RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Советская «Чайка» на орбите Земли
16 июня 2018 г.

Советская «Чайка» на орбите Земли

55 лет назад 16 июня 1963 года в первые в истории человечества в космос поднялась женщина - Валентина Терешкова.
Небесный полиглот
7 марта 2020 г.

Небесный полиглот

80-летний юбилей отметил на днях заслуженный летчик, глава Общественного совета по гражданской авиации Ространснадзора Олег Смирнов.
В.Путин: «Если не мы, то нас»
12 июня 2013 г.

В.Путин: «Если не мы, то нас»

Выступление президента России на вручении Государственных премий напомнило знаменитое сталинское предупреждение: «Либо мы сделаем это, либо нас сомнут»
«Мёртвая рука» Путина
16 марта 2015 г.

«Мёртвая рука» Путина

16 марта 2014 года, по приказу верховного главнокомандующего, в России начались крупномасштабные учения, которые демонстрируют готовность отразить любую агрессию США
Герои-2015: от полковника до комика
11 декабря 2015 г.

Герои-2015: от полковника до комика

Президент РФ произвел торжественное награждение в Кремле, которое вызвало целую гамму чувств: от гордости до недоумения
Главная » Герои нашего времени » След Беличенко

След Беличенко

15 лет назад ушёл из жизни полковник Юрий Николаевич Беличенко

Он был редактором по отделу литературы и искусства газеты «Красная звезда».
След Беличенко


К этому отделу, к людям там работавшим я всегда испытывал чувства в высшей степени пиететные. По негласной редакционной субординации отдел числился на десятом месте. Для меня всегда был на первом. Его редактором был выпускник Литинститута, поэт очень глубокий и обстоятельный. Из-под пера Беличенко даже стихи о партбилете никогда не выглядели лобовым подхалимажем к самой КПСС, к власти ею насаждаемой. Когда я с ним близко познакомился, Юра имел уже несколько поэтических сборников, свободно публиковался в «Новом мире», вёл поэтические передачи даже на Центральном телевидении. Однако в общении с сослуживцами он оставался ровным, спокойным, я бы даже сказал несколько флегматичным пофигистом. Ко мне, во всяком случае, Юра сколь-нибудь видимого интереса не проявлял, хотя мы с ним очень часто общались за рюмкой. Подвыпив, обычно наставлял меня: «Никогда не вступай в споры, а если все же вступил, то отстаивай свою правоту до конца, независимо от того, прав ты или не прав».

Ближе всех в отделе я сошелся с Эрнстом Михайловым, который отвечал в газете за музыкальные и драматические коллективы как военные так и гражданские. Не смотря на разницу в возрасте, мы крепко дружили. По заданию Эрнста Борисовича я часто писал короткие рецензии на спектакли, печатал через отдел многие свои интервью с известными деятелями культуры. Обильно всегда обмывалась каждая моя публикация. В отдел литературы и искусства по такому случаю заглядывал «спортсмен» Олег Вихрев. (Пожалуй, кавычки над словом спортсмен я поставил зря. Олег Алексеевич много лет отдал отелу спорта «Красной звезды», потом работал в пресс-службе ЦСКА). Обычно после третьей - четвертой рюмки Эрик, который любил регулярно устраивать в отделе «ужины, плавно переходящие в завтраки», приставал к шефу:

- Юра, ну, сколько можно терпеть эту неустроенность. Вакансия у нас есть, а Мишель уже давным-давно готов работать в отделе. Ты посмотри, какие материалы приносит. Но даже, если у него на первых порах и не все будет получаться - я готов взять над ним шефство полностью...

Дальше шли хмельные перечисления всех моих многочисленных достоинств, вплоть до умения пить много и не пьянеть. Беличенко приглушенно хмыкал в свои моржовые усы, ничего конструктивного не предлагая. Лишь однажды заметил:

- Хорошо, так и быть: я согласен. Пусть Мишель сейчас идет к Ваньке (кадровику генералу Сидельникову - М.З.) и просится в наш отдел.

На второй руководящий этаж я спланировал словно на крылья. Которые генерал тут же мне и подрезал:

- Ты что с дуба свалился? Ну, какой из тебя, к чертям собачьим, работник отдела литературы и искусства? Книги что ли пишешь или в музыке соображаешь? Сидишь в информации, над тобой не капает, и сиди, не высовывайся, дурака не валяй...

Некоторое время спустя я понял, что Беличенко применил ко мне обычный хитрый прием. Догадываясь, почти зная наверняка, что с моим свиным рылом в его литературно-калашный ряд я не попаду по определению - меня туда просто не пустит Сидельников,- на последнего Юрка и стрелки перевел. Получилось: волки сыты и овцы целы. На вакансию он вскоре взял Вячеслава Лукашевича из газеты «Страж Балтики». А я продолжал усиленно работать на отдел литературы и искусства, где все по-прежнему были мне рады. Тем более, что мой редактор далеко не глупый Валентин Шалкеев, зная тщеславную слабость своего зама к литературе и искусству, этому особенно и не препятствовал.

Пожалуй, тут я немножечко привираю. Была в отделе сотрудница, ведавшая изобразительным искусством, телевидением и кино Гелия Павловна Драчёва, которая долгое время меня не то, что недолюбливала – терпеть не могла, на дух не переносила. Так бывает, что человек человеку не нравится уже одним своим видом. Однажды я зашел к ней за каким-то журналом (в кабинет Драчевой поступали все литературно-художественные журналы страны). Когда-то пышная, но к тому времени изрядно увядшая дама заметила с плохо скрываемой брезгливостью:

- Коль вы уж интересуетесь такой литературой, то не худо бы серьезно заняться своим произношением. От вас же на километр разит селом и Хохляндией!

Была бы она мужиком, а я, если б страдал повышенным чувством национализма, то драка между нами возникла бы всенепременно. Но я вполне миролюбиво рассказал толстухе анекдот.

Пришел Абрам на телевидение:

- Здг-гаствуйте! Я бы хотел г-габоать у вас диктог-гом!

- Да вы в своем уме? С таким-то произношением!

Абрам ушел. Появившись через пару месяцев, произнес с левитановской интонацией:

- Добрый день дорогие мои. С превеликим удовольствием я поработал бы у вас диктором!

И, насытившись произведенным эффектом, продолжил:

- Ну, как вам мое пг-г-гоизношение?

Драчева, кисло улыбнувшись моему экспромту, заметила, что за такие древние анекдоты в приличном обществе режут галстуки. Спорить мне было трудно. Рафинированная Гелия Павловна выросла в семье очень крупного военачальника, если не ошибаюсь, даже руководителя всего тыла Вооруженных Сил СССР. Так что представление о высшем обществе, где режут галстуки за старые анекдоты, имела. Закончив журфак (между прочим, через год после моего рождения), красавица Геля поступила на работу в «Красную звезду», отдав затем ей без малого полвека.

В годы моего «краснозвездовства» Драчеву уже совершенно не интересовали мужики как самцы-удовлетворители. Она страдала повышенной тучностью и болела ногами. Через них и с работой рассталась, хотя ум язвительный и острый ее до сих пор не покинул. В молодости она, говорят, вскружила голову не одному нашему собрату как в краснозвездовском коллективе, так и за его пределами. В столичной бомондной тусовке ее знавали многие, хотя писала она только в «Звезде», нигде более не публикуясь. Была у нее закадычная подруга - Эльза Лындина - достаточно известный критик, автор нескольких книг, с которой многие годы спустя я сотрудничал, работая в газете «Очная ставка».

То есть понятно, что на меня, селюка, Драчева долгое время смотрела как на человека, если и не второго сорта, то явно взобравшегося не в свои сани. А я терпеливо сносил ее явные и скрытые насмешки. И постепенно наступило время, когда Геля стала сама давать мне мелкие задания, особенно те, что были связаны с телевидением. И мы не то, чтобы подружились, но отношения наши стали достаточно ровными, спокойными.

... Как-то возвращаю ей очередной толстый журнал и говорю:

- Такое впечатление, что здесь купюры - через каждые десять-двадцать страниц. Гелия Павловна, удивленно перелистав журнал, спросила:

- Да откуда здесь деньгам-то взяться?

Вот Бог не фраер, соврать не даст, но я даже виду не подал, что как раз первого значения слова «купюра» Драчева не знала. Она бы мне такое вряд ли бы спустила. Изредка я ей позваниваю. Смею надеяться, что она приятно удивляется. Но если бы узнала, что я испытывал к ней жалость раньше, а теперь - и подавно, изрядно возмутилась бы. Меж тем, мне действительно жаль таких людей, которые из-за повышенной любви к самим себе, не оставляют после себя ни кола, ни двора. Убогость их закатной жизни никаким интеллектом не исправишь. А то, что у Драчевой был и остается мощнейший интеллект сомневаться мне лично не приходится.

Страницы:   1 2 3 4  »

Комментарии:

Андрей 08.12.2017 в 23:19 # Ответить
Рассказывать о друзьях, соратниках, сослуживцах - очень нужное и благое дело! Чтобы помнили, чтобы учились на примере, чтобы продолжали начатое. Всё это адресуется не только и не столько ровесникам, сколько потомкам. И в этом деле Михаил поступает очень верно!
Александр Ушар 09.12.2017 в 07:06 # Ответить
В Евангелии есть такие прекрасные слова: «Нет больше той любви, как кто душу свою положит за други своя». Я не знаток святых текстов, но тешу себя надеждой, что в дружбе кое-что смыслю. Достойный образчик действительно профессионального воплощения евангельского завета - пред нами, за что и автору, и "Российскому героическому календарю" огромное спасибо.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
28 ноября
суббота
2020

В этот день:

Флотилия на Амуре

28 ноября 1908 года была сформирована Амурская речная военная флотилия.

Флотилия на Амуре

28 ноября 1908 года была сформирована Амурская речная военная флотилия.

Первые русские боевые суда появились на реке Амур еще летом 1644 года — это были струги казачьего атамана В. Д. Пояркова. Потом там побывал на боевых стругах атаман Е. П. Хабаров. После него на долгие десятилетия Амур был недосягаем для русских. Лишь 10 июля 1850 года в результате экспедиции капитан-лейтенанта Г. И. Невельского низовья Амура стали вновь доступны для России. 8 мая 1854 года построенный на реке Шилке пароход «Аргунь» Сибирской военной флотилии вышел в Амур и впервые осуществил сплав до низовьев, став первым кораблем Военно-Морского Флота России в верхнем и среднем течении этой реки.

Но это было эпизодическое появление боевых судов на Амуре. Первое соединение боевых кораблей появилось здесь в 1895 году. Для обороны линии границы, обслуживания казачьих станиц, расположенных на берегах Амура, Уссури и Шилки, была создана Амурско-Уссурийская казачья военная флотилия. Состояла она первоначально из пароходов «Атаман» (флагман), «Казак Уссурийский», парового катера «Дозорный», барж «Лена» и «Булава». В экипажах числились забайкальские, амурские, уссурийские казаки.

Во время русско-японской войны 1904—1905 гг. на Амуре находились 6 вооруженных пароходов («Селенга», «Хилок» Военного ведомства, «Третий», «Шестой», «Восемнадцатый», «Аскольд» Пограничной стражи), пограничные катера «Артур» и «Часовой», 7 152-мм двухорудийных плавучих несамоходных батарей Сибирской флотилии («Беркут», «Орел», «Лунгин», «Чибис», «Гриф», «Сокол», «Крохаль»). Из них 2 апреля 1905 года был образован Отдельный отряд судов Сибирской флотилии.
По окончании неудачной для России войны значение военных кораблей на Амуре ещё более возросло. Для созданной в 1908 году Амурской флотилии было начато строительство 10 речных канонерских лодок с малым углублением («Бурят», «Орочанин», «Монгол», «Вогул», «Сибиряк», «Корел», «Киргиз», «Калмык», «Зырянин» и «Вотяк»). Кроме того, в состав флотилии были включены 10 бронированных посыльных судов типа «Штык» — первые в мире бронекатера (хотя этого термина тогда ещё не существовало).

В декабре 1917 г. флотилия подняла красные флаги, войдя в состав флота Российской Советской Республики. В июле-сентябре 1918 г. флотилия принимала участие в борьбе с японскими интервентами, белогвардейцами, чехословацкими воинскими частями. После интервенции и гражданской войны флотилия находилась в плачевном состоянии, потеряв более половины боевого состава, но в середине 1920-х гг. начала восстанавливаться.

27 июня 1931 года флотилия переименована в Амурскую Краснознаменную военную флотилию. В предвоенные годы, с 1935—1937 гг. стала активно пополняться специальными речными военными кораблями новой постройки. К 1941 г. флотилия пополнилась восемью канонерским лодками, а также минным и боно-сетевым заградителями, речными тральщиками, минными катерами, плавучими зенитными батареями и другими необходимыми судами.

В 1945 г. флотилия принимала участие в войне с Японией, находясь в оперативном подчинении 2-го Дальневосточного фронта — в Маньчжурской наступательной операции 9 — 20 августа 1945 г.

После войны развивалась и пополнялась новыми кораблями вплоть до начала «реформ» 1991 года. Из-за недофинансирования началось сокращение и резка на металлолм боевых кораблей и катеров. По состоянию на 2008 год от Амурской военной флотилии уцелел только один военный корабль — малый артиллерийский корабль «Вьюга». Не надо врагов — достаточно «демократов». И все будет разрушено.

 

Тегеранская конференция

28 ноября 1943 года началась Тегеранская конференция глав правительств трёх союзных держав СССР (И. В. Сталин), США (Ф. Д. Рузвельт) и Великобритании (У. Черчилль).

Тегеранская конференция

28 ноября 1943 года началась Тегеранская конференция глав правительств трёх союзных держав СССР (И. В. Сталин), США (Ф. Д. Рузвельт) и Великобритании (У. Черчилль).

 Проходила до 1 декабря 1943 года. Конференция стала важным этапом в развитии международных и межсоюзнических отношений, на ней был рассмотрен и решён ряд вопросов войны и мира: о постыдно запоздалом включении союзников в войну с Германией в Европе; о предоставлении независимости Ирану; о войне с Японией после разгрома нацистской Германии; о контурах послевоенного устройства мира.

Первый сверхзвуковой таран

28 ноября 1973 года советский лётчик капитан Геннадий Елисеев совершил первый в мире таран на сверхзвуковом самолёте. В тот день системы ПВО Закавказского военного округа зафиксировали нарушение Государственной границы СССР. На перехват цели отправился МиГ-21, за штурвалом которого был 35-летний капитан Геннадий Николаевич Елисеев. Нарушителем оказался американский Фантом RF-4C с иранскими опознавательными знаками.

Первый сверхзвуковой таран

28 ноября 1973 года советский лётчик капитан Геннадий Елисеев совершил первый в мире таран на сверхзвуковом самолёте. В тот день системы ПВО Закавказского военного округа зафиксировали нарушение Государственной границы СССР. На перехват цели отправился МиГ-21, за штурвалом которого был 35-летний капитан Геннадий Николаевич Елисеев. Нарушителем оказался американский Фантом RF-4C с иранскими опознавательными знаками.

Экипаж самолёта, как впоследствии выяснилось, составляли американский полковник Джон Сондерс и иранский офицер Мохаммад Шокуния. Выйдя на дистанцию прицельной стрельбы, Елисеев выпустил по нарушителю две ракеты Р-3С, но Фантом применил тепловые ловушки, и ракеты, захватив их, пролетели в 30 метрах от самолёта и самоликвидировались. Тогда Елисеев решился на таран. Оба самолета взорвались. Катапультироваться Елисееву не удалось, а вражеские пилоты оказались более удачливыми. Они катапультировались и были задержаны пограничниками. Генндию Николаевичу Елисееву было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии