RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

«Шестая» колонна
29 июня 2014 г.

«Шестая» колонна

Заведующий кафедрой социологии МГУ Александр Дугин уволен с работы за поддержку Новороссии.
Ракеты с ядерным двигателем
2 марта 2018 г.

Ракеты с ядерным двигателем

Российские военные успешно испытали крылатую ракету с атомной энергетической установкой.
Смерть главного военного разведчика
4 января 2019 г.

Смерть главного военного разведчика

4 января 2016 года скончался начальник Главного разведывательного управления Генштаба ВС России Игорь Дмитриевич Сергун
Николай Бурляев: крест на груди и в сердце
5 августа 2016 г.

Николай Бурляев: крест на груди и в сердце

Народному артисту России, президенту Международного кинофестиваля славянских и православных народов «Золотой Витязь» исполнилось 70 лет
«Плетка» для «Фантомов»
4 июля 2014 г.

«Плетка» для «Фантомов»

25 лет назад 4 июля 1989 года советский истребитель, способный нести до 2 тонн бомбового груза и несколько ракет средней и малой дальности, незаметно подлетел к штаб-квартире Североатлантического альянса
Главная » Герои нашего времени » Прощай, поэт-полковник!

Прощай, поэт-полковник!

Как и всё, что сейчас доносится с моей малой родины – Украины – эта чёрная весть тоже пришла с опозданием: умер Юра Кириллов.

Вместо обычных заметок по ушедшим друзьям, которые я именую поминальными молитвами, привожу выдержку из своей книги «Через Миллениум или 20 лет на изломе тысячелетий».
Прощай, поэт-полковник!

 18.04.92, суббота.

Смотрел какую-то чешскую картину «Боны и покой». Фильмишко так себе, но я через него вдруг призадумался над текущими превратностями жизни. Есть в ней, безусловно, есть закономерность хотя бы циклического природного характера. Но решительно вся она всё-таки зиждется исключительно на случайностях. Как полагал Николай Чернышевский: «Случайности жизни безразлично порождают замечательных и незамечательных людей, безразлично благоприятствуют тем и другим». Нам в это не очень-то хочется верить, и мы повсеместно стремимся к предсказуемости, хоть минимальной прогнозируемости. Если их не наблюдается, почва под нашими ногами начинает качаться и даже ускользает. Из всех прогремевших над моей головой катаклизмов, включая государственный распад, распад армии, семейные неурядицы,- больнее всего мне даётся отсутствие стабильности. Через это я потерял веру и в себя и в мой народ. Мне, грешному, порой кажется, что русские люди, а я всегда беру шире (потому, какой же я русский – хохол) – славяне как пчёлы в ульях нарабатывают социальные опыты, оттачивают жизненные навыки для кого угодно, кроме себя самих. Мы не умеем ни работать, ни учиться по-настоящему. Не желаем извлекать опыт из массовой поступи на грабли, из миллионов шишек, образовавшихся после тех граблей. В который раз ловлю себя на эсхатолической мысли о том, что Бог, сделав мир, посмотрел, что «это хорошо» и махнул на него рукой. А Россию устроил для себя малым полигоном. И через те эксперименты мы - нищие, швыряющие деньги; бездомные, потому что сами рушим свои жилища; голодные от того, что кормим других; униженные через свою непомерную гордыню. Сколько в мире больших и малых стран? Ну свыше двух сотен – точно. И ни к одной не приставишь слова Тютчева: «Умом Россию не понять,/ Аршином общим не измерить;/ У ней особенная стать -/ В Россию можно только верить». Ладно Губерман сказал в сердцах: «Давно пора, ебёна мать, умом Россию понимать». Но ведь кроме шуток, ну есть же конкретное предложение: что-то же нам надо делать! Ну нельзя же дальше так жить!

Впрочем, на Украине всё обстоит ещё, по-моему, хуже.

Хочется в кого-нибудь влюбиться. Причём, сильно, сильно, чтобы родные и знакомые меня через ту дурость (седина - в бороду, бес – в ребро) жалели, хулили, сочувствовали мне. Хотя я же себя отлично знаю и если вдруг Бог бы мне и в самом деле ниспослал такое счастье, то я точно соответствовал бы формуле Франсуа Ларошфуко: «Порядочный человек может быть влюблённый, как безумный. Но не как дурак».

Пришло письмо от Юрки Кириллова. Опубликовал я его стихи, а Лёша Андрейцов разметил парню просто-таки смешные деньги. Юрка обижается. Дурачок. Скоро наши деньги вообще «подеревянеют» настолько, что мы будем исчислять их миллионами. Так говорит Широченко. А я ему верю априори.

Воспоминания по касательной

С Юрой Кирилловым мы раньше близких отношений не поддерживали. Он в «Красной звезде» обхаживал исключительно тёзку Беличенко. Тот изредка печатал стихи Кириллова. А потом так получилось, что большой мой друг, старший товарищ Борис Андреевич Чистов поехал во Львов редактором тамошней окружной газеты и там ушёл на пенсию. Это именно Борис Андреевич взял на себя смелость и напечатал в газете «Советский воин», которую возглавлял в Сибирском военном округе мой материал о Высоцком, за что получил увесистый нагоняй от ГлавПУра. Пару раз я летал к нему в Новосибирск, а он дважды в год, когда проводились сборы редакторов в столице, наведывался к нам вместе с тезкой Рыбиным. Жена моя тоже в Чистове души не чает. Просто влюблена в мужика. Ну такой человек, что к нему все нормальные люди льнут. Никогда я не мог с Борисом Андреевичем наговориться вволю, всласть. Никогда мне не прискучивали его простые, прозрачные и щемящие стихи: «На житейских долгих километрах/ К радостным и горьким берегам/ Мне приносят вспугнутые ветры/ Запах яблонь в белые снега./ И тогда огни былых причалов,/ Дикий хмель и поле без дорог./ Входят в мою душу как начало/ Будущих и прожитых тревог».

Когда Бориса Андреевича назначили редактором «Славы Родины» в городе моей юности Львове, мы встретились там лишь однажды. Связующим звеном между нами с тех пор и стал Юрка Кириллов. И вот в последнем письме, кроме ругани из-за скудости гонорара, приятель сообщает: военный пенсионер Чистов потихоньку спивается в ставшей вдруг неродной Львовщине. С некоторых пор поэтому я стал бояться ему звонить. Элементарно страшился воочию, как говорится, убедиться в том, что самого моего большого бакинского друга вино сломило. В прошлом году набрался смелости и в день рождения Бориса Андреевича всё же нашёл львовский номер Чистовых. Оказалось, ко всем его бедам ещё и сердце подкачало: два инсульта. Даже на улицу не выходит. А мне всегда казалось, что этот человек сделан из железа…

«С рощами повенчанные склоны,/ Гулкий стук созревших желудей,/ Суетливых речек перезвоны,/ Тонкий шёлк предутренних дождей./ Все они мне видятся, как небо,/ Как слова, что говорила мать./ Я хочу, чтоб быль и даже небыль / Не могли всё это оборвать...»

Чистов на моём жизненном пути нечто сродни оазису. Но как бы ни было в нём хорошо, его проходишь. А ведь это обо мне написал Борис Андреевич: «Не устану ли вдруг/ На крутых поворотах,/ Отыщу ли тропу/ В новых долгих ночах,/ И сумею ль один/ Груз последней заботы/ Без поддержки других/ Удержать на плечах./ Не сомнений разлет/ Меня нынче тревожит,/ Не раздумий разбег,/ Не сумятица дел,/ Просто время пришло/ Шаг за шагом итожить,/ Разобраться в себе,/ что еще не сумел./ Заглянуть в глубину/ Отгудевших событий,/ Прикоснуться душой / К теплой памяти лет,/ Что б в большой череде/ Самых малых открытий/ Я успел проложить/ И свой собственный след./ Для того и прошу/ Уходящее лето,/ Не спешить, подождать/ У озер и берез,/ Чтобы времени дым/ Не туманил рассветы,/ Чтобы ношу свою/ Я до цели донес».

Касаемо Юры Кириллова, то после окончания нашего училища, он остался служить во Львове в газете «Слава Родины». Быстро дорос до ответственного секретаря редакции. Его жена, жгучая красавица – выпусти на оперную сцену – Кармен готовая,- преподавала у нас в училище. Поговаривали, что из-за нее Юрка сильно запил – не знаю, врать не буду. А правда то, что с некоторых пор он «завязал» с «зелёным змием» самым железным образом. Кириллов всегда писал стихи. Впрочем, писал не то слово. Он их неустанно производил как японская установка по переработке горных пород. И заполнял ими все военные издания под завязку. В перестроечные годы поэзия стала на фиг никому ненужной. Юрка переключился на обыкновенную репортерскую работу и стал снабжать многие российские газеты и журналы добротными материалами из «западенского региона». Интернационалист до последней клеточки, Юрка воспринял развал Советского Союза, как личное оскорбление, но националистический Львов покинуть не решился. Прирос к городу, ставшему с некоторых пор мачехой для всех проживающих там русских людей. Если вдуматься – величайшая людская трагедия, которую, как следует, мы до сих пор не осмыслили.

На мой взгляд, поэзия не может быть мужской, женской, военной, шахтёрской, студенческой и т.д. Но в советские времена существовала военная поэзия, как был военный театр, военная проза, военная философия и т.д. Моё общение с Юрием Кирилловым – характерный срез поэтической советской эпохи. Что видится из следующих ее документов.

Премия офицеру – поэту

Союз писателей СССР присудил литературную премию имени К. Симонова за 1991 год ответственному секретарю редакции газе­ты Прикарпатского военного округа «Слава Родины» полковнику Юрию Кириллову за книгу стихов и поэм «Стезя». Он был выдви­нут на премию комиссией по военно-художественной литературе Союза писателей Украины.

Эта награда ежегодно присуждается писательской организацией страны за лучшее произведение на военно-патриотическую тему. Жизнь показывает, что, как и в былые времена, капризная поэтико-лирическая муза не обделяет искренним вдохновением военных людей. Офицер-журналист Ю. Кириллов продолжает традиции со­ветской военной и фронтовой лирической поэзии, у истоков кото­рой стояли Эдуард Багрицкий, Михаил Светлов, Александр Твар­довский, Константин Симонов, Семен Гудзенко и другие. ТАСС, 13 мая.

Актуальная беседа с армейским поэтом: «Строки, рожденные жизнью и службой»
Недавнее присуждение Союзом писателей СССР премии имени К. Симонова полковнику Юрию Кириллову - событие вроде бы ря­довое на фоне последних бурных общественных потрясений. Однако многочисленным любителям поэзии, тем, кто к ней так или иначе причастен, ясно, что на отечественном Парнасе произошел некий прорыв. Впервые этой престижной премии, учрежденной еще в 1979 году за лучшее произведение на военно-патриотическую тему, удостоен литератор не из Москвы, да к тому же еще и человек в пого­нах. Но главная причина, побудившая меня искать встречи с поэтом из Львова Кирилловым, - его творчество: плодотворное, искреннее и мужественное, в котором продолжаются лучшие традиции советской военной и фронтовой лирической поэзии. Более двух десятилетий я читаю стихотворения этого офицера-журналиста, знаю его как кол­легу и единомышленника.

- Юрий Владимирович, общеизвестна истина, что жизнь поэта, его образ мыслей, биография, философское восприятие мира - все это и еще многое другое выражено в его стихах. Тем не менее расскажи­те вкратце о себе. Как мне представляется, эта биография очень ха­рактерна для людей вашего поколения.

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
16 октября
среда
2019

В этот день:

«Битва народов»

16 октября 1813 года началась «Битва народов» под Лейпцигом (длилась до 19 октября), в которой участвовали войска России, Франции, Рейнского союза, Польши, Австрии, Пруссии, Швеции; закончилась сокрушительным поражением армии Наполеона.

«Битва народов»

16 октября 1813 года началась «Битва народов» под Лейпцигом (длилась до 19 октября), в которой участвовали войска России, Франции, Рейнского союза, Польши, Австрии, Пруссии, Швеции; закончилась сокрушительным поражением армии Наполеона.

Сражение завершило кампанию 1813 года тем, что под властью Наполеона осталась одна только Франция, привело к вторжению союзников в 1814 году во Францию и к первому отречению Наполеона от престола.

Начало Крымской войны

16 октября 1853 года Турция, Великобритания и Франция объявили войну России. Великобритания и Турция стремились к вытеснению России с черноморского побережья Кавказа и из Закавказья. Император Франции Наполеон III поддержал войну с Россией как реванш за 1812 год.

Начало Крымской войны

16 октября 1853 года Турция, Великобритания и Франция объявили войну России. Великобритания и Турция стремились к вытеснению России с черноморского побережья Кавказа и из Закавказья. Император Франции Наполеон III поддержал войну с Россией как реванш за 1812 год.

Формальным поводом для объявления войны послужил дипломатический конфликт с Францией по вопросу контроля над церковью Рождества Христова в Вифлееме. В ходе последовавших боевых действий союзникам удалось, используя техническое отставание русских войск и нерешительность русского командования, сосредоточить количественно и качественно превосходящие силы армии и флота на Чёрном море, что позволило им произвести успешную высадку в Крыму десантного корпуса, нанести российской армии ряд поражений и после годичной осады захватить южную часть Севастополя — главной базы русского Черноморского флота. Севастопольская бухта, место дислокации российского флота, осталась под контролем России. На Кавказском фронте русским войскам удалось нанести ряд поражений турецкой армии и захватить Карс. Однако угроза присоединения к войне Австрии и Пруссии вынудила русских принять навязанные союзниками условия мира. Подписанный в 1856 году Парижский мирный договор потребовал от России вернуть Османской империи всё захваченное в южной Бессарабии, в устье реки Дунай и на Кавказе; империи запрещалось иметь боевой флот в Чёрном море, провозглашённом нейтральными водами; Россия прекращала военное строительство на Балтийском море, и многое другое. Вместе с тем, цели отторжения от России значительных территорий не были достигнуты. Условия договора отражали фактически равный ход боевых действий, когда союзники, несмотря на все усилия и тяжелые потери, не смогли продвинуться дальше Крыма, а на Кавказе потерпели поражения.

Эвакуация московских заводов

16 октября 1941 года некоторые госучреждения и заводы начали эвакуацию из Москвы. Современные «свободные» историки пишут, что якобы возникла паника. Председатель тогдашнего Моссовета Василий Пронин впоследствии вспоминал совсем иное.

Эвакуация московских заводов

16 октября 1941 года некоторые госучреждения и заводы начали эвакуацию из Москвы. Современные «свободные» историки пишут, что якобы возникла паника. Председатель тогдашнего Моссовета Василий Пронин впоследствии вспоминал совсем иное.

 «Никакой массовой паники не было. Наоборот, простые москвичи проявляли массовый героизм, а вот среди чиновников бывало всякое. Да, было принято решение о срочной эвакуации 500 заводов Москвы и области, специалистов, высококвалифицированных рабочих, некоторых учреждений и учебных заведений.

К сожалению, мы не успели провести разъяснительную работу. И на некоторых заводах рабочие стали просто препятствовать эвакуации, считая это предательством и дезертирством. Серьезное возмущение было на автозаводе, на артиллерийском заводе, на 2-м часовом заводе. На шоссе Энтузиастов рабочие по своей инициативе организовали заслон, не пропускали машины, идущие на восток. Таково было тогда настроение основной массы москвичей».

Разведчик Владимир Барковский

16 октября 1913 года родился Владимир Борисович Барковский, советский разведчик, Герой Российской Федерации.

Разведчик Владимир Барковский

16 октября 1913 года родился Владимир Борисович Барковский, советский разведчик, Герой Российской Федерации.

Родом из Белгорода. После окончания школы в 1930-году перебрался в Подмосковье. Работал слесарем на 1-м государственном индустриальном заводе ( в наст. время машиностроительный завод «Бецема») на ст. Павшино Калининской ж.д. ( в наст. время г. Красногорск). В 1934 году поступил в Московский Станко-инструментальный институт, который окончил с отличием. Еще до окончания института был мобилизован в мае 1939 года в органы НКВД СССР и в июне, после защиты диплома, приступил к учебе в разведшколе НКВД, которую окончил в августе 1940 года.

В 1941 году В.Б. Барковский был направлен на работу в лондонскую резидентуру в качестве оперативного работника по линии научно-технической разведки. В Англии В.Б. Барковский привлек к сотрудничеству с советской разведкой весьма ценного источника из числа английских ученых, занимавшегося разработкой атомного оружия. Полученная от него информация сыграла важную роль в создании атомного оружия в нашей стране. После возвращения из командировки работал на руководящих должностях в управлении научно-технической разведки. Выезжал в долгосрочные загранкомандировки в США и страны Западной Европы по линии научно-технической разведки. В 1970-годы являлся профессором одной из кафедр Академии внешней разведки, кандидат исторических наук. За заслуги в разведывательной работе полковник В.Б. Барковский был награжден орденом Красного Знамени, тремя орденами Трудового Красного Знамени, орденами Отечественной войны II степени, Красной Звезды, «Знак Почета», многими медалями, а также нагрудными знаками «Почетный сотрудник госбезопасности» и «За службу в разведке».

В 1984 году вышел в отставку по возрасту. Являлся членом авторского коллектива «Очерков истории российской внешней разведки». 15 июня 1996 года Указом президента РФ за успешное выполнение специальных заданий по обеспечению государственной безопасности в условиях, сопряженных с риском для жизни, проявленные при этом героизм и мужество, В.Б. Барковскому было присвоено звание Героя Российской Федерации. Скончался в 2003 году.

 

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии