RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Конец злоключениям «Булавы»
30 октября 2014 г.

Конец злоключениям «Булавы»

30 октября стратегическая атомная подлодка "Юрий Долгорукий" проекта 955 (класса "Борей") произвела удачный пуск новой межконтинентальной баллистической ракеты по полигону Кура на Камчатке из акватории Баренцева моря
Мудрые мысли Иоанна Крестьяникина
5 февраля 2014 г.

Мудрые мысли Иоанна Крестьяникина

5 февраля 2006 года отошел ко Господу один из мудрейших старцев XXI века Русской Православной Церкви
Портрет на фоне поиска
28 января 2016 г.

Портрет на фоне поиска

28 января - день рождения у Александра Шипилова (http://vk.com/id268228117), командира поискового отряда «Подвиг» (с. Сергиевск, Самарская обл.).
Подвиг разведчика Валерия Арсёнова
28 февраля 2016 г.

Подвиг разведчика Валерия Арсёнова

30 лет назад 28 февраля 1986 года в бою с душманами погиб, закрыв собою командира, девятнадцатилетний донецкий паренёк
Тайная функция телерекламы
23 ноября 2013 г.

Тайная функция телерекламы

23 ноября 2013 года отмечается 40 дней с момента безвременной кончины журналиста-патриота Дмитрия Терехова
Главная » Герои нашего времени » Железный романтик

Железный романтик

Александру Андреевичу Проханову – 80 лет

Этот честнейший русский и советский писатель, главный редактор газеты «Завтра» написал за свою жизнь 55 книг (собрание сочинений в 15 томах!)
Железный романтик

Лично я счастлив тем, что познакомился с ним много лет назад - на дорогах Афганской войны...
Осенью 1986 года мы вместе провожали на Родину первые шесть полков Ограниченного континента: из Шинданда – танковый, мотострелковый и зенитный полки, из Кундуза – мотострелковый и зенитный, из Кабула – зенитный. Александр решил проследовать с танкистами до самой границы СССР. Позвал меня с собой, и я чуть не заплясал от радости. Проханов уже тогда слыл известнейшим публицистом и писателем. Имел звонкое прозвище «Соловей Генерального штаба». Крупнозвёздные генералы заискивали перед ним, словно перед проверяющим. И вдруг мне, подполковнику, спецкорру ТАСС, такая честь. Но заведующий корпунктом телеграфного агентства Генрих Байков решительно меня окоротил: «Извини, Миша, но здесь командую я. А кроме тебя, никто не умеет «пуншировать тексты» (набирать заметки на перфоленты, которые затем вставлялись в телетайп и со скоростью пулемёта «максим» передавали сообщения). Так что останешься в моём распоряжении». Тогда я чуть не заплакал от досады. Но приказ есть приказ.
Проханов вернулся в мой номер кабульской гостиницы спустя трое суток. Весь в пыли, как шахтёр из забоя. Одни круги белели вокруг глаз. Шутка ли, трое суток не слезал с брони. Отмыли мы его, накормили, напоили. А вечером того же дня собрались у представителя ЦК КПСС Виктора Петровича Поляничко: Проханов, Геннадий Бочаров из «Литературной газеты», Виктор Филатов из «Красной звезды», Тимур Гайдар из «Московских новостей» и я. Перед нами была поставлена задача: подготовить подробнейшим образом первую пресс-конференцию президента демократической республики Афганистан Наждибуллы для советских и иностранных журналистов. Мы обильно стимулировали себя горячительными напитками и методом мозгового штурма сочиняли вопросы. А заодно – и ответы. Проханов, помню, с горящим взором предлагал вставить в рассуждения лидера НДПА хотя бы «пару строк о будущем кабульском метро». Филатов обозвал его малахольным: «Ты пойми, чудак, в этой стране, кроме войны, ничего быть не может в ближайшие сто лет!». Проханов отмахнулся от Филатова, вышел на балкон, я – за ним. И начал «разруливать» ситуацию. Типа того, что не обращай, мол, внимания на Витю… «Да ладно тебе, – ухмыльнулся Саша, – пустяки всё это. Лучше посмотри, какая красотища!».
Буквально перед нашим взором высились гигантские горы Асмаи и Шир-Дарваза. Кабул ведь стоит на высоте 1850 м над уровнем моря. Самая высокогорная столица мира. Большая фигура Проханова чётким абрисом вырисовывалась на фоне миллионолетних гор, еле подёрнутых забрезжившей предутренней зарёй. Тридцать два года прошло, а помнится, словно вчера это было…

Дорогой Александр Андреевич, «я старый солдат и не знаю слов любви». А если бы и знал, то всё равно постеснялся бы тебе их высказать, чтобы не прослыть подобострастным, чего ты терпеть не можешь. Поэтому в такой замечательный твой юбилей я попросил своих друзей-приятелей, твоих соратников, помочь мне поздравить тебя. Прими с нашим искренним уважением это скромное подношение.
Виктория Шохина – литературный критик, публицист, преподаватель Высшей школы (факультета) телевидения МГУ имени М.В. Ломоносова:
– В курсе «Современный литературный процесс», который я читаю в ВШТ МГУ, разные писатели: Пелевин, Сорокин, Шаров, Шаргунов, Прилепин, Лимонов… Но только один – советский, это Проханов.
Он – единственный из советских писателей, кто в постсоветское время стал модным и даже культовым. Тема семинара у меня так и обозначена «Феномен Александра Проханова». То есть я предлагаю студентам разгадать эту загадку. И каждый раз разгадываю вместе с ними.
Самая главная и любимая идея Проханова – взять из разных периодов нашей истории – из четырёх империй! – самое лучшее, чтобы создать Пятую империю. Империя – «путь к Абсолюту, к идеалу, к коммунизму». Он верит, что так и будет: Россия создаст Царство Небесное на земле. Утопично, но грандиозно. Тем и привлекательно.
Той же природы, кажется, его упование на Сталина. Который для него «не бронза, а скорость света», гиперрреалист вчера, миф сегодня, святомученик завтра. С последним мне, например, трудно согласиться, но так видит – знает? – Проханов.
Он – патриот, консерватор, государственник. Однако не всякая государственная власть ему нравится. Так, на протяжении всех 1990-х он яростно выступал против Ельцина со товарищи.
Он считается вроде бы сугубым реалистом. Однако красочные – босхианские! – глюки в его сочинениях свидетельствуют о другом. Когда, например, в романе «Господин Гексоген» Избранник превращается в радугу и красиво так исчезает… А чего стоят разных цветов черви, выращенные в лаборатории ФСБ, чтобы они воздействовали на телезрителей в нужном направлении («Политолог»)... Про него иногда говорят: соцреалист превратился в сюрреалиста. Но он никогда не был и соцреалистом! Просто не мог быть, потому что канон – любой! – всегда был ему тесен.
Когда он говорит о чем-то особенно дорогом, это звучит особенно проникновенно. Как простая надпись на ленте вокруг купола храма Ивана Великого – «Бог есть». Умеет он и смеяться. Потому и одержал убедительную победу в (заочном) баттле – «Слово о еде» Проханова vs. «Филолетовые лебеди» Сорокина.
Обо всём этом я говорю со студентами. А еще о старообрядческих корнях писателя, о его приверженности идеям русского космизма Николая Фёдорова, о том, как он в одной сложной жизненной ситуации сказал: «Родить – не убить» и о многом-многом другом. Но загадка Александра Проханова так и остаётся неразгаданной до конца.

Виктор Баранец, журналист, писатель, военный обозреватель газеты «Комсомольская правда»:
– Проханов – суперолигарх, накопивший в себе несметные богатства советского, русского, российского патриотизма. Проханов – это наш непобедимый литературный Брест, неприступный для либерастов. Проханов – это духовной полководец миллионов русских единоверцев, на которых сегодня держится Россия, осажденная Западом и пожираемая изнутри вонючими червями пятой колонны национал-предателей. Да, его нередко заносит в красивые кущи фантасмагорических эпитетов и неокосмических гипербол, – но это нисколько не меняет сути души и мыслей этого человека, все больше превращающегося в духовника всего лучшего, что есть в нашем народе.

Арсений Замостьянов, литератор, писатель, публицист, краевед, поэт:
– Проханов не умеет не удивлять. Уж, казалось бы, мы изучили и перечитали его вдоль и поперек, а он даже по телефону звонит всегда неожиданно. У Проханова и в литературе, и в политике, и во взаимоотношениях с людьми есть стратегия, которой он верен. Он не из предателей. В то же время в клише он не вписывается. Кто он – консерватор или эксцентрик? Эстет или народник? Революционер или государственник? Неуловим. Вспоминается одно из миллиона политических шоу, на которых он гнул свою линию. Противники уже перешли на повышенные тона, и Проханов кричал, как в экстазе. Сразу ясно: тут не до точности формулировок. Но вот он выкрикивает: «Об этом писал еще монах Филофей при Василии Третьем! Москва – Третий Рим!». А речь-то «на ринге» шла совсем не о древней истории – и ясно, что Проханов не штудировал письма Филофея перед эфиром. Мог и ошибиться… Тут один из его оппонентов – историк, вальяжный эксперт, рассудительно поправляет: «При Иване Третьем». Проханов – моментально: «При Василии Третьем!». Могло показаться, что автор «Господина Гексогена» шутит или играет. Какая разница, Василий или его сын тогда княжил в Москве? Но прав-то оказался именно Проханов. Проверьте в любом справочнике. Кажется, что он состоит из одних фантазий, что мыслит только поэтическими образами. А он еще и точен! Однажды мы сидели рядом в одном зале. Актер декламировал Есенина – «Стансы». И почему-то «забыл» несколько строк. Вымарал. Мы переглянулись с Прохановым и хором прочитали: «Как гордость и пример,/ Был настоящим,/ А не сводным сыном/ В великих штатах СССР».
Он и это помнит. Поэтому Проханова почти невозможно обмануть.
Он умеет не только помнить, но и предвидеть. И за последние пятнадцать лет Россия все-таки совершила поворот в направлении, которое предсказывал Проханов.
А было время, когда он сражался за «державные» ценности почти в одиночестве. По крайней мере, власть от этих идеалов отмахивалась. А Проханов гнул свою линию.

Леонид Колпаков, публицист, заместитель главного редактора «Литературной газеты»:
– Александр Проханов как писатель родом из «Литературной газеты», о чем сейчас почему-то вспоминают редко. А ведь не приди в 1968-м тридцатилетний литератор в детище Пушкина, Горького и Чаковского, в самом начале золотой эры первого советского еженедельника большого формата, неизвестно как сложилась бы его судьба. Но «Литгазета» всегда старалась и старается замечать молодые таланты. В здании на Цветном бульваре Проханов начал делать то, что любит и умеет – писать. В нашей уникальной картотеке сведений о его текстах огромное количество. Особенно, когда он попал в горячие точки планеты – Афганистан, Никарагуа, Анголу, Камбоджу.
А в 1969-м он одним из первых в СССР описал события на острове Даманский во времена советско-китайского конфликта. В «ЛГ» было немало золотых перьев, но в такие командировки ездил только Александр Андреевич. Да и титул «соловья Генштаба», намертво приклеившийся к нему, Проханов получил со страниц «Литературки» – так его назвала в одной из рецензий критик Алла Латынина. Кто-то ехидно добавляет теперь – не только Генштаба, но и спецслужб.
Несколько лет назад была поездка в Минск – президент Лукашенко пригласил представителей российских федеральных изданий. А.А. Проханов ехал в соседнем со мной купе и была редкая возможность услышать его точку зрения на происходящее в стране и мире не из «Эха Москвы» и соловьевских телепередач. Это произвело сильное впечатление.
С Александром Григорьевичем он вел себя достойно. Не суетился как его коллега из некогда очень неплохого толстого журнала. Потом Лукашенко с Прохановым, оставив нас за большим, действительно круглым столом, уединились. Президенты иногда говорят с писателями. Помнится, как встревожилось-возбудилось либеральное крыло, когда в начале своего прихода во власть Владимир Путин встретился не с ними, а с Прохановым.
Как газетчик уважаю и ценю Александра Андреевича именно за газетное дело. Можно по-разному относиться к его изданию «Завтра», но это всегда высокий класс журналистики. И особый прохановский взгляд на события.
У него немало самых престижных наград – от премии Ленинского комсомола, которая в год столетия ВЛКСМ приобретает особое значение, до Бунинской – её придумал ученый, поэт и ректор Московского гуманитарного университета Игорь Ильинский. И нашего «Золотого Дельвига» – «За веру Слову и Отечеству». И «Нацбест», конечно. Но главное – Проханов не перестает быть интересным и телезрителям (в студию канала «Россия» он ходит как на работу), и читателям – его романы множатся год от года. Дай Бог ему здоровья! И поклон от литгазетовцев всех поколений!

Александр Кондрашов, российский писатель, редактор отдела «ТелевЕдение» «Литературной газеты»:
– В этот юбилейный день не могу не вспомнить документальный пятисерийный фильм выдающегося писателя, отважного журналиста и непревзойдённого полемиста Проханова, показанный в самом начале года. Многих удивила его фраза о генерале Грачёве, который в октябре 1993-го расстрелял российский парламент: «Танки Грачёва не допустили гражданской войны». Думаю, пять-десять лет назад такое от автора услышать было невозможно – столько невинных, искренних, чистых людей погибло тогда в Москве. А сколько бы погибло и что стало бы с Россией, если бы государственная власть тогда не проявила демонстративную, жестокую твёрдость? Никто не знает – у истории нет сослагательного наклонения.
Им, «солдатом империи», оплакан Советский Союз, который не удалось отстоять и спасти от развала, но потерпевший поражение воин вдруг обнаружил, что на разграбленных развалинах «Красной империи» почти сразу же стали появляться ростки новой государственности – «Пятой империи», о которой Александр Андреевич стал говорить позднее. Как и о примирении красных и белых. Важную роль тогда сыграла встреча с владыкой Иоанном, митрополитом Петербургским и Ладожским, который призвал к примирению всех противоборствующих во имя сохранения народа и страны. Языка, культуры, земли и государства.
Проханов цитирует строки Осипа Мандельштама: «Век мой, зверь мой, кто сумеет/ заглянуть в твои зрачки/ и своею кровью склеит/ двух столетий позвонки?». В первый год президентства Владимира Путина случилась катастрофа с «Курском». Побывав в Северодвинске, встретившись с вдовами моряков, молодой президент как будто бы причастился этой боли, этой страшной трагедии и стал другим, как считает Проханов, не тем наёмным менеджером, каким он видел своё предназначение поначалу, а лидером России. Он получил боевое крещение. Александр Андреевич вспомнил о Валдайском форуме, прошедшем через 12 лет, на котором он задал президенту вопрос о том, какое будущее у проекта Россия. И президент мгновенно ответил: «Россия – не проект, Россия – судьба».
Из своих наблюдений и встреч с президентом писатель делает вывод: «Не только Путин строит государство Российское, но оно, государство, строит Путина». Строило оно Александра Андреевича и многих других.
В службе Отечеству, государству Александр Андреевич видит религиозное служение: «Если американская мечта выражается символом «град на холме», то есть град, который возвышается над всеми долинами, над остальными городами и селениями, град возвышающийся, град, покоряющий всё, что лежит ниже, у подножия холма. То русская мечта – это храм на холме. Это храм, высотой холма поднятый к небу, поднятый к вечной красоте и добру».
Нельзя не отметить верности Проханова Русскому миру, на который в последнее время многие яростно нападают.
Конечно, Александр Андреевич говорит и о Донбассе, и о важности возвращения Крыма с древним православным храмом в Херсонесе и Черноморским флотом в Севастополе, и о Евразийском союзе, как явлении Русского мира. «Русский мир – это та тайна, которая сопровождает всю русскую историю. И делает эту историю непостижимой разуму, а только сердцу, которое открывается навстречу этим восхитительным дуновениям русской истории».

Валерий Рокотов, сценарист:
– Нас познакомил канал «Россия». Его руководство так достал «бес в шерсти», очерняющий всё, что зрителям дорого, что оно призвало Проханова. Призвало как представителя сил Добра, способного вытеснить припадочного оратора из эфира мощью тела и мысли.
Так оно и случилось. Бес строил козни: врывался в наш цикл с анонсом своих программ. Он кусал свой хвост, предрекал конец света и требовал от продюсеров покаяния. Все должны были ползать и молить о прощении. В итоге он сам уполз, и телевидение от этого оказалось в заметном выигрыше.
В эфире появилось нечто необычное. Вдруг зазвучала содержательная, образная, горящая речь. Кто-то вдруг стал не исступлённо и не формально говорить о вере, мечте и боли, делах отцов и собственной неутихающей страсти.
Эти слова что-то в мире производили. Они очевидным образом делали его лучше, добрее. И сам Проханов, получивший доступ к миллионной аудитории, становился всё лучше и всё добрее.

Мне иногда попадаются отзывы либералов о циклах «Солдат империи» и «Страсти по государству». Это крайне забавное чтение. Видно, что Проханов занимает в их сознании огромное место. Он им всюду мерещится. Им кажется, что он уже захватил все телеканалы и радиостанции. Что это спрут, у которого огромные связи и невиданное политическое влияние. Он ежедневно принимает доклады от ГРУ и Генштаба. Его логово охраняет рижский ОМОН.
«Газета “Завтра” победила! – кричал один либеральный чудак на лекции “Почему мы обгадились”. – Она везде! Всё информационное пространство стало газетой “Завтра”!».
Он бы видел газету «Завтра». Тесная типовая квартирка, горстка сотрудников, почерневший кипятильник в стакане. Он бы видел «Изборский клуб». Небольшой конференц-зал, комнатка секретаря, кухонка… Но либеральный миф всё представляет иначе. Как подземный мраморный бункер, куда подведена линия метро и где на огромных экранах идёт трансляция либеральных тусовок. Здесь всё под контролем – дома, квартиры, спальни, сортиры. Похоже, «прогрессоры» просто не хотят признавать, что их, лощёных и наглых, победило вот это – с копеечными доходами и стареньким кипятильником.
Они с содроганием вспоминают проникновение Проханова на «Эхо Москвы», где его должны были испепелить. Они не могут понять, почему в «министерстве правды» его не изничтожили токи ненависти? А ответ прост.
За двадцать пять лет Проханов привык пропускать эти токи через себя и ими подпитываться.

Я помню, как он прибыл на марш либералов и шёл сквозь толпу обратным курсом, приветствуя вспышки ненависти. Это была очевидная самозарядка, прогулка для поднятия настроения.
Он был забавен и величественен в этот момент – со своим впечатляющим животом, делающим его схожим с Ламме Гудзаком или Депардье. Это, в принципе, не живот, а оборонительно-наступательный комплекс. А также – груз, не дающий оторваться от родной почвы.

В Проханове при внимательном рассмотрении всё очень гармонично, продумано. Ничего лишнего. Помню, как перед съёмкой я попросил его причесаться, и он сделал это абсолютно очаровательно – пятернёй. А на мой вопрос о расчёске ответил, что такого давно не держит. О нарядах во время съёмок тоже не пришлось беспокоиться. Он интересовался: «А в чём я был в прошлый раз? В свитере? Значит, сегодня – в рубахе». Это, конечно, был не весь его гардероб. При желании можно было обнаружить костюм и галстук. Просто было ясно, что вопрос стиля для рассказчика не на первом месте.

Строчки и монологи немного накопили Проханову. В одном костюме, без расчёски, с допотопным мобильником он как-то выжил в нашем мире. И даже сумел взлететь. Многим сегодня это покажется непостижимым. Как можно взлететь с помощью таких зыбких вещей, как дар русской речи, любовь, жажда сопротивления?
Можно, как выясняется. И стать звездой можно, и не превратиться при этом в высокомерное чмо.

Как-то зимой мы готовились к съёмке на Патриаршем мосту. Режиссёр с оператором вдруг развели базар: стали выяснять, кто их них облажался, – забыл флешку для камеры? На двадцатиградусном морозе слушать этих комиков было скучно, и я увёл Проханова в стеклянную забегаловку. Мы только отхлебнули кофе из картонных стаканчиков, как вошёл паренёк. Типичный русачок, он бросился к Проханову – произнёс неловкий комплимент и резко перешёл к главному. Заявил, что не верит в возможность соединения «белого» и «красного». Этого, по его мнению, не произойдёт никогда.
Проханов ответил неожиданно. Спросил, известна ли собеседнику картина «Чаепитие в Мытищах»? На ней изображён поп, толстый и сытый. Вот когда этому попу попала пуля в его брюхо или лобешник, он стал святым, стал великомучеником. Он вошёл в пантеон русских святых. Он встал рядом с красными святыми, погибшими за идею социального равенства. И там, в русском небе, соединилось «белое» с «красным», и этот смешанный, ставший единым свет теперь проецируется на землю. Не знаю, убедило ли это паренька, но он вышел из забегаловки в абсолютном ошеломлении
Открытость, отсутствие чванства отличает людей значительных, дотянувшихся до небес.

P.S. При советской власти писатель Проханов был награждён орденами Дружбы народов, Трудового Красного Знамени и «Знак Почёта». В новейшей России он не получил ни одного высшего государственного знака отличия. Сначала потому, что люто воевал против «ненавистного ельцинского режима». А потом – даже и не знаю, почему его обделяли орденами. Есть в том высшая несправедливость. Ибо редко кто из нынешних общественных деятелей так горячо и беззаветно бьётся и радеет за Великую Россию, как Александр Андреевич Проханов.

 

Михаил Захарчук – полковник в отставке (http://www.stoletie.ru)

.
26 февраля 2018 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
18 октября
четверг
2018

В этот день:

Крепость Кронштадт

18 октября 1723 года на острове Котлин Петром I заложена крепость Кронштадт, главная база Балтийского флота, «… которая заключала бы в себя весь город и все портовые сооружения, и служила бы делу обороны со всех сторон».

Крепость Кронштадт

18 октября 1723 года на острове Котлин Петром I заложена крепость Кронштадт, главная база Балтийского флота, «… которая заключала бы в себя весь город и все портовые сооружения, и служила бы делу обороны со всех сторон».

Тогда же и город на острове Котлин был назван Кронштадтом, что означает «Город—крепость» или «Укреплённый город».

В 1723—1747 годах построена центральная крепость, окружающая Кронштадт с моря и суши. В январе 1733 года при морском госпитале открылась госпитальная лекарская школа — первое военно-морское медицинское учебное заведение страны.

После катастрофического пожара 23 июля 1764 года Кронштадт восстанавливался по генеральному плану, составленному архитектором С. И. Чевакинским. В 1783 году Екатерина II хотела перевести адмиралтейство из Санкт-Петербурга в Кронштадт; комплекс зданий Кронштадтского адмиралтейства был построен в 1780—1790-х годах по проектам архитекторов М. Н. Ветошникова, В. И. Баженова и Ч. Камерона. Павел I отменил этот проект. В 1786 году открылось Морское офицерское собрание, ставшее центром культурной жизни Кронштадта.

Тарутинский бой

18 октября 1812 года в районе села Тарутино Калужской области произошло сражение между русскими войсками под командованием фельдмаршала Кутузова и французскими войсками.

Тарутинский бой

18 октября 1812 года в районе села Тарутино Калужской области произошло сражение между русскими войсками под командованием фельдмаршала Кутузова и французскими войсками.

 Победа при Тарутине была первой победой русских войск в Отечественной войне 1812 года после Бородинского сражения. Успех укрепил дух русской армии, перешедшей в контрнаступление.
Цель Тарутинского боя не была достигнута полностью, но её результат оказался успешным, и ещё большее значение имел успех для подъёма духа русских войск. Прежде в ходе войны ни в одном сражении у любой из сторон (даже при Бородино) не было такого количества захваченных пушек, как в этом — 36 или 38 орудий. В письме царю Александру I Кутузов сообщает о 2 500 убитых французах, 1 000 пленных, и ещё 500 пленных на следующий день взяли казаки при преследовании. Свои потери Кутузов оценил в 300 убитых и раненых.

 

 


Первый лайнер Аэрофлота

18 октября 1929 года состоялся первый полёт пассажирского самолёта «К-5» конструктора К. А. Калинина. «К-5» стал первым российским пассажирским самолётом, который строился большой серией.

Первый лайнер Аэрофлота

18 октября 1929 года состоялся первый полёт пассажирского самолёта «К-5» конструктора К. А. Калинина. «К-5» стал первым российским пассажирским самолётом, который строился большой серией.

 Основной самолёт Аэрофлота до 1940 года. Всего было построено 258 самолётов этого типа.

К разработке «К-5» Калинин приступил в 1926 г., прототип был построен в 1929 г. Машину подняли в воздух пилот М.А. Снегирёв и бортмеханик П.Н. Власов. В качестве третьего члена экипажа полетел сам Калинин. Случилось это на харьковском аэродроме "Сокольники". Самолёт оказался лёгок в управлении, хорошо слушался руля. 30 мая 1930 К-5 перелетел в Москву, где выдержал экзамен перед государственной комиссией. Госкомиссия установила, что самолёт вполне отвечает предъявленным требованиям. Дальность до 1000 км, скорость до 200 км в час.

 

«Интервью» у Венеры

18 октября 1967 года межпланетная станция «Венера-4», запущенная 12 июня 1967 года, достигла цели.

«Интервью» у Венеры

18 октября 1967 года межпланетная станция «Венера-4», запущенная 12 июня 1967 года, достигла цели.

Спускаемый аппарат с набором научной аппаратуры благополучно отделился и впервые в истории космонавтики провел прямые измерения состава атмосферы Венеры при спуске в ней на парашюте.    Спускаемый аппарат мог работать при температуре вплоть до +425°C и при давлении до 10 атмосфер, причем для увеличения шансов на успех он десантировался на ночную сторону планеты. Перед стартом он был подвергнут стерилизации с целью предотвращения переноса на Венеру земных микроорганизмов.

Сигнал прекратился внезапно через 95 минут после начала спуска, на 25-26 км ниже начальной точки, когда за бортом было +280°C и 15 атмосфер. Сначала всем казалось, что это и был момент посадки и что «Венере-4» удалось дойти до поверхности в рабочем состоянии. И лишь через несколько недель стало ясно, что в действительности на высоте около 28 км аппрарат был раздавлен атмосферным давлением, оказавшимся намного больше предусмотренного при конструировании станции.

Лишь «Венера-7», запущенная 17 августа 1970 года, благополучно достигла поверхности планеты. Она разрабатывалась и строилась с учетом опыта полетов предыдущих АМС. Спускаемый аппарат был сконструирован заново, и он должен был работать не менее 30 минут на поверхности при температуре до +540°С и давлении до 150 атмосфер. Теоретические значения, полученные для поверхности планеты были такими: 500°С и 100 атмосфер, так что спускаемый аппарат был построен с запасом. На всякий пожарный случай.

Спустя 120 суток после старта, 15 декабря 1970 года, станция «Венера-7» достигла планеты.

15 декабря в 8 часов 34 минут 10 секунд спускаемый аппарат впервые в мире совершил мягкую посадку на поверхность Венеры. В общей сложности он передавал на Землю информацию в течение 53 минут, в том числе около 20 минут непосредственно с поверхности Венеры. Измеренная температура у поверхности Венеры составила 475°±20°С; она соответствовала давлению 90±15 атмосфер.

В 1975 году спускаемый модуль зонда "Венера-9" передал первые черно-белые фотографии поверхности планеты. И, наконец, первые цветные изображения были получены в 1982 году "Венерой-13".

Американцы далеко отстали от СССР в исследовании Венеры. Лишь в 1967 году через день после посадки советской "Венеры-4" мимо планеты на расстоянии 4000 км пролетел американский "Маринер-5". На околовенерианскую орбиту впервые США вышли с помощью аппарата «Пионер-Венера-1», запущенного 20 мая 1978 года, который проработал до августа 1992 года и осуществлял, в частности, радиолокационное картографирование планеты.

Американская пресса вынуждена была констатировать: "Русские побили США в борьбе за очень большое количество первых мест в освоении космоса: первые спутники, запуск первых животных и первого человека, первый выход в открытый космос, первая посадка зонда на Марсе, первый зонд к Венере, первая орбитальная станция, первый полет вокруг Луны».

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии