова и дальше уже, слава Богу пошло-проехало. Не многим актёрам выпало такое «счастье»: сначала от тебя миллионы зрителей в восторге, даже власть с тобой считается, а потом приходится тяжким трудом доказывать, что за душой у тебя не только Корчагии с Шараповым, но и, например, роль в «Отцах и детях» по Тургеневу, за которую в 1984 году мне дадена Государственная премия, и многие другие роли.

- Да тебе грех жаловаться на скудную творческую палитру: в театре и кино ты сыграл множество самых разнообразных ролей - от лирико-комедийных до трагических. Но бесспорный факт и тот, что особый раздел твоего творчества - люди служивые, государственные: солдаты, офицеры, милиционеры, следователи. Чем было обусловлено твоё постоянное обращение к так не модной нынче военно-патриотической тематике, о которой многие, небось, уже и позабыли?

- Причин тут несколько, как объективного, так и субъективного плана. К числу первых относится активная востребованность той самой военно-патриотической проблематики в прошлые, так называемые, застойные времена. Что же касается субъективного фактора, то не могу здесь не вспомнить, как выступал однажды перед курсантами военного училища. Кто-то из будущих офицеров спросил: в каких войсках вы служили, Владимир Алексеевич? Нигде не служил, отвечаю и вижу легкое разочарование на лицах курсантов. Так вот, не довелось мне служить - болезнь помешала. Но не будь её, кто знает, как бы сложилась моя судьба. Очень даже возможно, что стал бы военным инженером. В детстве с увлечением мастерил всякие военные игрушки. К сыновьям-близнецам Ярославу и Святославу перешла эта увлеченность техникой. Она их натурально кормит. Вообще к людям служивым любовь мне привита с детских лет. Отец, капитан в отставке, всю войну служил в учебном подразделении, готовил младших авиаспециалистов для фронта. Считал звания сержанта, старшины основополагающими в армии. На них, родимых, любил повторять, вся служба держится или «зиждется», как говорил Михаил Фрунзе. Оно и в самом деле так. Папа всегда с любовью и восторженно-светлой грустью вспоминал о своей службе, что я ему откровенно завидовал. Жизнь свела меня ещё с одним замечательным фронтовиком. Это отец моей покойной Лев Николаевич Выборнов. Юношей ушел на войну. Был командиром тридцатьчетверки. Воевал на многих фронтах. Дважды горел в танке. Домой вернулся без кисти левой руки. Уже много лет, как Льва Николаевича нет с нами, а память о нём живет в моем сердце.
Вспомнилось об этом не случайно. Так ли иначе, но в каждой моей роли военного человека, будь то лейтенант Суслин из «Аты-баты...», Оленин из фильма «Кавказская повесть», старший лейтенант Шарапов из «Места встречи…», лейтенант Ерошин из спектакля «Батальоны просят огня»,- в каждой буквально есть ведь что-то и от отцовской влюбленности в армейскую жизнь, и от душевных рассказов необычайно скромного Льва Николаевича, и от моих многочисленных встреч, бесед с воинами, милиционерами, моряками, пограничниками. Есть часть моей души. Хочу я того или не хочу, но душа накапливает, аккумулирует знания, впечатления от жизни и службы этих государственных людей и в нужный момент на сцене или на съемочной площадке именно такие приобретения помогают мне быть искренним, правдивым, понятным зрителю.

Пойми, я не рисуюсь, и славы подобное признание мне уже не прибавит - в аполитичные времена живем. Но факт - есть факт. Что-то такое сильное, зажигательное, бывает, щелкнет в твоей душе, и роль пошла. В «Аты-баты...», если помнишь, есть эпизод, в котором Суслину нужно было выиграть дуэль со "стариком" Сватом, доказать подчиненным, что учебные занятия в тылу не детская забава, они нужны как воздух для того, чтобы в настоящем бою победить сильного и коварного врага. Сейчас даже трудно объяснить, почему вдруг, перед произнесением своего монолога, мне вспомнился отцовский рассказ. Он одиннадцать раз писал рапорты с просьбой: отправить на фронт. Однажды его вызвал начальник школы и сказал: «Ну, подпишу я твой рапорт. Попадешь на передовую. Ну, убьешь пяток фрицев. Тоже польза, конечно. А теперь прикинь: если каждый из твоих воспитанников хотя бы по паре фашистов уничтожит - это же армии какая подмога! Обидно, когда ты, садовая голова, этой разницы не понимаешь".

Вот и я постарался, прежде всего, осмыслить великую, если хочешь, государственную правоту лейтенанта Суслина. И когда понял, до конца принял его высшую командирскую правоту сам, тогда и начал свой монолог. И, скажу честно,- мне за этот фильм сегодня не стыдно. Впрочем, и за остальные роли краснеть не приходится. Я никогда не лукавил перед зрителем, не держал фиги в кармане, даже, когда приходилось взбираться на патетические по нынешним понятиям высоты.
- А как планируешь отметить свой день рождения?/
- Признаться, даже не представляю, каким он получится. Знаю лишь одно: встречу его в славном городе на Неве – Санкт-Петербурге. Общественность города планирует организовать для меня праздник. А по возвращению, махну в Зарайск.
- На «Виллу Аллы».
- Да, Мишаня. Много лет назад в 1990 году моя голубка Аллочка впервые услышала там пение соловья и попросила построить дачу. Она теперь стоит на Пролетарской улице…

*

В канун своего 65-го дня рождения Владимир Алексеевич выпустил очередную – седьмую свою книгу, которая называется «Скрип одинокой двери». Её жанр сам автор определяет, как драматический эпикриз. А я давно знаю о литературных упражнениях артиста. В своё время впервые публиковал его художественные вещи «Картина» и «Письмо к дочери» в журнале «Вестник ПВО», где был главным редактором. И, естественно, правил его, «причёсывал» буйные Володины рассуждения. С тех пор много воды утекло. И даря другу свою последнюю книгу «Через Миллениум или 20 лет на изломе тысячелетий», я совершенно искренне написал: «Победителю ученику от побеждённого учителя». Володя действительно давно уже пишет лучше меня. Талантливыйф человек во всём талантлив…

Михаил Захарчук, полковник в отставке.
19 августа 2017 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
12 июля
воскресенье
2020

В этот день:

Вертолет Михаила Ломоносова

12 июля 1754 года Михайло Ломоносов продемонстрировал модель вертолета

Вертолет Михаила Ломоносова

12 июля 1754 года Михайло Ломоносов продемонстрировал модель вертолета

В протоколе собраний конференции Российской Академии наук записано: «Почтеннейший советник Ломоносов показал изобретенную им машинку, которую называет воздухобежной (аэродромической) и которой устройство должно быть таково, что силой крыльев, движимых пружиной, подобной тем, какие обыкновенно бывают в часах, двигающихся горизонтально в противоположных направлениях, машина давит на воздух и поднимается по направлению к верхнему региону воздуха для того, чтобы, достигнув верхнего воздуха, можно было производить исследования метеорологическими приборами, прикрепленными к этой воздухобежной (аэродромической) машине. Машина была подвешена на веревке, натянутой между двумя блоками, и удерживалась в равновесии грузиками, подвешенными с противоположной стороны. При заведенной пружине быстро поднималась вверх. Это обещало желаемый эффект. По словам изобретателя, этот эффект увеличится, если увеличится мощность пружины, если больше будет дистанция между двумя парами крыльев и коробка, в которой помещается пружина, для наименьшего веса будет выполнена из дерева, о чем, как полагается, он обещал сам позаботиться».

 

Спасательный поход ледокола «Красин»

12 июля 1928 года советским ледоколом "Красин" спасен экипаж дирижабля «Италия»

Спасательный поход ледокола «Красин»

12 июля 1928 года советским ледоколом "Красин" спасен экипаж дирижабля «Италия»

При возвращении с Северного полюса потерпел катастрофу дирижабль «Италия». Оставшиеся в живых члены экспедиции генерала Умберто Нобиле и он сам оказались среди ледяной пустыни. Из всех судов, посланных на выручку, лишь «Красин» смог добраться до ледового лагеря экспедиции и спасти людей.

На обратном пути он оказал помощь германскому пассажирскому судну «Монте Сервантес» с полутора тысячами пассажиров на борту, которое получило пробоины, налетев на льдину. За этот героический поход ледокол был награждён орденом «Трудового Красного Знамени».

В США через Северный полюс

12 июля 1937 года стартовал беспосадочный перелет самолета «АНТ-25» по маршруту Москва - Северный полюс - США.

В США через Северный полюс

12 июля 1937 года стартовал беспосадочный перелет самолета «АНТ-25» по маршруту Москва - Северный полюс - США.

Его осуществил экипаж в составе летчиков М. ГРОМОВА, А. ЮМАШЕВА и штурмана С. ДАНИЛИНА. «АНТ-25» приземлился через 62 часа 17 минут в Сан-Джасинто на границе с Мексикой, установив новый мировой рекорд дальности полета по прямой линии. Экипаж мог продолжать полет и дальше, но не было соглашения на пересечение американо-мексиканской границы.

Операция «Кутузов»

12 июля 1943 года началось контрнаступление советских войск в ходе Курской битвы.

Операция «Кутузов»

12 июля 1943 года началось контрнаступление советских войск в ходе Курской битвы.

В его центре была Орловская стратегическая наступательная операция под кодовым названием «Кутузов». Она проходила с 12 июля по 18 августа 1943 года. Войска Западного и Брянского фронтов в первые два дня наступления прорвали тактическую зону обороны противника на Орловско-Курской дуге. Наступление развернулось в широкой полосе, что позволило Центральному фронту нанести удар в направлении Кром. 29 июля был освобожден Болхов, а к утру 5 августа — Орёл. К 18 августа советские войска подошли к оборонительному рубежу противника «Хаген» восточнее Брянска. 15 фашистких дивизий были полностью разгромлены. Советские войска продвинулись на 150-170 километров. С крупным поражением группы армий «Центр» под Орлом рухнули планы немецкого командования по использованию орловского плацдарма для удара в восточном направлении. Контрнаступление начало перерастать в общее наступление Красной Армии на запад.

"Демонстратор-2"

12 июля 2002 года с АПЛ "Рязань" запущен уникальный космический аппарат

"Демонстратор-2"

12 июля 2002 года с АПЛ "Рязань" запущен уникальный космический аппарат

Это надувное тормозное устройство парашютного типа многоразового использования для спускаемых космических устройств. Его предшественники, надувные конструкции для входа в атмосферу и обеспечения мягкой посадки, разрабатывались в СССР и за рубежом еще с начала так называемой Лунной гонки. «Демонстратор» намного совершеннее их и первоначально был создан для доставки на Красную планету малых автоматических исследовательских станций, в частности, отечественной «Марс-96».

Он представляет собой надувную двухкаскадную оболочку, снабженную средствами тепловой защиты и гашения удара при посадке. Его использование не требует обычного парашюта и тяжелого теплозащитного щита для доставки человека из космоса на Землю. «Демонстратор» изготовлен из термостойкого материала и наполняется газообразным азотом.

«Демонстратор-2» - единственный в мире космический многоразовый спускаемый аппарат, который можно запускать на орбиту с борта подводной лодки, используя в качестве ракеты-носителя конверсионную модель межконтинентальной баллистической ракеты типа РСМ-50 (SS-N-18 по классификации НАТО), получившей название «Волна». Она используется для экспериментальных пусков, а также для вывода сверхмалых спутников на низкую околоземную орбиту и обоснованно признается достаточно дешевой ракетой-носителем для вывода аппарата на орбиту. Пуск с борта атомной подводной лодки в подводном состоянии позволяет в еще большей степени удешевить запуск (подводная лодка выступает в качестве «морского космодрома»).

 

Памяти адмирала Нахимова

12 июля 1855 года умер от ран Павел Степанович Нахимов

Памяти адмирала Нахимова

12 июля 1855 года умер от ран Павел Степанович Нахимов

Произошло это во время Крымской войны. В июне — июле 1854 года превосходящие силы флота Англии, Франции, Турции и Сардинии — 34 линейных корабля и 55 фрегатов (в том числе большинство паровых) блокировали русский флот (14 линейных парусных кораблей, 6 фрегатов и 6 пароходо-фрегатов) в бухте Севастополя.

Гибель адмирала Нахимова

В конце августа 1854 года десантный флот с наземными войсками двинулся к крымским берегам. Численность десантных войск составляла 62 тысячи человек со 134 полевыми и 73 осадными орудиями. Оборона Севастополя была поручена на первое время адмиралам Нахимову и Корнилову, в распоряжении которых оставалось 18 тысяч человек — преимущественно флотских экипажей. Пока эти великие адмиралы были живы, европейские агрессоры, имея 4-кратное превосходство в силах, были не в состоянии что-либо поделать с защитниками Севастополя. К сожалению, Владимир Алексеевич Корнилов погиб 17 октября 1854 года. 12 июля 1855 года настал славный черед Павла Степановича Нахимова, который получил смертельное ранение на 3-м бастионе.

Нахимов поехал на 3-й бастион потому, что узнал о начавшемся усиленном обстреле этого укрепления. Прибыв на бастион, Нахимов сел на скамье у блиндажа начальника, вице-адмирала Панфилова. Кругом стояло несколько флотских и пехотных офицеров, толковали о служебных делах. Вдруг раздался крик сигналиста: бомба! Все бросились в блиндажи, кроме Нахимова, который, беспрестанно твердя своим подчиненным о благоразумной осторожности и самосохранении, сам остался на скамье и не пошевельнулся при взрыве бомбы, осыпавшей осколками, землей и камнями то место, где прежде стояли офицеры. Когда миновала опасность, все вышли из блиндажа, разговор возобновился, о бомбе и в помине не было.

Но вот оба всадника оказались уже на Малаховом кургане, и на том именно бастионе, где пал в октябре Корнилов и который с тех пор назывался Корниловским.

Нахимов тут соскочил с коня, матросы и солдаты бастиона сейчас же окружили его.

“Здорово, наши молодцы! Ну, друзья, я смотрел вашу батарею, она теперь далеко не та, какой была прежде, она теперь хорошо укреплена! Ну, так неприятель не должен и думать, что здесь можно каким бы то ни было способом вторично прорваться. Смотрите же, друзья, докажите французу, что вы такие же молодцы, какими я вас знаю, а за новые работы и за то, что вы хорошо деретесь, — спасибо!” На матросов, по наблюдению окружавших, навеки запомнивших все, что случилось в роковой день, речь и уже самое появление их общего любимца произвели обычное бодрящее, радостное впечатление. Поговорив с матросами, Нахимов отдал приказание начальнику батареи и пошел по направлению к банкету, у вершины бастиона. Его догнали офицеры и всячески стали задерживать, зная, как он в последнее время ведет себя на банкетах. Начальник 4-го отделения прямо заявил Нахимову, что “все исправно” и что ему нечего беспокоиться, хотя Нахимов ни его и никого вообще ни о чем не спрашивал, а шагал все вперед и вперед.

Капитан Керн, не зная, что только придумать, чтобы увести Нахимова от неминуемой смерти, сказал, что идет богослужение в бастионе, так как завтра праздник Петра и Павла (именины Нахимова); так вот, не угодно ли пойти послушать? “Я вас не держу-с!” — ответил Нахимов.

Дошли до банкета. Нахимов взял подзорную трубу у сигнальщика и шагнул на банкет. Его высокая сутулая фигура в золотых адмиральских эполетах показалась на банкете одинокой, совсем близкой, бросающейся в глаза мишенью прямо перед французской батареей. Керн и адъютант сделали еще последнюю попытку предупредить несчастье и стали убеждать Нахимова хоть пониже нагнуться или зайти к ним за мешки, чтобы смотреть оттуда. Нахимов, не отвечая, стоял совершенно неподвижно и все смотрел в трубу в сторону французов. Просвистела пуля, уже явно прицельная, и ударилась около самого локтя Нахимова в мешок с землей. “Они сегодня довольно метко стреляют”, — сказал Нахимов, и в этот момент грянул новый выстрел. Адмирал без единого стона упал на землю, как подкошенный.

Штуцерная пуля ударила в лицо, пробила череп и вышла у затылка.

Он уже не приходил в сознание. Его перенесли на квартиру. Прошел день, ночь, снова наступил день. Лучшие наличные медицинские силы собрались у его постели. Он изредка открывал глаза, но смотрел неподвижно и молчал. Наступила последняя ночь, потом утро 30 июня (12 июля н.ст.) 1855 года. Толпа молчаливо стояла около дома. Вдали грохотала бомбардировка.

Вот показание одного из допущенных к одру умирающего: “Войдя в комнату, где лежал адмирал, я нашел у него докторов, тех же, что оставил ночью, и прусского лейб-медика, приехавшего посмотреть на действие своего лекарства. Больной дышал и по временам открывал глаза; но около 11 часов дыхание сделалось вдруг сильнее; в комнате воцарилось молчание. Доктора подошли к кровати. „Вот наступает смерть“, — громко и внятно сказал Соколов, вероятно не зная, что около меня сидел его племянник П. В. Воеводский... Последние минуты Павла Степановича оканчивались! Больной потянулся первый раз и дыхание сделалось реже... После нескольких вздохов он снова вытянулся и медленно вздохнул... Умирающий сделал еще конвульсивное движение, еще вздохнул три раза, и никто из присутствующих не заметил его последнего вздоха. Но прошло несколько тяжких мгновений, все взялись за часы, и, когда Соколов громко проговорил: ,,Скончался“, — было 11 часов 7 минут... Герой Наварина, Синопа и Севастополя, этот рыцарь без страха и укоризны, окончил свое славное поприще”.

Матросы толпились вокруг гроба целые сутки днем и ночью, целуя руки мертвеца, сменяя друг друга, уходя снова на бастионы и возвращаясь к гробу, как только их опять отпускали. Вот письмо одной из сестер милосердия, живо восстанавливающее пред нами переживаемый момент. “Во второй комнате стоял его гроб золотой парчи, вокруг много подушек с орденами, в головах три адмиральских флага сгруппированы, а сам он был покрыт тем простреленным и изорванным флагом, который развевался на его корабле в день Синопской битвы. По загорелым щекам моряков, которые стояли на часах, текли слезы. Да и с тех пор я не видела ни одного моряка, который бы не сказал, что с радостью лег бы за него”.

Похороны Нахимова навсегда запомнились очевидцами. “Никогда я не буду в силах передать тебе этого глубоко грустного впечатления. Море с грозным и многочисленным флотом наших врагов. Горы с нашими бастионами, где Нахимов бывал беспрестанно, ободряя еще более примером, чем словом. И горы с их батареями, с которых так беспощадно они громят Севастополь и с которых они и теперь могли стрелять прямо в процессию; но они были так любезны, что во все это время не было ни одного выстрела. Представь же себе этот огромный вид, и над всем этим, а особливо над морем, мрачные, тяжелые тучи; только кой-где вверху блистало светлое облако. Заунывная музыка, грустный перезвон колоколов, печально-торжественное пение.... Так хоронили моряки своего Синопского героя, так хоронил Севастополь своего неустрашимого защитника”.

(Историк Тарле Е.В.)

Герой Халхин-Гола

12 июля 1939 года погиб комбриг Михаил Яковлев

Герой Халхин-Гола

12 июля 1939 года погиб комбриг Михаил Яковлев

Сегодня отмечается день памяти Михаила Павловича Яковлева (1903-1939), участника боев на Халхин-Голе, командира танковой бригады, Героя Советского Союза.
С 13 лет, закончив 4 класса школы, Михаил пошел работать подручным литейщика на завод в Ленинграде. С марта 1921 года в Красной Армии, в хозвзводе пулеметных курсов. Участвовал вместе с курсантами в ликвидации антоновских банд. Через два месяца Яковлев был направлен в пехотную школу. По окончании ее с отличием, началось быстрое продвижение по службе: командир взвода, командир роты, командир батальона в 32-м полку 11-й Ленинградской стрелковой дивизии. С апреля 1931 года — командир учебного батальона 11-го Алма-Атинского стрелкового полка. В 1935—1936 годах командир стрелково-пулеметного батальона 9-й отдельной мотомехбригады. После окончания в 1937 году Ленинградских бронетанковых курсов усовершенствования комсостава имени А.С.Бубнова, в сентябре 1938 года был назначен командиром 11-й танковой бригады.
Участник боев с японскими войсками в Монголии на реке Халхин-Гол с 11 мая 1939 года. Отличился в бою 3-5 июля 1939 года с превосходящими силами японских войск, захватившими господствующую высоту — гору Баин-Цаган и прилегающие к ней участки местности, что создавало угрозу для основной группировке советско-монгольских войск. Погиб в бою 12 июля 1939 года.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 августа 1939 года «за умелое и мужественное командование танковой бригадой и личный героизм, проявленный в Баинцаганском сражении с японскими милитаристами», комбригу Яковлеву Михаилу Павловичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии