RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Мадонны в погонах
7 марта 2014 г.

Мадонны в погонах

Мы преклоняемся перед женщинами вообще, но особенно перед теми, которые служат Родине рядом с мужчинами
Доблестным летчикам России — ура!
11 августа 2013 г.

Доблестным летчикам России — ура!

В День ВВС России — не только о достижениях, но о недостатках авиации
Схватка с воздушными террористами
12 декабря 2014 г.

Схватка с воздушными террористами

Бывший штурман Тбилисского авиаотряда Герой Советского Союза Владимир Гасоян рассказал нашему корреспонденту о трагедии, случившейся 30 с лишним лет назад в небе над столицей Грузии
Настоящий боец Александр Лукашенко
30 августа 2013 г.

Настоящий боец Александр Лукашенко

30 августа — день рождения президента Беларуси
Кровавый мир
5 сентября 2015 г.

Кровавый мир

5 сентября исполнилась годовщина подписания первого Минского соглашения, предусматривающего прекращение огня на востоке Украины
Главная » Герои нашего времени » Подвиг экипажа К-19

Подвиг экипажа К-19

4 июля 1961 года на советской атомной подводной лодке под командованием капитана второго ранга Николая Затеева вышел из строя ядерный реактор.

В это время она выполняла боевую задачу в Северной Атлантике, и катастрофа грозила гигантским бедствием для всей Европы...
Подвиг экипажа К-19

18 июня 1961 года советская атомная подводная лодка «К-19» под командованием капитана второго ранга Николая Затеева вышла из Полярного в Северную Атлантику на боевые учения под кодовым названием «Полярный круг». Это был уникальный по тому времени подводный корабль: три палубы, шесть тысяч тонн водоизмещения, 127-метровая длина, подводная скорость 26 узлов (почти 50 километров в час). На лодке были установлены три баллистические ракеты с боеголовками по 1,4 мегатонны каждая, а также торпеды с ядерными зарядами. Энергетическая вооруженность — два атомных реактора, обеспечивающих двухмесячную автономность плавания. В ходе учения подводной лодке предстояло произвести боевую ракетную стрельбу по полигону Новая Земля.

4 июля в 4 часа 15 минут, когда «К-19» находилась недалеко от берегов Англии на траверзе Фарерских островов, командир получил доклад с пульта управления реактором о резком падении давления охлаждающей жидкости в первом контуре правого реактора. Под руководством командира электромеханической боевой части А.Козырева и командира дивизиона движения Ю.Повстьева были предприняты все возможные меры для восстановления давления. Но вскоре стало ясно, что произошла разгерметизация первого контура и начала уходить охлаждающая жидкость — бидистиллят. Дальнейшее грозило стремительным нарастанием температуры ТВЭлов (тепловыделяющих элементов) и пепловым взрывом реактора, влекущим за собой не только гибель экипажа, но и страшную экологическую катастрофу для всей Европы.

Выход напрашивался один: смонтировать нештатную систему расхолаживания активной зоны, то есть провести новый трубопровод, через который закачивать из резервной цистерны бидистиллят в контур аварийного реактора.

Но подводная лодка строилась в большой спешке. Руководство страны, главнокомандующий ВМФ всячески торопили и строителей, и первый экипаж со спуском головной ракетной атомной подводной лодки. И было из-за чего торопиться. В начале 60-х годов в мире вовсю шли ядерные испытания в атмосфере, на воде, на атоллах… Создавались новые виды вооружения. Американцы уже выпустили свой «Наутилус» в Атлантику на боевое дежурство. Нашей стране нужно было срочно противопоставить адекватный корабль. В такой обстановке ни один проектировщик, ни один строитель не осмелился задержать спуск «К-19» хотя бы на месяц. Ещё тогда и Козырев и Повстьев требовали от строителей установления дублирующей системы охлаждения реактора на случай аварии. Но от них отмахнулись: сроки поджимают! Если бы тогда знать, чем это обернётся…

На лодке не было даже запасных элементов трубопровода. Их срезали с одной из торпед. А дальше — дальше требовались люди, готовые совершить, без всякого преувеличения, подвиг самопожертвования. Ведь трубы предстояло монтировать в аварийном реакторном отсеке, где уровень радиации в десятки раз превышал все допустимые нормы.

Вызвался почти весь экипаж. Командир отобрал тех, кто хорошо знал оборудование отсека и владел электросваркой. Первую группу добровольцев возглавил командир отсека лейтенант Борис Корчилов, вторую — капитан-лейтенант Юрий Повстьев, третью – главный старшина Борис Рыжиков.

Сменяя друг друга, моряки начали работы в реакторном отсеке. Условия были в самом прямом смысле — адские. В пламени электросварки то и дело вспыхивал ионизированный водород, От неимоверной жары запотевали стекла изолирующих противогазов, и моряки срывали их, вдыхая сверхрадиоактивный газ — воздухом ту дьявольскую смесь назвать невозможно.

Но главное то, что поначалу не ощущалось, — мощная радиация. Уже через несколько минут у моряков появились отчетливые признаки лучевой болезни. У выходящих из отсека изо рта шла желтоватая пена. Их лица через считанные минуты стали распухать, из-под волос на голове потекла сукровица. Люди корчились от боли, теряли сознание. Командир приказал всем пить спирт — алкоголь замедляет разрушение облученных тканей. А иных средств защиты на корабле не имелось.

В развернутом в первом отсеке лазарете майор медицинской службы А.косач как мог пытался облегчить страдания ребят. И сам облучался без меры, ибо его пациенты стали мощными источниками радиоактивного излучения.

Примерно через час после подключения нештатной системы охлаждения температура в каналах ТВЭлов снизилась до безопасного уровня и стабилизировалась. Подводная лодка всплыла и взяла курс в квадрат, где находились другие корабли ВМФ. Но вдруг старшина команды трюмных Иван Кулаков обнаружил течь нештатной магистрали охлаждения. Туда бросились старший помощник командира корабля Владимир Енин и старшина команды ракетной боевой части Леонид Березов. Они работали над самой крышкой реактора, которая излучала фиолетовое сияние. Это светились радиоактивный водород или графит, когда их атомы вырывались через крышку реактора. Березов и Енин знали, что их ждет неминуемая гибель, причем в тяжелейших муках, но дело своё делали: разрыв трубопровода удалось заварить. Европа была спасена…

Правительственная комиссия под председательством академика А.Александрова объективно разобралась в случившемся, отмела обвинение в аварии от экипажа, признала его действия грамотными и больше того — героическими. Позже указом Президиума Верховного Совета СССР 49 моряков, в том числе и их командир, были награждены государственными наградами.

Однако последствия аварии были страшными. Несмотря на усилия медиков, уже через день умер лейтенант Борис Корчилов. Ещё через два дня — капитан-лейтенант Юрий Повстьев, главный старшина Борис Рыжиков, старшина первой статьи Юрий Ордочкин, старшина второй статьи Евгений Кашенков, матросы Семен Паньков, Николай Савкин, Валерий Харитонов. Ненадолго пережили своих товарищей капитан первого ранга Анатолий Козырев, капитан-лейтенант Николай Вихромеев, матросы Леонид Березов, Владимир Первушин, Леонид Дубровин, Николай Клинков.

 

Сергей Турченко
4 июля 2017 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
21 июня
четверг
2018

В этот день:

Царь Михаил Романов

21 июня 1613 года в Москве состоялась коронация Михаила Фёдоровича Романова, родоначальника новой династии на российском престоле.

Царь Михаил Романов

21 июня 1613 года в Москве состоялась коронация Михаила Фёдоровича Романова, родоначальника новой династии на российском престоле.

Михаил был избран на царствование Земским собором 21 февраля (6 марта) 1613 года. Сын боярина Фёдора Никитича Романова (впоследствии — Патриарха Московского Филарета) и боярыни Ксении Ивановны Романовой.

Царь Михаил Фёдорович был молод и неопытен, и до 1619 года страной правило его ближайшее окружение. После освобождения в 1619 году из польского плена Патриарха Филарета, фактическая власть перешла к первосвященнику, который стал носить также титул Великого государя. Государственные грамоты того времени писались от имени царя и патриарха.

В царствование Михаила Фёдоровича были прекращены войны со Швецией (Столбовский мир 1617, по которому России были возвращены Новгородские земли) и Речью Посполитой (1634). В 1631—1634 годы осуществлена проведена армейская реформа - организация полков «нового строя» (рейтарского, драгунского, солдатского). В 1632 году основаны первые чугуноплавильные, железоделательные и оружейные заводы близ Тулы.

Михаил Фёдорович скончался 13 (23) июля 1645 года от неизвестной болезни в возрасте 49 лет. Похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля.

Первый русский автомобиль

21 июня 1909 года на Русско-Балтийском заводе собран первый русский серийный автомобиль — «Руссо-Балт».

Первый русский автомобиль

21 июня 1909 года на Русско-Балтийском заводе собран первый русский серийный автомобиль — «Руссо-Балт».

 

Первая модель получила индекс С-24/30. Его расшифровка такова: 24 — расчетная мощность двигателя в лошадиных силах, 30 — максимальная мощность. Объем двигателя составлял 4501 см³. В дальнейшем выпускались модификации: С-24/35 (1912—1914); С-24/40 (1913—1918). Модель стала наиболее массовой в истории завода — выпущено всего 347 экземпляров.

Первая советская ракета с ЯБЗ

21 июня 1956 года в СССР была принята на вооружение ракета Р-5М — первая советская ракета с ядерным боевым зарядом.

Первая советская ракета с ЯБЗ

21 июня 1956 года в СССР была принята на вооружение ракета Р-5М — первая советская ракета с ядерным боевым зарядом.

Для этой ракеты была разработана новая система управления, важные узлы автоматики были дублированы (а некоторые даже триплированы), что обеспечило высокую надёжность. Вооруженные Р-5М воинские части в 1957-1958 годах были перебазированы в приграничные районы, чтобы в случае ядерного нападения на СССР иметь возможность «достать» агрессора.

 

Арест Рудольфа Абеля

21 июня 1957 года в США был арестован советский разведчик Рудольф АБЕЛЬ, начавший там работу нелегала еще в 1948 году.

Арест Рудольфа Абеля

21 июня 1957 года в США был арестован советский разведчик Рудольф АБЕЛЬ, начавший там работу нелегала еще в 1948 году.

Абель обосновался в Бруклине под видом художника-фотографа. Его предал связник. Суд приговорил нашего разведчика к 30 годам тюрьмы.

Обвинение в отношении него было совершенно бездоказательным, оно строилось лишь на показаниях предателя Хэйханена. (Рудольф Абель вообще отказался давать показания и промолчал весь процесс.) О том, что за свидетель Хэйханен, ярко сказал на суде адвокат Донован:

«Оценивая показания этого свидетеля, постоянно задавайте себе вопрос: говорит он правду или ложь, причем, может быть, настолько серьезную ложь, что она может спасти его собственную шкуру. То, что он рассказывает, я полагаю, можно справедливо охарактеризовать как хорошо отрепетированную историю. За исключением «свидетельств», представленных самым жалким из свидетелей, который когда-либо выступал в суде, в деле нет никаких доказательств, говорящих о том, что Марком (псевдоним Абеля. – С. Т.) передавалась информация, затрагивающая национальную безопасность и секреты США. Таких доказательств в деле просто нет. Однако на основании «свидетельств» Хэйханена вам предлагают послать человека, возможно, на смерть. А ведь даже собаку вы убиваете только в том случае, если доказано, что она бешеная...»

И тем не менее «цивилизованная Фемида» приговорила Абеля к 30 (!) годам тюремного заключения. Конечно, ни о каких встречах с родными и близкими не могло идти и речи. Наоборот, представители Верховного суда попытались надавить на «семейные чувства» Абеля, чтобы сломить его. На процессе был разыгран циничный спектакль, который вызвал возмущение даже у видавших виды американских журналистов.

На одном из заседаний зачитывались восемь писем к Абелю от жены и дочери, хранившихся в виде микрофильмов. Эту пленку Абель успел выбросить в мусорную корзину в отеле «Латам» во время его ареста, но сотрудники ФБР позже нашли ее и подвергли исследованию. Письма дочери были написаны по-английски, письма жены – по-русски.

Теплые, сердечные, интимные письма характеризовали Абеля как преданного мужа и отца. Они убеждали в сердечной близости и любовном отношении жены и дочери к Рудольфу Ивановичу. Публичное чтение личных писем было встречено в зале суда неодобрительно, как антигуманный акт, оскорбляющий честь и достоинство человека. Но оно вызвало у большинства присутствующих и волну уважения к нашему разведчику. «Когда судейский работник, бубня, зачитывал письма, – писал корреспондент одного американского журнала, – стальная броня самодисциплины Абеля чуть не дала трещину. Лицо покраснело, а его проницательные, глубоко посаженные глаза наполнились слезами».

Конечно, Абель в этот момент испытывал сильнейшую душевную боль. Но именно на это и рассчитывали истязатели. Однако сломить «железного Рудольфа» не удалось.

«Ломали» его и в тюрьме: создали тяжкие бытовые условия, поселили вместе с рецидивистами, а главное – запретили переписку с родными (какие уж там встречи за столом с икрой и содовой!). Защитник Донован пытался отстоять права клиента в вышестоящих инстанциях и получил следующее письмо из министерства юстиции США:

«Министерство приняло решение принципиального характера: лишить Абеля привилегии вести переписку с кем-либо, в том числе с лицами, выступающими в качестве его жены и дочери... Это наше решение основано на убеждении в том, что предоставление Абелю – осужденному советскому шпиону – возможности предоставлять... переписку с людьми из стран советского блока не будет соответствовать нашим национальным интересам».

«Когда я после приговора пришел к Абелю в камеру в подвале здания суда, – вспоминал адвокат Донован, – он ожидал меня, непринужденно сидя в деревянном кресле и попыхивая сигаретой. Глядя на него, можно было подумать, что у этого человека нет абсолютно никаких забот... В этот момент подобное холодное самообладание профессионала показалось мне сверхъестественным».

Позже по поводу решения суда Абель написал Доновану: «Оно меня не удивило. Я не верил, что дело будет рассматриваться на основе закона. Я рассматриваю его как политическое решение».

Легендарная «Катюша»

21 июня 1941 года на вооружении Красной армии были приняты реактивные установки БМ-13.

Легендарная «Катюша»

21 июня 1941 года на вооружении Красной армии были приняты реактивные установки БМ-13.

В 1939—1941 годах сотрудники РНИИ И. И. Гвай, В. Н. Галковский, А. П. Павленко, А. С. Попов и другие создали многозарядную пусковую установку, смонтированную на грузовом автомобиле.

В марте 1941 года были успешно проведены полигонные испытания установок, получивших обозначение БМ-13 (боевая машина со снарядами калибра 132 мм). Реактивный снаряд РС-132 калибра 132 мм и пусковая установка на базе грузового автомобиля ЗИС-6 БМ-13 были приняты на вооружение 21 июня 1941 года; именно этот тип боевых машин и получил впервые прозвище «Катюша». Первый на Ленинградском фронте залп батареи «Катюш» был произведён 3 августа 1941 года под Кингисеппом (командир батареи старший лейтенант П. Н. Дегтярёв). На протяжении Великой Отечественной войны было создано значительное количество вариантов снарядов РС и пусковых установок к ним; всего советская промышленность за годы войны произвела более 10 000 боевых машин реактивной артиллерии.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии