RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Последнее интервью Вячеслава Клыкова
2 июня 2014 г.

Последнее интервью Вячеслава Клыкова

2 июня 2006 года отошел ко Господу великий русский скульптор и патриот Вячеслав Михайлович Клыков
Сопротивление Натальи Поклонской
12 сентября 2017 г.

Сопротивление Натальи Поклонской

«Комсомольская правда» опубликовала интервью с депутатом Госдумы, смелой и несгибаемой женщиной
Кровь Волгограда
21 октября 2013 г.

Кровь Волгограда

До каких пор террор будет расползаться по России!
США меняют посла
5 февраля 2014 г.

США меняют посла

Майкла Макфола попросили из Москвы. С вещами
Огонь по посольству империи зла
28 марта 2019 г.

Огонь по посольству империи зла

28 марта 1999 года скульптор Александр СУСЛИКОВ объявил войну США, а российская власть дала ему за это 6,5 лет "строгача"
Главная » Герои нашего времени » Памяти полковника Н.И. Рязанова

Памяти полковника Н.И. Рязанова

12 лет назад, страшно, нелепо, с адской извращённостью ушёл из жизни Николай Иванович Рязанов

Военный журналист, кандидат исторических наук, он был составителем уникальной книги «Письма, записки Михаила Илларионовича Кутузова».
Памяти полковника Н.И. Рязанова

В 7 часов утра он вышел из дому, чтобы отправиться на вокзал. В 11 часов должен был сесть на поезд Москва – Львов. Вернулся домой за дисками. Потом его ещё раз дочь вернула: ключи забыл. Почему засобирался в такую рань - неизвестно. Судя по всему, в машине с Колей случилось что-то страшное. Как предполагают, водитель авто обнаружил в его кармане 80 тысяч рублей. Выкинул пассажира в канаву возле Щербинки. Труп нашли спустя два дня, когда уже со Львова побеспокоился однокашник Валерий Козлов, который должен был встречать Рязанов. Никаких видимых примет насилия на теле не обнаружено, за исключением тонкого следа на шее от лески. Документы и хорошие часы остались при убитом. Денег и сумки на колесах с подарками не оказалось…

Тихий, но твёрдый и целеустремлённый человек, Коля Рязанов оставил в моей жизни очень глубокий и я бы даже сказал созидательный след. Во Львовском высшем военно-политическом училище мы проучились два года вместе, что называется, плечом к плечу. Хотя он был старшиной наших объединённых курсов (мой – первый, его – третий), а я рядовым курсантом. Естественно поэтому, что никаких таких отношений в те поры между нами не наблюдалось. Воинская иерархия штука жёсткая. Мы к Рязанову вообще обращались на «вы». А по выпуску он уехал в газету «Советский солдат» Центральной группы войск, и я ему однажды отправил какую-то заметку. Коля её не опубликовал, но прислал мне такое содержательное и тёплое письмо, что я чуть не прослезился. И потом он два года регулярно печатал в «Солдате» мои неуклюжие опусы, существенно их перелопачивая и совершенствуя. А ведь мы знали друг друга шапочно.

Потом на долгие годы служба нас разъединила. Но военное журналистское корпоративное сообщество достаточно тесное. Так что я был наслышан о продвижениях по служебной лестнице старшего товарища. Рязанов после службы в «Советском солдате» учился в Военно-политической академии. Потом окончил адъюнктуру при ней же, защитил диссертацию. Поехал в наше родное Львовское политическое училище и там преподавал на кафедре журналистики несколько лет. Затем его взяли в Главное политическое управление в отдел печати. Оттуда направили в Группу советских войск в Германии, где он сначала возглавлял групповую газету, а потом командовал радиостанцией «Волга». Между прочим, Николай Рязанов оказался последним начальником центрального гарнизона ГСВГ, который эвакуировал в Россию всё редакционное имущество газеты и радиостанции.

…В числе первых военных журналистов мы приехали с Рязановым в Чернобыль. Он был старшим от ГлавПУра, я - корреспондентом ТАСС. А тогда, я даже не вспомню почему, но негласно считалось, что ежели много и регулярно пить спиртное, то меньшую дозу радиации получишь. И я однажды сильно воспользовался этой глупой индульгенцией. Был замечен в пьяной драке и, если бы не титанические усилия Николая Ивановича, то всенепременно загремел бы в милицию со всеми вытекающими последствиями, о возможности которых я до сих пор вспоминаю с содроганием. На следующий день Коля, опохмелив меня из собственных запасов, по своему обыкновению тихо произнёс: «От тебя я такого не ожидал». До сих пор помню ту интонацию старшего товарища. Лучше бы он меня обругал на чём свет стоит…
Чем ещё Коля меня всегда покорял, так это своим горячо-восторженным отношением к жене Светлане. Они, к слову, вырастили сына Олега и дочь Елену. Так вот между Николаем и Светланой была такая горячая и сильная любовь, которой я ни у кого более из своих друзей не наблюдал и о которой можно прочитать разве что лишь в романах девятнадцатого века. Когда супруга скоропостижно скончалась, Николая впервые тряхануло сердце. К тому времени мы уже оба находились в запасе и как-то очень близко с Колей сошлись. Вернее даже не так. Коля как Д*артаньян, присоединился к нашей мушкетёрской троице: Витя Баранец, Женя Буркун и я. Но ко мне, похоже, испытывал особую привязанность. Не в последнюю очередь и благодаря моей книге «Встречная полоса. Эпоха. Люди. Суждения». Там Рязанову посвящено всего несколько строк. Но, конечно, не они подвигли друга на аналогичный труд. Просто Коля неожиданно для себя (сам мне потом говорил об этом) вдруг понял, что писать можно и должно не только то, что кому-то и зачем-то нужно, понадобится, а именно то, что тебе хочется, что доставляет, прежде всего, тебе удовольствие. И он засел за масштабный труд о своей многочисленной семье, где было, по-моему, восемь или девять братьев и сестёр. Писал так усердно и вдохновенно, что дочь забила тревогу и запретила ему просиживать ночи напролёт за рукописью.
…Звонил мне за полночь и читал отрывки. Один запомнился особенно. Как уже говорилось, Коля вырос в многодетной семье. Братья и сёстры разлетелись по всему миру, зажили каждый своей жизнью и потихоньку стали забывать о родителях, всё реже и реже их навещая. Вот мама и решила кое-кого проведать. Да как уехала – и на полгода. Отец затосковал в одиночестве. И однажды, раздосадованный, разослал всем своим чадам телеграмму, что умер, мол. На следующий день все Рязановы прилетели в родное гнездо. Стали пенять родителя за глупую и неуместную шутку, а он им в ответ: «А как вас всех ещё проучишь?»

…За свою долгую жизнь я потерял многих друзей и знакомцев. Однако смерть Коли меня потрясла особенно. В письме нашему общему с Рязановым другу Аркадию Пинчуку я написал: «Неожиданной трагической нотой закончился для меня 2007 год: не стало Коли Рязанова. В последнем своем письме я тебе передавал от него привет. Он тебя очень хорошо помнил по Чехословакии, прежде всего, да и так всегда отзывался о тебе почти восторженно. Многие военные ведь понимали значение писателя Пинчука, не я же один такой умный. Для меня Коля был одним из самых порядочных наших курсачей-львовян. Он мне чем-то даже тебя напоминал. Прежде всего, неким идеализмом в отношении к нравственным обликам окружающих. Да и просто был почти что образцово-показательным: в быту, в семейной жизни, на службе, в застолье…. Он зажегся моей книгой, сам начал писать и почти что завершил свой труд. По ночам кропал. Говорил мне, что дочь даже заставляла его бросать писать и спать. А потом, на работе (был замом у Сашки Островского по студии «Роскосмос») правил ночью написанное. И ты знаешь, так складно и душевно у него получалось. Мне регулярно зачитывал куски…
Хоронили Колю - хуже не придумаешь. Полковника, начальника отдела печати ГлавПУРа, редактора газеты ГСВГ, начальника радиостанции "Волга", последнего начальника центрального гарнизона ГСВГ - опустили в землю без речей, а главное - без ружейного салюта. Который каждому полковнику положен по смерти, как когда-то была положена папаха. У меня на сердце до сих пор тяжело. Да, мы собрали для семьи какое-то вспомоществование. Но вот я последнего слова о Коле не сказал. Зато в церкви настоялся. После похорон Витя Баранец, Женя Буркун, Толя Гара и я поехали в кафешку на Крылатских холмах и там помянули Рязанова. Баранец, помнится, сказал: «Я надеюсь, что скотина, сделавшая такую страшную смерть Рязанову, будет предметно наказана». Знаешь, Аркаша, и я свято верю в то, что будет. Такие проступки Провидение прощает лишь полным дебилам, у которых нет мозгов и сердца. Человек же, даже с малейшими чувствами и крошечным разумом обязательно будет сам себя казнить, что и есть самое страшное наказание для учинившего зло такого масштаба.
Звонил я Елене, дочери Рязанова. Она мне клятвенно пообещала, что издаст книгу покойного отца. Дай-то Бог».
Коля похоронен рядом со своей Светланой. Верю, что земля для них – пух.
НА СНИМКЕ: Николай Рязанов - в центре.

 

Михаил Захарчук, полковник в отставке.
22 декабря 2019 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
14 июля
вторник
2020

В этот день:

Морской бой у острова Фидонит

14 июля 1788 года во время русско-турецкой войны 1787–1791 годов произошел бой русской эскадры из 36 кораблей под командованием контр-адмирала М. И. Войновича у оострова Фидонит (Змеиный) с турецкой армадой из 49 судов. Турки пытались прорваться к осажденной русскими крепости Очаков. Наша эскадра перекрыла им путь.

Морской бой у острова Фидонит

14 июля 1788 года во время русско-турецкой войны 1787–1791 годов произошел бой русской эскадры из 36 кораблей под командованием контр-адмирала М. И. Войновича у оострова Фидонит (Змеиный) с турецкой армадой из 49 судов. Турки пытались прорваться к осажденной русскими крепости Очаков. Наша эскадра перекрыла им путь.

Командовавший авангардом русских кораблей Ф. Ф. Ушаков применил новый тактический прием — сосредоточенный удар артиллерии по флагманскому кораблю неприятеля. После трехчасового боя турки, несмотря на значительный перевес сил, вынуждены были ретироваться. Турецкая эскадра не смогла оказать помощь гарнизону осажденной крепости Очаков.

Первые залпы «Катюш»

14 июля 1941 года прогремели первые залпы по врагу легендарных "Катюш" - бесствольных систем полевой реактивной артиллерии БМ-13.

Первые залпы «Катюш»

14 июля 1941 года прогремели первые залпы по врагу легендарных "Катюш" - бесствольных систем полевой реактивной артиллерии БМ-13.

14 июля 1941 года семь советских установок залпового огня БМ-13-16 (боевых машин с 16 ракетными снарядами 132 мм на каждой), смонтированные на автомобильном шасси ЗИЛ-6, одновременно ударили по железнодорожной станции города Орша, забитой немецкими составами с тяжелой военной техникой, боеприпасами и горючим. Эффект одновременного (7-8 сек.) удара 112 ракет калибра 132 мм был потрясающим в прямом и переносном смысле - сначала содрогнулась земля и загрохотало, а потом все запылало. Так в Великую Отечественную войну вступила первая отдельная экспериментальная батарея реактивной артиллерии под командованием капитана Ивана Андреевича Флерова.

 

День физкультурника в блокадном Ленинграде

14 июля 1942 года в блокадном Ленинграде в честь Всесоюзного Дня физкультурника проведен вечер показательных выступлений во фронтовом Доме Красной армии. Сообщение об этом по радио и в газетах подняло дух и у ленинградцев, и в войсках, защищающих город на Неве.

Знак «За службу в разведке»

14 июля 1990 года в СССР был учрежден нагрудный знак «За службу в разведке», ставший высшей ведомственной наградой в органах Службы внешней разведки (СВР).

Знак «За службу в разведке»

14 июля 1990 года в СССР был учрежден нагрудный знак «За службу в разведке», ставший высшей ведомственной наградой в органах Службы внешней разведки (СВР).

С 1990 года эту награду получили более 500 сотрудников внешней разведки. Знак № 1 был вручен pазведчику Джорджу Блейку. Имена всех награжденных внесены на Доску славы кабинета истории СВР РФ.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии