RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Великий бас Борис Штоколов
19 марта 2017 г.

Великий бас Борис Штоколов

19 марта 1930 года родился Борис Тимофеевич ШТОКОЛОВ, боевой юнга Северного флота, впоследствии народный артист СССР.
Прощай, собрат Чилигин!
6 апреля 2016 г.

Прощай, собрат Чилигин!

Из Новосибирска пришло печальное известие: после длительной и тяжелой болезни на 70-м году скончался полковник в отставке Чилигин Владимир Иванович – однокашник многих военных журналистов по Львовскому высшему военно-политическому училищу.
Корифей «оборонки» Анатолий Савин
28 марта 2016 г.

Корифей «оборонки» Анатолий Савин

27 марта 2016 года ушел из жизни выдающийся ученый, один из создателей противокосмической обороны России, Герой Социалистического Труда, академик РАН Анатолий Иванович Савин
США-Россия: война у порога
17 октября 2014 г.

США-Россия: война у порога

Министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил, что пентагон прорабатывает сценарии операций у наших границ. Чем мы можем ответить?
Флагман военной журналистики
26 апреля 2014 г.

Флагман военной журналистики

26 апреля 1945 года родился Виктор Николаевич Литовкин, главный редактор Редакции военных новостей ИТАР-ТАСС
Главная » Герои нашего времени » Прощай, поэт-полковник!

Прощай, поэт-полковник!

- Я родился за год до начала войны в деревне Романка Ива­новской области. Поэтому каким было мое детство, подробно рас­сказывать не стоит. Семья жила впроголодь, но стойко выдержала все лишения. В 1958 году окончил Ивановский энергетический техни­кум. Работал слесарем на хлопчатобумажном комбинате в Кинешме, литературным сотрудником городской газеты «Приволжская правда». Потом пришло главное дело моей жизни - служба. После учебного подразделения стал командиром танка. С этой должности в 1961 году поступил во Львовское высшее военно-политическое училище на факультет журналистики. С тех пор и работаю в воен­ной печати. Сначала служил на Дальнем Востоке, потом - в Южной группе войск, в Венгрии. Последние годы - ответственный секре­тарь редакции газеты «Слава Родины» Прикарпатского военного округа.

- Таким образом, именно служба, вся ваша жизнь, если так мож­но выразиться, постоянно переплавляются в поэзию?

- Да, иногда - напрямую, но чаще - опосредствованно. Поэзия ведь очень тонкая материя, не всегда поддающаяся логическому осмыслению и анализу. Порой невозможно объяснить, почему иной раз пишешь стихотворение за час, а, бывает, над двумя строчками бьешься днями, даже неделями. Как нельзя порой понять, почему «заболеваешь» конкретной темой.

Но вообще-то вы правы: жизнь любого поэта - в его стихах. Скажем, последняя моя поэма «Наследники» автобиографичная. Отец и два моих брата воевали (Николай погиб в Польше в 1944 году). Причем отец освобождал Венгрию, о чем часто рассказывал (он умер в 1964 году). И так уж случилось, что мне довелось пять лет служить именно в тех местах, где отец «четвертую военную весну по Венгрии в кирзачах протопал».

Прошу прощения за самоцитату, но она сейчас непроизволь­но всплыла в памяти. Так мог ли я об этом не написать? И, веро­ятно, еще не раз вернусь к отцовским рассказам о минувших страшных боях. Его хриплый, прокуренный голос, его неисто­вый утренний кашель, да что там говорить, - вся его тяжелая, но праведная жизнь всегда будут со мной. Всегда. Это не приличе­ствующая моменту фраза, а в моем возрасте уже вполне твердое жизненное кредо.

- Действительно, героика-патриотическая тема или, скажем так, военная наполненность характерны для большинства ваших произведений. Но в то же время стихотворения «За всё в ответе», «Разго­вор о кураже», «Право вдов» и «Чернобыль. Лето 1986 года», «Заспинники», «Позднее прозрение», «Дело» - уже не только и даже не столько военно-патриотические...

- Так это же вполне естественно! Жить в наше бурное, противоречивое время с постоянными творческими устремлениями в про­шлое невозможно. Поэтому и пишу о сложностях нашей перестрой­ки, о том, как вижу её сам, что думают о ней мои побратимы по армейскому строю. Мой лирический герой (пусть это не прозвучит выспренне), как правило, - человек нелегкой судьбы. Он ищет и находит, борется и побеждает, иногда ошибается. Но при этом все­гда нацелен на поиск истины и, если хотите, идеала, никогда не удов­летворяется достигнутым.

Повторяю, я не ограничиваюсь рамками своей любимой и, мо­жет быть, главной в жизни тематики. Стараюсь, насколько позво­ляет мне творческий потенциал, выходить на проблемы, волную­щие людей разных профессий, взглядов, настроений и позиций. Я живу среди своих героев, не стараюсь их поучать, наставлять, про­сто делюсь с ними выстраданным. И оптимизма не теряю.

- Вы - русский человек, русский поэт, но много лет живете на Украине. В вашем творчестве никогда не исчезает тема любви к украинскому народу, его языку, истории. Вы переводите стихи десятков украинских поэтов. Не из конъюнктурных ли соображений? Что стоит за этой позицией?

- Чувствую подтекст в вопросе, поэтому поясню: ещё никто и никогда не упрекал меня в корыстолюбии или политической ангажированности. Нет для этого оснований! Зато примеров, из которых читатель может сделать правильные выводы, сколько угодно. Вот один из них. Несколько лет назад я написал стихотворение «За все в ответе». В ряде союзных изданий его отклонили перестрахов­щики от литературы. Присматриваясь к гласности, они говорили: узнаем, как долго эта перестройка продержится. Короче, не смог я «протолкнуть» в прессу стихи, написанные родным мне языком. И тут пришли на помощь украинские поэты. Львовянин Роман Кудлык перевёл стихотворение на украинский, и впервые оно увидело свет на страницах журнала «Дзвин» («Колокол»). Лишь значитель­но позже был литературно «узаконен» русский вариант - в журна­лах и книгах. По-моему, данный случай красноречиво доказывает, что наше поэтическое братство не распалось, как это произошло с заидеологизированными государственными структурами.

С другой стороны, я - военный человек, живущий на Украине, просто обязан нести русскому читателю творчество украинских побратимов по перу. Насколько это важная для меня обязанность, можно судить хотя бы по последнему сборнику «Стезя». В нём переводы Миколы Петренко - «Освобождение из концлагеря», «Солдатские вдовы», «Еще не время для привала»; Романа Лубкивского - «После­военный гербарий»; Петра Осадчука - «Дети войны», «Память зем­ли»; Анатолия Тарана - «Слово ветерана», «Солдатское поле»; Миколы Романченко - «Мчатся в бессмертие конники», «У памят­ника освободителям Львова»; Анатолия Михайлевского - «Здесь шли бои...», «Отдаленный гарнизон», «Серебряные солдаты»; Ива­на Шкварко - «Военная судьба»; Василия Фольварочного - «Верь, отец!..». Учтите, выбрал я лишь «самое-самое». Вообще же из своих переводов я мог бы сделать уже не один сборник. А вы говорите: конъюнктурные соображения!

- Итак, вы смотрите в будущее с оптимизмом? Но не переведётся ли, не исчезнет ли поэзия на военно-патриотическую тему из-за тех радикальных изменений, которые сейчас происходят в обще­стве, в армии?
- На первый вопрос ответ однозначно положительный, ибо я по природе своей оптимист. Не сомневаюсь и в том, что военная поэзия, во всяком случае, в обозримом будущем, не будет предана забвению. Прошедшее требовательную проверку временем, закаленное в горниле сражений мастерство художников старших поколе­ний, помноженное на талант наших современников (я не называю имён, они у всех на слуху), - это такая мощная среда, которая еще на долгие годы останется великим стимулом движения вперед военной поэзии. Но при этом бесспорен и тот факт, что многое ей придется переосмыслить. Как именно это будет происходить, ска­зать не берусь. В одном уверен: «Душа обязана трудиться и день и ночь, и день и ночь». Беседу вел подполковник Михаил Захарчук, военный корреспондент ТАСС. Москва – Львов.

Вынужденное послесловие

Последний русский журналист во Львове
Отправляя 16 июля этот материал, подписанный, как обычно, псевдонимом (их у нашего коллеги было немало, ибо приходилось маскироваться) он сделал короткую приписку: «Дорогие мои! Передаю текст. Готовлю новые. Ваш ЮК».
Это были последние слова бессменного автора и верного друга нашего еженедельника Юрия Владимировича Кириллова, полковника в отставке. Последним, увы, оказался и переданный им материал. Спустя несколько дней после этого он скончался — не выдержало сердце… 27 августа Юре исполнилось бы 77 лет.
На Украине, да и на просторах бывшего Союза, Кириллова знали (и будут, надеюсь, чтить и помнить) не только как журналиста, но и как талантливого поэта, члена Союза писателей СССР и Национального союза писателей Украины, автора нескольких книг, одна из которых — сборник стихов и поэм «Стезя» — в 1991 году получила премию имени К.М. Симонова, а сам Кириллов назван первым армейским поэтом, удостоенным такой награды.
Как минимум четверть века из прожитых 76-ти Юра служил сначала «Деловому…», а в последние годы и «Новому вторнику». Подчеркну: именно служил, ибо, являясь собственным корреспондентом еженедельника де-факто, на довольствии у редакции не стоял и жалованья никакого не получал, не считая изредка отправляемых во Львов гонораров.
Как верно заметил Николай Васильев, недавний главред и гендиректор газеты «Трибуна», собкором которой в разные годы работал Юрий Кириллов, ушел последний русский журналист во Львове.
Его биография укладывается в несколько строк. Родился в д. Романка Ивановской области в крестьянской семье. Вскоре после окончания энергетического техникума поступил на журфак Львовского высшего военно-политического училища. Служил военным журналистом в Уссурийске, Будапеште, в других городах и весях, но вернулся во Львов, где начинал свою журналистскую деятельность, и в нем же, в этом старинном украинском городе, обзаведясь семьей, осел на долгие годы.
Можно сказать, на его глазах из процветающей и братской советской республики Украина, «благодаря» расплодившимся на Западе националистам, перекрашивалась в цвета антисоветизма и русофобии. Юрий Владимирович остро переживал эти негативные процессы, особенно активизировавшиеся на Западе страны, и пытался с помощью своего оружия — пера — предупредить о надвигающейся угрозе в лице возрождающегося из пепла национализма. Он одним из первых (если не сказать — первым) стал передавать в редакцию гневные статьи о поднимающих головы бандеровцах, призывал тогдашние украинские и российские власти остановить, пока не поздно, их второе пришествие…
Но его, увы, не услышали ни по ту, ни по эту сторону воздвигнутой границы. И теперь пожинают горькие плоды.
Мы в редакции всегда удивлялись мужеству этого человека, истинного патриота России, волею судьбы оказавшегося «за рубежом».
В последнее время он жаловался на сердце, стал плохо видеть, но, несмотря на болячки, продолжал строчить, словно из пулемета, свои боевые строчки. Набирать и передавать тексты ему помогала его верная подруга Жеоржетта Ивановна. Смерть мужа, кстати, застала ее в Иванове, куда она по просьбе супруга ездила проведать его родственников, но из-за разорванных связей с Украиной и разорванного же авиасообщения между нашими странами, вынуждена была на похороны мужа добираться во Львов… через Молдавию.
«НВ» осиротел на украинском направлении — это истинная правда. Кто теперь будет писать об Украине так, как писал Юра, мы не знаем.
Леонид АРИХ, главред «НВ».

 

 

Михаил Захарчук, полковник в отставке.
26 июля 2017 г.
Страницы:  «  1 2 

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
10 апреля
пятница
2020

В этот день:

Город Сталина

10 апреля 1925 года город Царицын переименован в Сталинград.

Город Сталина

10 апреля 1925 года город Царицын переименован в Сталинград.

Сделано это было вовсе не Сталиным, как утверждают недобросовестные историки. Решение было принято по результатам проведённых по этому вопросу городских и уездных съездах и собраниях рабочих.

В Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) хранится письмо Сталина секретарю Царицынского губкома ВКП(б) Шеболдаеву, где генсек указывает, что переименование Царицына начато без согласования с ним и он настоятельно возражает против присвоения городу его имени. Однако, решение было принято и город стал называться именем Сталина.

Ядерное братство

10 апреля 1955 года между СССР и КНР подписано соглашение о строительстве в Китае циклотрона и ядерного реактора.

Ядерное братство

10 апреля 1955 года между СССР и КНР подписано соглашение о строительстве в Китае циклотрона и ядерного реактора.

С участием советских специалистов уже в середине 1955 года в Китае развернулось строительство исследовательского реактора на тяжелой воде, а в сентябре 1958 года был введен в строй ускоритель элементарных частиц.

Затем китайская атомная программа была дополнена секретным военным разделом, который нашел свое отражение в 12-летнем (1956-1967) плане развития науки и техники, направленном на создание национальной научно-технической базы. Особое внимание было уделено развитию атомной энергетики и электроники, а в военной области - разработке ядерного оружия и его носителей.

Расстрел чекиста

10 апреля 2005 года в Москве был убит бывший начальник Управления ФСБ по Москве и Московской области генерал-полковник ФСБ Анатолий ТРОФИМОВ.

Расстрел чекиста

10 апреля 2005 года в Москве был убит бывший начальник Управления ФСБ по Москве и Московской области генерал-полковник ФСБ Анатолий ТРОФИМОВ.

 

Трофимова расстрелял киллер на улице Клязьминская в Москве, возле дома номер 11 в его автомобиле джип Grand Cherokee; ранения получила также жена генерала, сидевшая в автомобиле, которая позже скончалась. Расследование преступления зашло в тупик.

 

Трофимов до 1991 года занимался к КГБ отслеживанием диссидентов. А после 1991 года, наоборот, встал в одну шеренгу с бывшими инакомыслящими. Отличился тем, что в октябре 1993 года участвовал в аресте вождей оппозиционного Верховного Совета: в частности, Александра Руцкого и Руслана Хасбулатова. В мае 1994 года был назначен в Академию ФСБ на должность начальника курсов повышения квалификации руководящего состава. 19 января 1995 года указом Ельцина был повышен до заместителя директора ФСБ и одновременно стал начальником московского Управления ФСБ.

В феврале 1997 уволен, по мнению некоторых СМИ, в результате депутатского запроса Ю. Щекочихина. Как известно, впоследствии Щекочихин умер «странной» смертью. По свидетельству коллег, он втечение двух недель превратился в дряхлого старика, у которого стали отказывать все внутренние органы. Медицинское расследование показало, что смерть наступила в результате интоксикации организма. Многие СМИ писали тогда о возможном применении поллония (кстати, впоследствии похожей смертью умер бывший сотрудник ФСБ Александр Литвиненко). Что касается Щекочихина, то незадолго до своей смерти, в 2002—2003 гг. он был членом «Общественной комиссии по расследованию обстоятельств взрывов домов в городах Москве и Волгодонске и проведения учений в городе Рязани в сентябре 1999 года». Речь шла о пресловутых учениях ФСБ по закладке в жилые дома муляжей, имитирующих взрывные устройства.

Трофимова расстрелял киллер на улице Клязьминская в Москве, возле дома номер 11 в его автомобиле джип Grand Cherokee; ранения получила также жена генерала, сидевшая в автомобиле, которая позже скончалась.

В апреле 2006 года в западной прессе появились сообщения, связывающие Трофимова с Литвиненко и косвенно с поллонием. Так, британский депутат Джерард Баттен (Gerard Batten) заявил в парламенте ЕС, что Трофимов говорил А. Литвиненко о присутствии и деятельности среди политиков Италии множества бывших агентов КГБ, в качестве одного из которых на тот момент действовал Романо Проди. Согласно газете EU Reporter, «ещё один бывший высокопоставленный офицер КГБ, действовавший в Лондоне, подтвердил рассказ».

В общем, история настолько запутанная, что вряд ли расследование гибели Трофимова и его жены когда-нибудь дойдет до завершения.

 

 

Что с погодой?

10 апреля 1722 года по указу Петра I в Санкт-Петербурге начались систематические наблюдения за погодой.

Что с погодой?

10 апреля 1722 года по указу Петра I в Санкт-Петербурге начались систематические наблюдения за погодой.

Они первоначально носили описательный характер. Записи вёл вице-адмирал Корнелиус Крюйс. Вот, например, одна из таких записей: «Апрель, 22, воскресенье. Поутру ветер норд-вест. Пасмурно и студено… В полдни ветр малый норд-вест и дождь после полудня». Постепенно наблюдения приобретали более научный характер.

Победа над турками близ Браилова

10 апреля 1791 года во время русско-турецкой войны 1787-91 гг. русская гребная флотилия под командованием капитана 2 ранга Поскочина уничтожила 15 турецких судов при взятии укреплений близ Браилова.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии