RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Крым в марте 2014 года
5 апреля 2014 г.

Крым в марте 2014 года

Наш специальный корреспондент побывал в Крыму: публикуем его заметки
Босая душа
25 июля 2015 г.

Босая душа

25 июля 2015 года исполнилось 35 лет со дня смерти Владимира Высоцкого
Соколы умирают в небе
29 января 2016 г.

Соколы умирают в небе

Памяти нашего выдающегося летчика Николая Майданова, погибшего смертью героя при выполнении боевой задачи в Чечне
Почему США боятся Путина
7 октября 2016 г.

Почему США боятся Путина

В день рождения Президента России публикуем комментарий директора информационного агентства «Русь Православная» с претенциозным заголовком «Как Путин похоронит Америку»
Помогите детям Новороссии!
29 мая 2014 г.

Помогите детям Новороссии!

Пункты сбора вещей и продуктов для жителей Луганска и Донецка открываются по всей России
Главная » Герои нашего времени » Вспоминая генерала Кривошеева...

Вспоминая генерала Кривошеева...

15 февраля - 28-я годовщина вывода советских войск из Афганистана

Об этом много написано, а мне хочется рассказать об одном необычном генштабисте...
Вспоминая генерала Кривошеева...

Первый раз я отправился в Афганистан с удостоверением от «Комсомольской правды». Потом трижды летал «за речку», будучи спецкорром ТАСС при Министерстве обороны. Мои личные материалы о воинах 40-й армии, репортажи в соавторстве с постоянными корреспондентами ТАСС Г.Байковым и А.Грешновым полосами публиковали все газеты Советского Союза. На выводе первых 6 полков присутствовало около полутора сотни зарубежных корреспондентов. Представители Генштаба назначили меня «дуаеном» - старшим журналистского корпуса. Первую пресс-конференцию президента Афганистана Наджибуллы под руководством нашего советника Виктора Поляничко готовили: Саша Проханов (Союз писателей), Гена Бочаров («Литературная газета»), Виктор Филатов («Красная звезда») и я от ТАСС. Виктор Петрович подносил нам водку, а мы писали вопросы и ответы. Проханов всё норовил вставить про будущее метро в Кабуле. А Филатов кричал на него: «Ты – дурак! Здесь кроме войны никогда и ничего не будет!». В одну из поездок я ненавязчиво шефствовал над уже сильно недомогавшим Тимуром Гайдаром. Перед всеми собратьями-журналистами он поблагодарил меня за помощь. Один раз мы с фотокорром ТАСС Валерой Зуфаровым попали под ракетный обстрел в кабульских «Черёмушках». В числе других журналистов я встречал Бориса Громова на Термезском мосту. И больше об Афгаистане никогда не писал. Впрочем, и в этом отрывке из книги «Встречная полоса. Эпоха. Люди. Суждения» о нём тоже сказано лишь вскользь. 28-я годовщина…

*

«Вполне возможно, что некоторые из этих крупнозвездных начальников искренне удивятся, найдя себя в списке, скажем так, моих хороших знакомцев, с которыми мы зачастую общались к обоюдному удовольствию. Но видит Бог, по меньшей мере, каждый из них в свое время оказывал мне какую-либо помощь, поддержку, а то и услугу, иначе бы он никогда не попал на страницы этой книги. Как в любом случае, в этом тоже были исключения. Скажем, умница генерал армии Владимир Николаевич ЛОБОВ относился ко мне в высшей степени благосклонно. С ним я сделал добрый десяток интервью. А генерал-лейтенант Франц Михайлович Марковский вообще считал меня почти родным человеком, хотя мы с ним всего-навсего лишь выходцы из соседних сел – Ивоновки и Дорошовки. Однако лучшим, если не закадычным моим приятелем в Генеральном штабе был, безусловно, генерал-полковник Григорий Федотович КРИВОШЕЕВ. Добродушный усатый увалень нес на своих не хилых плечах едва ли не самый мощный блок «мозга армии» - Главное организационно-мобилизационное управление (ГОМУ). С Григорием Федотовичем я сделал не один десяток не самых плохих материалов, которые местная пресса воспринимала, что называется, на ура. (Его любимое высказывание: «Не знаешь кому – пиши в ГОМУ»). По пустякам мы не выступали, а всегда поднимали вопросы, которые были интересны людям, имеющим хоть маломальское представление об армии. Но самой большой нашей совместной заслугой считаю тот факт, что мы впервые в истории страны обнародовали истинную цифру потерь СССР в Великой Отечественной войне. В 1989 году специальным постановлением ЦК КПСС был сформирован Временный научный коллектив, куда вошли специалисты из Госкомстата, Министерства обороны, Академии наук и МГУ. Военное ведомство и представлял генерал Кривошеев. В основном стараниями Григория Федотовича и его подчиненных была научно установлена цифра наших потерь. В ее обнародовании и я принял посильное участие. Вот лишь краткая выдержка из тогдашних наших многочисленных совместных публикаций на эту трагичную тему.

«Общая убыль (погибшие, умершие, пропавшие без вести и оказавшиеся за пределами страны) за годы войны составила 37,2 млн. человек (разница между 196,7 и 159,5 млн чел.). Однако вся эта величина не может быть отнесена к людским потерям, вызванным войной, поскольку и в мирное время (за 4,5 года) население подверглось бы естественной убыли за счет обычной смертности. Если уровень смертности населения СССР в 1941-1945 гг. брать таким же, как в 1940 г., то число умерших составило бы 11,9 млн. человек. За вычетом указанной величины людские потери среди граждан, родившихся до начала войны, составляют 25,3 млн. человек. К этой цифре необходимо добавить потери детей, родившихся в годы войны и тогда же умерших из-за повышенной детской смертности (1,3 млн. чел.). В итоге общие людские потери СССР в Великой Отечественной войне, определенные методом демографического баланса, равны 26,6 млн. человек. Таблица 115. Расчет людских потерь Советского Союза в Великой Отечественной войне (22 июня 1941 г. — 31 декабря 1945 г.).

Численность населения СССР на 22.06.1941 г. 196,7 млн. Численность населения СССР на 31.12.1945 г. 170,5 млн. В т.ч. родившиеся до 22.06.1941 г. 159,5 млн. Общая убыль населения из числа живших на 22.06.1941 г. (196,7 млн. — 159,5 млн. = 37,2 млн. чел.) 37,2 млн. Количество умерших детей по причине повышенной смертности (из числа родившихся в годы войны) 1,3 млн. Умерло бы населения в мирное время, исходя из уровня смертности 1940 г. 11,9 млн. Общие людские потери СССР в результате войны (37,2 млн. + 1,3 млн. — 1 1,9 млн. = 26,6 млн. чел.) 26,6 млн. Примечание. Расчет выполнен Управлением демографической статистики Госкомстата СССР в ходе работы в составе комплексной комиссии по уточнению числа людских потерь Советского Союза в Великой Отечественной войне. — Мобуправление ГОМУ Генштаба ВС РФ, д. 142, 1991 г., инв. № 04504, л. 250.

Любопытная деталь. Если мы посмотрим на графу «Общая убыль населения из числа живших на 22.06.1941», то увидим 37,2 миллиона человек. Очевидно, именно это число и легло в основу манипуляций по вопросу потерь. Пользуясь невнимательностью среднего читателя, не задающегося обычно вопросом «а как же быть с естественной смертностью?», некие ловкачи и ввели в оборот «40 миллионов». Что касается общих вражеских потерь, то их число составляет 11,9 миллиона. Итак, 11,9 миллиона немцев и их союзников против 26,6 миллионов наших жизней. Да, мы потеряли людей намного больше, чем немцы. А что такое разница между общими и военными потерями? Это погибшие мирные люди. Убитые в оккупации, во время бомбёжек и обстрелов, погибшие в концлагерях, погибшие в блокадном Ленинграде».

Нисколько не преувеличу, если скажу, что генерал-полковник Г.Кривошеев очень мне симпатизировал. Я тоже любил его как дельного и умного старшего товарища, от которого не знал никаких отказов. То есть буквально не было в моей практике такого случая, чтобы Григорий Федотович не пошел мне навстречу. Наверное, не в последнюю очередь и потому, что я никогда не решал с ним «шкурных» вопросов, а всегда обращался за помощью только в интересах дела.

…Зима 1989 года. Сижу в Кушке в ожидании окончательного вывода наших войск из Афганистана. Пошел крупный снег, но и без него мне стало ясно, что основные события этой исторической акции развернутся в Термезе, который отсюда за много сот километров, вообще в Узбекистане. В штабе дивизии узнаю, что Кривошеев тоже находится в Термезе. Звоню ему: «Григорий Федотович, обращаюсь к Вам с такой же страстью, как Ванька Жуков к своему дедушке – заберите меня отсюда!» Аппарат ВЧ разводит бульканьем кряхтение генерала, но самолет на Кушке появляется, и я еще успеваю передать на ленту ТАСС, как картинно и красиво генерал Борис Громов перешел железнодорожный мост через Амударью у Термеза. В другой раз собираюсь снять телевизионную передачу о весеннем призыве молодых ребят в армию на своей родине – в селе Буша, Ямпольского района, Винницкой области.

- Григорий Федотович, нужен режим наибольшего благоприятствования по линии облвоенкомата. Но этот вопрос я, пожалуй, и сам решу. А вот обеспечить четырех моих земляков краткосрочными отпусками – тут без Вашей помощи не обойтись.

- Будет тебе помощь, Михаил, не сомневайся.

Наивные мои земляки после той телепередачи «Сохрани свой родник», верно, подумали, что я, как минимум, заместителем министра обороны работаю, коли сумел организовать такую внушительную акцию, прогремевшую, кстати, на весь Советский Союз. А родители солдат, прибывших в отпуска, те вообще ломанулись ко мне с подарками. Это вы генерала Кривошеева должны благодарить, а я здесь ни при чем, - говорю растроганным землякам. «Видать, очень хороший человек этот твой Кривошеев»- заключили они. И были совершенно правы. Очень толковый военачальник был Григорий Федотович. К моему великому огорчению, генерал резко ко мне охладел после моей публикации в «Независимой газете» о тринадцатом министре обороны СССР маршале Д.Т. Язове. Умница Кривошеев, увы, не понял моей офицерской и гражданской боли. Только я на него не в обиде. Более того, в душе даже радуюсь тому, что из Кривошеева не получилось Волкогонова. Хотя оба были генерал-полковниками Советской Армии.

 

Михаил Захарчук.
15 февраля 2017 г.

Комментарии:

Андрей 16.02.2017 в 15:27 # Ответить
Всё больше и больше узнаю нового из жизни автора! Очень интересны вот такие рассказы о людях, с коими ему приходилось встречаться!
А.Костенко 16.02.2017 в 16:10 # Ответить
В очередной раз удивляешься неисчерпаемости авторской памяти, необъятности круга его друзей, приятелей, знакомых... А люди-то все какие!..
Игорь 16.02.2017 в 17:49 # Ответить
Ведь с какими военачальниками общался и какие добрые дела совершал во имя Вооруженных Сил и солдатиков тоже. А все скромничал. Ждем новых публикаций.
Валерий Галкин 16.02.2017 в 22:10 # Ответить
Присоединяюсь к уже сказанному...Ещё небольшая частица нашей истории....
Татьяна П. 17.02.2017 в 10:42 # Ответить
У каждого из нас своя память об этом времени. Я с удовольствием прочитала воспоминания Михаила Александровича. Нам, не видевшим этой войны,
приоткрывается многое, о чём раньше не говорили, не писали.
Очень важно знать настоящие цифры, настоящих людей, прошедших через это.

Восьмидесятые.
Ещё и не лихие.
Моя страна.
Афганистан из тьмы.
И лица детские…
И мы, такие молодые,
Как хорошо,
что не было войны.

Ещё алели галстуки на блузках.
Мы верили в своё политбюро
и в классы шли по коридорам узким
с надеждою на счастье и добро.

И строевые песни в чётком марше.
В них Бухенвальд набатом прозвучит.
Потом я буду сдержанней и старше,
когда увижу чью-то мать
у скорбных плит.

Она стояла,
преклонив колени.
Ей только сорок,
только сорок лет.
Ей привезли его
В сколоченной постели.
Померк для матери
Надежды свет.
Владимир, Кубань. 17.02.2017 в 13:53 # Ответить
Лаконично, но емко. И сразу видишь человека за его большими звёздами. А о "звездатом" жулье той поры мы что-то прочитаем у проницательного автора?

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
19 февраля
понедельник
2018

В этот день:

Ледовый поход адмирала Щастного

19 февраля 1918 года начался Ледовый поход Балтийского флота — операция по спасению кораблей Балтийского флота от захвата германскими и финскими войсками и переводу их из Ревеля и Гельсингфорса в Кронштадт. Она была проведена в тяжелейших ледовых условиях февраля — мая 1918 года. Командовал операцией начальник Морских сил Балтийского моря Алексей Михайлович Щастный.

Ледовый поход адмирала Щастного

19 февраля 1918 года начался Ледовый поход Балтийского флота — операция по спасению кораблей Балтийского флота от захвата германскими и финскими войсками и переводу их из Ревеля и Гельсингфорса в Кронштадт. Она была проведена в тяжелейших ледовых условиях февраля — мая 1918 года. Командовал операцией начальник Морских сил Балтийского моря Алексей Михайлович Щастный.

 В результате операции были спасены от захвата и перебазированы 236 кораблей и судов, включая 6 линкоров, 5 крейсеров, 59 эсминцев, 12 подводных лодок.
Тем не менее после завершения похода, по приказу Льва Троцкого, А. М. Щастный был арестован «за преступления по должности и контрреволюционные действия». После суда его приговорили к расстрелу. Это был первый судебный смертный приговор в Советской России. Обвинение, по словам историка С. Мельгунова, было сформулировано так: «Щастный, совершая геройский подвиг, тем самым создавал себе популярность, намереваясь впоследствии использовать ее против советской власти».

 

Полярный дрейф СП-1

19 февраля 1938 года была завершена работа первой в мире дрейфующей научно-исследовательской станции «Северный полюс - 1».

Полярный дрейф СП-1

19 февраля 1938 года была завершена работа первой в мире дрейфующей научно-исследовательской станции «Северный полюс - 1».

 Её состав: руководитель станции Иван Дмитриевич Папанин, метеоролог и геофизик Евгений Константинович Фёдоров, радист Эрнст Теодорович Кренкель, гидробиолог и океанограф Петр Петрович Ширшов.

Созданная в районе Северного полюса станция «СП» через 9 месяцев дрейфа (274 дня) на юг была вынесена в Гренландское море, льдина проплыла более 2000 км. Ледокольные пароходы «Таймыр» и «Мурман» сняли четвёрку зимовщиков 19 февраля 1938 года за 70-й широтой, в нескольких десятках километров от берегов Гренландии.

Десантный полковник Глеб Юрченко

19 февраля 1959 года родился Глеб Борисович Юрченко, советский, российский офицер, полковник; Герой России (1995).

Десантный полковник Глеб Юрченко

19 февраля 1959 года родился Глеб Борисович Юрченко, советский, российский офицер, полковник; Герой России (1995).

В 1981 году Глеб закончил Киевское высшее общевойсковое командное училище. Служил в Воздушно-десантных войсках. В 1981—1983 годах участвовал в боевых действиях в Афганистане (провинции Пактия) в составе 56-й десантно-штурмовой бригады, командовал разведвзводом; совершил 79 разведвыходов в качестве командира группы. Его рейды отличали подготовленность, трезвый расчёт, сохранение личного состава и практически всегда — полное выполнение боевой задачи.

Затем служил в 137-м гвардейском парашютно-десантном полку 106-й гвардейской воздушно-десантной дивизии (Рязань). Участвовал в ликвидации вооружённых межнациональных конфликтов в «горячих точках» на территории бывшего СССР.

С декабря 1994 по март 1995 года участвовал в боях первой чеченской войны. Будучи начальником штаба 137-го парашютно-десантного полка, возглавлял сводный батальон (300 десантников). В декабре 1994 года при продвижении войск к Грозному батальон подполковника Юрченко разгромил бандформирование, уничтожив до 40 боевиков, 2 реактивные установки залпового огня «Град», 3 бронетранспортёра и 6 пулемётов. При подходе в населённому пункту, где оборонялись около 100 боевиков, Юрченко один вышел к позициям противника и в переговорах с командованием боевиков и старейшинами села убедил их отказаться от сопротивления. Село было занято без боя.

При штурме Грозного 1 января 1995 года батальон подполковника Юрченко, выполняя задачу по оказанию помощи 131 Майкопской мотострелковой бригаде в районе железнодорожного вокзала, занял оборону в здании управления железной дороги. Он организовал круговую оборону, наладил взаимодействие с артиллерией; в боях 2-6 января 1995 года десантники уничтожили свыше 100 боевиков, танк и несколько единиц бронетехники врага. Днём 6 января в этот район вышли основные силы группировки российских войск.

Решая следующую задачу по захвату здания Департамента госбезопасности Ичкерии, Юрченко организовал 3-дневный непрерывный обстрел здания, превращённого боевиками в мощный узел обороны. После обрушения фасада здания 9 января по сигналу в бой вступили 6 штурмовых групп. Боевики были захвачены врасплох и уничтожены на месте, разрозненые очаги сопротивления подавлены. Штурм занял около 30 минут, атакующие погибших не имели.

За мужество и героизм, проявленные при выполнении специального задания, Указом Президента Российской Федерации от 20 марта 1995 года № 289 гвардии подполковнику Глебу Борисовичу Юрченко присвоено звание Героя Российской Федерации.

Продолжил службу в Российской армии. Воинское звание — полковник.

 

Взлет и падение станции «Мир»

19 февраля 1986 года была запущена советская орбитальная станция «Мир» - первая в мире орбитальная станция модульного типа.

Взлет и падение станции «Мир»

19 февраля 1986 года была запущена советская орбитальная станция «Мир» - первая в мире орбитальная станция модульного типа.

В январе 2001 года правительство Российской Федерации (под явням давлением США) приняло решение о затоплении станции. В числе причин официально были названы: выработка ресурса, дорогое обслуживание (ок. 200$ млн. в год).

Предлагались многочисленные проекты по спасению станции. Например, во время визита в Россию президента Ирана Хатами, иранская делегация предложила финансировать станцию, Россия же, со своей стороны, должна бы была готовить иранских космонавтов.

Уничтожение прекрасной станции было невыгодно России еще и с социальной точки зрения. Это вело к сокращению более 100 тысяч рабочих мест высококвалифицированных научных и инженерно-технических работников. Для внутриполитической ситуации это рост социальной напряженности, ликвидация современных наукоемких производств, которые в случае правильно поставленного менеджмента могли бы в будущем стать основой роста благосостояния страны.

Тем не менее, орбитальная станция «Мир» была затоплена в Тихом океане 23 марта 2001 года.

 

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии