RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Американский террор
13 января 2014 г.

Американский террор

Главная опасность 2014 года — кровожадная политика Соединенных Штатов
Крейсер «Адмирал Сенявин»: кровавое ЧП
13 июня 2015 г.

Крейсер «Адмирал Сенявин»: кровавое ЧП

13 июня 1978 года на флагманском корабле Тихоокеанского флота произошел взрыв, унесший жизни 37 человек
США «вяжут» Россию
19 июля 2014 г.

США «вяжут» Россию

Катастрофа «Боинга» в украинском небе: мнение бывшего офицера ПВО
Пора расследовать катастрофу «Боинга»
21 июля 2014 г.

Пора расследовать катастрофу «Боинга»

Идет пятый день после трагедии в небе Донбасса, а Европа так и не приступила по-настоящему не только к выяснению её обстоятельств, но и к опознанию жертв
Третья мировая война
5 ноября 2014 г.

Третья мировая война

Прогноз на ближайшее десятилетие делает известный политик и экономист Сергей Глазьев
Главная » Герои нашего времени » Прощай, созидатель Кравченко!

Прощай, созидатель Кравченко!

Ушёл из жизни военный журналист, бывший начальник Редакционно-издательского центра Министерства обороны РФ

.
Прощай, созидатель Кравченко!

Стас был курсом меня младше по Львовскому высшему военно-политическому училищу и на месяц младше по возрасту. Даже по двум этим позициям видна досадная и глупая скоропостижность смерти. Но у неё, как и в жизни, свои трудно постижимые резоны, своя запредельная алгебра бытия. В любом случае это большая и невосполнимая потеря для семьи Кравченко, для его друзей. И - моя личная утрата.
В отличие от многих его однокашников, Станислав хорошо запомнился мне ещё с курсантских времён. Потому как был начальником из нашей среды - старшиной, а значит всегда на виду. Затем служебные пути-дороги наши круто разошлись. Кравченко по выпуску попал в дивизионную газету «Гвардеец». Потом трудился на радиостанции «Волга» Группы советских войск в Германии. Некоторое время поработал научным сотрудником Ракетных войск и артиллерии, редактором и ответственным секретарём журнала "Военный вестник". В 1994 году ежемесячник Сухопутных войск сократили под «реформаторским натиском» помощника министра обороны по связам с общественность и СМИ Елены Агаповой. Под этот же безжалостный и тупой каток попали редакционные коллективы «Авиации и космонавтики», «Техники и вооружения», «Военно-экономического журнала» и «Вестника противовоздушной обороны», который я редактировал. Тогда же мы и встретились с Кравченко спустя 22 года после ЛВВПУ. Оба в качестве жертв «агаповского реформирования». Хотя, надо отдать должное Елене Александровне, лучшие силы из упразднённых изданий она всё-таки сохранила для вновь образованного журнала Генерального штаба «Армейский сборник».
Во что бы то ни стало остаться в кадрах, не входило в мои намерения. Выяснив сие обстоятельство, бывшая моя коллега по «Красной звезде» поинтересовалась, в качестве кого я вижу себя в новом творческом коллективе? Честно я ответил, и Лена не даст соврать, что представляю себя только в должности первого заместителя. И опять же я был до глупости искренен: мне ничего не стоило посражаться и за кресло главного редактора. Имелись определенные связи в военных и гражданских верхах, против которых никто из существующих кандидатов на пост главного редактора ни при каких обстоятельствах устоять бы не смог. Плюс ко всему прочему, я уже был достаточно известным в узких кругах публицистом, что в те времена ценилось на уровне приличных связей. Но мне, во-первых, не хотелось начинать работу во вновь образованном коллективе с нервной аппаратной возни, никому, особенно инициатору, здоровья не прибавляющей. Во-вторых, я тогда, ничтоже сумняшеся, полагал, что как руководитель объективно и значительно уступаю Валерию ВИННИКУ даже вовсе не потому, что он закончил командную академию тыла, а я - политическую. Просто руководящая ментальность (так мне казалось) у нас была различной. Сильно я ошибался, но это стало заметно лишь какое-то время спустя. В-третьих, что тоже немаловажно, базой нового издания Генерального штаба служила все-таки редакция «Военного вестника», которую возглавлял Винник. Он же и разработал концепцию нового издания. Весьма, замечу, приличную: одних полковничьих должностей предусматривалось до двух десятков. И разряды у всех были очень высокие. Станислав Кравченко и стал одним из трёх его заместителей.
В работе он почти никак себя не проявлял. Всё больше норовил любую возможность использовать для строительства собственной дачи. Другой заместитель главного – Александр ЗЛАИН – словно брал пример с бывшего старшины. Безынициативность мужиков, как я вскоре убедился, не была их сутью. Просто слишком большим айсбергом высился над тем и другим наш главный, вязавший обоих по рукам и ногам. Мы с Кравченко тогда относились друг к другу почти прохладно. До тех пор, покуда не встал вопрос ребром о том, кому брать бразды правления коллективом редакции после увольнения Винника. Вот тогда посидели мы со Стасом за бутылкой коньяку, поговорили напрямик, безо всяких политесов, как собратья по боевому строю, и я ему не просто уступил ему дорогу, но ещё и активно подтолкнул в кресло главного через свои проверенные каналы и связи. Опять же, откровенно говоря, альтруизма в моих действиях наблюдалось мало. А определённая корысть наличествовала. К тому времени я пилотировал цивильную газету «Очная ставка». И она занимала львиную долю моего времени и моих усилий.
А Слава Кравченко, став главным редактором «Армейского сборника», словно обрёл второе дыхание. Как будто вторая молодость его настигла. Все проблемы, которые годами накапливал предыдущий главред, демонстрируя поразительные чудеса военного пофигизма, Станислав Викторович разрулил быстро, спокойно и без малейшего напряга. Чтобы не быть голословным, приведу лишь один пример. Однажды в отсутствие главного пришлось мне сочинить «в верха» вот такую колоритную историческую бумагу: «Начальнику Военно-научного управления ГШ ВС РФ генерал-лейтенанту ЦАРЕВУ А.П. Докладная записка. 29 июля с.г. в 11.30 в редакции журнала «Армейский сборник» на целый рабочий день отключили электроэнергию. Приостановлен был весь технологический процесс по выпуску оригинал-макетов, редакция практически отрезали от внешнего мира (многие наши телефоны на электропитании, а Р-связь повреждена), невозможно было оповещение офицеров по мобготовности. Команда на отключение электроэнергии отдана руководством ФДСУ (п-к Матренин Н.И.) из-за того, что ГлавКЭУ не внесла плату за редакцию. Проведенные переговоры с руководством ФДСУ оказались безрезультатными. Докладываю на ваше рассмотрение. Врио главного редактора п-к Захарчук М.А.».
Это лишь один случай из массированной кампании по выдавливанию редакции из здания, которую устроило ФДСУ. Слишком лакомый теремок мы занимали на Мясницкой рядом с замечательным архитектурным сооружением выдающегося француза Ле Корбюзье. И главный редактор ну никак не противостоял этому давлению. Кравченко поняв, что проблема запущена донельзя, не стал «размахивать обнажёнными нервами» перед руководством. Вместо глупых тяжб, пробил на Хорошевке площадь для редакции в два с половиной раза большую, чем мы владели на Мясницкой. Он вообще в отличие от предыдущего главреда, очень редко засиживался в своём кабинете. Зато методично и регулярно обивал пороги вышестоящего командования, памятуя старую армейскую мудрость: под лежачего офицера водка никогда не течёт. Благодаря его усилиям, наши офицеры стали регулярно получать жалование. Станислав оснастил редакцию новой электронной техникой. Пробил для редакции легковой автомобиль, чего никак не могли добиться ни я, ни Винник.

Вообще я, грешным делом, наблюдая бурную и, главное, плодотворную деятельность коллеги, всё чаще и чаще сожалел сразу о двух вещах. Первая: почему мы раньше не «подсадили» Валеру Винника на заслуженный отдых? И вторая: жаль, что мне не удалось вдоволь поработать с Кравченко в одной связке. Всякие там горы вряд ли, но приличных холмов мы бы свернули с ним немало. Потому как организатором и руководителем Стас был блестящим. А я бы подсоблял ему в творческом плане. Не получилось. Подоспело моё время на увольнение из кадров. И уже без меня Кравченко совершил едва ли не главное дело своей жизни, за вычетом, конечно, сына и дочки,- организовал федеральное государственное казённое учреждение «Редакционно-издательский центр» Министерства обороны Российской Федерации, куда вошли журналы: «Армейский сборник», «Военная мысль» и «Военно-исторический журнал».
Об этом, без преувеличения, служебном и офицерском подвиге Станислава Викторовича можно было написать много. Но я ограничусь лишь одной констатацией: никому из выпускников нашего славного Львовского высшего военно-политического училища не суждено было столь созидательно и значимо отметиться по службе и в профессии. РИЦ МО РФ существует и поныне как достойный памятник полковнику Кравченко.

Он был настоящим военным руководителем в полном смысле этого слова. А что значит настоящий руководитель? Это человек, умеющий принимать решения, порой, очень даже не простые. И об этом лучше всего, наверное, известно сыну Станислава Викторовича. А каким он мог быть любвеобильным и добрым в семье, о том, пожалуй, лучше всех ведомо его дочери. И ещё супруге Елизавете. Вдвоём они прожили очень счастливо.

Прими, Лизонька, мои самые глубокие соболезнования. И пусть будет нашему Стасу земля пухом…

 

Михаил Захарчук, полковник в отставке.
12 сентября 2017 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
20 августа
понедельник
2018

В этот день:

Взятие Нарвы Петром Первым

20 августа 1704 года во время Северной войны штурмом взята шведская крепость Нарва.

Взятие Нарвы Петром Первым

20 августа 1704 года во время Северной войны штурмом взята шведская крепость Нарва.

Во время штурма русские потеряли 350 человек убитыми и 1340 ранеными. Шведы только убитыми потеряли 1,3 тыс. человек. Военная добыча русских составила 80 медных и 400 чугунных орудий, 11 000 ружей, 1300 пар пистолетов, во множестве снаряды и продовольствие. Принявший активное участие в штурме А. Д. Меншиков получил звание генерал-поручика и назначен губернатором Нарвы. 11 сентября жители Нарвы присягнули на верность Петру.

Битва под Гумбинненом

20 августа 1914 года в ходе Первой мировой войны русские войска разбили германцев под Гумбинненом.

Битва под Гумбинненом

20 августа 1914 года в ходе Первой мировой войны русские войска разбили германцев под Гумбинненом.

Битва разыгралась на фронте 50 км от г. Гумбиннен до г. Гольдап. Соотношение сил перед сражением было не в пользу русской армии, которая имела: 6,5 пехотных и 1,5 кавалерийских дивизии (63,8 тыс. бойцов, 380 орудий, 252 пулемета). Германцы располагали 8,5 пехотными и 1 кавалерийской дивизией немцев (74,5 тыс. чел., 408 легких и 44 тяжелых орудия — по другим данным 508 орудий, 224 пулемета). Но мужество и смелость русских войск обеспечила победу. Английский премьер-министр Уинстон Черчилль о победе русских войск под Гумбинненом писал: «Очень немногие слышали о Гумбиннене, и почти никто не оценил ту замечательную роль, которую сыграла эта победа. Русские контратаки 3-го корпуса, тяжелые потери Макензена вызвали в 8-й армии панику, она покинула поле сражения, оставив своих убитых и раненых, она признала факт, что была подавлена мощью России».

 

Сражение на реке Ханхин-Гол

20 августа 1939 года началась контрнаступательная операция советско-монгольских войск по разгрому японских войск в районе реки Халкин-Гол.

Сражение на реке Ханхин-Гол

20 августа 1939 года началась контрнаступательная операция советско-монгольских войск по разгрому японских войск в районе реки Халкин-Гол.

Предыстория такова. В 1932 году завершилась оккупация Маньчжурии японскими войсками. На оккупированной территории было создано марионеточное государство Маньчжоу-го, которое планировалось использовать как плацдарм для дальнейшей агрессии против Китая, Монголии и СССР.

Начало военному конфликту положили требования японской стороны о признании реки Халхин-Гол границей между Маньчжоу-го и Монголией, хотя граница проходила на 20-25 км восточнее. Мелкие приграничные стычки день за днем учащались и расширялись, грозя перерасти в масштабную войну. В соответствии с договором о взаимопомощи между Монголией и СССР части Красной Армии пришли на выручку монгольским военным. Сталин потребовал, не доводя дело до масштабной войны, стремительно разгромить японского агрессора, назначив Г.К. Жукова руководить операцией. К началу советского контрнаступления 1-я армейская группировка Жукова имела в своём составе около 57 тысяч человек, 542 орудия и миномёта, 498 танков, 385 бронемашин и 515 боевых самолётов, противостоящая ей японская группировка — в общей сложности насчитывала более 75 тысяч человек, 500 артиллерийских орудий, 182 танка, 700 самолётов

Тем не менее к 26 августа Жуков завершил полное окружение японской армии. После этого началось её дробление отсекающими ударами и уничтожение по частям. Красная Армия в качестве трофеев захватила 100 автомашин, 30 тяжёлых и 145 полевых орудий, 42 тыс. снарядов, 115 станковых и 225 ручных пулемётов, 12 тысяч винтовок и около 2 млн патронов, много другого военного имущества. К утру 31 августа территория Монгольской Народной Республики была полностью очищена от японских войск. Японское правительство обратилось к правительству СССР с просьбой о прекращении военных действий на монгольско-маньчжурской границе. 15 сентября 1939 года было подписано соглашение между Советским Союзом, МНР и Японией о прекращении военных действий.

Создание «атомного» комитета в СССР

20 августа 1945 года постановлением Государственного комитета обороны был создан специальный сверхсекретный комитет при ГКО для руководства работами по использованию атомной энергии урана, включая производство атомной бомбы.

Создание «атомного» комитета в СССР

20 августа 1945 года постановлением Государственного комитета обороны был создан специальный сверхсекретный комитет при ГКО для руководства работами по использованию атомной энергии урана, включая производство атомной бомбы.

Председателем комитета был назначен Лаврентий Берия, а его членами – Г. Маленков, Н. Вознесенский, Б. Ванников, А. Завенягин, ученые-физики Петр Капица и Игорь Курчатов.

В состав Технического совета вошли крупные ученые И.Вознесенский, А. Иоффе, П.Капица, И.Курчатов, Ю.Харитон. Советское руководство, после преступного применения США ядерного оружия против мирных японских городов Хиросима и Нагасаки, стремилось любой ценой ускорить испытание первой атомной бомбы.

К 1946 году Ю.Харитоном было подготовлено тактико-техническое задание на первую советскую атомную бомбу. Для его выполнения в 1946 году был создан первый в стране научно-исследовательский центр по разработке и созданию атомного оружия. Летом 1948 года под Челябинском завершилось сооружение первого промышленного атомного реактора. Через несколько месяцев заработал радиохимический завод по выделению плутония из урана. 29 августа 1949 года на ядерном полигоне под Семипалатинском был произведен взрыв первой в СССР атомной бомбы.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии