RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Живи и здравствуй, пионерия!
19 мая 2015 г.

Живи и здравствуй, пионерия!

19 мая 1922 года была создана Пионерская организация Страны Советов, в рядах которой уже к 1925 году насчитывалось более полутора миллионов советских детей, окруженных заботой всего советского народа
Россия, Белоруссия - один народ
2 апреля 2016 г.

Россия, Белоруссия - один народ

2 апреля 1996 года подписан Договор об образовании Сообщества России и Белоруссии, а 2 апреля 1997 года - Договор о Союзе Белоруссии и России. С тех пор 2 апреля отмечается как День единения наших народов
США оккупируют Незалежную
11 мая 2014 г.

США оккупируют Незалежную

В спецоперации Киева на востоке Украины участвуют около 400 американских боевиков из частной военной компании Academi
Подлость и героизм на Дубровке
22 октября 2013 г.

Подлость и героизм на Дубровке

23 октября 2002 года вооруженными до зубов чеченскими террористами были захвачены 912 заложников (в том числе 100 детей) в Театральном центре на Дубровке
Неужели предадим Новороссию?
25 июля 2014 г.

Неужели предадим Новороссию?

Принцип «наша хата с краю» может обернуться большой кровью
Главная » Герои нашего времени » Моя добрая, милая Мама

Моя добрая, милая Мама

21 июля 2017 года исполнилось 13 лет, как нет мамы. Есть жена, дети, внуки, друзья, книги, медленная старость и прогрессирующие болячки, а мамы нет.

Самая большая и невосполнимая потеря всей моей жизни, о которой словами и рассказать-то невозможно…
Моя добрая, милая Мама

Все матери любят своих детей. Если не любят, то они и не матери вовсе. Любовь ко мне моей мамы была запредельной. Она бы в любой момент отдала свою жизнь за меня. Без тени колебаний. Сумел бы я так? Не знаю, не уверен…

Мама всегда мне верила безоговорочно. И потому никогда бы не стала бандеровкой, как моя сестра. У мамы в генетике наличествовали доброта, сострадание и православная, истинно-христианская вера – глубокая, нутряная, которую нельзя было, невозможно перешибить никаким «ящиком», никакой кричалкой, типа «Слава Украине! Героям слава!» А те, кто сейчас заправляют на Украине – злые нехристи.

… Вспоминаю, как весной 1998 года Лёня Якубович пригласил мою маму на запись очередного «Поля чудес». Позвонил я домой по этому поводу и был приятно удивлён, с каким энтузиазмом принялась мама за столь экзотическое предприятие. Пожилая женщина, изношенная неимоверно тяжким сельским монотонным трудом, где работа на собственном огороде считается отдыхом, она с каким-то детским задором и азартом взялась за подготовку к участию в знаменитом капитал-шоу. И с отцом проблем никаких не возникло, хотя в обычной ситуации даже на поездку к сестре в соседнюю Хмельницкую область мама его, как правило, долго и нудно упрашивала её отпустить. А тут даже наставлять начал, как она должна будет себя вести за барабаном. Все три села нашего колхоза: Дорошовка, Буша и Слобода-Бушанская бурлили и клокотали до самого маминого отъезда. (Её из Москвы вызвали специальной телеграммой, и это известие распространилось по сёлам со скоростью молнии). И все тоже желали, как отец: вы уж там не осрамитесь, уважаемая Вера Лазаревна, коли привелось вам наши села представлять в Москве. Мама не сразу в Москву поехала, а завернула к своей дочери, а моей сестре Галине и их обеих я встречал на Киевском вокзале. По телефону у нас, конечно, был разговор о том, что можно прихватить на передачу в качестве сувениров для «Поля». Однако то, что мать с сестрой привезли, повергло меня в лёгкое замешательство. Перечисляю: сало, мясо, колбасы трех видов, варенье, пара килограммов семечек подсолнуха и столько же килограммов тыквенных семечек, канистра вина, бутыль самогонки, два рушника и громадный круглый хлеб на десять килограммов, который испекли по просьбе сестры на Хмельницком хлебозаводе.

Жизнь всегда преподносит нам разные сюрпризы. Приятным даже не сюрпризом, а великим событием стало для всех в нашей семье появление на свет моего внука, а маминого правнука крохотного Мишани. К великому сожалению, прабабушка его так и не увидела, поскольку ещё в поезде сильно простудилась и все дни пролежала пластом. А утром в день записи проснулась как огурчик. Не поверив своим глазам, я спросил: «Мама, как это случилось?» - «А я всю ночь молилась, сынку. Разве ж, говорила я Господу нашему Богу, Ты допустишь, чтобы я вернулась в село не солоно хлебавши? Ведь такое возможно только раз в жизни человеческой, чтобы с живым Якубовичем постоять и приветы всем передать. Мне же тридцати семи человекам надо передать привет и поблагодарить дорошовчан, бушан, слободчан и хмельничан за то, как они меня сюда провожали всем миром. Что ты, я просто не могла не выздороветь!» Если бы насчёт такой веры это мне говорил кто другой, посчитал бы наивностью или даже пошлостью. Но слова-то были мамины! А она меня никогда, ни разу не обманула!

Мама была третьей во второй тройке. Крутануть барабан и угадать хотя бы одну букву ей не удалось - предыдущие товарки справились с задачей. Но Якубовича мать все-таки одела в женский украинский национальный костюм (он сам его достал на Мосфильме) и приветы передала всем. У неё списочек был заготовлен. И подарила своему любимцу: колбасу, сало, семечки подсолнуха и тыквенные семечки, вино, самогонку, громадный каравай - все собственное, её руками добытое. Это святая правда. За что была награждена телевизором-двойкой с видеомагнитофоном. Лёня об этом лично позаботился. До самой своей кончины мама, глядя в свой телевизор, всегда вспоминала неподражаемого, неповторимого Лёню. И чем дальше, тем меньше ей верилось в то, что она лично общалась с таким легендарны, да что там говорить, почти что сказочным человеком. После того, как передача была записана Лёня сказал мне: «Мишаня, ну грех же будет не попробовать самогонки, которую твоя маманя привезла из такого далека!». Мы приняли по рюмке. Потом подошли другие ребята. Мы ещё выпили, и я заспешил к маме.

...Примерно с месяц спустя ехал я куда-то в частной машине. Водитель оказался разговорчивым. О чём только не рассказывал мне. И так, между прочим, заметил, что Якубович, к примеру, уже год, как «зашился». Об этом ему свояченица поведала, дочь которой работает в больнице, где «барабанщик» как раз регулярно наблюдается. Пришлось капитально разочаровать «водилу» в достаточно агрессивной форме. После моего монолога он пристально посмотрел на меня в упор и спросил: «Слушай, а не твоя ли мамаша была на «Поле чудес» восьмого марта?»

Клянусь, ничего не придумал! На маму я похож многим. У нас мягкий характер, слёзы всегда под верхом и незлобивы мы оба. Наверное, была и внешняя схожесть, но чтобы до такой степени – это я впервые тогда понял.

Между прочим, я помню, как мама отлучила меня от своей большой груди. В это никто не верит, да и сам я временами сомневаюсь, особенно с учётом нынешнего состояния моей памяти. И, тем не менее, помню. Как никогда не забуду случая, когда мама однажды в исступлении била меня, семилетнего, за воровство. Била толстой, суковатой палкой и глаза её полыхали. То были настоящие побои. Единственный раз. Обычно мама могла шлёпнуть меня полотенцем. В крайнем случае – школьной линейкой.

А ещё моя милая и добрая мама была славянской интернационалисткой каждой своей клеточкой. Спев в компании «Цвитэ тэрэн», тут же затягивала «Оренбургский пуховый платок» и так чередовала украинские с русскими песнями, словно за спиной ею дирижировал секретарь парткома. Семнадцатилетней девушкой она поступила на бухгалтерские курсы в соседнем молдавском городе Бендеры. Через полгода пошла работать землеустроителем в Бричанском районе Молдавии. И при этом не только общалась с местным населением на их наречии, но и вела всю документацию на молдавском языке. В 1996 году (через полвека!) села при мне однажды за стол и записала по памяти 317 молдавских слов. Те листочки до сих пор храню.

Вообще до самой своей скоропостижной смерти мама дивила меня своими необыкновенными талантами и разнообразными способностями. Она, к примеру, одинаково разборчиво писала левой и правой руками. Запросто разговаривала с домашней живностью: собаками, кошками, свиньями, с птицей, словно с людьми. И они все её слушались, как цирковые звери слушаются дрессировщиков. Был у нас кабанчик Васька. Так его даже в хлеву не запирали. Ходил за мамой по пятам. А если где-то «набедокуривал», она его стыдила, и Васька, понурив голову, брёл расстроенный к себе в ограду.

Мама всю жизнь обшивала сельчан сначала на ручной, потом, когда мы чуть-чуть одолели злыдни,- на ножной швейных машинках. И при этом никогда, никого не измеряла – «на глазок» шила. В это мне даже сейчас верится с трудом. Однако она и стряпала всегда тоже «на глазок»! Причём, не только у себя на кухне, но и для сотен людей. Мама обладала врождёнными кулинарными способностями. Её поэтому приглашали готовить на свадьбы, именины, проводы. И - на похороны. Представьте себе громадный чан на шесть вёдер фарша для котлет. Мама сыплет в это месиво соль, перец, ещё какие-то приправы, добавляет тёртые хлеб с картофелем. Потом всё мешает, пробует на язык и распоряжается: «Ещё полстакана соли надо!» «Вера Лазоровна, как это у вас так ловко получается?» - «Не знаю». На похоронах в наших краях обязательно варится борщ. И тоже в огромных, многовёдерных кастрюлях. Мама всякий раз приносила мне в маленьком казаночке того борща. Моё недоумение парировала тем, что «похоронный борщ» обладает особым, неповторимым вкусом. «Вдругорядь такой вкус невозможен». И добавляла, глядя, как я поглощаю её произведение искусства: «Добрэ було б, Мисю, як бы ты хоч раз обмыв вмэрця. Прыйняты роды тако ж було б добрэ, алэ то вже такэ. А вмэрця, послухай маму, обмый хоч раз».

Своё образование мама всегда определяла кратко: «Сим класив и восьмый корыдор». Поэтому в сорок семь лет пошла в вечернюю школу и закончила её без единой четвёрки. Очень много читала. Сквозь марево времени вижу, как она одной рукой качает люльку сестры, а в другой держит книгу. И мне любовь к чтению привила с детства. Отлично помню, как мама учила меня трёх- или четырёхлетнего выступать на сцене сельского клуба с чтением стихов и басен. «Мисю, дийдэш до цых слив Вовка (басня «Волк и Ягнёнок» Ивана Глибова) и правою ногою: топ! Алэ так топны, щоб аж в останних рядах люды почулы».

У меня в детстве наблюдалась отличная память. Заучивая стих, я редко читал его дважды. Учился поэтому на одни пятёрки. Кроме рисования. Изобразить, скажем, конверт не мог даже приблизительно. И учительница Вера Фёдоровна Тофанчук ничего не могла со мной поделать, кроме как ставить двойки по рисованию. Мама, сыграв на толстой, но всегда тонко вибрирующей струне моего самолюбия, за пару сеансов сделала из меня весьма приличного художника. В продолжение лета я перерисовал в большую тетрадь простым карандашом портреты всех украинских писателей из хрестоматии по литературе. Тофанчук не поверила. А когда я быстро набросал бородатого Нечуя-Левицкого, полезла за валидолом. Примечательно, что мама меньше всего учила меня технике рисования. Зато сумела внушить мне – первокласснику - великую, императивную мысль на всю жизнь: если человек чего-то очень хочет добиться, то надо просто, стиснув зубы, добиваться, а не скулить и сетовать. И с педагогическими способностями мама, судя по всему, на свет родилась. Об этом не устают твердить мои взрослые уже дочери. Каждое лето они проводили у бабушки с дедушкой. Плюс ещё два сына сестры. И мать с четырьмя внуками великолепно справлялась. Чуть что – мы в разговоре вспоминаем: а вот бабушка Вера по этому поводу говорила так…

Ещё мама отличалась редким, просто-таки фантастическим трудолюбием. Этого я в детстве не замечал, как не замечаешь восхода, захода солнца и того, что дышишь воздухом. Хотя не вспомню, чтобы мама когда-либо проснулась позже меня. Всегда: продеру глаза, а у неё уже всё кипит, шкварчит и издаёт совершенно чудные запахи. Мы жили на самом краю села, на высокой горе, практически у кромки леса. С каменистого огорода, если снимали не меньше картошки, чем сажали – уже считалось неплохо. Поэтому бедность долго и упорно нас преследовала. Однажды меня разбудил мамин плач. Оказалось, что, вернувшись ночью из клуба, я по ошибке съел кастрюлю помоев, вместо кастрюли борща. (То-то было мне так удивительно, что мама сготовила столь невкусно!) А она причитала насчёт проклятой, беспросветной и бедной нашей жизни, когда её сын уже не различает борща от помоев. Потом мой друг председатель местного колхоза выделил родителям 70 соток ровной земли, внизу, у реки. И я с удивлением услышал мамино сетование: «От, Господы, умрэмо - так и нэ встыгнэмо на своий зэмли наробытыся».

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
16 июля
понедельник
2018

В этот день:

Захват японцами адмирала Головнина

16 июля 1811 года во время исследования Курильских островов на шлюпе «Диана» был вероломно захвачен в плен японцами Василий Михайлович ГОЛОВНИН, русский мореплаватель и путешественник, вице-адмирал; член-корреспондент Петербургской Академии наук.

Захват японцами адмирала Головнина

16 июля 1811 года во время исследования Курильских островов на шлюпе «Диана» был вероломно захвачен в плен японцами Василий Михайлович ГОЛОВНИН, русский мореплаватель и путешественник, вице-адмирал; член-корреспондент Петербургской Академии наук.

Головнин и его единомышленники успешно совершили тяжелый переход от Кронштадта до Камчатки. Предпринятое ими изучение местности было сопряжено с большими трудностями. Постоянные туманы, обрывистые и скалистые берега, отсутствие удобной, укрытой от ветров якорной стоянки часто лишали моряков возможности проникнуть в глубь того или иного острова. Все было преодолено. Результаты исследований В. М. Головнина были значительны. Он составил точную карту Курильских островов, уточнив сведения о них, собранные другими русскими мореплавателями и учеными. Головнин точно установил, что Курильская гряда состоит из двадцати четырех островов, а не из двадцати одного, как это считали ранее.

В конце путешествия «Диана» подошла к длинной косе, составляющей восточную сторону гавани острова Кунашир, и стала на якорь. Головнин с семью матросами отправился на остров. Японцы встретили его с притворным радушием, пригласили в крепость, а когда ничего не подозревавшие Головнин и его спутники вошли в нее, японцы неожиданно напали на невооруженных русских моряков и захватили их в плен. Больше всего Головнина возмущало коварство и вероломство японцев. «От чистого сердца и от желания им добра поехал я к ним в крепость, как друг их, а теперь что они с нами делают. Я менее мучился бы, — писал он позже в своих «Записках», — если б был причиной только моего собственного несчастья, но еще семь человек подчиненных также от меня страдают».
Вскоре русских моряков перевели с острова Кунашир в город Хакодатэ на острове Матсмай (Хоккайдо) и заключили в тюрьму. Головнина посадили в отдельную темную и сырую камеру.
Но и в этих условиях Головнин не прекращал своих научных занятий. Все, что он наблюдал во время прогулок и узнавал из разговоров с охранниками, Головнин заносил в свой оригинальный «журнал» из ниток, облегчавший ему запоминание. Каждому примечательному событию, о котором Головнину удалось узнать, в этом «журнале» соответствовала нитка определенного цвета. (Нитки выдергивались из манжет, подкладки мундира или шарфа). Эти нитки искусно сплетались в узелок. Только благодаря этому «дневнику» Головнин впоследствии написал свое замечательное произведение «Записки флота капитана Головнина о приключениях его в плену у японцев в1811,1812 и 1813 годах», опубликованное в 1818 г. и впоследствии переведенное почти на все европейские языки. В книге содержатся исключительной ценности сведения о нравах и обычаях японцев, об их культуре. Это был первый обстоятельный труд о Японии.

Пленники пытались бежать, но их поймали и снова заточили в тюрьму, охрана была усилена. Условия содержания стали еще хуже.

Тем временем «Диана» ушла к русским берегам. Заместитель Головнина Рикорд выехал в Иркутск, откуда предполагал отправиться в Петербург. Он узнал в Иркутске, что перед правительством было возбуждено ходатайство об организации экспедиции для спасения из плена Головнина и всех находившихся с ним людей. Возвратившись весной 1812 года из Иркутска в Охотск, Рикорд начал спешно готовиться к плаванию. «Диана» была отремонтирована, экипаж ее увеличен на 11 человек. В распоряжение Рикорда были выделены бриг «Зотик» и транспорт «Павел». Командирами этих судов были назначены офицеры с «Дианы». Решено было захватить с собой в плавание шесть японцев с судов, потерпевших крушение у русских берегов, чтобы обменять их на Головнина и его спутников.

22 июля 1812 года «Диана» в сопровождении брига «Зотик» вышла к острову Кунашир. Но попытки Рикорда завязать переговоры с японскими властями успеха не имели. Японцы, узнавшие о вторжении армии Наполеона в Россию, резко отвергли предложения русских начать переговоры об освобождении пленников. Рикорд возвратился на Камчатку. Пролив между островами Райкоку и Матау, которым проходила «Диана», еще не нанесенный на карты, Рикорд назвал именем Головнина.
В 1813 году «Диана» вновь подошла к острову Кунашир. Через захваченного японского купца Рикорду удалось начать переговоры об освобождении русских моряков. На этот раз японцы проявили большую сговорчивость. Еще за несколько месяцев до прибытия «Дианы» они изменили свое отношение к русским пленным: перевели их в более удобные помещения, улучшили условия содержания. Более того, японские чиновники и охрана начали проявлять заискивающую учтивость, немало удивив этим Головнина и его друзей. Такая перемена объяснялась тем, что весть о славной победе русской армии, разгромившей полчища Наполеона и изгнавшей остатки разбитой французской армии из пределов России, долетела и до Страны восходящего солнца. Успехи русских войск произвели на японское правительство такое сильное впечатление, что оно, по-видимому, готово было пересмотреть свое отношение к России, неоднократно пытавшейся установить экономические и политические связи со своим восточным соседом.
1 октября 1813 года, после более чем двухлетнего пребывания в плену, Головнин и его товарищи были наконец освобождены. В 1814 году Головнин возвратился в Петербург.

Начало великих походов 1819 года

16 июля 1819 года из Кронштадта вышли в океанский поход сразу 4 русских шлюпа.

Начало великих походов 1819 года

16 июля 1819 года из Кронштадта вышли в океанский поход сразу 4 русских шлюпа.

 «Открытие» и «Благонамеренный» под командованием М. Н. ВАСИЛЬЕВА и Г. С. ШИШМАРЕВА ушли в арктические воды для исследования Северного морского пути из Берингова пролива в Атлантический океан, а «Восток» и «Мирный» под командой Ф. Ф. БЕЛЛИНСГАУЗЕНА и М. П. ЛАЗАРЕВА направились в кругосветное плавание в Антарктику для поисков Южного материка.

Конец фашистского крейсера «Ниобе»

16 июля 1944 года советской морской авиацией в финском порту Котка был уничтожен немецкий крейсер ПВО «Ниобе». Он был переоборудован из нидерландского бронепалубного крейсера "Гелдерланд" типа «Холланд», который при вторжении германской армии в Голландию достался немцам в качестве трофея.

Конец фашистского крейсера «Ниобе»

16 июля 1944 года советской морской авиацией в финском порту Котка был уничтожен немецкий крейсер ПВО «Ниобе». Он был переоборудован из нидерландского бронепалубного крейсера "Гелдерланд" типа «Холланд», который при вторжении германской армии в Голландию достался немцам в качестве трофея.

После модернизации крейсер имел внушительное зенитное вооружение из восьми 105-мм, четырёх 40-мм и шестнадцати 20-мм стволов. Стоявший в финском порту Котка «Ниобе» представлял для советской авиации серьезную опасность. Для его уничтожения была собрана армада из более 130 самолётов под общим руководством Героя Советского Союза В.И. Ракова. 16 июля 1944 года в результате массированного налёта «Ниобе» пошёл ко дну. Это самый крупный фашистский корабль, потопленный советскими морскими летчиками.

 

О реабилитации казачества

16 июля 1992 года Верховный Совет Российской Федерации принял постановление «О реабилитации казачества».

О реабилитации казачества

16 июля 1992 года Верховный Совет Российской Федерации принял постановление «О реабилитации казачества».

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 16 июля 1992 г. N 3321-1

О РЕАБИЛИТАЦИИ КАЗАЧЕСТВА (в ред. Федерального "закона" от 26.06.2007 N 118-ФЗ)
Исходя из требований "Закона" РСФСР "О реабилитации репрессированных народов", в целях полной реабилитации казачества и создания необходимых условий для его возрождения как исторически сложившейся культурно-этнической общности Верховный Совет Российской Федерации постановляет:

1. Отменить как незаконные все акты в отношении казачества, принятые начиная с 1918 года, в части, касающейся применения к нему репрессивных мер.

2. Реабилитация отдельных казаков, незаконно подвергшихся уголовному преследованию и репрессиям в административном порядке, производится индивидуально в соответствии с "Законом" РСФСР "О реабилитации жертв политических репрессий".

3. Признать за казачеством права на:

возрождение традиционного социально-хозяйственного уклада жизни и культурных традиций при соблюдении законодательства и общепринятых прав человека;

установление территориального общественного самоуправления в местах компактного проживания казаков в традиционных для казачества формах в соответствии с "Законом" Российской Федерации "О местном самоуправлении в Российской Федерации";

абзац утратил силу. - Федеральный "закон" от 26.06.2007 N 118-ФЗ;

(см. текст в предыдущей "редакции")

восстановление традиционных наименований населенных пунктов и местностей, улиц, площадей, объектов культуры, просвещения, производственных и иных объектов на основе свободного волеизъявления всех групп населения в местах компактного проживания казачества на основании действующего законодательства;

создание общественных казачьих объединений с исторически сложившимися названиями, в том числе землячеств, союзов и других; их регистрацию и деятельность в общем порядке, установленном для общественных объединений граждан.

Права, указанные в настоящем пункте, обеспечиваются Верховным Советом Российской Федерации, Верховными Советами республик в составе Российской Федерации, краевыми, областными Советами народных депутатов, Советами народных депутатов автономной области, автономных округов, Московским и Санкт-Петербургским городскими Советами народных депутатов и исполнительными органами соответствующих уровней.

4. Перечисленные в "пункте 3" настоящего Постановления положения не должны ущемлять права каких-либо других групп населения или отдельных граждан и не означают наделение казачества какими-либо привилегиями, которые могут толковаться как сословные.

Никто не может быть принуждаем к казачьему укладу жизни.

5. Установить, что сооружения, памятные места, иные объекты и предметы, связанные с культурно-историческими событиями в жизни казачества, произведения материального и духовного творчества казачества, представляющие историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, являются общероссийским достоянием казачества и охраняются государством в соответствии с действующим законодательством.

6. Рекомендовать Правительству Российской Федерации:

разработать совместно с общественными объединениями казаков комплексную государственную программу возрождения казачества, согласовав ее с соответствующими органами государственной власти и управления;

в срок до 1 ноября 1992 года с участием представителей республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и общественных объединений казаков разработать нормативные акты, регулирующие порядок применения "пункта 3" настоящего Постановления.

7. Рекомендовать республикам в составе Российской Федерации, краям, областям, автономной области, автономным округам, городам Москве и Санкт-Петербургу обеспечить необходимые условия для реализации комплексной государственной программы возрождения казачества; рассмотреть возможность создания комитетов (комиссий) по делам казачества.

8. Ввести в действие настоящее Постановление с момента опубликования.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии