RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Настоящие русские парни
23 мая 2017 г.

Настоящие русские парни

23 мая 1977 года родился и 23 мая 1996 года был растерзан чеченскими бандитами рядовой Евгений Родионов со товарищи
Проект «Борей» в действии
23 декабря 2013 г.

Проект «Борей» в действии

23 декабря 2013 года новый подводный атомный «стратег» "Александр Невский" вошел в состав ВМФ России
Энергия Жизни
8 апреля 2016 г.

Энергия Жизни

8 апреля 2016 года художнику Никасу Сафронову исполнилось 60 лет
Почему Обама
2 октября 2014 г.

Почему Обама "заказал" Путина

«Последний диктатор» не даёт «чёрному голубю мира» осчастливливать человечество кровавой демократией «исключительной нации»
Ностальгия по советским лидерам
25 мая 2013 г.

Ностальгия по советским лидерам

«Левада-Центр» провел опрос, результаты которого для порядочных госруководителей могли бы стать поводом к отставке
Главная » Герои нашего времени » Зори Ольги Остроумовой

Зори Ольги Остроумовой

Народная артистка России, лауреат Государственной премии СССР 21 сентября отмечает юбилей

Она хорошо известна по 60 ролям в кино, в том числе в фильмах «А зори здесь тихие», «Доживём до понедельника», «Любовь земная», «Судьба»...
Зори Ольги Остроумовой

Где-то в начале восьмидесятых мы устроили творческий вечер Ольги Остроумовой для комсомольско-молодежных бригад московских предприятий. В табели о рангах мероприятий Всероссийского театрального общества это было событием как бы второго плана. В первом эшелоне у нас всегда выступали особо заслуженные деятели искусства, народные артисты СССР. И встречались они со "взрослыми" ударниками коммунистического труда. А тут молодая актриса будет общаться с молодыми рабочими. И поначалу речь даже шла о малом зале. Дескать, ну кто там знает какую-то Остроумову?..
Меня назначили ответственным за проведение встречи с актрисой. Хотя, признаться, и я её практически не знал. Нет, конечно же, помнилась её Рита Черкасова в фильме «Доживем до понедельника», любвеобильная Маня Поливанова («Любовь земная», «Судьба») и неотразимая Комелькова («А зори здесь тихие»). Но поскольку в последней картине по замыслу сценариста Бориса Васильева и режиссёра Станислава Ростоцкого за каждой девушкой-героиней стояла выписанная и выпестованная авторами идея, то как раз идея «свободной любви» Жени Комельковой меня не сильно волновала. Эка невидаль, рассуждал я, адюльтер женатого офицера с генеральской дочкой – даже пусть и на фоне страшной военной трагедии. Гораздо ближе были мне и душу грели темы Гурвич – возвышенная поэтическая душа на войне – и Бричкиной – всегдашние смиренность, вера в будущее девушки из народа. Одним словом, Ольга Остроумова ни с какой стороны не являлась героиней моего романа, несмотря даже на то, что практически в каждой кинороли она подчёркнуто олицетворяла собой, прежде всего, непреходящую женскую красоту.

Догадываться о своём заблуждении я начал уже на самом творческом вечере Остроумовой, куда народу прибыло – яблоку негде было упасть. О ней тепло, сердечно и очень проникновенно, значимо говорили мой любимый актёр Евгений Семёнович Матвеев и уважаемый режиссёр Станислав Иосифович Ростоцкий.
Выступали тогда ещё несколько артистов из театра на Малой Бронной, где бенефициантка работала, но, кроме Александра Мартынова, никого больше в моём дневнике не осталось. Зато осталась удивлённая запись о том, что сама Оля ни слова о своём творчестве не произнесла! Как мне показалось, из-за своей... застенчивости. Такое поведение в артистическом мире, откровенно говоря, было более чем необычное. Уже одно это вызывало повышенный профессиональный интерес, и я начал актрису по-журналистски прицельно и активно «окучивать».

Поначалу Ольга Михайловна вообще отказывалась со мной встречаться. Мотивировала это тем, что никаких серьёзных работ в последнее время у неё не наблюдается, а о прошлых уже всё говорено-переговорено – «чего воду в ступе зря толочь». Её не прельщали ни моя внушительная галерея героев, о которых к тому времени я уже написал творческие портреты, ни возможность выступить в главной военной газете страны «Красной звезде». И лишь спустя года полтора или два после её памятного творческого вечера в Доме актера мои осадные действия возымели успех – мы всё-таки встретились. И, признаюсь, я душевно порадовался тогда собственной настойчивости, поскольку впервые пообщался с очень умной, а, пожалуй что, и мудрой женщиной, особенно с учётом того обстоятельства, что мы были молоды, как говорится, в «капитанском возрасте». В ответах актрисы чувствовалась мощь ее личности, которую обычно скуповатая и расчетливая природа на сей раз упаковала ещё и в такую замечательную оболочку (да простится мне сия вербальная неуклюжесть!). Но и в самом деле нельзя было не подивиться тому, что столь эффектная женщина вдобавок ещё и такая простая, рассудительная, без малейшего намека на дамское кокетство. Обычно же умным актрисам Бог дарует лики Фаины Раневской или Цецилии Мансуровой. А тут – красавица из красавиц, и так умна. Мы общались почти три часа. Вот лишь некоторые ответы на мои тогдашние вопросы.

– Нет, я себя и в детстве красивой не считала, да и сейчас не обольщаюсь насчёт своих каких-то особых внешних данных, хотя не вы первый мне о них говорите. Но ко всему этому у меня совершенно нормальное отношение, дай Бог, чтобы оно сохранилось и с годами. Скажу без ложной скромности, у меня вообще очень сильная натура, личностная закваска сильная. Это даже не характер, который человек может ведь при желании и изменить.

Во мне работают гены. И работают на мой собственный закон самосохранения в профессии, в обществе, в быту. Они – от Бога и от папы с мамой, от бабушек с дедушками.

Дедушка по отцу был священником, и потому в нашей огромной семье никогда не культивировалось насилие. Толпа внуков друг за дружкой вступали в пионеры и временами посмеивались над ним примерно так: «Дедушка, а вчера гром гремел – это что, Илья-пророк опять по небу на колеснице проехал?». Добрейший и мудрейший дедушка не обращал нас в веру, а объяснял все с позиций физики, но тут же и легенду про Илью-пророка рассказывал.

Наша большая семья сначала жила в Бугуруслане (где я и родилась), а затем мы переехали в Куйбышев. Артистов в роду не наблюдалось, но элементами творческого начала природа наделила всех. Старшая, Рая, инженер водного транспорта, умеет просто лихо плясать. Дать бы ей артистическое образование, возможно бы, и меня переплюнула. Средняя, Люся, с детства сочиняла стихи, даже в Союз журналистов вступила.
Эта «гуманитарность» у нас от папы, Михаила Алексеевича, учителя… физики. Помню, он усаживал нас с меньшим братиком Герой рядом с собой на диван и читал «Остров сокровищ» Стивенсона. А потом взял и сам смастерил настоящую лодку, куда уместились он с мамой и мы с Геркой. И плавали мы по речке Кинели, по Волге. Он никогда ни в чём не понукал нас. В жизни не сказал бы: «Посмотрите, дети, какой закат красивый!». А просто стоял и сам долго на него смотрел, и мы это поневоле замечали. Как мне всегда было важно услышать от него любое одобрительное слово!
Однажды он мне уже в Москву письмо написал, где говорилось, что я всегда восторженно отзываюсь только о нём, а это кругом несправедливо. Потому что без мамы у нас ничего бы не было – ни нашей прекрасной библиотеки, ни нашей лодки, ни наших регулярных путешествий. «Нам всегда было трудно, дочка, жить вшестером только на одну учительскую зарплату, но мама наша, Наталья Ивановна, умудрялась так выкручиваться, что никто из вас не ощущал в семье недостатка. Это – уникальное умение. Мне, к примеру, оно не под силу. Помнишь, как мы с тобой радостно покупали пианино? А ведь маме пришлось ради этого продать свою, мало ношенную котиковую шубу...».
Так что с родителями мне откровенно повезло. После школы я сумела их убедить, что вот возьму и поеду в Москву. Там мне дадут общежитие, и я поступлю в ГИТИС – не могу не поступить, ведь я же не зря занималась в Народном театре клуба железнодорожников. Вот такая жила святая уверенность во мне. И родители отнеслись к ней с полным пониманием. Возможно, подспудно в меня верили, не знаю.
При собеседовании мне посоветовали даже не соваться на первый тур. Увас, говорили, голос травести, а фактура героини (я читала что-то из Рождественского). Нелепое у вас, не театральное сочетание данных. Вышла после собеседования и разрыдалась под лестничной клеткой. Ко мне подошел парень, наверное, старшекурсник и говорит: «Ты попусту не убивайся, милая, а лучше срочно смени репертуар. Тебе действительно надо читать что-то плавное, а не патетическое. И смело иди на первый тур. Ты что, полагаешь, тебя запомнили? Не обольщайся, дурочка!».
Вот не знаю, помнит ли меня тот человек, стал ли он артистом, но я случайного своего волшебника-спасителя никогда не забуду, поскольку в точности выполнила его установку, и это принесло успех. На первом туре читала пушкинское «Мороз и солнце, день чудесный...». Из прозы вспомнила «Лист» Михаила Пришвина, который нам любил читать отец. На втором туре плясала что-то русское, и у меня получилось неплохо. Но перед этим пошла в деканат и попросила общежитие. Не потребовала, а смиренно попросила. Мне выделили койку на Трифоновке.
... Я бываю временами искренна до глупости. Податлива и уступчива. Приглашают на спектакль – иду. После спрашивают, ну как? Нет, чтобы отделаться общими фразами или актерским набором: "Великолепно, поздравляю!". А я говорю, что мне не понравилось. Ну не могу кривить душой! Обижаются. А я не люблю темнить вокруг себя и своей профессии, напускать на себя этакий флёр таинственности.
С удовольствием... не играю. Да, с удовольствием и вовсе не из-за лени или потому, что у меня двое детей, вечно времени не хватает. Просто в паузах работает моё сердце, душа трудится, накапливается что-то такое, что потом искрой вспыхнет в очередной роли.

Часто думаю о том, что вот, известный профессор Герасимов восстанавливал облик людей прошлого по черепам. Так для этого же он придумал целую систему, которая во всём мире одобрение получила. А какой же системой, кроме, конечно, системы Станиславского, должна пользоваться я, чтобы мне зритель поверил? А если он мне всё-таки поверил в театре, в кино, то какой груз ответственности в таком случае я взваливаю каждый раз на свои плечи? Вот здесь самая большая сложность профессии, а всё остальное – легко. Хотя нет, не легко. Иногда думаешь: вот хорошо получилась у тебя сцена, надо закрепить это мгновение в памяти, в теле. А ещё глубже подумаешь – нельзя так поступать! Правильную тропку в роли, её общий абрис находить надо и пользоваться ими можно, но нюансы, интонации всегда должны видоизменяться. Это же театр, а не кино! Поэтому самое моё большое наслаждение в работе на сцене (я все-таки актриса театральная, что бы вы по этому поводу ни твердили), – это когда импровизирую, а партнёр меня поддерживает.
Всякая новая работа начинается для меня с неуверенности. Говорят, что от отсутствия большого опыта. Возможно. Но что такое опыт? Всего лишь то, что получаешь, вместо того, что хотелось. По мне, так с прежними сценическими наработками нельзя подходить к новому человеку (не люблю говорить к «новому образу»). Бывает, увы, так, что в работе я теряюсь порой от какого-то пустяка, мелкой неприятности. Но в серьезной ситуации знаю, что не спасую. Умею соображать. Умею искать и находить пути к тому, чтобы исправить положение. Говорю же, во мне генетика работает. Если кого-то невзначай обижу – переживаю и стремлюсь поскорее объясниться.
Не хочу «рвать страсти» ни на сцене, ни в жизни. Всегда стараюсь играть то, что не противоречит моей природе. Не всегда, правда, удаётся.

Так ведь кому не известно, что наш брат, актёр, в крепостной зависимости от режиссёра.
...В кино – вы, наверное, правы, – я снимаюсь мало. Здесь пока что моя лучшая работа – Женя Комелькова. По-моему, неплохо я сыграла и Василису (фильм Ирины Поплавской "Василий и Василиса" по рассказу Валентина Распутина). О «Любви земной» и «Судьбе» говорить не хочу и прошу об этом ничего не писать. Тут всё очень сложно. В двух-трех вопросах и ответах ситуацию мы с вами не проясним, а обсуждать такие вещи походя не люблю и рассчитываю на ваше понимание. Хотя о режиссёре Евгении Матвееве могу сказать: прекрасный, просто замечательный человек. У нас были, скажем так, непростые отношения, но они для меня гораздо дороже, чем любовные и дружеские, хотя мы много спорили на съемочной площадке. Ну, что вы хотите, если он мне предложил: «Скажи, что хочешь сыграть – все для тебя сниму». Могу добавить, что Матвеев – мужчина. Широкий, щедрый, надежный. В экспедиции мог всю труппу свести в ресторан. Вообще, тему личных отношений актрисы и режиссёра мне бы тоже не хотелось углублять…

В итоге первый раз о творчестве Ольги Остроумовой я написал где-то в конце 1981 года. Отправил публикацию актрисе. Тогда она ещё работала в театре на Малой Бронной. Никаких «рекламаций» от Оли не поступило. Несколько лет мы не виделись, не общались. А потом встретились по весьма нестандартному поводу. В тот раз передо мной стояла задача, сформулированная очень большим моим другом, редактором газеты Тихоокеанского флота «Боевая вахта» Юрием Отёкиным. Так вот, он просил: «Сделай мне большое полотно о самой красивой и самой обаятельной актрисе советского кино, но чтобы при этом было видно, что она не чурается человека в погонах. А для этого поставь в центр повествования её лучшую, с моей точки зрения, роль Жени Комельковой.
Сколько бы ни смотрел на неё в этой роли, всегда затрудняюсь сказать, чего больше в этой красивейшей девушке, которой одинаково к лицу и белое бальное платье, и солдатская гимнастерка, – удали или женского обаяния, ненависти к врагу или доброты сердечной, душевной красоты или духовной силы.

Знаю лишь, что с этой ролью наш советский кинематограф приобрел одну из самых колоритных фигур, полно раскрывающих подвиг народа в войне. Ну, и заодно передай Ольге Михайловне, что во Владике есть такой лысый капитан первого ранга, её преданный воздыхатель».
Все это я Остроумовой передал в юмористическом тоне, но вопрос поставил серьёзный, и ответ получил такой же.

 

– Оля, вот вы родом из исконно патриархальной семьи, где об армии и флоте, наверное, и слыхом не слыхивали. Как же вам удалось столь достоверно сыграть дочь кадрового военного – генерала?

– Сдаётся мне, что таких семей, которых бы не касалось военное лихолетье, на Руси не было и нет в принципе. Все мы родом из революции и все – наследники победителей в минувшей самой страшной войне. Это не громкие слова, сказанные «по случаю». Это, по моему разумению, очень крепкий и надёжный фундамент под всей Россией, которого не имеет больше ни одна другая страна в мире. От того они все и бесятся, глядя на нас и завидуя нам.

 

Многие мои родственники, даже не могу сказать, сколько их, воевали и погибли на той войне. А дядя, Сергей Алексеевич Остроумов, Царствие ему Небесное, был полковником Советской армии, кавалером шести боевых орденов. Как полагаете, легко ли было ему, сыну священника, стать офицером? Вот то-то и оно...

 

Очередная встреча с Ольгой Остроумовой случилась у меня на ставшей уже легендарной презентации женского номера журнала "Вестник противовоздушной обороны", который я редактировал. Позвонил актрисе, попросил её принять участие в нашем торжестве. И сколь мог деликатно объяснил при этом, что оплата будет, откровенно говоря, очень скудной. И получил увесистый нагоняй. Типа того, что как вы могли подумать, что я возьму деньги с людей военных. Пришла. Очень интересно, содержательно выступила. И я лишний раз убедился в том, что Оля – не просто замечательная актриса, но ещё и очень хороший, душевный человек.

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
8 апреля
среда
2020

В этот день:

Первое присоединение Крыма

8 апреля 1783 года был издан Манифест Екатерины II о присоединении Крыма к России

Крымская операция

8 апреля 1944 года - начало Крымской операции. Проводилась силами 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии во взаимодействии с Черноморским флотом и Азовской военной флотилией.

Крымская операция

8 апреля 1944 года - начало Крымской операции. Проводилась силами 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии во взаимодействии с Черноморским флотом и Азовской военной флотилией.

Крымская операция завершилась полным разгромом 17-й немецкой армии, только безвозвратные потери которой в ходе боев составили от 120 тыс. человек (из них 61 580 пленными).

К этому числу нужно добавить значительные потери войск противника во время морской эвакуации (в ходе которой была фактически уничтожена румынская черноморская флотилия, потерявшая 2/3 наличного корабельного состава). В частности, к этому времени относится затопление ударом штурмовой авиации германских транспортов «Тотила» и «Тейя», входящее в список крупнейших по числу жертв морских катастроф всех времен (до 8 тыс. погибших). Таким образом, общие безвозвратные потери немецко-румынских войск оцениваются в 140 тыс. солдат и офицеров. В результате освобождения Крыма была снята угроза южному крылу советского-германского фронта, а также возвращена главная военно-морская база Черноморского флота — Севастополь. Отбив Крым Советский Союз вернул себе полный контроль над Чёрным морем, что резко пошатнуло позиции Германии в Румынии, Турции, Болгарии.

Испытатель «сушек» Александр Муравьев

8 апреля 1937 года родился Александр Андреевич Муравьёв, заслуженный лётчик-испытатель СССР, Герой Российской Федерации.

Испытатель «сушек» Александр Муравьев

8 апреля 1937 года родился Александр Андреевич Муравьёв, заслуженный лётчик-испытатель СССР, Герой Российской Федерации.

Указом Президента Российской Федерации № 1401 от 17 ноября 1992 года за мужество и героизм, проявленные при испытаниях авиационной техники, лётчику-испытателю Муравьёву Александру Андреевичу присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением медали «Золотая Звезда».

Детство и юность Александра прошли в Химках Московской области. В 1954 году окончил 10 классов школы и 3-й Московский городской аэроклуб. С ноября 1954 г. — в Советской Армии. В 1955 году окончил 15-ю Военную авиационную школу первоначального обучения лётчиков в городе Уральск (Казахстан), в 1956 году — Армавирское военное авиационное училище лётчиков. До ноября 1965 г. служил лётчиком в частях ВВС (Закавказский военный округ). В 1967 году окончил Школу лётчиков-испытателей Министерства авиационной промышленности СССР. С ноября 1967 г. работал лётчиком-испытателем Лётно-исследовательского института имени М. М. Громова (Жуковский, Московская область).

Проводил испытания:

путевой устойчивости на опытных самолётах-лабораториях Су-7ЛЛ с дестабилизатором и Су-9ЛЛ с декилём (один из первых);

на расширение прочности ограничений на МиГ-25Р и Су-27;

на штопор — Су-25;

на режимах сваливания — МиГ-21БИС и Су-24;

на устойчивость и управляемость — Су-27;

силовых установок МиГ-29 и Су-24;

Ан-12, Ан-24, Ил-76.

Одновременно в 1986—1991 гг. — заместитель начальника Школы лётчиков-испытателей по лётной части.

Указом Президента Российской Федерации № 1401 от 17 ноября 1992 года за мужество и героизм, проявленные при испытаниях авиационной техники, лётчику-испытателю Муравьёву Александру Андреевичу присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением медали «Золотая Звезда».

Почетное боевое оружие

8 апреля 1920 года декретом ВЦИК учреждена награда - Почетное боевое оружие.

Почетное боевое оружие

8 апреля 1920 года декретом ВЦИК учреждена награда - Почетное боевое оружие.

Первоначально оно представляло собой шашку (кортик), потом появилось и огнестрельное Почетное оружие - маузер с орденом Красного Знамени на рукоятке. Всего этой награды были удостоены 21 человек.
В 1968 году было вновь введено награждение почетным оружием с золотым изображением Государственного герба СССР. Им наградили 25 маршалов и генералов. Последним Почетное оружие к своему 70-летнему юбилею в 1976 году получил Л. И. БРЕЖНЕВ «за выдающиеся заслуги в укреплении обороноспособности страны и совершенствовании Вооруженных Сил СССР».

Побег Девятаева: из плена — на фашистском самолете

8 апреля 1945 года пленный советский летчик Михаил Девятаев захватил фашистский самолет и перелетел к своим.

Побег Девятаева: из плена — на фашистском самолете

8 апреля 1945 года пленный советский летчик Михаил Девятаев захватил фашистский самолет и перелетел к своим.

В действующей армии Девятаев с июня 1941 года. Боевой счёт открыл 24 июня, сбив под Минском пикирующий бомбардировщик, Юнкерс Ju-87. Вскоре отличившихся в боях вызвали из Могилёва в Москву. Михаил Девятаев в числе других был награждён орденом Красного Знамени. 1
3 июля 1944 года в воздушном бою под Львовом был сбит, ранен. В последний момент покинул падающий истребитель с парашютом. Тяжело раненый, попал в плен к немцам. Девятаеву сразу предложили служить фюреру, т. е. изменить Родине. Но он с возмущением ответил: «Среди летчиков предателей не найдёте». После первой попытки бегства из Лодзинского лагеря был переведен в лагерь смертников Заксенхаузен. Уделом сюда попавших была только смерть.
Михаил Девятаев вспоминает в своей книге «Побег из ада»: «Как выжил, не знаю. В бараке – 900 человек, нары в три этажа, 200 гр. хлеба, кружка баланды и 3 картофелины – вся еда на день и изнурительная по тяжести работа».
Но ему повезло, парикмахер-подпольщик, сочувствующий коммунистам, заменил его жетон смертника на жетон умершего в лагере учителя с Украины Григория Степановича Никитенко. Некоторое время Михаил Девятаев состоял в лагерной команде «топтунов», испытывающих обувь на прочность по заказу производителей обуви, а в октябре под чужим именем был в составе группы заключённых направлен на остров Узедом. Там в ракетном центре Пенемюнде шли разработки крылатых ракет «ФАУ- 1» и баллистических ракет «ФАУ – 2». Несмотря на особые условия содержания, он не оставлял мысль о побеге и упорно подбирал надежных людей. Он говорил о побеге так горячо и убеждённо, что они поверили – взлетим. Работая на аэродроме, стали примечать все подробности его жизни: когда заправляются самолеты, когда команды идут обедать, какой самолет удобней стоит для захвата.
И вот настал день 8 февраля 1945 года - советский летчик Михаил Девятаев с девятью другими советскими пленными (Иван Кривоногов, Владимир Соколов, Владимир Немченко, Фёдор Адамов, Иван Олейник, Михаил Емец, Пётр Кутергин, Николай Урбанович, Тимофей Сердюков) совершил невероятное: угнал секретный фашистский бомбардировщик вместе с системой управления от первой в мире баллистической ракеты Фау-2, а также доставил командованию ценную информацию о первой в мире крылатой ракете большой дальности Фау-1. Данная ракета впоследствии должна была переломить ход войны на восточном фронте. Ракеты запускались немецкими истребителями с воздуха и эффективно уничтожали объекты на земле. Благодаря советской военной разведке, командование Советского Союза знало о немецких планах и относилось к ним более чем серьезно. А первая в мире баллистическая ракета «Фау-2» сыграла немаловажную роль в нагнетании страха среди английского населения, так, как первой целью был намечен Лондон. На ее основе немцами разрабатывался проект двухступенчатой межконтинентальной баллистической ракеты с большой дальностью полёта, которую предполагалось использовать для поражения крупных объектов и устрашения населения на территории США и СССР. Но советский летчик Михаил Девятаев оказался способен помешать этим планам сбыться. Исход Второй мировой войны, возможно, был бы другим, если бы не его героический подвиг.

... Девятаев приземлился в Польше за линией фронта, добрался до командования, передал самолет с секретным оборудованием, и сообщил точные координаты десяти установок ФАУ-2 командующему нашей 61-й армией генерал-лейтенанту Белову. И через несколько дней ракетная база Пенемюнде была разгромлена.
В сентябре 1945 года Девятаев показал советским специалистам места, где производились узлы ракет и откуда они стартовали. Именно за помощь в создании первой советской ракеты Р-1 в 1957 году С. П. Королев смог представить Девятаева к званию Героя Советского Союза. За свою жизнь М. П. Девятаев был награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны I и II степеней, медалями.

Побег группы Девятаева встревожил немецкое командование. Через несколько дней на остров прибыл Геринг и приказал расстрелять коменданта лагеря и начальника авиабазы (однако Гитлер отменил его указание и восстановил коменданта в должности). По некоторым оценкам, угон самолёта, снабжённого особой радиоаппаратурой, сделал дальнейшие испытания ФАУ-2 настолько проблематичными, что Гитлер назвал нашего пилота личным врагом.

Михаил Девятаев до своих последних дней жил в Казани. Пока позволяли силы, работал капитаном речного флота, в том числе возглавлял экипажи самых первых отечественных судов на подводных крыльях – «Ракета» и «Метеор». Участвовал в ветеранском движении, оказывал помощь тем, кто в ней особо нуждался.

Умер Герой 24 ноября 2002 года на 85-ом году жизни. Похоронен на аллее Героев Арского кладбища Казани, где расположен мемориальный комплекс воинов Великой Отечественной войны.

http://morpolit.milportal.ru

 

Уничтожение самолета "Прайвэтер" США

8 апреля 1950 года самолет ВМС США PB4Y-2 "Прайвэтер" вторгся в воздушное пространство СССР и был сбит советскими истребителями

Уничтожение самолета "Прайвэтер" США

8 апреля 1950 года самолет ВМС США PB4Y-2 "Прайвэтер" вторгся в воздушное пространство СССР и был сбит советскими истребителями

Самолёт-бомбардировщик PB4Y-2 «Приватир» (рег. номер 59645, 26-я патрульная эскадрилья ВМС США) сбит советскими истребителями Ла-11 (пилоты — Борис Докин, Анатолий Герасимов, Тезаев и Сатаев) над Балтийским морем в районе Лиепаи, Латвия. Самолёт совершил вылет с авиабазы Висбаден, ФРГ. По утверждению советских лётчиков, нарушитель открыл по ним огонь и был сбит непосредственно над Латвией, упав в море.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии