RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Путин — Герой России
29 сентября 2015 г.

Путин — Герой России

Наш президент отшлёпал Америку, как нашкодившую институтку
Сергей Шойгу выпускает когти
23 апреля 2013 г.

Сергей Шойгу выпускает когти

Военные ведомства России и Беларуси приступили к развертыванию авиационной базы и четырех дивизионов С-300 против западной агрессии
Путин: полёт над пропастью
21 октября 2015 г.

Путин: полёт над пропастью

С одной стороны нашего президента люто ненавидят либералы, с другой — начинают проклинать и некоторые патриоты
Павка Корчагин, он же — Володя Шарапов...
19 августа 2016 г.

Павка Корчагин, он же — Володя Шарапов...

.У моего большого друга Владимира Конкина сегодня день рождения – две шестёрки ему стукнуло.
Памяти гениального конструктора-оружейника
26 апреля 2013 г.

Памяти гениального конструктора-оружейника

25 апреля 2013 года на 86 году жизни скончался Аркаадий Геооргиевич ШИПУНОВ, выдающийся советский конструктор
Главная » Герои нашего времени » Гордость нашего курса и любимец Фортуны

Гордость нашего курса и любимец Фортуны

И всё это об одном человеке – капитане 1 ранга в отставке Владимире Чупахине, которому 12 ноября 2017 года исполнилось 66 лет

Прочитав заглавие, Володя, наверняка, смутится, а потом напишет мне в личку: зачем, ты, Захар, так…
 Гордость нашего курса и любимец Фортуны

Ну или что-то типа того скажет. А я, меж тем, пишу правду, одну правду и только правду – десятилетиями выстраданное право. Ибо скажите мне, читатель, на милость, как же нам, выпускникам Львовского высшего ордена Красной Звезды военно-политического училища, не гордиться своим однокашником, который стал главным редактором главной военной газеты Советского Союза, легендарной «Красной звезды». То есть, он достиг самой мыслимо высокой нашей творческой вершины. Один-единственный за всю историю училища! А поскольку училище исчезло точно так же, как и СССР, то уже никто и никогда не повторит подвига Чупахина.

 

Теперь о Фортуне. В многосерийном англо-американском фильме «Рим», на всякий случай, лучшем историческом сериале всех времён и народов, есть такой эпизод. Перед великим Юлием Цезарем предстают два провинившихся легионера Люций Варена и Тит Пуло. Они отпустили на волю Помпея. Цезарь, выслушав объяснение Варены, тоже отпускает воинов. На что возмущённый Антоний говорит: «Он позволил улизнуть твоему врагу Помпею, а ты даруешь ему жизнь? Да его следовало бы примирено наказать!» - «Любого другого, кого угодно – наверняка,- отвечает полководец.- Но этих двоих… Они вернули похищенного орла. Они выжили после морской бури, в которой погибло всё войско и на песочке повстречали Помпея. Их оберегают могущественные силы. И я не посмею поднять руку на человека с такими покровителями».

 

У каждого из нас, наверное, есть (или должен быть) ангел-хранитель, представляющий некие Высшие Силы. Им по логике вещей просто некуда деваться из нашего бытия. Но встречаются и люди, которых Провидение опекает с особым пристрастием. Вот Володя Чупахин – один из таких любимцев Фортуны. Без малого полвека назад он стал единственным среди нас курсантом факультета журналистики уже упомянутого училища, ни дня не послужив. И он бы никогда не поступил – в те времена в ЛВВПУ принимали исключительно и только солдат, сержантов срочной службы. Однако за него, как утверждала курсантская молва, ходатайствовал сам легендарный Маршал Будённый. Та молва, как и положено всякому слуху, оказалась достоверной лишь наполовину. Много лет спустя мне станет известно от самого Володи, как всё обстояло на самом деле. Его отец дружил с писателем Александром Золототрубовым, написавшим книгу о Будённом в серии ЖЗЛ. Ну и рассказал приятелю, что один из его сыновей хочет стать военным журналистом. Только вот закавыка: в училище принимаются исключительно послужившие юноши. Писатель поговорил с Семёном Михайловичем. Тот почесал репу: «Задача не так проста, как на первый взгляд кажется. Но мы её решим с помощью моего сослуживца конника». Им оказался, на всякий случай, тогдашний министр обороны СССР, Маршал Советского Союза Андрей Антонович Гречко. Вот так два выдающихся советских военачальника и оказались «повивальными бабками» будущего глареда «Красной звезды». И кто-то мне ещё будет говорить, что тут Высшие Силы ни при чем?

 

Но и это ещё не весь сказ об особо нежной приверженности госпожи Фортуны к Чупахину. В конце первого своего курсантского года я впервые в жизни написал заметку в «Красную звезду» под символическим заглавием «У них на плечах погоны». То был простенький, незамысловатый рассказ о четырёх товарищах однокурсниках – Толе Боровкове, Вите Родине, Васе Бейдине. И - о Володе: «На него мы смотрели насторожено и даже немного недружелюбно. Володя Чупахин действительно выглядел маменькиным сыночком. В армии он не служил и потому даже портянки не умел правильно наворачивать. Он пришёл в училище, что называется, прямо со школьной скамьи. Ещё на выпускных экзаменах все мальчишки из его класса решили поступать в военные училища. Семерым, в том числе и ему, посчастливилось. Сначала было трудно. Ведь почти год приходилось всегда в чём-то догонять своих сокурсников. Он понятия не имел о строевой подготовке, тогда как для многих в группе это был пройденный этап. Он никогда раньше не стрелял из автомата, не стоял на посту. Много чего он не знал. Но старания этому парню было не занимать. В первом семестре второго курса комсомолец Чупахин стал отличником. У него – большое будущее».

 

Разумеется, я не столь наивен, чтобы ставить себя на одну доску с прославленными маршалами. Но не кажется ли вам, читатель, что и моей рукой, как и маршальскими закалёнными дланями, водили некие Высшие Силы? Ведь тогда на нашем курсе учились 63 человека и выбор у меня был просто-таки огромен. Но я остановился на Володе. Кстати, много лет спустя мы с Чупахиным в капитанских званиях оказались в «Красной звезде». Говорю: «А ведь я тебе предсказывал большое будущее» - «Когда это было?» - «Да ты, поди, и не читал моей заметки в «Красной звезде»? Точно – не читал. Спустились в библиотеку, достали подшивку за 1971 год. Володя пробежал по диагонали и удивился: «Ну, ты, конечно, не Нострадамус, но тоже Мишель. Потому что я действительно видел свой потолок как у отца – заместителем редактора флотской газеты. Если очень повезёт – ответственным редактором. Всё. На «Красную звезду» даже в самых сокровенных мыслях не посягал» - «Подожди, ты ещё её возглавишь» - «Захар, хватит тебе…». Дальше последовал инфинитивный глагол, который печатно и поныне не воспроизводится. Как уже известно, спустя десяток лет моё шутейное предсказание сбылось.

 

Однако если говорить кроме шуток, то меня всегда магнитно тянуло к общению с умными людьми. Встречал их много, обо всех не обскажешь. А на курсантской скамье такими были три Володи: Коржавых, Верховод, Чупахин. В них меня привлекало то, чего был лишён сам или обладал им недостаточно. У Коржа наблюдался врождённый интеллект, подпитываемый неустанно-лютым чтением. Верховод дивил цепкостью ума, не встречающейся ни у кого среди моих однокашников. К Чупахину влекли и его ум, и не возрастная рассудительность, и более всего – поразительная стрежневая какая-то не суетность. С этими тремя друзьями, далее, я никогда не чувствовал своего превосходства, той особой формы неловкости, когда краснеешь от простоты твоего собеседника, которая завсегда хуже воровства. Люди в массе своей чрезвычайно говорливы, а уж глупые просто фонтанируют словесами. В таких случаях я лихорадочно ищу способа выйти из беседы любой ценой. С перечисленными товарищами этого никогда не случалось. Притом, что недостатки каждого мне всегда были видны, как на лопате. Только о них думалось в третью, в четвёртую очередь. А на первом месте стояла их интересность. Другими словами Чупахина я всегда выделял, и втайне даже завидовал той лёгкости, с которой он учился, вёл себя в коллективе, просто жил в своё удовольствие. Чего никак нельзя было утверждать наоборот. На втором курсе меня принимали кандидатом в члены КПСС. Против проголосовали семеро сокурсников. Среди них – Чупахин. Видит Бог, я чуть не заплакал от досады. Ибо определённо искал его дружбы и вдруг такой апперкот! Слава Богу, хватило ума не зацикливаться на досадном поступке однокашника.

 

Работая вместе в «Красной звезде», мы с Чупахиным поддерживали добрые, почти приятельские отношения. Некоторое время даже дружили семьями. А потом я ушёл сначала в ТАСС, затем возглавил журнал «Вестник ПВО» и уже общались мы с Володей до обидного спорадически. То было как раз время «лихих девяностых» с ельцинским пьяным сумасбродством, с приходом к власти сволочных предателей козыревых, кохов, бурбулисов, абрамовичей, боровых и прочих мразей. Основные государственные скрепы трещали по швам. Дошло до того, что главного редактора «Красной звезды» захмелевшие от шальной свободы военные журналисты решили избирать майданным голосованием. В очереди кандидатов стоял и автор сих строк. Однако Судьба своим перстом указала именно на Чупахина, единственного среди нас не желавшего садиться в редакторское кресло. И я уверен, что выбор тот был не случайным. Ибо, в конце концов, в нашей жизни вообще ничего случайным не бывает…

 

Практически всю сознательную жизнь я веду дневники. Несколько лет назад на их основе издал книгу «Через Миллениум или 20 лет на изломе тысячелетий». Скажу без обиняков, за некоторые суждения той поры не сказать, чтобы мне было нынче стыдно. Хотя бы потому, что я нигде, ни на йоту не соврал. Но что уж точно, так я бы теперешний не рассуждал столь категорично, как четверть века назад. Некоторые мои герои поэтому вдрызг со мной разругались из-за тогдашних моих жёстких оценок, пару знакомцев, пожалуй, что и возненавидели меня. И только один Чупахин воспринял всё именно так, как и должен воспринимать честные, добросовестные воспоминания по-настоящему мудрый человек. Хотя как раз ему-то досталось не в пример прочим – повторюсь, я же спал и видел себя в кресле главреда «КЗ». И, конечно же, эта мысль влияла на моё поведение.

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

Вера 12.11.2017 в 22:31 # Ответить
Вера
Много много раз слышала эту фамилию,а теперь было очень интересно прочитать про ее обладателя. Однако мне осталось непонятным,почему же он всё-таки голосовал против принятия автора статьи в члены коммунистической партии..

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
22 ноября
среда
2017

В этот день:

Конструктор вертолётов Михаил Миль

22 ноября 1909 года родился Михаил Леонтьевич Миль (умер в 1970), конструктор вертолётов. доктор технических наук (1945), Герой Социалистического Труда (1966), лауреат Ленинской премии (1958) и Государственной премии СССР (1968).

Конструктор вертолётов Михаил Миль

22 ноября 1909 года родился Михаил Леонтьевич Миль (умер в 1970), конструктор вертолётов. доктор технических наук (1945), Герой Социалистического Труда (1966), лауреат Ленинской премии (1958) и Государственной премии СССР (1968).

Коллективом конструкторов под его руководством были созданы вертолёты Ми-2, Ми-4, Ми-6, Ми-8, Ми-10, Ми-12, Ми-24 и др.

С детства увлекался авиамоделированием, в двенадцатилетнем возрасте сделал модель самолёта, которая победила на конкурсе в Новосибирске. В 1925 году поступил в Сибирский технологический институт, но вскоре перевёлся на механический факультет Донского политехнического института в Новочеркасске, поскольку там где была авиационная специализация. После окончания института работал в ЦАГИ им. Н. Е. Жуковского, участвовал в разработке автожиров А-7, А-12 и А-15, потом трудилмся на автожирном заводе заместителем Николая Камова.

В годы Великой Отечественной войны Миль был отправлен в эвакуацию в посёлок Билимбай. Там занимался усовершенствованием боевых самолётов, улучшением их устойчивости и управляемости, за что был удостоен пяти правительственных наград.

В 1947 году М. Л. Миль был назначен главным конструктором опытного КБ по вертолётостроению, созданного на базе завода № 383 минавиапрома. Первая машина ГМ-1 (Геликоптер Миля-1), созданная в ОКБ, была поднята в воздух 20 сентября 1948 года на аэродроме Захарково лётчиком-испытателем М. К. Байкаловым. В начале 1950 года, после серии испытаний, вышло постановление правительства о создании опытной серии из 15 вертолётов ГМ-1 под обозначением Ми-1. В 1964 году Миль стал генеральным конструктором опытного КБ. Его коллективом были созданы вертолёты Ми-2, Ми-4, Ми-6, Ми-8, Ми-10, Ми-12, Ми-24 и др.

Первая радиосвязь самолёта с землей

22 ноября 1911 года инженер-подполковник Д. М. Сокольцов осуществил радиопередачу с самолёта, пилотируемого летчиком А. В. Панкратьевым, на землю. До этого для корректировки артиллерийской стрельбы с аэроплана приходилось передавать информацию артиллеристам эволюциями самолета, сбрасыванием вымпелов и т. д.

Первая радиосвязь самолёта с землей

22 ноября 1911 года инженер-подполковник Д. М. Сокольцов осуществил радиопередачу с самолёта, пилотируемого летчиком А. В. Панкратьевым, на землю. До этого для корректировки артиллерийской стрельбы с аэроплана приходилось передавать информацию артиллеристам эволюциями самолета, сбрасыванием вымпелов и т. д.

Аппаратура, на которой работал Сокольцов, состояла из закрепленного на груди передатчика, отдельного приемника и установленного под сиденьем электромотора. Антенной служил спущенный с хвоста самолета оголенный провод длиной 35 м, заканчивавшийся металлическим кругом метрового диаметра. Общий вес системы составлял около 30 килограммов.

Непокорённая полтавчанка Елена Убийвовк

22 ноября 1918 года родилась Елена Константиновна Убийвовк (расстреляна фашистами 26.05.1942), одна из руководителей комсомольского антифашистского подполья в Полтаве в годы Великой Отечественной войны, создательница подпольной группы «Непокорённая полтавчанка». Елена Константиновна Убийвовк была посмертно удостоенная звания Героя Советского Союза.

Непокорённая полтавчанка Елена Убийвовк

22 ноября 1918 года родилась Елена Константиновна Убийвовк (расстреляна фашистами 26.05.1942), одна из руководителей комсомольского антифашистского подполья в Полтаве в годы Великой Отечественной войны, создательница подпольной группы «Непокорённая полтавчанка». Елена Константиновна Убийвовк была посмертно удостоенная звания Героя Советского Союза.

После окончания Полтавской школы поступила в Харьковский университет. Будучи студенткой, познакомилась с Сергеем Сапиго (учился в школе красных комиссаров), с которым позже в годы оккупации работала в Полтавском подполье. Летом 1941 года, закончив 4 курса университета, приехала в Полтаву к родителям, где её и застала война. Создала подпольную группу «Непокорённая полтавчанка», в которую первоначально вошло девять комсомольцев. Вместе с товарищами она собирала оружие, вела антифашистскую агитацию среди жителей города. Подпольщики установили связь с партизанским отрядом под командованием коммуниста Жарова, который действовал в Диканьских лесах. Выполняя указания Жарова, регулярно принимали по радио из Москвы сводки Совинформбюро, печатали листовки (в течение шести месяцев распространили более 2 тысяч листовок). Кроме того, изготавливали различные документы и справки для членов подпольной организации, дававшие возможность свободно передвигаться по городу и окрестным селам.

Группа постепенно увеличилась до 20 человек; начальником штаба подпольной организации был Сергей Сапиго. Проводили диверсии: вывели из строя электростанцию, повреждали станки на механическом заводе, где ремонтировались немецкие танки. Организовали помощь военнопленным, находившимся в лагере: снабжали их штатской одеждой и продуктами питания, 18 военнопленным помогли бежать и переправиться в партизанский отряд. Подпольщики готовились к вооружённому выступлению в Полтаве, для чего приобрели винтовки и гранаты. Оккупационные власти в поиске подпольщиков задействовали группу «Цеппелин», карательные отряды эсэсовской дивизии «Мёртвая голова», шпионскую школу «Орион-00220». 6 мая 1942 года одновременно были арестованы и подвергнуты пыткам наиболее активные члены подполья. Елену Убийвовк пытали и допрашивали 26 раз.

26 мая 1942 года за городским кладбищем в Полтаве были расстреляны: Елена Константиновна Убийвовк, Сергей Терентьевич Сапиго, Борис Поликарпович Серга, Сергей Антонович Ильевски, Валентин Дмитриевич Сорока и Леонид Иванович Пузанов.

Из гестаповской тюрьмы Елене Убийвовк удалось переслать родителям предсмертные письма. Заверенные их копии до 1991 года хранились в Центральном архиве ЦК ВЛКСМ (материалы по Полтаве, 1942 г., л. 1—5), где сейчас — неизвестно. К счастью, они были частично опубликованы в сборнике «Советские партизаны» (М., 1961, стр. 513—514). И мы имеем возможность ознакомить читателей с этими свидетельствами душевной чистоты и величия этой советской патриотки.

ПИСЬМО ОТЦУ 12—13 мая 1942 г.

Папа, родной!

Ты мужчина и должен перенести все, что будет, как мужчина. У меня один на сто шансов выйти отсюда. Виноват в этом не Сергей,— он сделал все, что мог, чтобы спасти меня.

Я пишу не сгоряча, а хорошо все обдумав. Надежду не теряю до последней минуты и присутствия духа. Но если я погибну, помни — вот мое завещание: мама, верно, не переживет моей смерти, но ты должен жить и мстить, когда будет возможность.

Отсюда, из самого сердца фашизма, я ясно вижу, что это такое — все это утонченное зверство.

Смерти я не боюсь, но хочу, если не будет выхода, погибнуть от своей руки, поэтому заклинаю тебя всем, что для тебя свято, твоею любовью ко мне — принести мне, и сегодня же, опию, у нас дома есть в бутылке, ровно столько, сколько это нужно, чтобы умереть, ни больше, ни меньше, чтобы не промазать.

Я верю, что любя меня, это сделаешь. Помни, что я пишу не сгоряча и поспешности тоже не сделаю. Налей пузырек и вложи в хлеб. Лучше в кастрюлю с супом, супя вылью вон.

Я выполню свой долг — не впутаю невинных людей и, если нужно, стойко умру. . Но, чтобы избавить меня от мук, передай сегодня же, пока можно видеть, опий или морфий — тебе виднее, смертельную дозу — и будь молодцом, чтобы не сделать мне хуже. К пяти часам меня привезут в тюрьму, и там меня можно увидеть.

Друзьям передай: я уверена, что моя смерть будет отомщена. Валя — предательница, она наговорила на меня и Сергея. Сергей — молодец, и все это не забудь передать.

Каждое это слово — завещание, и если я буду знать, что все будет выполнено, буду спокойна.

Еще надежда есть, но решение мое неизменно, если ее не будет. Маму пока не волнуй.

Целую вас всех от всего сердца.
Привет друзьям.

 

ПИСЬМО РОДНЫМ

24—25 мая 1942 г.

Родные мои мама, папа, Верочка, Глафира.

Сегодня, завтра — я не знаю когда — меня расстреляют за то, что я не могу идти против своей совести, за то, что я комсомолка. Я не боюсь умирать и умру спокойно.

Я твердо знаю, что выйти отсюда я не могу. Поверьте — я пишу не сгоряча, я совершенно спокойна. Обнимаю вас всех в последний раз и крепко, крепко целую. Я не одинока и чувствую вокруг себя много любви и заботы. Умирать не страшно.

Целую всех от всего сердца.

Ляля.

 

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии