RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Подвиг Виктора Омелькова
1 марта 2015 г.

Подвиг Виктора Омелькова

1 марта 1995 года за мужество и героизм, проявленные при выполнении специального задания, указом Президента Российской Федерации № 231 гвардии майору Омелькову Виктору Емельяновичу посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации.
Открытие Олимпиады
8 февраля 2014 г.

Открытие Олимпиады

Эта великолепная церемония вылилась для многих в открытие преображенной, восставшей из развалин «перестройки» и «реформ» России
Нападение на храм
16 августа 2015 г.

Нападение на храм

В ночь на 8 августа 2015 года неизвестные пытались поджечь Христорождественский собор города Хабаровска
Хоккейный бог Виктор Тихонов
1 января 1970 г.

Хоккейный бог Виктор Тихонов

24 ноября 2014 года на 85 году жизни скончался великий советский тренер, под руководством которого сборной СССР по хоккею не было равных
Украина в планах США
14 марта 2014 г.

Украина в планах США

ЗУБР: засечка угроз безопасности России — обстановка на 14 марта 2014 года
Главная » Герои нашего времени » Рыцарь неба

Рыцарь неба

29 июля 2018 года исполняется сто лет со дня рождения легендарного пилота гражданской авиации, летчика-испытателя Константина Сапелкина.

Сегодня в Аэрофлоте летает «суперджет» с регистрационным номером RA-89057, названный его именем.
Рыцарь неба

Рыцарем неба как-то уважительно окрестил Константина Петровича министр гражданской авиации СССР Борис Бугаев. Кстати, придя в гражданский флот после войны, он был учеником Сапелкина, совершенствовал свое мастерство под его руководством, летая с ним в одном экипаже вторым пилотом.
Все, кто имел счастье лично общаться с Сапелкиным, попадали под его удивительное обаяние. « Мужчина - тысяча процентов», громко выразила однажды свой восторг пассажирка, увидев командира экипажа в салоне лайнера. Не отставал и сильный пол. Познакомившись с Константином Петровичем во время совместного отдыха в Кисловодске, академик Дмитрий Лихачев был очарован интеллектом и широкой эрудицией пилота. Их постоянно можно было видеть вместе, и в знак большого уважения академик на прощанье подарил ему свою книгу. Александр Митта, снимая «Экипаж», пригласил его консультантом к Жжёнову, и тот в фильме воплотил буквально все то, что было присуще Сапёлкину. Они очень подружились, и с тех пор Георгий Степанович приглашал пилота на все свои театральные премьеры. Заслуженному художнику РСФСР Игорю Радоману, взявшемуся писать портрет авиатора, как он сам потом вспоминал, все не удавался последний штрих. Никак не мог живописец остановиться - смириться с мыслью, что пришло время расставаться со столь мужественной моделью.

Сент-Экзюпери сравнивал самолет с органом, а пилота - с музыкантом, безукоризненно владеющим этим инструментом. Это сравнение Константин Петрович любил часто повторять. Но тут же добавлял: по-настоящему почувствовать небо можно лишь наработав огромный опыт полетов, отпахав сотни тысяч воздушных километров, только тогда обретешь умение моментальной реакции на форс-мажорную ситуацию. То, что реакция у рыцаря неба была отменная, он доказал не однажды, в качестве летчика-испытателя новинок советского авиапрома, за штурвалами кораблей Аэрофлота. Но то в небе. Изумление и по сей день вызывает случай, произошедший с ним на земле в феврале 1975 года, когда на Химкинском мосту внезапно вывернувшееся переднее колесо его «жигуля» на полной скорости вынесло автомобиль на встречную полосу под КАМАз. Как водителю удалось уклониться от вылетающего через салон двигателя и выпасть на дорогу, потом не могли объяснить даже видавшие виды гаишники. Сработал, по-видимому, приобретенный пилотский опыт постоянной готовности к непредвиденным обстоятельствам. Результатом ДТП стали множественные тяжелейшие ранения, включая перелом нескольких ребер, позвоночника. А потом – двухмесячное собирание тела по частям в Боткинской больнице, в успех которого близкие боялись поверить. И, увы, прощание с любимым делом, со штурвалом флагмана Аэрофлота – дальнемагистрального Ил-62, ставшего для него в те годы родным.

СНАЧАЛА БЫЛ ТРАКТОР

…Мечта юного Кости стать геологом после первого же просмотра фильма «Чапаев, тут же поменялась на кавалерию. «Ты все же, Костя, держись ближе к металлу», - наставлял его отец Петр Григорьевич, железнодорожник. Послушав отца, парень закончил ФЗУ и к 15 годам прекрасно разбирался в автомобилях и тракторах. Кстати, трактор и привел его в аэроклуб. Там на нем он натягивал амортизаторы для планеров. Видя восторженные, обращенные ввысь глаза юноши, знакомые пилоты и помогли ему самому слетать на планере Г-1.
После окончания Тамбовского летного училища Константин начинает работать на гражданских авиалиниях. Пилотирует самолеты, которые ныне увидишь только на картинках. Время, а больше люди, не ведающие памяти, убрали их из нашей истории, как впрочем, подзабыли и имена многих героев, сделавших страну крепкой и непобедимой.
На войне Сапелкин летает на По-2. Однажды в воздушном бою самолет загорелся. Выбросившись на парашюте, летчик шел ночами по оккупированной смоленской земле. Пробирался к своим в сорокоградусные морозы. Ночевал на сеновалах и в сараях. На какое-то время его пригрела семья сельского учителя. Потом с группой партизан перешел линию фронта. И вновь поднялся в небо.
В другой раз, возвращаясь с боевого задания, был сбит, случайно в тумане попав в расположение вражеского аэродрома. Повезло - хоть и обгорел, но остался жив и стал пробираться к своим. В первой же деревне его сдали полицаям, и он едва унес от них и собак ноги. Партизаны, к которым он, полуживой все же добрался, едва его не расстреляли. Потом был лагерь в Акмолинске, где скрупулезно проверяли, не продался ли он немцам: «В какой разведшколе был? Все так же оправдываются. Ты лучше признавайся». Хлебнул горя, когда три месяца там вкалывал на производстве кирпичей.

- Идешь, бывало, оступишься, - вспоминал он,- а тебя прикладом по спине гонят. Хорошо, трех месяцев там хватило, чтобы разобраться, что не виноват. Оттуда – снова на фронт. Войну в звании лейтенанта окончил в Берлине.

Ту-104 – СТРОПТИВЫЙ САМОЛЕТ

В послевоенные годы на смену старым аппаратам, «табуреткам», - как их любил называть пилот, приходят быстроходные машины. Константин Петрович - один из первых в кабине Ил-14. В пятидесятые годы - опять же в первой группе испытателей Ту-104, чуть позже - гиганта Ту-114, Он же - первый командир летного подразделения реактивных пассажирских лайнеров.
- Пионеры нашей реактивной гражданской авиации,- вспоминал Константин Петрович,- не сразу становились послушными машинами. Их прежний строптивый боевой норов не сильно ладил с мирными задачами. Когда впервые увидел Ту-104, поразился его изяществу. Но летать на нем было поначалу нелегко. Лайнер не прощал даже малейшей погрешности в управлении. Доводили его до кондиции вместе с конструкторами и мы, испытатели, а Туполев внимательно прислушивался ко всем нашим замечаниям и предложениям.
Заслуженный пилот СССР, кавалер орденов Отечественной войны первой и второй степеней, нескольких орденов Ленина, других высоких государственных наград, первым приземлял новые машины в разных портах мира. И везде отмечали его удивительное летное мастерство. Один из его друзей - испытателей однажды заметил, что на хорошую посадку можно смотреть как на игру большого актера. При этом не скрыл, что с удовольствием смотрит, как возвращается из рейса Сапелкин. Но не только коллеги ценили мастерство аса. Всего один эпизод. Когда, завершив первый международный рейс на Ту-114, Сапелкин приземлился в Нью-Йорке, к полосе сбежались работники всех аэродромных служб. То был первый демонстрационный полет нового крылатого гиганта в Нью-Йорк. Прилетели, сели. Но у американцев не нашлось ни подходящего трапа, ни тягача. Пришлось соединять два тягача цугом, и срочно сооружать трап нужной высоты.
Близился первый исторический визит главы государства в Соединенные штаты Америки. Прошло некоторое время, и командир корабля Сапелкин докладывает Никите Хрущеву, что самолет готов к полету, и экипаж ждет команды на старт. Восторгу американцев после нового приземления Ту-114 снова не было предела.
- Особенно мне запомнились самые мои первые рейсы за рубеж на новых реактивных машинах, - говорил Сапелкин. - Открылись они маршрутом Москва-Прага. Международные рейсы сразу вызвали к нашим самолетам большой интерес. Нередко задавали смешные вопросы. Например, из какой фанеры сделан корпус, ведь нужного металла в России нет… Подходили, стучали по фюзеляжу. Потом западная пресса писала, что этот самолет сделан явно в единственном экземпляре и ничего подобного больше не стоит ожидать. Но вскоре десятки советских реактивных лайнеров одновременно стали приземляться в разных аэропортах мира.
Был случай, когда в процессе полета над Северной Америкой с земли местные диспетчеры попросили командира корабля Сапелкина слегка изменить курс. Экипаж не поняв причины команды, все же ее выполнил. Позже выяснилось, что американцам очень хотелось лично взглянуть на лайнер в полете. И, когда самолет появился над ними, в наушниках громко прозвучало «бьютифул».
В восьмидесятые годы Константин Петрович Сапелкин - начальник бюро проверки отраслевой газеты «Воздушный транспорт». К Дяде Косте, как его нарекли молодые аэрофлотовские журналисты, часто приходили поговорить «пилоты-портреты», о которых журналисты, конечно, слышали, а увидеть могли лишь на снимках в газете. Заходили и молодые авиаторы. Частыми гостями были два его сына - младший Никита, пилот Ан-2, и старший Петр-командир элитного правительственного 235-го отряда, позже трагически погибший в автоаварии.

ПАРЕНЬ ИЗ ХЛЕБНОГО ГОРОДА

В канун столетия легендарного летчика редакция попросила его близких – сына Никиту и любимую женщину, прожившую с ним четверть века, известную радиожурналистку Татьяну Зелеранскую, дополнить личными воспоминаниями то, что о нем знают в гражданской авиации.

Никита: Безусловно, на наш с братом выбор авиации повлиял отец. Отдав ей всю свою жизнь, он благословил наш выбор. Правда, Пётр мечтал стать подводником, но ростом не "вышел". А мне, так как я не мог похвастать своими школьными знаниями, на семейном совете сказали, что ни в одном московском институте с моим аттестатом меня не ждут. Давай, мол, как все. Пять минут ушло на обсуждение моей будущей судьбы. К профессии он относился очень серьёзно и терпеть не мог никакого разгильдяйства, которое в авиации смертельно.
Татьяна: Константин Петрович был человеком, которого интересовало абсолютно все. Был ярым книгочеем, мог вам по случаю вдруг процитировать наизусть Пришвина. Мы выписывали гору толстых журналов, он их тоже все перечитывал. Кино считал механическим искусством, но обожал Эльдара Рязанова, особенно как ведущего «Кинопанорамы». Очень любил театр. Больше всего ценил спектакли БДТ им. А.М. Горького и Таганки. Мы с ним практически не пропустили ни одной премьеры того времени, бывали на капустниках, на юбилейных вечерах. Помню, как он хохотал на юбилее знаменитого Николая Плотникова. Очень любил Высоцкого, мог его слушать множество раз, особенно военные песни. Правда, «Штрафные батальоны» я от него прятала – слишком она ему напоминала случившееся с ним во время войны. Любил наши походы на оперные спектакли в Большой театр. А когда на гастроли в Москву Шведская опера привезла Вагнера, прослушал все четыре оперы, я же не выдержала. И еще чувство юмора у него было замечательное, шутки любил проверять, подшучивая надо мной.
Его многому научил многонациональный Ташкент, в котором он родился и вырос. Там у него случилась в 16 лет первая любовь. Ее звали Катя Вестман из немецкой семьи. Девочка умерла от тифа, когда он учился в лётном училище, а её брат Коля Вестман оставался другом многие годы. Константин Петрович знал узбекский язык, и очень хорошо им пользовался. Например, на рынке, где узбеки торговали пряностями. Его хорошо знали и уважали в знаменитом ресторане «Узбекистан» на Неглинке. Великолепно, что для меня странно, он готовил всякие узбекские блюда, особенно плов с бараниной, или с сухофруктами. В Боткинской больнице после аварии я, придя навестить Константина, обнаруживаю его однажды в компании узбеков - в палате пир горой с множеством всевозможных фруктов. Потом выяснила, что в этот день рядом с ним положили узбека, сломавшего во время командировки в Москву ногу. Когда Константин Петрович на хорошем узбекском посоветовал тому не грустить, тот чуть из гипса не выпрыгнул.
В советские годы в аэропортах начали устанавливать самолеты-памятники. В том числе и те самые лайнеры, которым выдавал путевку в небо летчик-испытатель Константин Сапелкин. И каждый раз при взгляде на эти элегантные крылатые машины трудно было избавиться от иллюзии, что вот-вот откроется люк и на трапе покажется высокий и красивый Сапелкин, вписавший по достоинству свое имя в славную авиационную историю страны.
Увы, Москва, к сожалению, оказалась не слишком доброй к крылатым памятникам отечественного авиастроения. В начале этого века были распилены два запущенных в небо Сапелкиным раритета – Ту-114 в Домодедово и Ту-104 во Внуково. Причем, распиленный «внуковский» борт, торжественно установленный в 1976 году, ранее эксплуатировался в Толмачевском авиаотряде. Внуковчане установили другой Ту-104 подальше от терминала и глаз авиапассажиров на Киевском шоссе, а в Домодедове расчистили от гигантского турбовинтового «туполева» свято место, которое, как известно пусто не бывает. Его заняли стоянки авто. Все это странно еще и потому, что самолет даже в некондиционном виде наверняка приняли бы многие авиационные музеи, в том числе и зарубежные. Так ведь, что имеем… Ну дальше вы сами знаете…

 

Анатолий ЖУРИН, Игорь СИКОРСКИЙ
28 июля 2018 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
12 июля
воскресенье
2020

В этот день:

Вертолет Михаила Ломоносова

12 июля 1754 года Михайло Ломоносов продемонстрировал модель вертолета

Вертолет Михаила Ломоносова

12 июля 1754 года Михайло Ломоносов продемонстрировал модель вертолета

В протоколе собраний конференции Российской Академии наук записано: «Почтеннейший советник Ломоносов показал изобретенную им машинку, которую называет воздухобежной (аэродромической) и которой устройство должно быть таково, что силой крыльев, движимых пружиной, подобной тем, какие обыкновенно бывают в часах, двигающихся горизонтально в противоположных направлениях, машина давит на воздух и поднимается по направлению к верхнему региону воздуха для того, чтобы, достигнув верхнего воздуха, можно было производить исследования метеорологическими приборами, прикрепленными к этой воздухобежной (аэродромической) машине. Машина была подвешена на веревке, натянутой между двумя блоками, и удерживалась в равновесии грузиками, подвешенными с противоположной стороны. При заведенной пружине быстро поднималась вверх. Это обещало желаемый эффект. По словам изобретателя, этот эффект увеличится, если увеличится мощность пружины, если больше будет дистанция между двумя парами крыльев и коробка, в которой помещается пружина, для наименьшего веса будет выполнена из дерева, о чем, как полагается, он обещал сам позаботиться».

 

Спасательный поход ледокола «Красин»

12 июля 1928 года советским ледоколом "Красин" спасен экипаж дирижабля «Италия»

Спасательный поход ледокола «Красин»

12 июля 1928 года советским ледоколом "Красин" спасен экипаж дирижабля «Италия»

При возвращении с Северного полюса потерпел катастрофу дирижабль «Италия». Оставшиеся в живых члены экспедиции генерала Умберто Нобиле и он сам оказались среди ледяной пустыни. Из всех судов, посланных на выручку, лишь «Красин» смог добраться до ледового лагеря экспедиции и спасти людей.

На обратном пути он оказал помощь германскому пассажирскому судну «Монте Сервантес» с полутора тысячами пассажиров на борту, которое получило пробоины, налетев на льдину. За этот героический поход ледокол был награждён орденом «Трудового Красного Знамени».

В США через Северный полюс

12 июля 1937 года стартовал беспосадочный перелет самолета «АНТ-25» по маршруту Москва - Северный полюс - США.

В США через Северный полюс

12 июля 1937 года стартовал беспосадочный перелет самолета «АНТ-25» по маршруту Москва - Северный полюс - США.

Его осуществил экипаж в составе летчиков М. ГРОМОВА, А. ЮМАШЕВА и штурмана С. ДАНИЛИНА. «АНТ-25» приземлился через 62 часа 17 минут в Сан-Джасинто на границе с Мексикой, установив новый мировой рекорд дальности полета по прямой линии. Экипаж мог продолжать полет и дальше, но не было соглашения на пересечение американо-мексиканской границы.

Операция «Кутузов»

12 июля 1943 года началось контрнаступление советских войск в ходе Курской битвы.

Операция «Кутузов»

12 июля 1943 года началось контрнаступление советских войск в ходе Курской битвы.

В его центре была Орловская стратегическая наступательная операция под кодовым названием «Кутузов». Она проходила с 12 июля по 18 августа 1943 года. Войска Западного и Брянского фронтов в первые два дня наступления прорвали тактическую зону обороны противника на Орловско-Курской дуге. Наступление развернулось в широкой полосе, что позволило Центральному фронту нанести удар в направлении Кром. 29 июля был освобожден Болхов, а к утру 5 августа — Орёл. К 18 августа советские войска подошли к оборонительному рубежу противника «Хаген» восточнее Брянска. 15 фашистких дивизий были полностью разгромлены. Советские войска продвинулись на 150-170 километров. С крупным поражением группы армий «Центр» под Орлом рухнули планы немецкого командования по использованию орловского плацдарма для удара в восточном направлении. Контрнаступление начало перерастать в общее наступление Красной Армии на запад.

"Демонстратор-2"

12 июля 2002 года с АПЛ "Рязань" запущен уникальный космический аппарат

"Демонстратор-2"

12 июля 2002 года с АПЛ "Рязань" запущен уникальный космический аппарат

Это надувное тормозное устройство парашютного типа многоразового использования для спускаемых космических устройств. Его предшественники, надувные конструкции для входа в атмосферу и обеспечения мягкой посадки, разрабатывались в СССР и за рубежом еще с начала так называемой Лунной гонки. «Демонстратор» намного совершеннее их и первоначально был создан для доставки на Красную планету малых автоматических исследовательских станций, в частности, отечественной «Марс-96».

Он представляет собой надувную двухкаскадную оболочку, снабженную средствами тепловой защиты и гашения удара при посадке. Его использование не требует обычного парашюта и тяжелого теплозащитного щита для доставки человека из космоса на Землю. «Демонстратор» изготовлен из термостойкого материала и наполняется газообразным азотом.

«Демонстратор-2» - единственный в мире космический многоразовый спускаемый аппарат, который можно запускать на орбиту с борта подводной лодки, используя в качестве ракеты-носителя конверсионную модель межконтинентальной баллистической ракеты типа РСМ-50 (SS-N-18 по классификации НАТО), получившей название «Волна». Она используется для экспериментальных пусков, а также для вывода сверхмалых спутников на низкую околоземную орбиту и обоснованно признается достаточно дешевой ракетой-носителем для вывода аппарата на орбиту. Пуск с борта атомной подводной лодки в подводном состоянии позволяет в еще большей степени удешевить запуск (подводная лодка выступает в качестве «морского космодрома»).

 

Памяти адмирала Нахимова

12 июля 1855 года умер от ран Павел Степанович Нахимов

Памяти адмирала Нахимова

12 июля 1855 года умер от ран Павел Степанович Нахимов

Произошло это во время Крымской войны. В июне — июле 1854 года превосходящие силы флота Англии, Франции, Турции и Сардинии — 34 линейных корабля и 55 фрегатов (в том числе большинство паровых) блокировали русский флот (14 линейных парусных кораблей, 6 фрегатов и 6 пароходо-фрегатов) в бухте Севастополя.

Гибель адмирала Нахимова

В конце августа 1854 года десантный флот с наземными войсками двинулся к крымским берегам. Численность десантных войск составляла 62 тысячи человек со 134 полевыми и 73 осадными орудиями. Оборона Севастополя была поручена на первое время адмиралам Нахимову и Корнилову, в распоряжении которых оставалось 18 тысяч человек — преимущественно флотских экипажей. Пока эти великие адмиралы были живы, европейские агрессоры, имея 4-кратное превосходство в силах, были не в состоянии что-либо поделать с защитниками Севастополя. К сожалению, Владимир Алексеевич Корнилов погиб 17 октября 1854 года. 12 июля 1855 года настал славный черед Павла Степановича Нахимова, который получил смертельное ранение на 3-м бастионе.

Нахимов поехал на 3-й бастион потому, что узнал о начавшемся усиленном обстреле этого укрепления. Прибыв на бастион, Нахимов сел на скамье у блиндажа начальника, вице-адмирала Панфилова. Кругом стояло несколько флотских и пехотных офицеров, толковали о служебных делах. Вдруг раздался крик сигналиста: бомба! Все бросились в блиндажи, кроме Нахимова, который, беспрестанно твердя своим подчиненным о благоразумной осторожности и самосохранении, сам остался на скамье и не пошевельнулся при взрыве бомбы, осыпавшей осколками, землей и камнями то место, где прежде стояли офицеры. Когда миновала опасность, все вышли из блиндажа, разговор возобновился, о бомбе и в помине не было.

Но вот оба всадника оказались уже на Малаховом кургане, и на том именно бастионе, где пал в октябре Корнилов и который с тех пор назывался Корниловским.

Нахимов тут соскочил с коня, матросы и солдаты бастиона сейчас же окружили его.

“Здорово, наши молодцы! Ну, друзья, я смотрел вашу батарею, она теперь далеко не та, какой была прежде, она теперь хорошо укреплена! Ну, так неприятель не должен и думать, что здесь можно каким бы то ни было способом вторично прорваться. Смотрите же, друзья, докажите французу, что вы такие же молодцы, какими я вас знаю, а за новые работы и за то, что вы хорошо деретесь, — спасибо!” На матросов, по наблюдению окружавших, навеки запомнивших все, что случилось в роковой день, речь и уже самое появление их общего любимца произвели обычное бодрящее, радостное впечатление. Поговорив с матросами, Нахимов отдал приказание начальнику батареи и пошел по направлению к банкету, у вершины бастиона. Его догнали офицеры и всячески стали задерживать, зная, как он в последнее время ведет себя на банкетах. Начальник 4-го отделения прямо заявил Нахимову, что “все исправно” и что ему нечего беспокоиться, хотя Нахимов ни его и никого вообще ни о чем не спрашивал, а шагал все вперед и вперед.

Капитан Керн, не зная, что только придумать, чтобы увести Нахимова от неминуемой смерти, сказал, что идет богослужение в бастионе, так как завтра праздник Петра и Павла (именины Нахимова); так вот, не угодно ли пойти послушать? “Я вас не держу-с!” — ответил Нахимов.

Дошли до банкета. Нахимов взял подзорную трубу у сигнальщика и шагнул на банкет. Его высокая сутулая фигура в золотых адмиральских эполетах показалась на банкете одинокой, совсем близкой, бросающейся в глаза мишенью прямо перед французской батареей. Керн и адъютант сделали еще последнюю попытку предупредить несчастье и стали убеждать Нахимова хоть пониже нагнуться или зайти к ним за мешки, чтобы смотреть оттуда. Нахимов, не отвечая, стоял совершенно неподвижно и все смотрел в трубу в сторону французов. Просвистела пуля, уже явно прицельная, и ударилась около самого локтя Нахимова в мешок с землей. “Они сегодня довольно метко стреляют”, — сказал Нахимов, и в этот момент грянул новый выстрел. Адмирал без единого стона упал на землю, как подкошенный.

Штуцерная пуля ударила в лицо, пробила череп и вышла у затылка.

Он уже не приходил в сознание. Его перенесли на квартиру. Прошел день, ночь, снова наступил день. Лучшие наличные медицинские силы собрались у его постели. Он изредка открывал глаза, но смотрел неподвижно и молчал. Наступила последняя ночь, потом утро 30 июня (12 июля н.ст.) 1855 года. Толпа молчаливо стояла около дома. Вдали грохотала бомбардировка.

Вот показание одного из допущенных к одру умирающего: “Войдя в комнату, где лежал адмирал, я нашел у него докторов, тех же, что оставил ночью, и прусского лейб-медика, приехавшего посмотреть на действие своего лекарства. Больной дышал и по временам открывал глаза; но около 11 часов дыхание сделалось вдруг сильнее; в комнате воцарилось молчание. Доктора подошли к кровати. „Вот наступает смерть“, — громко и внятно сказал Соколов, вероятно не зная, что около меня сидел его племянник П. В. Воеводский... Последние минуты Павла Степановича оканчивались! Больной потянулся первый раз и дыхание сделалось реже... После нескольких вздохов он снова вытянулся и медленно вздохнул... Умирающий сделал еще конвульсивное движение, еще вздохнул три раза, и никто из присутствующих не заметил его последнего вздоха. Но прошло несколько тяжких мгновений, все взялись за часы, и, когда Соколов громко проговорил: ,,Скончался“, — было 11 часов 7 минут... Герой Наварина, Синопа и Севастополя, этот рыцарь без страха и укоризны, окончил свое славное поприще”.

Матросы толпились вокруг гроба целые сутки днем и ночью, целуя руки мертвеца, сменяя друг друга, уходя снова на бастионы и возвращаясь к гробу, как только их опять отпускали. Вот письмо одной из сестер милосердия, живо восстанавливающее пред нами переживаемый момент. “Во второй комнате стоял его гроб золотой парчи, вокруг много подушек с орденами, в головах три адмиральских флага сгруппированы, а сам он был покрыт тем простреленным и изорванным флагом, который развевался на его корабле в день Синопской битвы. По загорелым щекам моряков, которые стояли на часах, текли слезы. Да и с тех пор я не видела ни одного моряка, который бы не сказал, что с радостью лег бы за него”.

Похороны Нахимова навсегда запомнились очевидцами. “Никогда я не буду в силах передать тебе этого глубоко грустного впечатления. Море с грозным и многочисленным флотом наших врагов. Горы с нашими бастионами, где Нахимов бывал беспрестанно, ободряя еще более примером, чем словом. И горы с их батареями, с которых так беспощадно они громят Севастополь и с которых они и теперь могли стрелять прямо в процессию; но они были так любезны, что во все это время не было ни одного выстрела. Представь же себе этот огромный вид, и над всем этим, а особливо над морем, мрачные, тяжелые тучи; только кой-где вверху блистало светлое облако. Заунывная музыка, грустный перезвон колоколов, печально-торжественное пение.... Так хоронили моряки своего Синопского героя, так хоронил Севастополь своего неустрашимого защитника”.

(Историк Тарле Е.В.)

Герой Халхин-Гола

12 июля 1939 года погиб комбриг Михаил Яковлев

Герой Халхин-Гола

12 июля 1939 года погиб комбриг Михаил Яковлев

Сегодня отмечается день памяти Михаила Павловича Яковлева (1903-1939), участника боев на Халхин-Голе, командира танковой бригады, Героя Советского Союза.
С 13 лет, закончив 4 класса школы, Михаил пошел работать подручным литейщика на завод в Ленинграде. С марта 1921 года в Красной Армии, в хозвзводе пулеметных курсов. Участвовал вместе с курсантами в ликвидации антоновских банд. Через два месяца Яковлев был направлен в пехотную школу. По окончании ее с отличием, началось быстрое продвижение по службе: командир взвода, командир роты, командир батальона в 32-м полку 11-й Ленинградской стрелковой дивизии. С апреля 1931 года — командир учебного батальона 11-го Алма-Атинского стрелкового полка. В 1935—1936 годах командир стрелково-пулеметного батальона 9-й отдельной мотомехбригады. После окончания в 1937 году Ленинградских бронетанковых курсов усовершенствования комсостава имени А.С.Бубнова, в сентябре 1938 года был назначен командиром 11-й танковой бригады.
Участник боев с японскими войсками в Монголии на реке Халхин-Гол с 11 мая 1939 года. Отличился в бою 3-5 июля 1939 года с превосходящими силами японских войск, захватившими господствующую высоту — гору Баин-Цаган и прилегающие к ней участки местности, что создавало угрозу для основной группировке советско-монгольских войск. Погиб в бою 12 июля 1939 года.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 августа 1939 года «за умелое и мужественное командование танковой бригадой и личный героизм, проявленный в Баинцаганском сражении с японскими милитаристами», комбригу Яковлеву Михаилу Павловичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии