RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Разведчик-нелегал Юрий Дроздов
21 июня 2017 г.

Разведчик-нелегал Юрий Дроздов

21 июня 2017 года на 92 году жизни скончался экс-глава внешней разведки КГБ СССР
Прощай, Эшпай!
15 ноября 2015 г.

Прощай, Эшпай!

На минувшей неделе ушел из жизни замечательный композитор, создатель девяти симфоний, двух концертов для фортепиано с оркестром, четырех — для скрипки, музыки для 55 кинофильмов и множества популярных песен
Крым с нами!
18 марта 2014 г.

Крым с нами!

18 марта 2014 года исторический день: президент РФ Владимир Путин, глава Госсовета Крыма Владимир Константинов, глава его правительства Сергей Аксёнов, глава Севастополя Алексей Чалый подписали важнейший договор
Спецназ ГРУ
24 октября 2016 г.

Спецназ ГРУ

24 октября отмечается День подразделений специального назначения Вооруженных сил России.
Подводная катастрофа в Бермудах
6 октября 2013 г.

Подводная катастрофа в Бермудах

6 октября 1986 года затонула советская атомная подводная лодка К-219 с баллистическими ракетами на борту
Главная » Герои нашего времени » Прощай, ЗЮМ!

Прощай, ЗЮМ!

Поминальное слово о побратиме по курсантскому строю Юрке Завелицком

Мы все теперь уходим понемногу в мир иной...
Прощай, ЗЮМ!

О смерти своего однокашника по Львовскому военно-политическому училищу Завелицкого Юрия Михайловича я узнал за пару недель до Нового года. Думалось, сяду, напишу несколько поминальных строк о человеке, с которым четыре года делил и хлеб, и кров. Не получилось. И не занятость моя, и не другие большие или малые дела помешали. Откуда они у военпенса, стремительно подкрадывающегося к семидесятилетию? Оказалось, память моя уже настолько одряхлела, что не в состоянии наскрести хотя бы три-четыре приличных эпизода, так или иначе связанных с покойным. Написал Володе Чупахину, тоже побратиму по курсантскому строю. Мы трое были из одной группы. Получил от него письмо по электронной почте: «Ну ты и задачки ставишь, Миша! Вот, когда понимаешь, насколько дырява человеческая память и насколько прав ты со своей привычкой к фиксированию в дневнике фактов и событий быстротекущей жизни. Меж тем образ ЗЮМа, этого жизнерадостного добряка и вечного борца за справедливость, стоит перед глазами. Но вот какие-то конкретные яркие эпизоды, связанные с ним, не очень-то припоминаются. Помню, конечно, что он был активным участником всех наших групповых самоволок на Глину Наварию. Помню вылазки в женское общежитие торгового института. Помню, что он был весьма застенчив и неопытен в общении с женским полом. А ещё вспоминаю, что на 4-м курсе, когда у нас вошли на какое-то время в моду футбольные битвы между сборными «женатиков» и «холостяков», именно ЗЮМ был центральным нападающим «холостяков» и забил решающий гол в одной из финальных схваток. Помню еще, что он был одним из самых азартных и успешных забивателей «козла» на нашем курсе и не раз с особым смаком врезал супротивникам «офицерского» и даже «генеральского».

В общем, как ни жаль, но все больше какая-то побочная «мелочевка» всплывает из толщи времени. Мы, правда, не были закадычными дружками, но он как-то все время оказывался рядом. Был даже такой эпизод. Как-то наш курс на несколько дней вывезли на полигон. Дело было в ноябре, аккурат на мой день рождения. Командиры меня там выводили перед строем, официально поздравляли, но я был настроен все-таки устроить «настоящее» празднество с друзьями после возвращения в родную училищную общагу. И вот – вернулись во Львов,  сидим в своей комнате, строим планы на вечер. Вдруг заходит сержант Фаличев командир нашей группы и говорит: «Срочно нужны люди в наряд. Чупахин, собирайся!». «У меня же день рождения!- взмолился я. «Так его же еще вчера отметили», - удивился Фаличев. И вот тут-то оказавшийся рядом ЗЮМ буквально набросился на него: «Да как так можно относится к людям! Что за бесчеловечность!». «Я, конечно, все понимаю, - смутился Фаличев, - но кого-то же в наряд назначать надо». «Меня назначай! - рубанул Юрка. - Я пойду».

Тоже, вроде, обычная «сермяга» курсантской жизни. Но  ЗЮМовский характер тут проявился во всей красе. Еще припоминаю, что они, кажется, были земляками с Вовкой Коржавых, чуть ли не из одного района Курской губернии. Впрочем, в этом я могу и ошибаться. После окончания училища мы с ЗЮМом встретились один раз – на той давней тридцатилетней встрече, что Толик Иваненко организовывал в санатории Пушкино. Перемолвились буквально несколькими фразами, и все. Ничего про его офицерскую и журналистскую судьбу я к стыду своему не знаю.

Увы, Миша, боюсь, что я ничем тебе не помог. Но твое намерение написать поминальное слово о ЗЮМе, конечно, - дело очень благородное. Может, в твоих дневниках найдется что-то более существенное? Парень-то был замечательный. Обнимаю, твой В.Ч.»


Разумеется, я полез в дневники. Однако, к своему огорчению, ничего существенного в них не обнаружил. И я понимаю почему. Завелицкий был не только парнем застенчивым, что верно подмечено Чупахиным, но ещё и крайне аполитичным, что ли. Разумеется, тут другое определение нужно, только мне его сейчас трудно подобрать. А смысл в том, что Юрка нигде не высовывался, ни в чём и никогда не слыл курсовым активистом, чем большинство из нас явно злоупотребляло. Они с Чупахиным почему и корешовали. Володю тоже никто бы не смел упрекнуть в излишней активности. Впрочем, эти рыхлые мои рассуждения лучше всего подкрепить таким примером.

Как-то перед заступлением в караул ЗЮМ постирал свою хэбэшку. К разводу она не высохла. Юрка надел поверх нижнего белья шинель и потопал на плац. И надо же было такому случиться: как раз когда напротив него остановился дежурный по училищу, подул лёгкий ветерок. Полковник не поверил своим глазам и рукой легонько повторил то, что сделал до него ветер: отвернул полу Юркиной шинели. И, словно привидением перепуганный, рысью побежал к грозе нашего училища, заместителю начальника по строю Константину Непейводе: «Товарищ полковник, эти журналисты уже вконец обнаглели! Представляете: курсант третьего курса Завелицкий явился на развод в одном белье!» - «То есть, как в белье?» - «Ну не совсем, конечно. Поверх белья он шинель надел» - «Как, говорите, его фамилия? Завелицкий? И на третьем курсе? Не помню такой фамилии. Должно быть хороший курсант. Отправьте его в общежитие, пусть оденется по форме».

Вы уже поняли, о чём я. К третьему курсу все наши фамилии великий Непейвода знал, что называется, наперечёт. Каждый из нас хоть раз, да попадался к нему «на карандаш». Автора сих строк Константин Александрович даже лично отправлял на гарнизонную гауптическую вахту. А ЗЮМ за три года курсантской жизни исхитрился ни разу не встать пред грозным взором Непейводы. Что последний, конечно же, полагал доблестью. Да так оно, наверное, было и на самом деле.


Очень верно вспомнил Чупахин и о спортивных достижениях Завелицкого. Вообще к играм он имел врождённую склонность. Став профессиональным журналистом, много писал на спортивные темы. А в курсантскую пору особенно отметился по части домино. Вдвоём с курсантом Владимиром Верховодом Юрка разработал стройную систему мнемонических знаков, типа: «дупель пусто» - глубокий вдох через нос; «шестёрочный дупель» - частое моргание; «пять-шесть» - трогание левой мочки уха. И так далее. Несколько месяцев Верховод и Завелицкий ударно чистили карманы пенсионеров-старперов, которые забавлялись игрой в домино в Стрийском парке. Правда, их потом всё же разоблачил один бывший инженер. Ребята еле ноги унесли от разгневанных стариков.

Мы вспоминали с Юркой эти и другие случаи из нашей бесподобной курсантской жизни как раз в 2003 году, когда отмечали 30-летие выпуска. Толя Иваненко поручил мне встретить ЗЮМа на вокзале. Завелицкий приехал накануне и заночевал у меня. Мы проговорили всю ночь. Юрка рассказывал мне всякие подробности из своей службы, из неудавшейся семейной жизни – всё забылось. Вспомнилось другое. Уже на четвёртом курсе Завелицкий однажды обратился ко мне с весьма необычной просьбой: могу ли я его немного «поднатаскать в искусстве, театре, вообще в культуре». «А то, понимаешь, я всё по спорту ударяю. Но уеду со Львова и нечего будет вспомнить». Водил я ЗЮМа во львовские театры, музеи, на различные выставки. На публикуемой фотографии мы с ними во Львовской картинной галерее, едва ли не самой крупной на Украине – 50 тысяч экспонатов.
… ЗЮМ был очень похож на актёра Михаила Светина. Однажды даже написал об этом заметку в «Комсомольскую правду». Он точно был земляком Володи Коржавыха, тоже уже покойного. Куряне они. А всего из нашего выпуска 1973 года уже ушли из жизни: Трефилов, Исаев, Глезденёв, Яблонский, Бессилин, Гузеев, Серебряков, Дмитрюк, Грень, Минаков, Никонов, Зубцов. И вот – Юрий Завелицкий – четвёртая часть курса. Земля вам пухом, братцы…



 

Михаил Захарчук, полковник в отставке.
9 января 2017 г.

Комментарии:

Галкин Валерий 09.01.2017 в 22:20 # Ответить
Светлой ЕМУ памяти.......ЧЕЛОВЕКУ...
Анатолий Кричевцов 09.01.2017 в 23:01 # Ответить
Говорите, Михаил Александрович, что не припомните ярких эпизодов из жизни Юрия Завелицкого. А ведь рассказ получился - тёплый, светлый и даже интересный. Наверно, потому, что написано от души, по-братски. За это и спасибо тебе, дорогой наш училищный летописец!
Порохов Сергей 09.01.2017 в 23:14 # Ответить
Пусть будет ему радостно видеть всех, кто его помнит
Михаил, ты, как всегда, очень тепло вспомнил и познакомил многих из нас с человеком... Еще одним достойным нашим товарищем, которого я не знал лично. Но узнал... Спасибо тебе... Все-таки каждый из нас на этой земле что-то значил...
Андрей 09.01.2017 в 23:24 # Ответить
Очень трогательно и душевно! Маленькие детали не менее ценны, чем эпохальные события.
эмилия 10.01.2017 в 02:55 # Ответить
Написано от души , тронуло до самого сердца. Вечная память.
ВасильТкачев 10.01.2017 в 03:13 # Ответить
Пухом земля Юре --ЗЮМу. Тогда же,в Пушкино,я тоже видел его последний раз. Но вспоминал часто. И буду вспоминать. Как и других однокурссников, ушедших, к большому сожалению, так рано.
Сергей Чуев 10.01.2017 в 10:38 # Ответить
Пусть земля будет пухом Юрию Завелицкому. А прощальное слово поможет сохранить о нем добрую память.
Николай Асташкин 10.01.2017 в 13:03 # Ответить
Николай Асташкин
Юру я менял на Камчатке в августе 1984 года - в должности посткора "Суворовского натиска" (газеты ДВО). Тогда он был майором, а я капитаном. Он уехал по прямой замене в Уссурийск, на должность нач. отдела боевой подготовки армейской газеты "Боевое знамя". Помню, в первый же день я его спросил:: "Юра, где корпункт?". "Завтра с утра покажу", - сказал он. С утра на автобусе приехали к какой-то "стекляшке", напоминавшей огромную шайбу. Как оказалось, пивбар: шум, гам, дым коромыслом. Вся "дивизионка" была уже там: Вася Чупин, Володя Шевчук, Володя Терещенко, нач. тип. Юра Белозеров. Увидев мой удивленный взгляд, Завелицкий сказал: "Здесь я начинаю рабочий день". Для начала Юра заказал по 15 кружек пива (камчатское "Жигулевское", как я понял позже, было лучшим в Союзе). Ну а пиво без водки - деньги на ветер! В общем, свой первый рабочий день в должности посткора окружной газеты я помню до сих пор... Юра в моей памяти остался приветливым и добрым человеком. Вечная ему память...
Павел 10.01.2017 в 13:09 # Ответить
Царствие ему небесное! Пусть ему земля будет пухом! Спасибо. Миша, за теплые слова о Юре...
Наталья 12.01.2017 в 08:23 # Ответить
Вообще всегда грустно читать о том, кого уже нет! А еще грустнее, что как всегда Бог "забирает" хороших людей! Не так их много в этой жизни ! Очень трогательно написано! Земля пухом!

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
21 июня
четверг
2018

В этот день:

Царь Михаил Романов

21 июня 1613 года в Москве состоялась коронация Михаила Фёдоровича Романова, родоначальника новой династии на российском престоле.

Царь Михаил Романов

21 июня 1613 года в Москве состоялась коронация Михаила Фёдоровича Романова, родоначальника новой династии на российском престоле.

Михаил был избран на царствование Земским собором 21 февраля (6 марта) 1613 года. Сын боярина Фёдора Никитича Романова (впоследствии — Патриарха Московского Филарета) и боярыни Ксении Ивановны Романовой.

Царь Михаил Фёдорович был молод и неопытен, и до 1619 года страной правило его ближайшее окружение. После освобождения в 1619 году из польского плена Патриарха Филарета, фактическая власть перешла к первосвященнику, который стал носить также титул Великого государя. Государственные грамоты того времени писались от имени царя и патриарха.

В царствование Михаила Фёдоровича были прекращены войны со Швецией (Столбовский мир 1617, по которому России были возвращены Новгородские земли) и Речью Посполитой (1634). В 1631—1634 годы осуществлена проведена армейская реформа - организация полков «нового строя» (рейтарского, драгунского, солдатского). В 1632 году основаны первые чугуноплавильные, железоделательные и оружейные заводы близ Тулы.

Михаил Фёдорович скончался 13 (23) июля 1645 года от неизвестной болезни в возрасте 49 лет. Похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля.

Первый русский автомобиль

21 июня 1909 года на Русско-Балтийском заводе собран первый русский серийный автомобиль — «Руссо-Балт».

Первый русский автомобиль

21 июня 1909 года на Русско-Балтийском заводе собран первый русский серийный автомобиль — «Руссо-Балт».

 

Первая модель получила индекс С-24/30. Его расшифровка такова: 24 — расчетная мощность двигателя в лошадиных силах, 30 — максимальная мощность. Объем двигателя составлял 4501 см³. В дальнейшем выпускались модификации: С-24/35 (1912—1914); С-24/40 (1913—1918). Модель стала наиболее массовой в истории завода — выпущено всего 347 экземпляров.

Первая советская ракета с ЯБЗ

21 июня 1956 года в СССР была принята на вооружение ракета Р-5М — первая советская ракета с ядерным боевым зарядом.

Первая советская ракета с ЯБЗ

21 июня 1956 года в СССР была принята на вооружение ракета Р-5М — первая советская ракета с ядерным боевым зарядом.

Для этой ракеты была разработана новая система управления, важные узлы автоматики были дублированы (а некоторые даже триплированы), что обеспечило высокую надёжность. Вооруженные Р-5М воинские части в 1957-1958 годах были перебазированы в приграничные районы, чтобы в случае ядерного нападения на СССР иметь возможность «достать» агрессора.

 

Арест Рудольфа Абеля

21 июня 1957 года в США был арестован советский разведчик Рудольф АБЕЛЬ, начавший там работу нелегала еще в 1948 году. Абель обосновался в Бруклине под видом художника-фотографа. Его предал связник. Суд приговорил нашего разведчика к 30 годам тюрьмы.

Арест Рудольфа Абеля

21 июня 1957 года в США был арестован советский разведчик Рудольф АБЕЛЬ, начавший там работу нелегала еще в 1948 году. Абель обосновался в Бруклине под видом художника-фотографа. Его предал связник. Суд приговорил нашего разведчика к 30 годам тюрьмы.

Обвинение в отношении него было совершенно бездоказательным, оно строилось лишь на показаниях предателя Хэйханена. (Рудольф Абель вообще отказался давать показания и промолчал весь процесс.) О том, что за свидетель Хэйханен, ярко сказал на суде адвокат Донован:

«Оценивая показания этого свидетеля, постоянно задавайте себе вопрос: говорит он правду или ложь, причем, может быть, настолько серьезную ложь, что она может спасти его собственную шкуру. То, что он рассказывает, я полагаю, можно справедливо охарактеризовать как хорошо отрепетированную историю. За исключением «свидетельств», представленных самым жалким из свидетелей, который когда-либо выступал в суде, в деле нет никаких доказательств, говорящих о том, что Марком (псевдоним Абеля. – С. Т.) передавалась информация, затрагивающая национальную безопасность и секреты США. Таких доказательств в деле просто нет. Однако на основании «свидетельств» Хэйханена вам предлагают послать человека, возможно, на смерть. А ведь даже собаку вы убиваете только в том случае, если доказано, что она бешеная...»

И тем не менее «цивилизованная Фемида» приговорила Абеля к 30 (!) годам тюремного заключения. Конечно, ни о каких встречах с родными и близкими не могло идти и речи. Наоборот, представители Верховного суда попытались надавить на «семейные чувства» Абеля, чтобы сломить его. На процессе был разыгран циничный спектакль, который вызвал возмущение даже у видавших виды американских журналистов.

На одном из заседаний зачитывались восемь писем к Абелю от жены и дочери, хранившихся в виде микрофильмов. Эту пленку Абель успел выбросить в мусорную корзину в отеле «Латам» во время его ареста, но сотрудники ФБР позже нашли ее и подвергли исследованию. Письма дочери были написаны по-английски, письма жены – по-русски.

Теплые, сердечные, интимные письма характеризовали Абеля как преданного мужа и отца. Они убеждали в сердечной близости и любовном отношении жены и дочери к Рудольфу Ивановичу. Публичное чтение личных писем было встречено в зале суда неодобрительно, как антигуманный акт, оскорбляющий честь и достоинство человека. Но оно вызвало у большинства присутствующих и волну уважения к нашему разведчику. «Когда судейский работник, бубня, зачитывал письма, – писал корреспондент одного американского журнала, – стальная броня самодисциплины Абеля чуть не дала трещину. Лицо покраснело, а его проницательные, глубоко посаженные глаза наполнились слезами».

Конечно, Абель в этот момент испытывал сильнейшую душевную боль. Но именно на это и рассчитывали истязатели. Однако сломить «железного Рудольфа» не удалось.

«Ломали» его и в тюрьме: создали тяжкие бытовые условия, поселили вместе с рецидивистами, а главное – запретили переписку с родными (какие уж там встречи за столом с икрой и содовой!). Защитник Донован пытался отстоять права клиента в вышестоящих инстанциях и получил следующее письмо из министерства юстиции США:

«Министерство приняло решение принципиального характера: лишить Абеля привилегии вести переписку с кем-либо, в том числе с лицами, выступающими в качестве его жены и дочери... Это наше решение основано на убеждении в том, что предоставление Абелю – осужденному советскому шпиону – возможности предоставлять... переписку с людьми из стран советского блока не будет соответствовать нашим национальным интересам».

«Когда я после приговора пришел к Абелю в камеру в подвале здания суда, – вспоминал адвокат Донован, – он ожидал меня, непринужденно сидя в деревянном кресле и попыхивая сигаретой. Глядя на него, можно было подумать, что у этого человека нет абсолютно никаких забот... В этот момент подобное холодное самообладание профессионала показалось мне сверхъестественным».

Позже по поводу решения суда Абель написал Доновану: «Оно меня не удивило. Я не верил, что дело будет рассматриваться на основе закона. Я рассматриваю его как политическое решение».

Легендарная «Катюша»

21 июня 1941 года на вооружении Красной армии были приняты реактивные установки БМ-13.

Легендарная «Катюша»

21 июня 1941 года на вооружении Красной армии были приняты реактивные установки БМ-13.

В 1939—1941 годах сотрудники РНИИ И. И. Гвай, В. Н. Галковский, А. П. Павленко, А. С. Попов и другие создали многозарядную пусковую установку, смонтированную на грузовом автомобиле.

В марте 1941 года были успешно проведены полигонные испытания установок, получивших обозначение БМ-13 (боевая машина со снарядами калибра 132 мм). Реактивный снаряд РС-132 калибра 132 мм и пусковая установка на базе грузового автомобиля ЗИС-6 БМ-13 были приняты на вооружение 21 июня 1941 года; именно этот тип боевых машин и получил впервые прозвище «Катюша». Первый на Ленинградском фронте залп батареи «Катюш» был произведён 3 августа 1941 года под Кингисеппом (командир батареи старший лейтенант П. Н. Дегтярёв). На протяжении Великой Отечественной войны было создано значительное количество вариантов снарядов РС и пусковых установок к ним; всего советская промышленность за годы войны произвела более 10 000 боевых машин реактивной артиллерии.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии