RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

«Ростов» громит ИГИЛ
9 декабря 2015 г.

«Ростов» громит ИГИЛ

В День Героев Отечества российская подводная лодка нанесла ракетный удар из Средиземного моря по базам террористов в провинции Ракка (Сирия)
Миллиардер Шарий
20 августа 2016 г.

Миллиардер Шарий

20 августа день рождения лютого разоблачителя дерьмовых укроСМИ, продвинутого видеоблогера, классного журналиста, лауреата Международного литературно-медийного конкурса имени Олега Бузины - Анатолия Анатольевича Шария
Подвиг контрразведчика Сергея Громова
1 февраля 2016 г.

Подвиг контрразведчика Сергея Громова

50 лет назад 1 февраля 1966 года родился Сергей Сергеевич Громов (погиб 5 февраля 1995), Герой Российской Федерации.
9 рота: ложь и правда
7 января 2015 г.

9 рота: ложь и правда

7-8 января 1988 года 39 советских десантников остановили около 400 афганских головорезов, обученных и вооруженных спецслужбами США и Пакистана
ПВО будет - во!
19 ноября 2013 г.

ПВО будет - во!

19 ноября 2013 года Россия повторно объявила о формировании единого противовоздушного «зонтика» для стран ОДКБ
Главная » Герои нашего времени » Верный Руслан

Верный Руслан

Исполнилось 80 лет полковнику Руслану Александровичу Макушину

Он много лет отдал службе в центральном органе министерства обороны СССР — газете «Красная звезда»
Верный Руслан


Руслан Александрович ушёл из жизни несколько лет назад. Этот большой военный журналист-краснозвёздовец оставил в моей жизни очень заметный след. Так что воспоминания о нём у меня всегда светлые, добрые и даже радостные. Наверное, потому, что человеком Руслан был надёжным и верным.


Мы познакомились заочно. Вернее, по почте. Написал я в «Красную звезду» публицистический «шедевр» о хлебе нашем насущном. Ну, в общем, для того, чтобы советские воины берегли главный питательный продукт человечества пуще зеницы ока. А то ведь «кое-кто, порою, кое-где» среди нас, защитников Отечества, без должного пиетета, заботы и внимания относится к хлебу. Разумеется, я сейчас немножечко утрирую, потому как на самом деле «хлебная публицистика» получилась у меня не самой забубённой. И на страницах родной «На страже», где я в ту пору трудился в лейтенантском звании, не покладая рук, была отмечена на Доске лучших публикаций. Даже меня премировали за «обстоятельный и глубокий материал». Почему и в главную военную газету осмелился его отправить. К тому времени я уже не единожды публиковался в «Красной звезде». В основном, конечно, с заметками, небольшими корреспонденциями. Однако чаще всего получал из столицы, как говаривал дед Щукарь стандартные «отлупы», типа того, что «ваш материал нас не заинтересовал». Письмо Макушина в оконцовке тоже стало отказом в публикации. Но по содержанию оно меня, без преувеличения, потрясло.

Может быть, впервые в жизни мне отвечал, на всякий случай, редактор по отделу комсомольской жизни центрального военного издания не формально – иначе бы он поручил это дело своим подчинённым, а обстоятельно, вдумчиво и заинтересовано. На целой странице содержались рассуждения и о моём материале, и о сопутствующих ему профессиональных и жизненных ответвлениях. Однако, главное, что меня больше всего и покорило в тех строках,- старший товарищ разговаривал со мной доброжелательно и уважительно. Как с ровней. Писал, примерно, о том, что если над моими заметками публициста обстоятельно поработать, прежде всего, существенно их сократив, то можно опубликовать и в центральной газете. «Только это была бы Вам плохая услуга. Вы бы подумали, что уже «сами с усами». А это ещё далеко не так». И дальше шёл подробный профессиональный анализ мной написанного. Подобные «отлупы» не в уныние человека загоняют, а служат ему хорошим пинком под зад для последующего взлёта. Была в письме и ссылка Руслана Александровича на собственный материал в «КЗ», называвшийся «Хлеб режут стоя». И ещё приписка в конце: если, мол, окажитесь в Москве проездом, зайдите в редакцию, я бы с Вами с удовольствием пообщался.

Ещё раз я прошу вас, читатель, тормознуть здесь своё внимание: лейтенанту писал редактор отдела, подполковник, много лет публиковавший в «Красной звезде» очень заметные, я бы даже сказал, звонкие материалы. Их я всегда читал взахлёб. У меня даже были папки с газетными вырезками всех известных краснозвёздовцев, в том числе, и папка «Руслан Макушин». Где, конечно же, хранилась и публикация «Хлеб режут стоя». Вот с ней и с вышеупомянутым письмом, спустя года полтора или два, я, уже слушатель Военно-политической академии имени В.И.Ленина, постучал в дверь кабинета Макушина. Волнуясь и, конечно же, сбивчиво, изложил старшему товарищу, примерно всё то, что вы уже прочитали. О чём другом мы с ним тогда говорили – не помню. Но когда я уже собрался уходить, Руслан Александрович поинтересовался: «А материал-то ваш где?» Немало удивлённый, я достал из портфеля рукопись, которую вначале намеревался было вручить Макушину, однако после нашего общения передумал. И честно в том признался. «Это нормально,- заметил он.- Только вы бы меня разочаровали, если бы пришли лишь поболтать. Дело у нас всегда должно быть на первом плане. Как самолёты в известной песне».

…За годы учёбы в академии я опубликовал в «Красной звезде» с десяток материалов, львиную долю из которых – по отделу комсомольской жизни. И скажу без преувеличения, сотрудничал я с главной военной газетой под плотным патронажем Руслана Александровича. Был даже случай, когда мою корреспонденцию из одной подмосковной части уже с газетной полосы снял тогдашний заместитель главного редактора полковник Фёдор Халтурин. Макушин пошёл к главному редактору генерал-лейтенанту Николаю Макееву и аргументированно отстоял мой материал. Фёдор Николаевич с тех пор «заимел зуб» на Руслана Александровича. Спустя время последнему это сильно аукнется. Но это я уже забегаю наперёд.

Каждую свою публикацию в «Красной звезде» я «отмечал» с Макушиным, с некоторыми другими краснозвёздовцами, которых он приглашал. И, уверяю вас, читатель, никакая лекция, даже самого прекрасного академического педагога не могла сравниться для меня в интересности и полезности с теми посиделками в кабинете Руслана Александровича. Причём, спиртное играло для нас (для меня, во всяком случае) не просто второстепенную – ничтожную роль. Роскошью человеческого общения, по мудрому замечанию Экзюпери, я наслаждался с маститыми военными журналистами, с Макушиным – прежде всего. Он был прекрасно образован (окончил филологический факультет Московского педагогического вуза), отлично знал литературу отечественную и зарубежную, много читал из современной периодики. И меня подспудно побуждал интересоваться современными писателями. Если я пропускал какую-то интересную литературную новинку, Макушин когда мягко, а иногда и едко акцентировал на ней моё внимание. При этом всегда подчёркивая, есть вещи, проходить мимо которых журналист просто не имеет права, чтобы не отставать от жизни. А ещё Руслан был блестящим стилистом. Много лет спустя, когда я написал, пожалуй, главную книгу своей жизни «Встречная полоса. Эпоха. Люди. Суждения», то первым её упросил прочитать Макушина. Он мне многое подсказал ещё в рукописи…

По окончании академии встал вопрос о моём будущем. Макушину оно виделось только в «Красной звезде». А я, разумеется, не возражал. Только в его отделе вакансия отсутствовала. И тогда Руслан Александрович обратился к ответственному секретарю газеты капитану 1 ранга Алексею Крысову, с которым находился в прекрасных отношениях. Вдвоём они «разыграли» сложную многоходовку с зачислением меня на стажировку в боевой отдел ракетных войск и артиллерии, а потом с плавным переводом через комсомольский - в отдел вузов, где и образовалась вакансия аккурат к моему окончанию академии. Так я стал полноправным коллегой Макушина. Даже кабинеты наши находились рядом. И лишь тогда мы с ним перешли на «ты». Правда, совместная наша работа длилась недолго. Руслан влюбился в редакционную машинистку красавицу Веру. И не стал делать тайны из своих чувств, а развёлся с прежней женой, оформив отношения с новой.

Адюльтеры в «Красной звезде» никогда не поощрялись – факт бесспорный. И в то же время мой редактор по отделу вузов правильно однажды заметил: «Многие члены нашей редколлегии по три раза переженились, поэтому в морали и нравственности они хорошо подкованы». Это я к тому, что могли ведь спокойно «замять для ясности» и проступок Макушина. Тем более, что работником он слыл просто блестящим. Но к «делу о разрушении советской семьи коммунистом» активно подключился уже упоминаемый Фёдор Халтурин и его проникновенной аргументацией редакционная коллегия во главе с Макеевым проманкировать не смогла. Макушина уволили вместе с новой женой. Они отправились в Группу советских войск в Германии. Лет пять или даже больше мы не виделись, не общались. А потом: бац и оба оказались в издательстве «Парус», который учредил наш однокашник и однополчанин Владимир Вербицкий. Приличная компания подобралась из бывших краснозвёздовцев: Александр Пилипчук, Владимир Каушанский, Пётр Карапетян, плюс мы с Макушиным. Наш босс и друг Верба говорит мне однажды: «Думаю вас, звездюков, рассадить по разным кабинетам. А то ж ведь, небось, байки свои весь рабочий день травите» - «Володя,- отвечаю,- ты нас, звездюков, зря обижаешь. У нас завсегда было железное правило, которому следуем и поныне: первым делом самолёты, ну а девушки и прочее – потом».

Ежели кроме шуток, то мы с Макушиным славно потрудились тогда в «Парусе». Когда издательство приказало долго жить, я подался зарабатывать на хлеб насущный в российско-германскую сканвордную фирму. (С хлеба начала, хлебом и закончу). Звал с собой и Руслана. Он как-то нехотя, почти с сожалением отказался. Как выяснилось впоследствии - из-за тяжелейшей онкологии. Однако мы регулярно с ним встречались. Выпивали, за жизнь судачили. Оказалось, что Руслан кое-что смыслил в бильярде, а я так и мастер в этом чудном виде спорта. А однажды я позвонил, и Вера сообщила, что муж - в больнице. И уже вряд ли оттуда выйдет. Но он вышел, чтобы умереть дома, а не на больничной койке.

…Как-то я проведал Веру. Мы просидели с ней на кухне несколько часов, вспоминая дорого и верного обоим нам Руслана. Человек жив не в рамках дат на его могильной плите, а в памяти тех, кто его знавал и помнит. И пока его не забывают – он жив.

Фотографию дала мне Вера. Говорит, что молодой Руслан сильно смахивает на Челентано. Присматриваюсь: а ведь и правда есть что-то…

 

 

Михаил Захарчук, полковник в отставке.
24 августа 2018 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
22 марта
пятница
2019

В этот день:

Спасение Василия Шуйского

22 марта 1610 года в Москву, сняв осаду, которую вела армия Лжедмитрия II, вошли войска князя Михаила Васильевича СКОПИНА-ШУЙСКОГО. Он собрал свои рати в Новгороде, Вологде, Устюге и провел ряд победоносных сражений с отрядами самозванца, прозванного в народе Тушинским вором. Царь ВАСИЛИЙ ШУЙСКИЙ был спасен.

Генерал-фельдмаршал Николай Репнин

22 марта 1734 года родился Николай Васильевич РЕПНИН, князь, генерал-фельдмаршал, дипломат, гроза турок. Участник русско-турецких войн конца XVIII века.

Генерал-фельдмаршал Николай Репнин

22 марта 1734 года родился Николай Васильевич РЕПНИН, князь, генерал-фельдмаршал, дипломат, гроза турок. Участник русско-турецких войн конца XVIII века.

Командуя отдельным корпусом, он воспрепятствовал переправе через Прут 36-тысячного турецкого войска. Затем отличился в сражении при Рябой Могиле: действовавшие под его командованием Киевский, Архангелогородский, Ширванский мушкетерские полки и гренадерские батальоны при поддержке конницы разгромили левый фланг турок.  27 июля 1770 года награждён орденом святого Георгия 2-й степени под номером № 2.

Генеральный конструктор концерна «Антей».

22 марта 1926 года родился Вениамин Павлович ЕФРЕМОВ, генеральный конструктор концерна «Антей».

Генеральный конструктор концерна «Антей».

22 марта 1926 года родился Вениамин Павлович ЕФРЕМОВ, генеральный конструктор концерна «Антей».

Он является создателем противовоздушных ракет 9М33 для ЗРК «Оса» и 9М330 для комплекса «Тор", а также мобильной универсальной противоракетной и противосамолетной системы «Антей-2500».

Эта система существенно превосходит по всем параметрам американские «Пэтриоты», она способна эффективно бороться как с баллистическими ракетами с дальностями пуска до 2500 км, так и со всеми видами аэродинамических и аэробаллистических целей.

 

Зверства украинских националистов в Хатыни

22 марта 1943 года фашистскими карателями (при активном участии украинских националистов) уничтожена белорусская деревня Хатынь — за помощь партизанам. Заживо сгорели 149 человек, из них 75 детей.

Зверства украинских националистов в Хатыни

22 марта 1943 года фашистскими карателями (при активном участии украинских националистов) уничтожена белорусская деревня Хатынь — за помощь партизанам. Заживо сгорели 149 человек, из них 75 детей.

 Как это напоминает то, что произошло в Одесском Доме профсоюзов, где потомками бандеровцев заживо сожжено 42 человека!

 

Злодеяния бандеровцев были засекречены на долгие десятилетия, дабы не «бросать тень» на весь украинский народ. А зря. Если бы это было известно всем, то вряд ли сегодня сумели бы захватить власть на Украине духовные сыновья тех, кто расстреливал и сжигал заживо русских, белорусов, поляков, украинцев, евреев...

22 марта 1943 года украинские националисты 118 карательного батальона ворвались в деревню Хатынь и окружили ее. Жители деревни ничего не знали о том, что утром в 6 км от Хатыни партизанами была обстреляна автоколонна фашистов и в результате нападения убит немецкий офицер. Но ни в чем не повинным людям фашисты уже вынесли смертный приговор. Все население Хатыни от мала до велика — стариков, женщин, детей выгоняли из домов и гнали в колхозный сарай. Прикладами автоматов поднимали с постели больных, стариков, не щадили женщин с маленькими и грудными детьми. Сюда привели семьи Иосифа и Анны Барановских с 9 детьми, Александра и Александры Новицких с 7 детьми; столько же детей было в семье Казимира и Елены Иотко, самому маленькому исполнился только один год. В сарай пригнали Веру Яскевич с семинедельным сыном Толиком. Леночка Яскевич вначале спряталась во дворе, а затем решила надежно укрыться в лесу. Пули фашистов не смогли догнать бегущую девочку. Тогда один из фашистов бросился за ней, догнав, расстрелял ее на глазах у обезумевшего от горя отца. Вместе с жителями Хатыни в сарай пригнали жителя деревни Юрковичи Антона Кункевича и жительницу деревни Камено Кристину Слонскую, которые оказались в это время в деревне Хатынь.
Ни один взрослый не смог остаться незамеченным. Только троим детям — Володе Яскевичу, его сестре Соне Яскевич и Саше Желобковичу — удалось скрыться от гитлеровцев. Когда все население деревни было в сарае, фашисты заперли двери сарая, обложили его соломой, облили бензином и подожгли. Деревянный сарай мгновенно загорелся. В дыму задыхались и плакали дети. Взрослые пытались их спасти. Под напором десятков человеческих тел не выдержали и рухнули двери. В горящей одежде, охваченные ужасом, люди бросились бежать, но тех, кто вырывался из пламени, фашисты и украинские националисты хладнокровно расстреливали из автоматов и пулеметов. Погибли 149 человек, из них 75 детей до 16-тилетнего возраста. Деревня была разграблена и сожжена дотла.

Две девушки из семей Климовичей и Федоровичей — Мария Федорович и Юлия Климович — чудом смогли выбраться из горящего сарая и доползти до леса. Обгоревших, чуть живых их подобрали жители деревни Хворостени Каменского сельсовета. Но и эта деревня вскоре была сожжена фашистами, и обе девушки погибли.

Лишь двое детей, из находившихся в сарае, остались живы — семилетний Виктор Желобкович и двенадцатилетний Антон Барановский. Когда в горящей одежде, охваченные ужасом люди выбегали из горящего сарая, вместе с другими жителями деревни выбежала Анна Желобкович. Она крепко держала за руку семилетнего сына Витю. Смертельно раненая женщина, падая, прикрыла сына собой. Раненый в руку ребенок пролежал под трупом матери до ухода фашистов из деревни. Антон Барановский был ранен в ногу разрывной пулей. Гитлеровцы приняли его за мертвого.

Обгоревших, израненных детей подобрали и выходили жители соседних деревень. После войны дети воспитывались в детском доме г.п. Плещеницы.

Единственный взрослый свидетель хатынской трагедии 56-летний деревенский кузнец Иосиф Каминский, обгоревший и израненный пришел в сознание поздно ночью, когда фашистов уже не было в деревне. Ему пришлось пережить еще один тяжкий удар: среди трупов односельчан он нашел своего израненного сына. Мальчик был смертельно ранен в живот, получил сильные ожоги. Он скончался на руках у отца.

Этот трагический момент из жизни Иосифа Каминского положен в основу создания единственной скульптуры мемориального комплекса «Хатынь»— «Непокоренный человек».

После войны не сразу стало известно об активном участии в этой зверской акции 118 батальона украинских националистов. А когда всплыли документы и начались судебные процессы первый секретарь ЦК КП Украины Владимир Щербицкий специально обратился в Центральный комитет КПСС с просьбой не разглашать информацию об участии украинских полицаев в зверском убийстве мирных жителей белорусской деревни. К просьбе тогда отнеслись с "пониманием". Но правда о том, что Хатынь уничтожили украинские националисты, составляющие 118-й специальный полицейский батальон не может быть вечно под спудом.

 

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии