RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Крик совести конструктора Калашникова
13 января 2014 г.

Крик совести конструктора Калашникова

Создатель АК-47 незадолго до своей смерти написал исповедальное письмо Патриарху Московскому и Всея Руси Кириллу
Французы открыли глаза на Русский Крым
27 июля 2015 г.

Французы открыли глаза на Русский Крым

Как Европа прорубила маленькое окошко в Россию
«Полупьяная жертва» демократии
20 августа 2013 г.

«Полупьяная жертва» демократии

В ночь с 20 на 21 августа 1991 года в районе пересечения Калининского проспекта с Садовым кольцом погибли Д.Комаров, И.Кричевский и В.Усов.
Геройская гибель сержанта Антона Ерыгина
11 мая 2016 г.

Геройская гибель сержанта Антона Ерыгина

12 мая 2016 года в Доме офицеров Воронежа состоится прощание с российским военнослужащим, отдавшим жизнь в борьбе с террористами в Сирии
Актер-герой Олег Борисов
28 апреля 2014 г.

Актер-герой Олег Борисов

28 апреля 2014 года - 20 лет со дня смерти этого поистине народного артиста СССР
Главная » Герои нашего времени » Мой наставнИк Горбунов

Мой наставнИк Горбунов

Именно так, с ударением на последний слог, я называл своего первого учителя в окружной газете капитана Евгения Васильевича Горбунова.

В прямом и переносном смысле этот офицер-журналист поставил меня на крыло.
Мой наставнИк Горбунов

Чтобы читателю стало понятным, почему употреблён столь специфический фразеологизм, мне придётся начать ab ovo – со Львовского политучилища. Всем оно было замечательно. Нас учили великолепные педагоги, а командовали нами блестящие офицеры. Образование, которое мы получали в стенах прославленного, единственного, кстати, в мире ЛВВПУ, могло дать фору Итону, Вест-Пойнту и прочим оксфордам. В училище работали великолепные профессиональные кафедры КПР и журналистики. Мы досконально изучали тактику, стрелковую подготовку, ракетное, танковое, автомобильное дела. Библиотеку училище имело лучшую в Западном регионе Украины. Спорт для нас был превыше любых прочих увлечений. У нас имелось целое военно-морское отделение. И только в авиации мы были профанами полными. Да и то, стыдно признаться, но за четыре года обучения об авиации вообще, о Военно-Воздушных Силах СССР, в частности, нам сообщалось в течение 6 (шести!) учебных часов. Плюс - однодневный выход на местный военный аэродром. Всё. И вот с таким багажом, меня, лейтенанта-выпускника факультета журналистики ЛВВПУ зачислили корреспондентом в отдел боевой подготовки авиации газеты «На страже» Бакинского округа ПВО.
Возглавлял отдел военный лётчик 1 класса подполковник Борис Фёдорович Бойко. С вечно кислой миной на морде лица и с недовольным даже смехом, он любил повторять: «В летчики я подался потому, что эта профессия позволяла мне быть на несколько голов выше остальной серой людской массы. Я освоил восемь типов боевых самолетов, но меня списали из-за ухудшившегося зрения. И я подался в журналистику. Потому что и здесь я могу быть на голову выше всех остальных людишек». Бойко в редакции с издевкой называли «Экзюпери». Он же воспринимал это прозвище как должное и везде им откровенно хвастался.

Так вот этот, с позволения сказать «Экзюпери бакинского разлива», стал меня гнобить с первых дней моей службы, как врага народа. Сидя напротив за письменным столом, он с таким омерзением и брезгливостью правил мои жалкие опусы, как будто каждый из них приносил ему физические страдания на уровне колик в животе или запущенного геморроя. При этом, вычеркивая фразы, целые абзацы, вспаривал шариковой ручкой серую газетную бумагу и с негодованием приговаривал:
- Ну, полная матата (что это такое - до сих пор не знаю)!
Несколько недель я терпеливо сносил подобное издевательство, а потом решительно пошел к секретарю партийной организации редакции и, заметно волнуясь, поинтересовался:
- Товарищ подполковник, скажите, пожалуйста, у вас давно не рассматривалось персональное дело?
- А в чём, собственно, дело? - невольно скаламбурил редакционный партийный вожак.

- Так вот я вам организую хорошее такое, громкое персональное дело. И начну с того, что вырублю этого «Экзюпери», этот мешок с г. прямо за его рабочим столом! Все-таки я - мастера спорта по самбо! – слегка приврал я, поскольку был лишь кандидатом в мастера.

Испуганный Анатолий Тимофеевич Швец резвой рысью побежал к ответственному редактору. Полковник Борис Иванович Рыбин был умным, но до безобразия осторожным человеком. Супер осторожность свою он так высоко развил, что даже журналистский жаргон "бодяга" - пустой материал – именовал просто травой. Так вот редактор, услышав, что молодой лейтенант собирается начистить репу передовому начальнику отдела, начал тут же подыскивать для меня должность замполита в какой-нибудь радиолокационной роте вблизи Баку. И нашел-таки её! И я стал даже собирать свои босяцкие манатки. Но тут, не было несчастья, да счастье помогло. Нашего «Экзюпери» пригласили в «Красную звезду» заведующим корпунктом по Дальнему Востоку. Заметки на авиационную тематику он действительно писал недурственные.
Мы остались в отделе авиации вдвоем с капитаном Горбуновым. Обязанности распределили так: я ездил в командировки, привозил в изобилии материалы, а бывший механик гидросамолета «Катилина» их, сопя и вздыхая, правил, дорабатывал, дотягивал до газетной полосы. Через пару месяцев такого налаженного стахановского конвейера я завоевал переходящий приз - перо из гильзы снаряда калибра 24 и 25 рублей премии, как лучший журналист редакции. У меня, благодаря дельному наставничеству Горбунова, оказалось больше всех опубликованных своих и авторских материалов, очерков и статей, отмеченных редколлегией, обработанных писем и поездок в командировки по отдаленным гарнизонам, типа Красноводска, Янгиюля. В следующем месяце всё повторилось. Когда я в третий раз всех и во всём опередил, со значительным гандикапом, Рыбин прищурив глаза, провел мизинцем по слегка посеребренному виску и, как всегда, тихо, осторожно, словно его кто-то подслушивает, изрек:
- Надо молодого попридержать, не ровен час – зазнается.
Он, умница, был совершенно прав в своих опасениях, искренне желая мне добра. Потому что и в самом деле я начал воображать, что уже схватил Бога за бороду. Но это сейчас, задним умом понимаю. А тогда хоть и возмущался несправедливостью, но продолжал, как тот же Стаханов выдавать уголь на гора. Пусть мелкого, зато много...

В Бакинском округе ПВО насчитывалось одиннадцать авиационных полков. В каждом я побывал и не единожды. В Красноводский и Небитдагский полки слетал за четыре года службы в общей сложности тридцать девять раз – там проводились учебные стрельбы летом и зимой. Не имея совершенно никакого представления об авиации, тем более, пэвэошной, истребительной, я записывал всё, что видел, всё, что мне говорили авиаспециалисты. Причем, ездил я в командировки, по настоянию Горбунова, в ракетной, черной форме и это обстоятельство постоянно педалировал. Дескать, извините, ребята, но в самолетах я ничего не понимаю. Вот если бы у вас были ракеты, тогда...

В ракетах я смыслили не намного больше, но их мы всё-таки изучали в училище целых четыре семестра. А как изучали авиацию – уже выше сказано. Вот поэтому я всех и обо всём спрашивал, всегда покидая ЦЗ (централизованную заправочную) после двух летных смен последним автобусом, когда уже караульные заступали на службу по охране истребителей.

Однажды в Кюрдамире подошёл ко мне пожилой, сухощавый прапорщик и заговорщицки так прошептал:
- А ведь я вам могу помочь, товарищ лейтенант. Вы же что-то копаете по «о с о б о й ч а с т и»!
- Да нет, - ответил совершенно искренне, - я действительно из газеты. Только очень мало понимаю в авиации, так что приходится вникать во всё.

- Только не надо мне дурку впаривать! - Почти обиделся прапорщик. - Я что не видел, как работает ваш брат, журналист? Как-то приезжал к нам подполковник, высокий такой громила (я понял: наш Бойко). Так он поинтересовался: какой нижний край облачности и кто летает? Потом целая полоса появилась в газет. А вы роете, роете, я что же – идиот, по-вашему, не вижу, что спецпоручение выполняете. Но не хотите моей помощи – как знаете. Насильно, как говорится, мил не будешь...
Прапорщик явно был осведомителем, да еще и «с инициативой». С такими людьми, слава Богу, я никаких дел не имел. А вот простые аэродромные трудяги: рядовые, сержанты, прапорщики и офицеры были мои друзья-приятели. Со многими я переписывался. Семь бойцов, механиков самолетов, благодаря моей мощной поддержке стали впоследствии журналистами. (В здравом уме и трезвой памяти пишу эти строки. Правда, тогда я ещё не знал, что помогать другим - высшая форма эгоизма, которую постигаешь лишь с возрастом и опытом).
Но всё это, как говорится, антураж, мелочи. Главным фактором моего успешного профессионального становления, конечно же, был капитан Горбунов. Невысокого роста, плотно скроенный, с узковатыми азиатскими глазами, с густой копной чёрных, слегка тронутых сединой волос он отличался редким, просто-таки поразительным немногословием. Случалось, за весь рабочий день я мог услышать от него только: «Привет!» и «Ну, до завтрева!» Заметно Женя оживлялся лишь, когда я что-то у него спрашивал. А спрашивал я часто. Он объяснял всегда кратко и только по делу. Никакой лирики «вправо» или «влево». Почти два года мы проработали с ним без начальника отдела, и ни разу (?) за всё это время не повздорили, даже голоса не повысив друг на друга. Не было необходимости – такое редкое взаимопонимание наблюдалось, какого я больше в жизни ни разу не испытывал, трудясь в других коллективах.
Как только нас покинул Бойко, которому я на радостях загрузил контейнер, Горбунов вручил мне «НПП» - наставление по производству полётов: «На, это наша с тобой библия» - «Зачёт вы будете принимать?» - «Зачем? Это тебе надо, а не мне». Вот и всё наставничество. Зато всегда пристально интересовался, чтобы редакторат и секретариат не обходили меня всякими призами и наградами. Даже добился, чтобы меня редакция выдвинула на премию Союза журналистов СССР «Золотое перо». И моя кандидатура (впервые за всю историю «На страже») прошла все сита проверок, согласований. На половину возможно причитающейся премии я устроил шикарный сабантуй для всей редакции. А премию в авральном порядке (безо всяких «усогласований») дали двум журналистам, написавшим брошюру о пребывании в Азербайджане «дорогого Леонида Ильича Брежнева». Горбунов расстроился больше моего.

Пройдут годы. Уже в звании подполковника меня назначат главным редактором журнала «Вестник противовоздушной обороны». В нём будет отдел авиации – самый большой среди других семи отделов, состоящий из пяти высококлассных специалистов. По долгу службы мне приходилось править их материалы. Хочется верить в то, что я ни разу перед ними не облажался. И всё благодаря науке от наставникА.


..Когда я уезжал в Москву поступать в академию, наш поэт Михаил Петраков от имени всего коллектива написал: «М. Захарчуку, покидающему «На страже» по уважительной причине: «Недолго пробыл ты в «На страже»,/ Пяти не наберется лет,/ Но и за это время даже/ Успел - тут ничего не скажешь-/ Оставить в ней заметный след./ Не принимая к сердцу слишком,/ Что в твой кидалось огород,/ Валил малютки-очерчишки/ Размером... строк на восемьсот;/ Ломая смело частоколы,/ Что сам Кагакин (ответсек - М.З.) воздвигал,/ Публицистический тяжелый/ Калибр нередко в ход пускал;/ Строчил статьи, давал заметки./ И не один из нас пока/ Не бил так часто и так метко/ В актив пометками "ДК" (доска качества - М.З)/ Пусть породили мысль такую,/ Что для рожденья стольких строк/ Ты в помощь книгу домовую/ И все село свое привлек./ Пусть бают, слаб, мол, как мужчина/ Ты оказался и создать/ Не смог за это время сына/ По весу очеркам под стать, -/ То все от зависти - учти ты,-/ Все, что ты сделал здесь у нас,/ Не будет нами позабыто./ Еще мы вспомним, и не раз/ И почерк твой, и стиль, и хватку,/ Как не жалел нигде ты сил,/ И то, как ты на спортплощадке/ Мячи старательно гасил.../ Ты скажешь: это что за штука?/ К чему сейчас прощанья грусть,/ Мол, «разгрызу гранит науки»/ И вновь в «На страже» возвращусь./ Не надо!/ Довод этот хлипок./ Как показал нам опыт, брат,/ Кто из гнезда «На страже» выпал, -/ Не возвращается назад./ Лишь расправляют крылья шире/ И мчатся ввысь к зениту все./ Нет, не во льды, не в синь Сибири -/ На Хорошевское шоссе (адрес «Красной звезды» - М.З.)./ Оно и выгодней, и ближе -/ В метро десяток станций лишь./ И ты, конечно, тоже лыжи/ С «Кольца» (адрес академии - М.З.) туда же навостришь./ Но как бы ни было, желаем,/ Чтоб «грыз гранит» успешно ты/ И гор вершины покоряя,/ Достиг желанной высоты./ Без «поплавка» и без учебы/ И то достиг ты здесь трех звезд./ А с «поплавком» желаем чтобы/ До самых крупных трех дорос./ Лишь после, как пройдут года там -/ Мы все уверены в душе -/ Ты возвратишься в «альма-матер»,/ Но... но редактором уже./ С сим и прощаемся сейчас./ Саул! - как говорят у нас. Настражевцы».
Вослед О’Генри могу смело сказать, что меня в жизни хвалили великое множество раз. И всегда я испытывал при этом смущение, чувство неловкости, замешательство, застенчивость, почти что стыда, потому что знал: можно похвалить больше. В этом смысле и к стихотворной похвале, коллеги, конечно же, могут быть претензии. Но если говорить кроме шуток, то без душевного трепета я читать эти строки тезки Петракова, автора двух десятков поэтических сборников, уже не могу. Наверное, всё-таки старость берет свое. Да и автора уже давно нет в живых. И всегда с нежной теплотой и светлой грустью думаю о том, что весь, до донышка, созидательный посыл этого «стихотворного мадригала» по праву мог бы разделить и мой дорогой наставнИк – Женя - Евгений Васильевич Горбунов. Ведь без него я бы определённо стал замполитом радиолокационной роты…

Спустя многие годы, причудливая жизнь так распорядилась, что мы с Горбуновыми стали проживать в Москве на одной улице Яблочкова. Периодически встречались к обоюдному удовольствию. Особенно «закорешили» наши жёны – Татьяны. Когда наши дети уже повырастали, Женю Горбунова сразил тяжелейшей формы инсульт. Обычная судьба людей ответственных, терпеливых, тех самых интровертов, которые сосредоточенные в большей степени на своём внутреннем мире, а не на внешнем. Однажды он прошёл мимо меня, не ответив на приветствие. Присел я на гаревую дорожку школьного стадиона и заплакал…

Ещё прошелестят годы. На просторах Интернета случайно заприметил шуструю девушку Светлану Брусницыну. Что-то такое шевельнулось и я «копнул глубже». Оказалось, что это – дочь Горбуновых. Её и братика Ваську я помню ещё дошкольниками. А теперь она уже мама и много старше меня бакинского. Попросил Светку вспомнить отца. Откликнулась:

«Папа умер, когда мне было 30 лет. (6 сентября сего года исполняется 16 лет, как его нет с нами). В детстве мы были очень дружны. Часто играли с ним. Я делала папе различные причёски на его густой шевелюре. Каждую субботу мы с папой гуляли по парку. Покупали всякие сладости втайне от мамы. За всю свою жизнь я не помню, чтобы отец повысил голос на нас с братом, на маму. Мне всегда казалось, что у такого хорошего человека всегда всё хорошо. И отец не развеивал мои взгляды на прекрасный мир. Но когда я выросла, то узнала, что жизнь у него была и трудной, и сложной.
Родился папа в Ростове-на-Дону. Когда ему исполнилось два года, умерла мама. Отец женился и вскоре ушёл на фронт. Погиб в 1944 году. Мачеха отправила 9-летнего Женьку в Узбекистан к его тётке. Та приняла племяша, как нахлебника и заставила «отрабатывать свой хлеб». Пацан пас соседских овец и выполнял всю взрослую работу по хозяйству. При этом учился исключительно на «отлично». Получив по выпуску серебряную медаль, без экзаменов поступил в военное авиационное училище.
Недавно я с мужем побывала в той средней школе города Чирчика, которую окончил отец. Мы обнаружили его фамилию в списке учеников 1955 года и даже нашли его фотографию! Никогда раньше я не видела его фото в детстве! Я плакала, и директор школы тоже утирала слезы, вспоминая свою молодость и всем сердцем принимая папину историю жизни.

Вот, собственно, и все, что я знаю об отцовских детстве и юности. Ну ещё то, что он занимался скалолазанием и на его руках погиб его лучший друг, которого он не смог удержать над обрывом. С тех пор папа и стал седым. Только таким я его и помню. Лет двадцать назад я случайно столкнулась по работе с Владимиром Зеленцов. В своё время он служил с папой в редакции газеты «На боевом посту» Московского округа ПВО. Узнав, что я – дочь подполковника Горбунова, он очень растрогался и сказал, что мой папа - золотой человек. Не могу вам передать, как это было мне приятно. Отца давно уже нет, но люди его так по-доброму помнят.
А брату Васе уже 50 стукнуло. У него двое детей. Работает с компьютерами на радиостанции «Шансон».
Спасибо и вам за память об отце».


Полковник в отставке Михаил Захарчук.

 

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

Алексей 04.07.2019 в 09:02 # Ответить
Перезвоните мне пожалуйста
Перезвоните мне пожалуйста 8(812)747-16-80 Алексей.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
18 февраля
вторник
2020

В этот день:

Авиаконструктор Марат Тищенко

18 февраля 1931 года родился Марат Тищенко, Герой Социалистического Труда. Он участвовал в разработке, наземных и летных исследованиях, внедрении в серийное производство и обеспечении эксплуатации практически всех отечественных вертолетов марки Ми и их модификаций.

Авиаконструктор Марат Тищенко

18 февраля 1931 года родился Марат Тищенко, Герой Социалистического Труда. Он участвовал в разработке, наземных и летных исследованиях, внедрении в серийное производство и обеспечении эксплуатации практически всех отечественных вертолетов марки Ми и их модификаций.

За время, когда Марат Николаевич руководил предприятием, были созданы и внедрены в серийное производство и эксплуатацию: модификации вертолета Ми-24 (Д, В, Р, К, ВП, ДУ), являющегося в настоящее время основным боевым вертолетом Российской армии; основной вариант и модификации вертолета-амфибии Ми-14; тяжелый транспортный вертолет Ми-26, являющийся самым грузоподъемным серийным вертолетом в мире; боевой вертолет Ми-28; средний транспортно-десантный вертолет Ми-38 и другие.

Дублер Гагарина - Нелюбов

18 февраля 1966 года погиб летчик-истребитель Григорий Нелюбов, дублер Гагарина. Парню катастрофически не везло: при отборе кандидатуры первого космонавта, Хрущеву не понравилась фамилия, в другой раз - выпил с ребятами пива, и нарвался на патруль...

Дублер Гагарина - Нелюбов

18 февраля 1966 года погиб летчик-истребитель Григорий Нелюбов, дублер Гагарина. Парню катастрофически не везло: при отборе кандидатуры первого космонавта, Хрущеву не понравилась фамилия, в другой раз - выпил с ребятами пива, и нарвался на патруль...

 

В истории космонавтики есть немало случаев, когда кандидаты на космический полёт проходили полную подготовку, получали самые высокие оценки на государственных испытаниях, но в космос по разным причинам так и не поднимались. Это относится к членам первого отряда космонавтов Ивану Аникееву и Валентину Филатьеву, Ирине Прониной, дублировавшей Светлану Савицкую, Екатерине Ивановой, Елене Доброквашиной, военным журналистам из газеты «Красная звезда» Александру Андрюшкову и Валерию Бабердину и другим. Многие из них, не получив путевку в космос, восприняли это как глубочайшую душевную травму и вскоре умерли – кто от сердечного приступа, кто от онкологии. Но, пожалуй, самой драматической оказалась судьба Григория Нелюбова, который считался космонавтом № 3 и был дублёром Юрия Гагарина. Он погиб на земле 18 февраля 1966 года при обстоятельствах, которые до сих пор до конца не прояснены. Имя Нелюбова было на десятилетия вычеркнуто из истории. Лишь недавно документалисты Роскосмоса создали фильм «Он мог быть первым. Драма космонавта Нелюбова». В преамбуле к нему сказано: "Он был вторым дублером Юрия Гагарина, но в космос не полетел. Он был целеустремленным, честолюбивым, волевым, сильным человеком. Григорием Нелюбовым восхищались академики Келдыш и Раушенбах, называли своим другом Юрий Гагарин и Павел Попович. Космонавта высоко ценил Сергей Павлович Королев. Летчика морской авиации капитана Григория Нелюбова должен был узнать весь мир. Однако с 1963 года кадры, запечатлевшие космонавта, исчезли из кинохроники и документальных фильмов. Его изображение ретушировалось на фотоснимках, а имя Нелюбова было вычеркнуто из списка отряда космонавтов. Почему это произошло?" Формирование отряда советских космонавтов относится к 1959-1960 годам. Специальная комиссия из трёх с половиной тысяч кандидатов-летчиков отобрала для собеседования 350 абсолютно здоровых, опытных, дисциплинированных военных пилотов. На медицинское обследование отправили 200 из них, в отряд зачислили всего двадцать человек. А к первому полету готовили только шестерых космонавтов. Но из-за спешки (на пятки, как говорится, наступали американцы) пришлось сосредоточить все усилия на тренировке троих – Юрия Гагарина, Германа Титова, Григория Нелюбова. Полковник Анатолий Утыльев, который в 60-х годах прошлого столетия был комсомольским работником в Звездном городке, рассказывал мне, что Нелюбов был едва ли не всеобщим любимцем в Центре подготовки космонавтов. Все знали и его красавицу-жену Зину, которая работала техническим секретарем в отряде. Это была великолепная пара. Они семьями дружили с Гагариными и Поповичами. Видимого соперничества между космонавтами первой тройки не было. Но, конечно, каждый хотел быть первым. И все трое были практически на одинаково высоком уровне подготовлены к полету. Нелюбов поначалу даже несколько выделялся. Рассказывают, когда главе государства Никите Хрущеву представили кандидатуры, тот сказал: "Нелюбов не может быть первым космонавтом. Вот если бы он был Любовым..." Возможно, таким образом, окончательный выбор пал на Юрия Гагарина, а Титов и Нелюбов стали его дублерами. Причем Титов - первым, а Нелюбов - вторым, видимо, сыграло свою роль замечание Хрущёва. В начале апреля 1961 года, за девять дней до исторического старта, все трое записали в Доме радио обращение к соотечественникам. Но в эфир, естественно, пошло только гагаринское. После полета Гагарина 5 мая 1961 года космонавта запустили и американцы: Алан Шепард совершил суборбитальный полёт по параболической траектории продолжительностью меньше минуты. СССР ответил рекордом: первый дублер Гагарина - Герман Титов провел на орбите 25 часов 11 минут и совершил свыше 17 оборотов вокруг Земли. - В ноябре 1961 года, - рассказывал мне полковник Утыльев, - должен был лететь Нелюбов - на многосуточное пребывание в космосе. Но кто-то вышел на Хрущева с инициативой другого рекорда: совершить групповой полёт, причем, послать в космос интернациональный экипаж. Таким образом, Нелюбова обошли чуваш Андриан Николаев и украинец Павел Попович, которые в полетном списке значились под четвертым и пятым номерами. А потом появились разведданные (которые впоследствии не подтвердились) о том, что американцы собираются нас переплюнуть, послав в космос женщину. Срочно стали готовить Валентину Терешкову. Нелюбов опять был отодвинут. Нервное напряжение сказалось на медицинских показаниях. Отклонения - незначительные, но в 1963 году медики настояли на отправке Нелюбова в отпуск. И это привело к неожиданной жизненной катастрофе. - В отпуске Григорий не находил себе места, - вспоминала впоследствии жена космонавта Зинаида Ивановна. - Однажды к нему зашли стажеры Отряда космонавтов лётчики Иван Аникеев и Валентин Филатьев, с которыми он раньше служил. В Звездном никакого спиртного не продавалось, и ребята пошли на станцию Чкаловская в буфет - выпить по паре кружек пива. Там к ним "прицепился" комендантский патруль. И пошло-поехало... Как потом выяснилось, начальник патруля оказался непробиваемым служакой. Когда Нелюбов показал ему удостоверение космонавта СССР, у офицера комендатуры с особой силой взыграло уставное рвение. На следующий день на стол начальника Центра подготовки космонавтов Каманина лег рапорт о "нарушении дисциплины" Нелюбовым, Аникеевым и Филатьевым. Павел Попович, будучи секретарем парторганизации отряда космонавтов, тут же созвал партсобрание и дал «принципиальную партийную оценку поведению Нелюбова». И хотя за Григория вступились Гагарин, Титов и некоторые другие космонавты, генерал Каманин, вероятно, не мог проигнорировать позицию партийного руководства отряда. Нелюбов, Аникеев и Филатьев были отчислены из Центра подготовки космонавтов и отправлены в отдаленные гарнизоны. Роль Поповича, который считался другом Нелюбова, в данном случае мне не очень ясна. Сошлюсь лишь на цитату из Википедии (справочник Интернета): "По некоторым данным, Нелюбов был отчислен из отряда космонавтов несправедливо — по настоянию секретаря парторганизации отряда космонавтов Павла Поповича". Мне известно и то, что космонавты и их партийные лидеры не были святошами и ханжами. Например, космический "долгожитель" Леонид Попов мне рассказывал, как им на орбитальную станцию во время многомесячного полета тайно передали на грузовом корабле пару стограммовых бутылочек коньяку. Когда станция зашла на "теневую" сторону Земли, они с Валерием Рюминым выпили. В невесомости это не так просто. И алкоголь действует по-особому. В общем, у одного из космонавтов подскочило давление. В ЦУПе забеспокоились, собирались даже прекратить полет. Пришлось "нарушителям дисциплины" во всем признаться. И никакого партсобрания, никаких отчислений из отряда. Сам Каманин в своем дневнике рассказал случай, когда Юрий Гагарин в состоянии легкого подпития прыгнул с третьего этажа и сильно повредил бровь. Было это накануне партсъезда, где космонавт должен был выступать. Но в таком виде на людях показаться было нельзя. И выступление срочно перепоручили Титову. Опять же никаких партийных вмешательств не последовало. Так что Нелюбов в списке "нарушителей" оказался избранным. Какая-то есть тут странность. Столько вложить в подготовку космонавта, сделать его суперпрофессионалом в этом деле - и изгнать из-за эпизода, который в принципе выеденного яйца не стоит? Непонятно. Несостоявшегося космонавта отправили не куда-нибудь, а в Приморский край, в самую глушь (и это тоже свидетельствует о чьем-то неравнодушном отношении к Нелюбову). - Военный городок - несколько деревянных домов - стоял в первозданной тайге, - вспоминала Зинаида Ивановна. - До ближайшего райцентра - 50 километров. Но Григорий не пал духом. Он принялся за службу с небывалым рвением. - Летал он, конечно, лучше всех нас, - вспоминает сослуживец Нелюбова подполковник Владимир Упыр. - Когда Григорий поднимался в небо, все сбегались смотреть. Он первым освоил новейшую машину МиГ-21. Участвовал в конкурсе по набору летчиков-испытателей в подмосковном Жуковском. Показал блестящие способности. Ему сказали: ты принят, готовься к переезду. Это окрылило Нелюбова. Каманин при отчислении обещал взять назад при хорошей службе. А Жуковский - это уже рядом со Звездным. Но опять кто-то перешел дорогу. Неожиданно Нелюбов получил извещение о том, что в подразделение летчиков-испытателей он не может быть принят по причинам не профессионального характера. Тогда Нелюбов поехал в Москву, рассказал всё Каманину, Гагарину. Те обещали помочь. В конце концов, договорились о том, что в феврале 1966 года организуют встречу Нелюбова с Сергеем Павловичем Королевым, который в своё время очень ценил Григория и мог в один миг решить судьбу космонавта. Но в январе 1966 года Королёв скоропостижно скончался во время срочной операции. Для Нелюбова это был двойной удар: вместе с Королёвым умерла последняя надежда на восстановление в Отряде космонавтов. Окончательно добило Нелюбова, видимо, то, что в те дни в газетах были опубликованы снимки, где Королёв был сфотографирован вместе с первой космической троицей. Только Нелюбова на фотографии уже не было. Григорий понял: он окончательно вычеркнут из истории. Через несколько дней труп Нелюбова нашли на обочине железной дороги. В книге «Космонавт № 1» Ярослав Голованов приводит выписку из рапорта о причинах смерти Григория Нелюбова: «В пьяном состоянии был убит проходящим поездом на железнодорожном мосту станции Ипполитовка Дальневосточной железной дороги». Родные Григория прибыли на похороны в поселок Кремово, где в местном Доме офицеров был выставлен гроб. По словам брата космонавта Владимира Нелюбова, тело погибшего до пояса укрывал красный ковер. Голова и руки были забинтованы, лица не было видно совсем. - Нам объяснили, что он погиб под колесами поезда, - вспоминает Владимир. - Но, думаю, это было не так. Мать, обезумев от горя, стала срывать с рук Григория бинты. А под ними - страшные ожоги. Разве появились бы такие ожоги, если бы он попал под поезд? Во время похорон летчики неоднократно мне говорили: «Ты можешь гордиться братом. Своей смертью он многим из нас спас жизнь». Пуговицы с мундира, частички останков и землю с могилы Гриши его жена Зина привезла в Запорожье и захоронила на Капустяном кладбище. Так появилась у Григория вторая могила - на родине. Как бы там ни было, но по сути блестящего офицера и отлично подготовленного космонавта погубили военные чинуши и ханжи с погонами. На запорожской могиле Нелюбова установлен гранитный памятник. На нем выбита надпись: «Летчик-космонавт СССР № 3, дублер Юрия Гагарина, капитан Григорий Григорьевич Нелюбов».

Реактивный ранец Андреева

18 февраля 1921 года зарегистрирована заявка изобретателя Александра Федоровича Андреева на портативный индивидуальный летательный аппарат.

Реактивный ранец Андреева

18 февраля 1921 года зарегистрирована заявка изобретателя Александра Федоровича Андреева на портативный индивидуальный летательный аппарат.

С.В. Голотюк, расследовавший судьбу этого величайшего для той поры изобретения, писал: «Изобретатель направил проект в Совнарком скорее в попытке получить материалы для осуществления своего замысла, чем в надежде его запатентовать. Заманчивые перспективы военного применения аппарата (в разделе "Назначение" Андреев писал: "На позиции с помощью аппарата можно делать воздушную разведку с большей безопасностью чем на аэроплане...целые воинские части будучи снабжены этими аппаратами (стоимость которых при фабричном производстве будет в несколько раз дороже винтовки) при наступлениях вообще и осаде крепостей минуя все земные препятствия могут перелететь совершенно свободно в тыл неприятеля" /12; л.11-12; пунктуация документа/), казалось бы, позволяли надеяться на благосклонное отношение правительства к изобретению.

Однако в Совнаркоме проект, как можно предположить исходя из небольшой разницы между указанными датами его регистрации, не рассматривался, а был сразу же перенаправлен по более подходящему адресу - в Научно-технический отдел Высшего Совета Народного Хозяйства, а то и прямо в КДИ.

Хроника дальнейших событий вкратце такова. На основании разгромного отзыва Е.Н.Смирнова, одного из двух экспертов, к которым обратился КДИ (второй отзыв - весьма сдержанный, хотя в целом положительный, дал Н.А.Рынин), заявка была отклонена. В июле 1925 г. изобретатель подал в КДИ новый, серьезно переработанный вариант заявки. Правда, как отмечено выше, переработка коснулась в основном изложения материала и не внесла в проект принципиально новых подробностей. После положительного отзыва эксперта Н. Г. Баратова и дальнейшей переделки текста 31 марта 1928 г. была подписана "Патентная грамота к патенту на изобретение" /12, л. 114/.

О результатах стремления Андреева осуществить свой проект на практике (о чем изобретатель упоминал уже в тексте, побывавшем в 1921 г. в Совнаркоме, и в заявлении от 18 февраля 1921 г.) толком ничего не известно. "

Маршал Тимошенко

18 февраля 1895 года родился дважды Герой Советского Союза Семен Константинович Тимошенко

Маршал Тимошенко

18 февраля 1895 года родился дважды Герой Советского Союза Семен Константинович Тимошенко

Родом он из села Фурманка Аккерманского уезда Бессарабской губернии (ныне Одесской области Украины), крестьянского происхождения.
В декабре 1914 призван в армию. Участвовал в Первой мировой войне, был пулемётчиком в составе 4-й кавалерийской дивизии на Юго-Западном и Западном фронтах. Награждён за храбрость Георгиевскими крестами трёх степеней.

С 1918 года в РККА. Командовал взводом, эскадроном, кавбригадой, кавдивизией. С августа 1933 г. — заместитель командующего войсками Белорусского, с сентября 1935 г. Киевского военных округов. С июня 1937 — командующий войсками Северо-Кавказского, с сентября 1937 — Харьковского военных округов. 8 февраля 1938 назначен командующим войсками Киевского военного округа с присвоением воинского звания командарм 1-го ранга. Во время Польского похода 1939 года командовал Украинским фронтом. В советско-финской войне 1939—1940 годов с 7 января 1940 г. командовал Северо-Западным фронтом, войска которого осуществили прорыв «линии Маннергейма».

Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» командарму 1-го ранга С. К. Тимошенко присвоено 21 марта 1940 года за «образцовое выполнение заданий командования и проявленные при этом отвагу и геройство». 7 мая 1940 года назначен на должность Народного комиссара обороны СССР с присвоением высшего воинского звания —- Маршал Советского Союза.

На посту наркома обороны провел большую работу по совершенствованию боевой подготовки войск, их реорганизации, техническому переоснащению, подготовки новых кадров (потребовавшихся вследствие значительного увеличения численного состава армии), которая не была полностью завершена в связи с началом Великой Отечественной войны.
Во время Великой Отечественной войны командовал фронтами, был представителем Ставки Верховного командования.

После войны командовал войсками Белорусского военного округа.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии