RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Охота на кадетов
16 июля 2015 г.

Охота на кадетов

На фоне юбилейных торжеств в честь 70-летия Великой Победы чиновники от минобра пытаются демонтировать военно-патриотическое воспитание в средней школе
Жизнь и смерть адмирала Угрюмова
31 мая 2016 г.

Жизнь и смерть адмирала Угрюмова

31 мая 2001 года в Чечне скоропостижно (по официальной версии) скончался заместитель директора ФСБ РФ, Герой России адмирал Герман Алексеевич Угрюмов.
Настоящий Герой настоящей Украины
11 июня 2017 г.

Настоящий Герой настоящей Украины

Правдивого журналиста Руслана Коцабу киевская хунта трамбует в тюрьме
Подвиг 12-й заставы
19 июля 2017 г.

Подвиг 12-й заставы

19 июля 1993 года шесть пограничников были удостоены звания Героя России
Метод Уго Чавеса
25 июля 2014 г.

Метод Уго Чавеса

Росчерк пера и взвод автоматчиков
Главная » Герои нашего времени » Мой наставнИк Горбунов

Мой наставнИк Горбунов

Именно так, с ударением на последний слог, я называл своего первого учителя в окружной газете капитана Евгения Васильевича Горбунова.

В прямом и переносном смысле этот офицер-журналист поставил меня на крыло.
Мой наставнИк Горбунов

Чтобы читателю стало понятным, почему употреблён столь специфический фразеологизм, мне придётся начать ab ovo – со Львовского политучилища. Всем оно было замечательно. Нас учили великолепные педагоги, а командовали нами блестящие офицеры. Образование, которое мы получали в стенах прославленного, единственного, кстати, в мире ЛВВПУ, могло дать фору Итону, Вест-Пойнту и прочим оксфордам. В училище работали великолепные профессиональные кафедры КПР и журналистики. Мы досконально изучали тактику, стрелковую подготовку, ракетное, танковое, автомобильное дела. Библиотеку училище имело лучшую в Западном регионе Украины. Спорт для нас был превыше любых прочих увлечений. У нас имелось целое военно-морское отделение. И только в авиации мы были профанами полными. Да и то, стыдно признаться, но за четыре года обучения об авиации вообще, о Военно-Воздушных Силах СССР, в частности, нам сообщалось в течение 6 (шести!) учебных часов. Плюс - однодневный выход на местный военный аэродром. Всё. И вот с таким багажом, меня, лейтенанта-выпускника факультета журналистики ЛВВПУ зачислили корреспондентом в отдел боевой подготовки авиации газеты «На страже» Бакинского округа ПВО.
Возглавлял отдел военный лётчик 1 класса подполковник Борис Фёдорович Бойко. С вечно кислой миной на морде лица и с недовольным даже смехом, он любил повторять: «В летчики я подался потому, что эта профессия позволяла мне быть на несколько голов выше остальной серой людской массы. Я освоил восемь типов боевых самолетов, но меня списали из-за ухудшившегося зрения. И я подался в журналистику. Потому что и здесь я могу быть на голову выше всех остальных людишек». Бойко в редакции с издевкой называли «Экзюпери». Он же воспринимал это прозвище как должное и везде им откровенно хвастался.

Так вот этот, с позволения сказать «Экзюпери бакинского разлива», стал меня гнобить с первых дней моей службы, как врага народа. Сидя напротив за письменным столом, он с таким омерзением и брезгливостью правил мои жалкие опусы, как будто каждый из них приносил ему физические страдания на уровне колик в животе или запущенного геморроя. При этом, вычеркивая фразы, целые абзацы, вспаривал шариковой ручкой серую газетную бумагу и с негодованием приговаривал:
- Ну, полная матата (что это такое - до сих пор не знаю)!
Несколько недель я терпеливо сносил подобное издевательство, а потом решительно пошел к секретарю партийной организации редакции и, заметно волнуясь, поинтересовался:
- Товарищ подполковник, скажите, пожалуйста, у вас давно не рассматривалось персональное дело?
- А в чём, собственно, дело? - невольно скаламбурил редакционный партийный вожак.

- Так вот я вам организую хорошее такое, громкое персональное дело. И начну с того, что вырублю этого «Экзюпери», этот мешок с г. прямо за его рабочим столом! Все-таки я - мастера спорта по самбо! – слегка приврал я, поскольку был лишь кандидатом в мастера.

Испуганный Анатолий Тимофеевич Швец резвой рысью побежал к ответственному редактору. Полковник Борис Иванович Рыбин был умным, но до безобразия осторожным человеком. Супер осторожность свою он так высоко развил, что даже журналистский жаргон "бодяга" - пустой материал – именовал просто травой. Так вот редактор, услышав, что молодой лейтенант собирается начистить репу передовому начальнику отдела, начал тут же подыскивать для меня должность замполита в какой-нибудь радиолокационной роте вблизи Баку. И нашел-таки её! И я стал даже собирать свои босяцкие манатки. Но тут, не было несчастья, да счастье помогло. Нашего «Экзюпери» пригласили в «Красную звезду» заведующим корпунктом по Дальнему Востоку. Заметки на авиационную тематику он действительно писал недурственные.
Мы остались в отделе авиации вдвоем с капитаном Горбуновым. Обязанности распределили так: я ездил в командировки, привозил в изобилии материалы, а бывший механик гидросамолета «Катилина» их, сопя и вздыхая, правил, дорабатывал, дотягивал до газетной полосы. Через пару месяцев такого налаженного стахановского конвейера я завоевал переходящий приз - перо из гильзы снаряда калибра 24 и 25 рублей премии, как лучший журналист редакции. У меня, благодаря дельному наставничеству Горбунова, оказалось больше всех опубликованных своих и авторских материалов, очерков и статей, отмеченных редколлегией, обработанных писем и поездок в командировки по отдаленным гарнизонам, типа Красноводска, Янгиюля. В следующем месяце всё повторилось. Когда я в третий раз всех и во всём опередил, со значительным гандикапом, Рыбин прищурив глаза, провел мизинцем по слегка посеребренному виску и, как всегда, тихо, осторожно, словно его кто-то подслушивает, изрек:
- Надо молодого попридержать, не ровен час – зазнается.
Он, умница, был совершенно прав в своих опасениях, искренне желая мне добра. Потому что и в самом деле я начал воображать, что уже схватил Бога за бороду. Но это сейчас, задним умом понимаю. А тогда хоть и возмущался несправедливостью, но продолжал, как тот же Стаханов выдавать уголь на гора. Пусть мелкого, зато много...

В Бакинском округе ПВО насчитывалось одиннадцать авиационных полков. В каждом я побывал и не единожды. В Красноводский и Небитдагский полки слетал за четыре года службы в общей сложности тридцать девять раз – там проводились учебные стрельбы летом и зимой. Не имея совершенно никакого представления об авиации, тем более, пэвэошной, истребительной, я записывал всё, что видел, всё, что мне говорили авиаспециалисты. Причем, ездил я в командировки, по настоянию Горбунова, в ракетной, черной форме и это обстоятельство постоянно педалировал. Дескать, извините, ребята, но в самолетах я ничего не понимаю. Вот если бы у вас были ракеты, тогда...

В ракетах я смыслили не намного больше, но их мы всё-таки изучали в училище целых четыре семестра. А как изучали авиацию – уже выше сказано. Вот поэтому я всех и обо всём спрашивал, всегда покидая ЦЗ (централизованную заправочную) после двух летных смен последним автобусом, когда уже караульные заступали на службу по охране истребителей.

Однажды в Кюрдамире подошёл ко мне пожилой, сухощавый прапорщик и заговорщицки так прошептал:
- А ведь я вам могу помочь, товарищ лейтенант. Вы же что-то копаете по «о с о б о й ч а с т и»!
- Да нет, - ответил совершенно искренне, - я действительно из газеты. Только очень мало понимаю в авиации, так что приходится вникать во всё.

- Только не надо мне дурку впаривать! - Почти обиделся прапорщик. - Я что не видел, как работает ваш брат, журналист? Как-то приезжал к нам подполковник, высокий такой громила (я понял: наш Бойко). Так он поинтересовался: какой нижний край облачности и кто летает? Потом целая полоса появилась в газет. А вы роете, роете, я что же – идиот, по-вашему, не вижу, что спецпоручение выполняете. Но не хотите моей помощи – как знаете. Насильно, как говорится, мил не будешь...
Прапорщик явно был осведомителем, да еще и «с инициативой». С такими людьми, слава Богу, я никаких дел не имел. А вот простые аэродромные трудяги: рядовые, сержанты, прапорщики и офицеры были мои друзья-приятели. Со многими я переписывался. Семь бойцов, механиков самолетов, благодаря моей мощной поддержке стали впоследствии журналистами. (В здравом уме и трезвой памяти пишу эти строки. Правда, тогда я ещё не знал, что помогать другим - высшая форма эгоизма, которую постигаешь лишь с возрастом и опытом).
Но всё это, как говорится, антураж, мелочи. Главным фактором моего успешного профессионального становления, конечно же, был капитан Горбунов. Невысокого роста, плотно скроенный, с узковатыми азиатскими глазами, с густой копной чёрных, слегка тронутых сединой волос он отличался редким, просто-таки поразительным немногословием. Случалось, за весь рабочий день я мог услышать от него только: «Привет!» и «Ну, до завтрева!» Заметно Женя оживлялся лишь, когда я что-то у него спрашивал. А спрашивал я часто. Он объяснял всегда кратко и только по делу. Никакой лирики «вправо» или «влево». Почти два года мы проработали с ним без начальника отдела, и ни разу (?) за всё это время не повздорили, даже голоса не повысив друг на друга. Не было необходимости – такое редкое взаимопонимание наблюдалось, какого я больше в жизни ни разу не испытывал, трудясь в других коллективах.
Как только нас покинул Бойко, которому я на радостях загрузил контейнер, Горбунов вручил мне «НПП» - наставление по производству полётов: «На, это наша с тобой библия» - «Зачёт вы будете принимать?» - «Зачем? Это тебе надо, а не мне». Вот и всё наставничество. Зато всегда пристально интересовался, чтобы редакторат и секретариат не обходили меня всякими призами и наградами. Даже добился, чтобы меня редакция выдвинула на премию Союза журналистов СССР «Золотое перо». И моя кандидатура (впервые за всю историю «На страже») прошла все сита проверок, согласований. На половину возможно причитающейся премии я устроил шикарный сабантуй для всей редакции. А премию в авральном порядке (безо всяких «усогласований») дали двум журналистам, написавшим брошюру о пребывании в Азербайджане «дорогого Леонида Ильича Брежнева». Горбунов расстроился больше моего.

Пройдут годы. Уже в звании подполковника меня назначат главным редактором журнала «Вестник противовоздушной обороны». В нём будет отдел авиации – самый большой среди других семи отделов, состоящий из пяти высококлассных специалистов. По долгу службы мне приходилось править их материалы. Хочется верить в то, что я ни разу перед ними не облажался. И всё благодаря науке от наставникА.


..Когда я уезжал в Москву поступать в академию, наш поэт Михаил Петраков от имени всего коллектива написал: «М. Захарчуку, покидающему «На страже» по уважительной причине: «Недолго пробыл ты в «На страже»,/ Пяти не наберется лет,/ Но и за это время даже/ Успел - тут ничего не скажешь-/ Оставить в ней заметный след./ Не принимая к сердцу слишком,/ Что в твой кидалось огород,/ Валил малютки-очерчишки/ Размером... строк на восемьсот;/ Ломая смело частоколы,/ Что сам Кагакин (ответсек - М.З.) воздвигал,/ Публицистический тяжелый/ Калибр нередко в ход пускал;/ Строчил статьи, давал заметки./ И не один из нас пока/ Не бил так часто и так метко/ В актив пометками "ДК" (доска качества - М.З)/ Пусть породили мысль такую,/ Что для рожденья стольких строк/ Ты в помощь книгу домовую/ И все село свое привлек./ Пусть бают, слаб, мол, как мужчина/ Ты оказался и создать/ Не смог за это время сына/ По весу очеркам под стать, -/ То все от зависти - учти ты,-/ Все, что ты сделал здесь у нас,/ Не будет нами позабыто./ Еще мы вспомним, и не раз/ И почерк твой, и стиль, и хватку,/ Как не жалел нигде ты сил,/ И то, как ты на спортплощадке/ Мячи старательно гасил.../ Ты скажешь: это что за штука?/ К чему сейчас прощанья грусть,/ Мол, «разгрызу гранит науки»/ И вновь в «На страже» возвращусь./ Не надо!/ Довод этот хлипок./ Как показал нам опыт, брат,/ Кто из гнезда «На страже» выпал, -/ Не возвращается назад./ Лишь расправляют крылья шире/ И мчатся ввысь к зениту все./ Нет, не во льды, не в синь Сибири -/ На Хорошевское шоссе (адрес «Красной звезды» - М.З.)./ Оно и выгодней, и ближе -/ В метро десяток станций лишь./ И ты, конечно, тоже лыжи/ С «Кольца» (адрес академии - М.З.) туда же навостришь./ Но как бы ни было, желаем,/ Чтоб «грыз гранит» успешно ты/ И гор вершины покоряя,/ Достиг желанной высоты./ Без «поплавка» и без учебы/ И то достиг ты здесь трех звезд./ А с «поплавком» желаем чтобы/ До самых крупных трех дорос./ Лишь после, как пройдут года там -/ Мы все уверены в душе -/ Ты возвратишься в «альма-матер»,/ Но... но редактором уже./ С сим и прощаемся сейчас./ Саул! - как говорят у нас. Настражевцы».
Вослед О’Генри могу смело сказать, что меня в жизни хвалили великое множество раз. И всегда я испытывал при этом смущение, чувство неловкости, замешательство, застенчивость, почти что стыда, потому что знал: можно похвалить больше. В этом смысле и к стихотворной похвале, коллеги, конечно же, могут быть претензии. Но если говорить кроме шуток, то без душевного трепета я читать эти строки тезки Петракова, автора двух десятков поэтических сборников, уже не могу. Наверное, всё-таки старость берет свое. Да и автора уже давно нет в живых. И всегда с нежной теплотой и светлой грустью думаю о том, что весь, до донышка, созидательный посыл этого «стихотворного мадригала» по праву мог бы разделить и мой дорогой наставнИк – Женя - Евгений Васильевич Горбунов. Ведь без него я бы определённо стал замполитом радиолокационной роты…

Спустя многие годы, причудливая жизнь так распорядилась, что мы с Горбуновыми стали проживать в Москве на одной улице Яблочкова. Периодически встречались к обоюдному удовольствию. Особенно «закорешили» наши жёны – Татьяны. Когда наши дети уже повырастали, Женю Горбунова сразил тяжелейшей формы инсульт. Обычная судьба людей ответственных, терпеливых, тех самых интровертов, которые сосредоточенные в большей степени на своём внутреннем мире, а не на внешнем. Однажды он прошёл мимо меня, не ответив на приветствие. Присел я на гаревую дорожку школьного стадиона и заплакал…

Ещё прошелестят годы. На просторах Интернета случайно заприметил шуструю девушку Светлану Брусницыну. Что-то такое шевельнулось и я «копнул глубже». Оказалось, что это – дочь Горбуновых. Её и братика Ваську я помню ещё дошкольниками. А теперь она уже мама и много старше меня бакинского. Попросил Светку вспомнить отца. Откликнулась:

«Папа умер, когда мне было 30 лет. (6 сентября сего года исполняется 16 лет, как его нет с нами). В детстве мы были очень дружны. Часто играли с ним. Я делала папе различные причёски на его густой шевелюре. Каждую субботу мы с папой гуляли по парку. Покупали всякие сладости втайне от мамы. За всю свою жизнь я не помню, чтобы отец повысил голос на нас с братом, на маму. Мне всегда казалось, что у такого хорошего человека всегда всё хорошо. И отец не развеивал мои взгляды на прекрасный мир. Но когда я выросла, то узнала, что жизнь у него была и трудной, и сложной.
Родился папа в Ростове-на-Дону. Когда ему исполнилось два года, умерла мама. Отец женился и вскоре ушёл на фронт. Погиб в 1944 году. Мачеха отправила 9-летнего Женьку в Узбекистан к его тётке. Та приняла племяша, как нахлебника и заставила «отрабатывать свой хлеб». Пацан пас соседских овец и выполнял всю взрослую работу по хозяйству. При этом учился исключительно на «отлично». Получив по выпуску серебряную медаль, без экзаменов поступил в военное авиационное училище.
Недавно я с мужем побывала в той средней школе города Чирчика, которую окончил отец. Мы обнаружили его фамилию в списке учеников 1955 года и даже нашли его фотографию! Никогда раньше я не видела его фото в детстве! Я плакала, и директор школы тоже утирала слезы, вспоминая свою молодость и всем сердцем принимая папину историю жизни.

Вот, собственно, и все, что я знаю об отцовских детстве и юности. Ну ещё то, что он занимался скалолазанием и на его руках погиб его лучший друг, которого он не смог удержать над обрывом. С тех пор папа и стал седым. Только таким я его и помню. Лет двадцать назад я случайно столкнулась по работе с Владимиром Зеленцов. В своё время он служил с папой в редакции газеты «На боевом посту» Московского округа ПВО. Узнав, что я – дочь подполковника Горбунова, он очень растрогался и сказал, что мой папа - золотой человек. Не могу вам передать, как это было мне приятно. Отца давно уже нет, но люди его так по-доброму помнят.
А брату Васе уже 50 стукнуло. У него двое детей. Работает с компьютерами на радиостанции «Шансон».
Спасибо и вам за память об отце».


Полковник в отставке Михаил Захарчук.

 

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
23 октября
вторник
2018

В этот день:

Генерал армии Дмитрий Павлов

23 октября 1897 года родился Дмитрий Григорьевич Павлов (расстрелян 1941), советский военачальник, генерал армии (22 февраля 1941), Герой Советского Союза (21 июня 1937).

Генерал армии Дмитрий Павлов

23 октября 1897 года родился Дмитрий Григорьевич Павлов (расстрелян 1941), советский военачальник, генерал армии (22 февраля 1941), Герой Советского Союза (21 июня 1937).

Родился в семье крестьянина. В Первую мировую войну добровольцем ушёл на фронт, дослужился до старшего унтер-офицера. Был ранен в 1916 году и взят в немецкий плен. Освобождён после окончания войны. С 1919 года в Красной армии, в Гражданскую войну с 1918 по 1920 год был командиром взвода, эскадрона, помощником командира полка. Вступил в ВКП (б) в 1919 году. Окончил 24-ю Омскую пехотную школу имени Коминтерна (1922), Военную академию им. М. В. Фрунзе (октябрь 1925 по июнь 1928) и академические курсы при Военно-технической академии (1931).

С 21 июня 1941 года — командующий войсками Западного фронта. После разгрома значительной части войск фронта в Белостокско-Минском «котле» 30 июня 1941 года отстранён от командования и 4 июля арестован. 22 июля 1941 года, решением военного трибунала "за трусость, самовольное оставление стратегических пунктов без разрешения высшего командования, развал управления войсками, бездействие власти", был приговорён к высшей мере наказания и расстрелян. Похоронен на подмосковном полигоне НКВД. В 1957 году посмертно реабилитирован и восстановлен в звании.

Маршал авиации Владимир Судец

23 октября 1904 года родился Владимир Александрович Судец (ум. 1981), маршал авиации, командующий Дальней авиацией (1955—1962), главнокомандующий войсками ПВО (1962—1966), Герой Советского Союза, Народный герой Югославии, Герой МНР.

Арктическая Одиссея «Георгия Седова»

23 октября 1937 года начался 812-дневный арктический рейд советского ледокола «Георгий Седов».

Арктическая Одиссея «Георгия Седова»

23 октября 1937 года начался 812-дневный арктический рейд советского ледокола «Георгий Седов».

В 1937 году научная экспедиция на «Георгии Седове» занималась исследовательскими работами в Карском море и в море Лаптевых в районе Ново-Сибирских островов. Программа исследований была почти закончена, когда «Георгий Седов» послали на помощь судам каравана, застрявшим в тяжёлых льдах юго-западной части моря Лаптевых.

Здесь собралось несколько ледокольных пароходов, но их усилия были тщетны: наступала ранняя зима, и пробитые ледоколами каналы быстро затягивались молодым льдом.

«Георгий Седов», «Садко» и «Малыгин» не смогли выйти изо льдов. 30 октября пришёл приказ начальника Главсевморпути о переходе на зимовочное положение. Опыта зимовки ни у кого из 217 человек не было.

10 ноября была выведена из эксплуатации машина, погасили топки, перешли на отопление с помощью камельков (буржуйка), освещение — керосинка (летучая мышь) и свечи. 3 апреля 1938 года из Тикси вылетели самолёты звена Героя Советского Союза Алексеева — «Н-170», «Н-171», «Н-172» (летчики Г. К. Орлов, П. Г. Головин). Не пробыв и двух часов после посадки на льдах, отправились обратно (эвакуировав 22 человека). От Тикси их отделяло 1100 км. Для второго рейса была создана промежуточная база (замёрзшая лагуна острова Котельного). 18 апреля «Н-170» и «Н-172» Алексеев и Головин вывезли 83 пассажира. 26 апреля в последний свой рейс — 79 человек. После этого на кораблях осталось по 11 человек. (33 во всём караване).

24 июня после осмотра водолазом Николаевым руля «Георгия Седова» было установлено, что тот повреждён одним из сжатий: судно потеряло возможность самостоятельно управляться. 28 августа 1938 года к каравану подошёл ледокол «Ермак» (капитан М. Я. Сорокин). После нескольких неудачных попыток буксировать «Георгия Седова», он отправился в ледовою разведку, но вскоре потерял один из винтов (лопнул вал и вместе с движителем ушёл на дно). Руководством было принято решение «Ермаку» возвращаться вместе с «Садко» и «Малыгиным», оставив «Георгия Седова» на вторую зимовку. 30 августа корабли ушли.

13 сентября в Главсевморпути приняли решение послать к «Седову» новый ледокол «Иосиф Сталин», а 17 сентября — и «Литке». Подойдя 23 сентября к «Седову» на 60 миль из-за тяжёлой ледовой обстановки (крупнобитый лёд 7 баллов, туман) ледоколы остановись. 24 сентября их отозвали обратно.

С 26 на 27 сентября в результате подвижек льда «Седову получил крен 18° на правый борт, под водой оказалось сливное отверстие холодильника. Забортная вода стала поступать внутрь судна. Несмотря на принятые меры, поступление воды прекратить не удалось и к полночи крен достиг 30°. В таком состоянии ледокол продолжал дрейф. Только в январе 1940 года уже в Гренландсом море (Северо-Западнее Шпицбергена) к дрейфующему пароходу

подошёл ледокол «Иосиф Сталин» и вывел его на чистую воду.

Дрейф продолжался 812 дней. Пройденный путь 3307 миль. 21 января суда добрались до Баренцбурга на Шпицбергене.

3 февраля 1940 года ледокол «Георгий Седов» награждён орденом Ленина. В тот же день был подписан Указ Президиума Верховного Совета СССР: "1. За проведение героического дрейфа, выполнение обширной программы научных исследований в труднейших условиях Арктики и проявленные при этом мужество и настойчивость присвоить звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»:

1. Бадигину Константину Сергеевичу — капитану ледокольного парохода «Георгий Седов».

2. Трофимову Дмитрию Григорьевичу — помполиту ледокольного парохода «Георгий Седов».

3. Ефремову Андрею Георгиевичу — старшему помощнику капитана.

4. Буйницкому Виктору Харлампиевичу — гидрографу.

5. Токареву Сергею Дмитриевичу — второму механику.

6. Алферову Всеволоду Степановичу — третьему механику.

7. Полянскому Александру Александровичу — радисту.

8. Бекасову Николаю Михайловичу — радисту.

9. Буторину Дмитрию Прокопьевичу — боцману.

10. Недзвецкому Иосифу Марковичу — машинисту.

11. Шарыпову Николаю Сергеевичу — машинисту.

12. Соболевскому Александру Петровичу — врачу.

13. Гаманкову Ефрему Ивановичу — матросу.

14. Гетману Ивану Ивановичу — кочегару.

15. Мегеру Павлу Власовичу — повару.

2. Выдать единовременную денежную награду Бадигину К. С., Трофимову Д. Г., Ефремову А. Г., Буйницкому В. Х., Токареву С. Д., Алферову В. С., Полянскому А. А., Бекасову Н. М., Буторину Д. П., Недзвецкому И. М., Шарыпову Н. С., Соболевскому А. П., Гаманкову Е. И., Гетману И. И. и Мегеру П. В. по 25.000 рублей каждому".

 

Кровавый «Норд-Ост»

23 октября 2002 года почти в самом центре Москвы вооруженные до зубов чеченские террористы захватили Театральный центр на Дубровке. В этот момент там шел мюзикл «Норд-Ост». В здании находилось более 900 человек, среди которых 100 детей. Во время штурма погибли более 130 заложников.

Кровавый «Норд-Ост»

23 октября 2002 года почти в самом центре Москвы вооруженные до зубов чеченские террористы захватили Театральный центр на Дубровке. В этот момент там шел мюзикл «Норд-Ост». В здании находилось более 900 человек, среди которых 100 детей. Во время штурма погибли более 130 заложников.

Подробно:

http://rosgeroika.ru/geroi-nashego-vremeni/2013/october/podlost-i-geroizm-na-dubrovke

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии