RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Пора расследовать катастрофу «Боинга»
21 июля 2014 г.

Пора расследовать катастрофу «Боинга»

Идет пятый день после трагедии в небе Донбасса, а Европа так и не приступила по-настоящему не только к выяснению её обстоятельств, но и к опознанию жертв
Экипаж Ил-76 из боя не вышел
4 июля 2016 г.

Экипаж Ил-76 из боя не вышел

4 июля 2016 года в Иркутской области - день траура, на всей её территории приспущены флаги, в православных храмах Приангарья прошли панихиды по погибшим при тушении лесных пожаров воздушным спасателям
5 октября 2014 г.

"Любовь и голуби" Александра Михайлова

Любимому актёру 5 октября 2014 года исполнилось 70 лет
 26 медалей судомоделистов
17 августа 2019 г.

26 медалей судомоделистов

Таков результат нашей команды на мировом чепионате в Италии
Морской пехотинец Александр Позынич
25 января 2020 г.

Морской пехотинец Александр Позынич

25 января 1986 года родился Александр Михайлович Позынич, матрос, награжденный орденом Мужества (посмертно) за подвиг, совершенный в Сирии в ходе операции по поиску и спасению экипажа Су-24, сбитого турками.
Главная » Герои нашего времени » Спасибо Армии родной!

Спасибо Армии родной!

Наш постоянный автор и друг полковник в отставке Михаил Захарчук отмечает настоящую мужскую дату: 50 лет в воинском строю

Публикуем его заметки по этому поводу.
Спасибо Армии родной!

 Собственное 70-летие и другие привходящие, но веские причины не то, чтобы затмили, но как-то смикшировали едва ли не главную дату моей жизни – полвека мелькнуло с той поры, как я стал военным. Изначально не имея к тому ни малейших предпосылок. Потому как во времена моей молодости было трудно найти более разболтанного и неприспособленного к суровым армейским условиям человека, нежели азм есмь грешный. Можно сказать даже более определённо и точно: не окажись я в стройных и могучих армейских шеренгах, точно бы оказался за тюремной решёткой. К тому многое располагало.
После Винницкого агролесомелиоративного техникума меня направили трудиться на станцию Мехнат, Узбекской ССР. Это – крохотный посёлок на великой азиатской реке Сырдарья, куда ссылали из Ташкента бывших зеков - «сто восьмых» - уволенных по этой статье. Они постоянно пьянствовали водку, нарушали всякие безобразия и перманентно вовлекали меня в то и другое. Чему я не особенно сопротивлялся. И очень скоро понял по совокупности, что пословица: «От сумы и тюрьмы не зарекайся» - как раз про меня конкретного и сочинена. Поэтому после длительных размышлений над убогой собственной судьбой пошел в Сырдарьинский райвоенкомат и стал проситься на воинскую службу. Чем сильно удивил земляка-военкома, поджарого подполковника Головченко. Дело в том, что как выпускник учебного заведения, принадлежащего Министерству путей сообщения, я имел в то время право на отсрочку от службы, но не стал ею пользоваться. Обрадованный моим милитаристским патриотизмом офицер, решил его поощрить и закрепить. И направил меня в учебную мотострелковую дивизию, которая дислоцировалась в тысячелетнем минаретном Самарканде. Попал я сначала в артиллерийский полк. Очень хорошо себя там зарекомендовал, и меня отобрали в политотдел на должность инструктора по комсомолу. Но чтобы обеспечить мне чисто служебный, солдатский авторитет, сослали в пехотный учебный полк, где я прошёл ускоренный курс подготовки младших командиров и в звании сержанта вернулся в политотдел дивизии, которой командовал генерал-майор Дудин. Начальником политотдела у него был полковник Таскаев. Его заменил полковник Кривенцов, ставший мне вместо отца родного во время солдатской службы. И не забыть мне той службы до гробовой доски.
…Помню, как трудно мне давалась стрельба из автомата из-за врождённого тремора рук. Но я приспособился нажимать спусковой крючок между ударами сердца, разя мишени исключительно на отлично. Помню, как сердце моё выпрыгивало из груди на длительных многокилометровых марш-бросках с полной выкладкой. Тем более, что к и бегу я по рождению не способен. Никогда не забуду, как нас отправили на границу, которую нарушили китайцы, и пришлось нам преодолевать водную преграду, на заберегах которой ещё блестел лёд. С тоской неизбывной я подумал тогда, что навеки простужу аппаратуру размножения, и уже никогда не буду иметь детей. А как забудешь тот случай, когда «старики» решили наказать меня сержанта-салагу за то, что пользовался неслыханной вольницей, ежедневно выезжая в Самарканд. А они его за всю службу видели, дай Бог, пару раз. На меня с ремнями напали трое и, откровенно говоря, хорошо «отметелили». Но и обидчикам от меня прилично досталось. На следующий день старшина Красковский проводил дознание, пристально допытываясь, откуда у меня «столько синяков на роже и на спине». Меланхолически я твердил, что упал, мол, со второго яруса и побился. Фронтовик возмущался: «Что же ты «дурку гонишь»! Да у тебя получается, как в том анекдоте про зятя, который на суде заявлял: «Тёща моя упала на кухонный нож, а потом ещё двадцать два раза на него падала!» Однако, я стоял на своём, никого «не заложил». Меня «старики» зауважали и отстали. Помню, как став уже сержантом, я в одном из увольнений пошел с группой курсантов учебного подразделения в Самаркандский театр оперы и балета и познакомился там с выдающейся, как впоследствии оказалось, итальянской балериной Лилиан Кози. Тогда, правда, она была немногим старше меня, то есть почти юная. Я ей вручил букет цветов на виду у всего зала и поцеловал в щечку. После чего наш старшина Красковский не раз меня подначивал в сложных ситуациях:
- Это Вам, Захарчук, не балериночку целовать, а службу править!
О самых первых своих армейских трудностях и победах я написал в газету Краснознамённого туркестанского военного округа и, как говорится, проснулся знаменитым. Публикация в газете моих дневниковых выдержек произвела в нашем пехотном полку тот еще шорох. До сих пор никто ведь не подозревал во мне «корреспондентских замашек». Ничем особым я не выделялся среди своих однополчан. И тут вдруг стал знаменитостью. Со мной вежливо здоровался даже младший сержант Виктор Лунин, который до сих пор вообще меня в упор не замечал. Добрые слова о газетном выступлении мне сказали старшие сержанты Владимир Цветков, Валерий Кузнецов, сержанты Виктор Потарыкин, Василий Лобюов, младший сержант Владимир Волченко, ефрейтор Виктор Назимко, рядовой Василий Курыльчук. Где эти ребята сейчас?! Может, кто-нибудь откликнется?
Ответственный секретарь дивизионной газеты «Боевая слава» старший лейтенант Михаил Малыгин разыскал меня в полку и определил своим помощником. Что и решило мою дальнейшую судьбу. Поехал в Ташкент, забрал в тамошнем университете свои документы и отправил их во Львовское высшее военно-политическое училище.
Тут не обойтись без пояснения. Ещё работая на лесном питомнике станции Мехнат, я собрался штурмовать факультет журналистики Ташкентского государственного университета. Получил оттуда вызов, приехал сдавать вступительные экзамены и был не просто удивлен - ошеломлен! В громадных зданиях – ни единой души. Оказалось, что мне одному из трех тысяч пятисот человек абитуриентов по ошибке выписали вызов не на 15 июня, а на 15 июля! Изумленный ректор сказал, что я, конечно, имею право потребовать персонально для себя сбора приемной комиссии. И он её обязан будет сколотить, но я, естественно, не поступлю. А вот если не стану поднимать кипиша, то на следующий год мне гарантировано поступление. Даже документы могу оставить в учебной части. Само собой я их забрал...
Кстати, спустя многие годы мы с Мишей Малыгиным – однополчанином по службе в Самарканде работали в «Красной звезде», даже квартиры получили на одной улице. Ещё с одним лейтенантом той поры, а нынче полковником в отставке Виктором Овсянниковым до сих пор дружу. Видит Бог, часто вспоминаю свою учебную мотострелковую дивизию, её генералов Дудина, Таскаева, Лисицина, офицеров Рослова, Кухарчука, Шахмарданова. Но больше всех, как уже говорилось, мне запомнился полковник Алексей Павлович КРИВЕНЦОВ. Правда, в политотдел я попал ещё при полковнике Таскаеве. Тот ко мне просто хорошо относился. Его сменщик, полковник Кривенцов, относился, повторяю, по-отечески. Любил поговорить со мной на литературные темы, просто «за жизнь». Часто приглашал к себе домой. Злые языки утверждали, что НачПО при этом преследовал вполне меркантильную цель: выдать за меня свою рыженькую дочь, по-моему, Светлану. Даже если это было и так, то, давно уже сам отец, я не вижу в том ничего дурного. Однако мне больше хочется верить в то, что политработник-фронтовик просто видел во мне какие-то зачатки личности. Тем более что не раз сам о том говорил:
- Это ты, Михаил, очень правильно делаешь, что книги читаешь. Человек умнеет либо от другого умного человека, либо от книги. Иного пути нет. Это я тебе совершенно ответственно заявляю.
Очень одобрительно Алексей Павлович отнесся к моему намерению поступить в Львовское политучилище, даже по-царски поощрив меня за это. Буквально за несколько дней до моего отлета во Львов, Кривенцов распорядился, чтобы в финчасти дивизии уже старшему сержанту Захарчуку выписали денежный аттестат по офицерской должности начальника солдатского клуба. Но это уже другая – курсантская история. С удовольствием вспомню, как Кривенцов привёз меня в самый аэропорт Самарканда на служебной машине. Прямо в салоне «Волги» мы распили с ним бутылку коньяку. Алексей Иванович обнял меня, и глаза его заметно увлажнились. Стоит ли говорить о том, что и меня благородство офицера-политработника сильно взволновало. Пообещал я ему писать письма. Примерно с полгодика выполнял обещанное, а потом наша переписка увяла и забылась. Уже в капитанском звании, будучи слушателем Военно-политической академии, я вдруг случайно нос к носу встретился с Кривенцовым в коридоре военного вуза. Радость наша была взаимной. Оказалось, что Алексея Ивановича назначили замполитом первого общевойскового факультета. Более точного кадрового решения со стороны Главпура я и не припомню. Кривенцов в моём понимании - политработник образцово-показательный. Таким у меня в училище был подполковник Кузнецов. А Кривенцова я на следующий день потащил в свой любимый стеклянный ресторан на Чистых прудах. Весь вечер мы предавались счастливым воспоминаниям о совместной службе в Туркво…
Воинской службе в итоге я отдал 32 года 5 месяцев и 23 дня. Это – лучшие годы моей жизни. И если бы мне Бог даровал ещё одну, я бы кое-что в ней, конечно, подправил, чего уж там душой кривить. Но армейскую службу оставил бы нетронутой. Ибо всем хорошим в себе я обязан только ей. Плохим – тоже. Однако мне искренне хочется верить, что хорошего всё же было больше.
Спасибо тебе, родная моя Армия!

Искренне твой полковник в отставке Михаил Захарчук.

 

.
6 декабря 2018 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
31 октября
суббота
2020

В этот день:

Сражение под Чашниками

31 октября 1812 года состоялась битва между русскими войсками под командованием Витгенштейна и французскими под командованием маршала Виктора в ходе Отечественной войны.

Сражение под Чашниками

31 октября 1812 года состоялась битва между русскими войсками под командованием Витгенштейна и французскими под командованием маршала Виктора в ходе Отечественной войны.

Это столкновение было неудавшейся попыткой французов восстановить их северный фронт по линии Двины, который был прорван после взятия Полоцка Витгенштейном.

К моменту падения Полоцка командующий IX корпусом Виктор был расквартирован в районе Смоленска и представлял собой резерв армии Наполеона.
По приказу Наполеона, Виктор с 22 тысячами солдат отправился против Витгенштейна с целью восстановить линию Двины. Около Чашников II французский корпус под командой генерала Леграна, отступая от Витгенштейна, встретился с передовой дивизией Виктора. Легран решил остановиться и занял оборонительную позицию. Объединённые силы французов составляли 36 тыс.

Витгенштейн оставил в Полоцке гарнизон в 9 тыс. солдат и направился навстречу Виктору с 30 тыс. солдатами.

Бой под Чашниками вёлся в основном авангардом Витгенштейна под командованием Льва Яшвиля и 2-м корпусом Леграна. Русские атаковали французов. Легран, отступая, занимал промежуточные позиции, но в конце концов был отовсюду вытеснен и присоединился к корпусу Виктора. Витгенштейн, обнаружив главную позицию Виктора, приказал Яшвилю остановиться, и начал бомбардировку французских позиций. Виктор, обескураженный успешными действиями Яшвиля, решил не продолжать сражение и отступил. Русские не преследовали. Потери французов 1200 против 400 убитых русских.

В результате побед под Полоцком и Чашниками Витгенштейн отправил отряд Гарпе для захвата Витебска. 7 ноября после короткой битвы французский гарнизон Витебска сдался.

Падение Витебска нарушало планы Наполеона, который планировал там разместить на зимние квартиры свои измотанные войска. Узнав о поражении под Чашниками Наполеон приказал Виктору снова немедленно атаковать Витгенштейна и отбросить его к Полоцку. Это привело к ещё одному поражению французов под Смолянами 14 ноября 1812 года.

 

Смерть Фрунзе

31 октября 1925 года в Боткинской больнице после операции на желудке скончался Михаил Васильевич Фрунзе (р. 1885), революционер, советский государственный и военный деятель, один из наиболее крупных военачальников Красной армии во время Гражданской войны

Смерть Фрунзе

31 октября 1925 года в Боткинской больнице после операции на желудке скончался Михаил Васильевич Фрунзе (р. 1885), революционер, советский государственный и военный деятель, один из наиболее крупных военачальников Красной армии во время Гражданской войны

Причины его смерти до сих пор имеют самые разные толкования у экспертов и историков. Официально в газетах того времени сообщалось, что Михаил Фрунзе болел язвой желудка. 29 октября 1925 года его оперировал опытнейший хирург В. Н. Розанов. По докладу врачей, операция прошла успешно. Но через 39 часов Фрунзе скончался "при явлениях паралича сердца". Спустя 10 минут после его смерти ночью 31 октября в больницу прибыли И. В. Сталин, А. И. Рыков, А. С. Бубнов, И. С. Уншлихт, А. С. Енукидзе и А. И. Микоян. Была произведена экспертиза тела. Прозектор записал: обнаруженные при вскрытии недоразвития аорты и артерий, а также сохранившаяся зобная железа являются основой для предположения о нестойкости организма по отношению к наркозу и плохой сопротивляемости его по отношению к инфекции. Основной вопрос - почему возникла сердечная недостаточность, приведшая к смерти, - остался без ответа. Недоумение по этому поводу просочилось в прессу. Увидела свет заметка "Товарищ Фрунзе выздоравливает", напечатанная "Рабочей газетой" как раз в день его смерти. На рабочих  собраниях спрашивали: зачем делалась операция; почему Фрунзе согласился на нее, если с язвой можно прожить и так; какова причина смерти; почему опубликована дезинформация в популярной газете? В связи с этим врач Греков, ассистировавший Розанову, дал интервью, помещенное с вариациями в разных изданиях. По его словам, операция была необходимой, так как больной находился под угрозой внезапной смерти; Фрунзе сам попросил оперировать его по возможности скорее; операция относилась к разряду сравнительно легких и была выполнена по всем правилам хирургического искусства, но наркоз протекал тяжело. В конце интервью Греков зачем-то сообщил о том, что к больному после операции никого не допускали, но, когда Фрунзе сообщили, что ему прислал записку Сталин, он попросил записку эту прочесть и радостно улыбнулся. Вот ее текст: "Дружок! Был сегодня в 5 ч. вечера у т. Розанова (я и Микоян). Хотели к тебе зайти,— не пустил, язва. Мы вынуждены были покориться силе. Не скучай, голубчик мой. Привет. Мы еще придем, мы еще придем... Коба". Эта концовка еще более разогрела недоверие к официальной версии. Все пересуды на эту тему собрал писатель Пильняк, который написал позже "Повесть непогашеной луны", где в образе командарма Гаврилова, умершего во время операции, все узнали Фрунзе. Часть тиража "Нового мира", где публиковалась повесть, была конфискована, тем самым как бы подтверждалась версия убийства. Если так боятся, то несомненно, Фрунзе был устранен. Версию убийства еще раз повторил режиссер Евгений Цымбал в своем фильме "Повесть непогашеной луны", в котором создал романтический и мученический образ «настоящего революционера», замахнувшегося на незыблемые догмы.

Но, судя по всему, настоящий Фрунзе был далек от романтизма. С февраля 1919 года он последовательно возглавлял несколько армий, действующих на Восточном фронте против Верховного правителя России адмирала А.В. Колчака. В марте он стал командующим Южной группой этого фронта. Подчиненные ему части настолько увлеклись мародерством и грабежом местного населения, что совершенно разложились, и Фрунзе не раз посылал в Реввоенсовет телеграммы с просьбой прислать ему других солдат. Отчаявшись получить ответ, он стал сам вербовать себе пополнение «натуральным методом»: вывез из Самары эшелоны с хлебом и предложил оставшимся без еды мужикам вступать в Красную армию.

В крестьянском восстании, поднявшемся против Фрунзе в Самарском крае, участвовало более 150 тысяч человек. Восстание было утоплено в крови. Отчеты Фрунзе Реввоенсовету пестрят цифрами расстрелянных под его руководством людей. Например, за первую декаду мая 1919 года им было уничтожено около полутора тысяч крестьян (которых Фрунзе в своем отчете именует «бандитами и кулаками»). В донесении Троцкому Фрунзе пишет: "Тут убито, пока по неполным сведениям, не менее 100 человек. Кроме того, расстреляно свыше 600 главарей и кулаков". В бою — около ста, а потом всех тех, кого сочли ненадежными, просто расстреляли. "Село Усинское, в котором восставшими сначала был истреблен целиком наш отряд 170 человек, сожжено совершенно". Причем, почему это происходит, Фрунзе отлично понимает: "Движение выросло на почве недовольства экономическими тяготами и мероприятиями, а в силу несознательности населения было направлено и использовано должным образом". А с несознательными мы будем поступать вот так — расстреливать потенциальных главарей и сжигать начисто те села, на территории которых произошло убийство красноармейцев. Фрунзе в этом отношении был ничем не лучше Тухачевского, подавлявшего Тамбовское восстание, или Пятакова, Бела Куна и Землячки, которые проводили "красный террор" в Крыму.

В сентябре 1920 года Фрунзе назначили командующим Южным фронтом, действующим против армии генерала П.Н. Врангеля. Он руководил взятием Перекопа и оккупацией Крыма. В ноябре 1920 года Фрунзе обратился к офицерам и солдатам армии генерала Врангеля с обещанием полного прощения в случае, если они останутся в России. После занятия Крыма всем этим военнослужащим было приказано зарегистрироваться (отказ от регистрации карался расстрелом). Затем солдаты и офицеры Белой армии, поверившие Фрунзе, были арестованы и расстреляны прямо по этим регистрационным спискам. Всего во время красного террора в Крыму было расстреляно или утоплено в Черном море 50 - 75 тыс. человек.

Конечно, многие тогда могли и не знать о военных «художествах» Михаила Васильевича. Самые темные стороны своей биографии он тщательно скрывал. Известен его собственноручный комментарий к приказу о награждении Бела Куна и Землячки за зверства в Севастополе. Фрунзе предупреждал, что вручение орденов следует производить тайно, дабы общественность не знала, за что конкретно награждаются эти «герои гражданской войны». Словом, если Фрунзе и помогли уйти в мир иной, то было за что. Ведь паралич сердца у него начался давно и не в физиологическом, а в духовном смысле.

Честно говоря, нередко выглядит так,  что сталинские чистки (когда это относится действительно к вождю, а не является наветом на него) коснулись в первую очередь тех представителей ленинско-троцкистской гвардии, кто с особой жестокостью расправлялся с простыми русскими людьми:                       «репрессированы» Сталиным те же Тухачевский, Пятаков, Бела Кун. Не исключено, что Фрунзе оказался одним из первых в этом списке врагов русского народа, уничтоженных Сталиным. Дело в том, что 1925 год был отмечен целой серией "случайных" катастроф. Вначале — ряд трагических инцидентов с ответственными работниками Закавказья: 19 марта в Москве внезапно умер "от разрыва сердца" председатель Союзного Совета ЗСФСР и один из председателей ЦИК СССР Н. Н. Нариманов. 22 марта в авиационной катастрофе погибли Первый секретарь Заккрайкома РКП(б) А. Ф. Мясников, председатель ЗакЧК С. Г. Могилевский и летевший с ними уполномоченный наркомата почт и телеграфов Г. А. Атарбеков. 27 августа под Нью-Йорком при невыясненных обстоятельствах погибли Э. М. Склянский — бессменный заместитель Троцкого в период гражданской войны, отстраненный от военной деятельности весной 1924 года и назначенный председателем правления треста "Моссукно", и председатель правления акционерного общества "Амторг" И. Я. Хургин. 28 августа на подмосковной станции Парово погиб под поездом давний знакомый Фрунзе член Реввоенсовета 6-й армии во время Перекопской операции, член бюро Иваново-Вознесенского губкома партии, председатель Авиатреста В. Н. Павлов. Примерно в это же время в автоаварии погиб близкий к наркомвоенмору Фрунзе начальник Мосгубмилиции Ф. Я. Цируль. Да и сам Михаил Васильевич в начале сентября выпал на полном ходу из автомобиля, дверца которого почему-то оказалась неисправной, и чудом остался жив. Так что «устранения», судя по всему, уже начались.

Кроме каннибализма, проявленного Фрунзе при подавлении восстания в Самарской области, были и другие причины для его устранения. В английском ежемесячнике "Аэроплан" появилась статья о Фрунзе "Новый русский вождь". "В этом человеке,— говорилось в статье,— объединились все составные элементы русского Наполеона". И это были не просто слова. Фрунзе их подкреплял делом.

Летом 1923 года в гроте недалеко от Кисловодска состоялось законсперированнное совещание партийной верхушки под руководством Зиновьева и Каменева, названного впоследствии «пещерным». На нем присутствовали отдыхающие на Кавказе и приглашенные из ближайших регионов партийные деятели той поры. От Сталина поначалу это скрыли. Хотя обсуждался вопрос именно об ограничении его властных полномочий в связи с тяжелой болезнью Ленина. Ни один из участников этого совещания (кроме Ворошилова, который скорее всего был там глазами и ушами вождя) не умер своей смертью. Фрунзе там присутствовал в качестве военной составляющей «путча».

Другой факт. В 1924 года по инициативе Фрунзе была проведена полная реорганизация Красной армии. Он добился упразднения института политических комиссаров в армии — они были заменены помощниками командиров по политчасти без права вмешиваться в командные решения. В 1925 году Фрунзе произвел ряд перемещений и назначений в командном составе, в результате чего во главе военных округов, корпусов и дивизий оказались военные, подобранные по принципу преданности Троцкому. Бывший секретарь Сталина Б.Г. Бажанов вспоминал: «Я спросил у Мехлиса, что думает Сталин об этих назначениях?» — «Что думает Сталин? — переспросил Мехлис. — Ничего хорошего. Посмотри на список: все эти тухачевские, корки, уборевичи, авксентьевские — какие это коммунисты. Все это хорошо для 18 брюмера, а не для Красной Армии». Спрашивается: какой бы глава государства потерпел такую «лояльность» военного министра? Бажанов (и не только он) считал, что Сталин вынужден был устранить Фрунзе, чтобы на его место назначить своего человека — Ворошилова (Бажанов В.Г. Воспоминания бывшего секретаря Сталина. М., 1990. С. 141). Утверждают, что во время операции была применена как раз та анестезия, которой Фрунзе не мог вынести в следствие особенностей организма. Конечно, эта версия не доказана. Но, на наш взгляд, она достаточно правдоподобна.

Памяти Зельдина

31 октября 2016 года на 102 году жизни скончался Владимир Михайлович Зельдин - артист Центрального академического театра Российской армии (1945—2016). Полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством». Народный артист СССР (1975). Лауреат Сталинской премии (1951). Кавалер Международной премии Андрея Первозванного «За Веру и Верность»

Памяти Зельдина

31 октября 2016 года на 102 году жизни скончался Владимир Михайлович Зельдин - артист Центрального академического театра Российской армии (1945—2016). Полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством». Народный артист СССР (1975). Лауреат Сталинской премии (1951). Кавалер Международной премии Андрея Первозванного «За Веру и Верность»

 

. Получая её, Зельдин сказал:
- Я принадлежу к поколению, которое прошло дорогами Великой Отечечственной войны. И победило сильнейшего противника. За свою жизнь я повидал много событий, пережил много испытаний, выпавших на долю моей любимой Родины— России. Они всегда преодолевались нашим народом, благодаря патриотизму, самоотверженной любви к Отечеству. Сегодня - тоже нелегкая полоса в жизни России. Дух мужества и стойкости, который олицетворяют Андрей Первозванный и премия его имени «За Веру и Верность», хочется верить, помогут и нынешним поколениям россиян справиться с трудностями и победить.

 

 

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии