RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

«Не хочу жить в этой Украине»
5 октября 2015 г.

«Не хочу жить в этой Украине»

5 октября исполняется годовщина со дня смерти Леонида Ивановича Федорчука – необычного человека: классного радио-инженера, хорошего писателя и поэта, продвинутого компьютерного программиста, отца советских ЭМИ – электронно-музыкальных инструментов.
Барнаул: судят за Православие
26 июля 2016 г.

Барнаул: судят за Православие

27 июля 2016 года состоится суд над православным детским воспитателем Лапкиным Игнатием Тихоновичем
Рыцарь неба
28 июля 2018 г.

Рыцарь неба

29 июля 2018 года исполняется сто лет со дня рождения легендарного пилота гражданской авиации, летчика-испытателя Константина Сапелкина.
День ПВО России
11 апреля 2015 г.

День ПВО России

12 апреля 2015 года воины противовоздушной обороны страны празднуют свой профессиональный праздник
Метод Уго Чавеса
25 июля 2014 г.

Метод Уго Чавеса

Росчерк пера и взвод автоматчиков
Главная » Герои нашего времени » Памяти полковника Н.И. Рязанова

Памяти полковника Н.И. Рязанова

12 лет назад, страшно, нелепо, с адской извращённостью ушёл из жизни Николай Иванович Рязанов

Военный журналист, кандидат исторических наук, он был составителем уникальной книги «Письма, записки Михаила Илларионовича Кутузова».
Памяти полковника Н.И. Рязанова

В 7 часов утра он вышел из дому, чтобы отправиться на вокзал. В 11 часов должен был сесть на поезд Москва – Львов. Вернулся домой за дисками. Потом его ещё раз дочь вернула: ключи забыл. Почему засобирался в такую рань - неизвестно. Судя по всему, в машине с Колей случилось что-то страшное. Как предполагают, водитель авто обнаружил в его кармане 80 тысяч рублей. Выкинул пассажира в канаву возле Щербинки. Труп нашли спустя два дня, когда уже со Львова побеспокоился однокашник Валерий Козлов, который должен был встречать Рязанов. Никаких видимых примет насилия на теле не обнаружено, за исключением тонкого следа на шее от лески. Документы и хорошие часы остались при убитом. Денег и сумки на колесах с подарками не оказалось…

Тихий, но твёрдый и целеустремлённый человек, Коля Рязанов оставил в моей жизни очень глубокий и я бы даже сказал созидательный след. Во Львовском высшем военно-политическом училище мы проучились два года вместе, что называется, плечом к плечу. Хотя он был старшиной наших объединённых курсов (мой – первый, его – третий), а я рядовым курсантом. Естественно поэтому, что никаких таких отношений в те поры между нами не наблюдалось. Воинская иерархия штука жёсткая. Мы к Рязанову вообще обращались на «вы». А по выпуску он уехал в газету «Советский солдат» Центральной группы войск, и я ему однажды отправил какую-то заметку. Коля её не опубликовал, но прислал мне такое содержательное и тёплое письмо, что я чуть не прослезился. И потом он два года регулярно печатал в «Солдате» мои неуклюжие опусы, существенно их перелопачивая и совершенствуя. А ведь мы знали друг друга шапочно.

Потом на долгие годы служба нас разъединила. Но военное журналистское корпоративное сообщество достаточно тесное. Так что я был наслышан о продвижениях по служебной лестнице старшего товарища. Рязанов после службы в «Советском солдате» учился в Военно-политической академии. Потом окончил адъюнктуру при ней же, защитил диссертацию. Поехал в наше родное Львовское политическое училище и там преподавал на кафедре журналистики несколько лет. Затем его взяли в Главное политическое управление в отдел печати. Оттуда направили в Группу советских войск в Германии, где он сначала возглавлял групповую газету, а потом командовал радиостанцией «Волга». Между прочим, Николай Рязанов оказался последним начальником центрального гарнизона ГСВГ, который эвакуировал в Россию всё редакционное имущество газеты и радиостанции.

…В числе первых военных журналистов мы приехали с Рязановым в Чернобыль. Он был старшим от ГлавПУра, я - корреспондентом ТАСС. А тогда, я даже не вспомню почему, но негласно считалось, что ежели много и регулярно пить спиртное, то меньшую дозу радиации получишь. И я однажды сильно воспользовался этой глупой индульгенцией. Был замечен в пьяной драке и, если бы не титанические усилия Николая Ивановича, то всенепременно загремел бы в милицию со всеми вытекающими последствиями, о возможности которых я до сих пор вспоминаю с содроганием. На следующий день Коля, опохмелив меня из собственных запасов, по своему обыкновению тихо произнёс: «От тебя я такого не ожидал». До сих пор помню ту интонацию старшего товарища. Лучше бы он меня обругал на чём свет стоит…
Чем ещё Коля меня всегда покорял, так это своим горячо-восторженным отношением к жене Светлане. Они, к слову, вырастили сына Олега и дочь Елену. Так вот между Николаем и Светланой была такая горячая и сильная любовь, которой я ни у кого более из своих друзей не наблюдал и о которой можно прочитать разве что лишь в романах девятнадцатого века. Когда супруга скоропостижно скончалась, Николая впервые тряхануло сердце. К тому времени мы уже оба находились в запасе и как-то очень близко с Колей сошлись. Вернее даже не так. Коля как Д*артаньян, присоединился к нашей мушкетёрской троице: Витя Баранец, Женя Буркун и я. Но ко мне, похоже, испытывал особую привязанность. Не в последнюю очередь и благодаря моей книге «Встречная полоса. Эпоха. Люди. Суждения». Там Рязанову посвящено всего несколько строк. Но, конечно, не они подвигли друга на аналогичный труд. Просто Коля неожиданно для себя (сам мне потом говорил об этом) вдруг понял, что писать можно и должно не только то, что кому-то и зачем-то нужно, понадобится, а именно то, что тебе хочется, что доставляет, прежде всего, тебе удовольствие. И он засел за масштабный труд о своей многочисленной семье, где было, по-моему, восемь или девять братьев и сестёр. Писал так усердно и вдохновенно, что дочь забила тревогу и запретила ему просиживать ночи напролёт за рукописью.
…Звонил мне за полночь и читал отрывки. Один запомнился особенно. Как уже говорилось, Коля вырос в многодетной семье. Братья и сёстры разлетелись по всему миру, зажили каждый своей жизнью и потихоньку стали забывать о родителях, всё реже и реже их навещая. Вот мама и решила кое-кого проведать. Да как уехала – и на полгода. Отец затосковал в одиночестве. И однажды, раздосадованный, разослал всем своим чадам телеграмму, что умер, мол. На следующий день все Рязановы прилетели в родное гнездо. Стали пенять родителя за глупую и неуместную шутку, а он им в ответ: «А как вас всех ещё проучишь?»

…За свою долгую жизнь я потерял многих друзей и знакомцев. Однако смерть Коли меня потрясла особенно. В письме нашему общему с Рязановым другу Аркадию Пинчуку я написал: «Неожиданной трагической нотой закончился для меня 2007 год: не стало Коли Рязанова. В последнем своем письме я тебе передавал от него привет. Он тебя очень хорошо помнил по Чехословакии, прежде всего, да и так всегда отзывался о тебе почти восторженно. Многие военные ведь понимали значение писателя Пинчука, не я же один такой умный. Для меня Коля был одним из самых порядочных наших курсачей-львовян. Он мне чем-то даже тебя напоминал. Прежде всего, неким идеализмом в отношении к нравственным обликам окружающих. Да и просто был почти что образцово-показательным: в быту, в семейной жизни, на службе, в застолье…. Он зажегся моей книгой, сам начал писать и почти что завершил свой труд. По ночам кропал. Говорил мне, что дочь даже заставляла его бросать писать и спать. А потом, на работе (был замом у Сашки Островского по студии «Роскосмос») правил ночью написанное. И ты знаешь, так складно и душевно у него получалось. Мне регулярно зачитывал куски…
Хоронили Колю - хуже не придумаешь. Полковника, начальника отдела печати ГлавПУРа, редактора газеты ГСВГ, начальника радиостанции "Волга", последнего начальника центрального гарнизона ГСВГ - опустили в землю без речей, а главное - без ружейного салюта. Который каждому полковнику положен по смерти, как когда-то была положена папаха. У меня на сердце до сих пор тяжело. Да, мы собрали для семьи какое-то вспомоществование. Но вот я последнего слова о Коле не сказал. Зато в церкви настоялся. После похорон Витя Баранец, Женя Буркун, Толя Гара и я поехали в кафешку на Крылатских холмах и там помянули Рязанова. Баранец, помнится, сказал: «Я надеюсь, что скотина, сделавшая такую страшную смерть Рязанову, будет предметно наказана». Знаешь, Аркаша, и я свято верю в то, что будет. Такие проступки Провидение прощает лишь полным дебилам, у которых нет мозгов и сердца. Человек же, даже с малейшими чувствами и крошечным разумом обязательно будет сам себя казнить, что и есть самое страшное наказание для учинившего зло такого масштаба.
Звонил я Елене, дочери Рязанова. Она мне клятвенно пообещала, что издаст книгу покойного отца. Дай-то Бог».
Коля похоронен рядом со своей Светланой. Верю, что земля для них – пух.
НА СНИМКЕ: Николай Рязанов - в центре.

 

Михаил Захарчук, полковник в отставке.
22 декабря 2019 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
19 января
вторник
2021

В этот день:

Уничтожение «дворца Дудаева»

19 января 1995 года в ходе первой чеченской войны российские морские пехотинцы захватили президентский дворец в Грозном. Военно-морской флаг и Российский флаг были водружены над президентским дворцом 19 января к 18:00 заместителем командира батальона морской пехоты гв. майором Плющаковым. 15 февраля 1996 г. федеральные силы снесли здание с лица земли при помощи мощного взрыва.

Уничтожение «дворца Дудаева»

19 января 1995 года в ходе первой чеченской войны российские морские пехотинцы захватили президентский дворец в Грозном. Военно-морской флаг и Российский флаг были водружены над президентским дворцом 19 января к 18:00 заместителем командира батальона морской пехоты гв. майором Плющаковым. 15 февраля 1996 г. федеральные силы снесли здание с лица земли при помощи мощного взрыва.

 

Командующий группировкой «Север» генерал-лейтенант Л.Я. Рохлин вспоминал: «Командование предлагало нанести по нему авиационный удар. Я ответил, что авиация уже помогла… Хватит. Тогда предложили разбить дворец танками. Я спросил, как они это представляют: танки бьют со всех сторон и попадают друг в друга? Меня спросили: «Что предлагаешь?» Отвечаю: «Отдайте мне, я возьму по-своему».

К утру НШ 61 обрмп подполковник А.В. Чернов сформировал группу добровольцев из 4 человек: он сам, 2 пулемётчика и стрелок. Совместно с ними действовала группа разведчиков 276 мсп, в составе которой были командир рр 276 мсп Андрей Юрченко, командир отделения старший сержант Игорь Смирнов и рядовой Д. Князев.

Из описания боя: «Около 7 утра группа начала движение. Каких-нибудь восемьсот метров преодолевали почти час. Обстрел не прекращался ни на минуту. Причём огонь вёлся со всех направлений и нашими, и боевиками. Схлопотать пулю можно было в любой момент. Где ползком между грудами битого кирпича, где короткими перебежками от одной подбитой машины к другой, то скрываясь за броней сгоревшей БМП, то прижимаясь к окоченевшим припорошенным пеплом и снегом трупам людей, пробиралась горстка храбрецов к зданию, именуемому «целью операции».

«В 8 часов они вошли в здание. Но осмотреться им не дали. Как из-под земли появилась группа боевиков. Морпехов спасла лишь реакция. Одного завалили с ходу, двое других боевиков исчезли. Пытались их преследовать, но те как в воду канули.

«В 8:40 огневая подготовка прекратилась и сразу же возобновилась связь. «Волшебник» доложил командующему группировкой «Север» о результатах вылазки, о том, что группа внутри здания. Однако группа всё же находилась под перекрёстным обстрелом, который не прекращался ни на минуту, и Чернов принял решение, пока они не стали лакомой добычей для боевиков, отойти назад».

«Командир [рр 276 мсп] решил не оставлять выгодной позиции до подхода основных сил. Доложить обстановку они не могли из-за отсутствия радиосвязи, вот и сидели там ожидая рассвета». А морпехи «вернулись на исходный рубеж. К тому времени парашютно-десантная рота сменила позицию, и на её месте оказалась 3-я десантно-штурмовая рота, которой командовал старший лейтенант Евгений Чубриков. Немного отдышавшись, подполковник Чернов принял решение ещё раз войти в здание и более детально его обследовать. Насколько это возможно. И вот группа 3-й дшр во главе с Черновым по уже дважды пройденному им пути вошла во дворец… Кому в голову пришла мысль вывесить над входом в здание тельняшку, сказать сложно. По словам Александра Васильевича, это был какой-то порыв. Идея пришла как будто из воздуха, под внутреннее ликование. «Мы внутри! Мы победили!» Все происходило в считанные секунды. Пока бойцы искали «древко», взводный лейтенант Игорь Борисевич буквально срывал с себя снаряжение и экипировку… И вот Знамя победы готово — кусок арматуры и тельняшка морпеха-североморца. Закрепить его постарались повыше, насколько это возможно под огнём, хотя и не шквальным, но в любом случае разящим».

А затем наступила очередь и для водружения настоящего Знамени. Командир рг 173 ооСпН капитан Дмитрий Кислицин: «Для охраны знамени пришлось выделить часть группы. Старший лейтенант Рахин и три бойца выехали с соответствующими начальниками для его водружения».

«К 15 часам в этом районе собралось достаточное количество офицеров из состава командования группировки. Привезли российский флаг. Чернова подозвал к себе генерал-майор А. Отраковский. «Саша, решено тебе поручить водрузить флаг над дворцом. Ты уже дважды входил в здание. Да и вообще ты был первым…» Здание дворца, каждое окно, каждый этаж методически обрабатывали из всех средств огневого поражения. По приказанию генерала Отраковского со всех подразделений СФ к гостинице «Кавказ» собрали гранатомётчиков. Набралось человек двадцать. Их задача — провести своеобразную подготовку действий «знаменной группы». В течение довольно продолжительного времени гранаты морпехов рвались в здании, обеспечивая выполнение миссии, порученной очередной группе подполковника Чернова».

«В 15 часов 19 января 1995 года флаг удалось закрепить на фасаде здания. Естественно, «духам» это не нравилось. И огневое воздействие на морпехов возросло до такой степени, что им пришлось искать укрытие».

В 15:35 командир разведроты лейтенант Андрей Юрченко и разведгруппа в составе: ст.сержант Игорь Смирнов, мл.сержант Д. Иванов, рядовые Д. Князев и Д. Шмаков прошли в здание, Смирнов нёс флаг РФ. Рядовой Князев вспоминал: «Страшно было, когда в само здание проникли. Ведь там столько помещений, всяких закоулков. Где ждёт опасность — не знаешь. А ещё битый камень под ногами предательски скрипит. Каждый шаг таким эхом отдавался. Но приказ мы выполнили…».

Командир 879 одшб гв. подполковник Александр Васильевич Даркович: «Военно-морской флаг и Российский флаг были водружены над президентским дворцом 19 января к 18:00 заместителем командира батальона гв. майором Плющаковым».

Из описания дальнейших действий: «В этот же день морпехи совместно с сапёрами 276-го мотострелкового полка произвели частичную, поверхностную зачистку и разминирование части помещений первых этажей здания, в которых находилось множество брошенного и складированного боевиками оружия и боеприпасов… На стенах взятого дворца стали появляться надписи, сделанные бойцами частей и подразделений, штурмовавших Грозный в эти страшные дни".. Подробности: http://stalingrad-info.ru/

 

 

 

Посольство украинских казаков

19 января 1652 года посольство украинских казаков отправилось из Чигирина в Москву для заключения союза с Русским царством.

Посольство украинских казаков

19 января 1652 года посольство украинских казаков отправилось из Чигирина в Москву для заключения союза с Русским царством.

 

 

Автор легендарной песни «Катюша»

19 января 1900 года родился Михаил Исаковский, российский и советский поэт, автор легендарной боевой песни «Катюша», которая помогала побеждать (ум. 1973).

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии