RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

День спецназовца
29 августа 2016 г.

День спецназовца

29 августа — профессиональный праздник военнослужащих подразделений специального назначения
Форум патриотических сил
14 декабря 2013 г.

Форум патриотических сил

12 декабря 2013 года в Общественной палате РФ состоялся круглый стол «1613–2013: знай прошлое, живя настоящим, думай о будущем».
Погиб, прикрывая отход товарищей
14 июля 2018 г.

Погиб, прикрывая отход товарищей

13 июля 1993 года совершил подвиг самопожертвования сержант Сущенко Сергей Александрович - пограничник 12-й заставы Московского пограничного отряда в Республике Таджикистан
Бесланская трагедия: помним, скорбим...
2 сентября 2016 г.

Бесланская трагедия: помним, скорбим...

С 3 по 5 сентября в Москве пройдет выставка в память о жертвах трагедии Беслана «Без лишних слов».
Угрозы безопасности - 2014
8 января 2014 г.

Угрозы безопасности - 2014

Мир стоит на краю саморазрушения
Главная » Герои нашего времени » Памяти полковника Н.И. Рязанова

Памяти полковника Н.И. Рязанова

12 лет назад, страшно, нелепо, с адской извращённостью ушёл из жизни Николай Иванович Рязанов

Военный журналист, кандидат исторических наук, он был составителем уникальной книги «Письма, записки Михаила Илларионовича Кутузова».
Памяти полковника Н.И. Рязанова

В 7 часов утра он вышел из дому, чтобы отправиться на вокзал. В 11 часов должен был сесть на поезд Москва – Львов. Вернулся домой за дисками. Потом его ещё раз дочь вернула: ключи забыл. Почему засобирался в такую рань - неизвестно. Судя по всему, в машине с Колей случилось что-то страшное. Как предполагают, водитель авто обнаружил в его кармане 80 тысяч рублей. Выкинул пассажира в канаву возле Щербинки. Труп нашли спустя два дня, когда уже со Львова побеспокоился однокашник Валерий Козлов, который должен был встречать Рязанов. Никаких видимых примет насилия на теле не обнаружено, за исключением тонкого следа на шее от лески. Документы и хорошие часы остались при убитом. Денег и сумки на колесах с подарками не оказалось…

Тихий, но твёрдый и целеустремлённый человек, Коля Рязанов оставил в моей жизни очень глубокий и я бы даже сказал созидательный след. Во Львовском высшем военно-политическом училище мы проучились два года вместе, что называется, плечом к плечу. Хотя он был старшиной наших объединённых курсов (мой – первый, его – третий), а я рядовым курсантом. Естественно поэтому, что никаких таких отношений в те поры между нами не наблюдалось. Воинская иерархия штука жёсткая. Мы к Рязанову вообще обращались на «вы». А по выпуску он уехал в газету «Советский солдат» Центральной группы войск, и я ему однажды отправил какую-то заметку. Коля её не опубликовал, но прислал мне такое содержательное и тёплое письмо, что я чуть не прослезился. И потом он два года регулярно печатал в «Солдате» мои неуклюжие опусы, существенно их перелопачивая и совершенствуя. А ведь мы знали друг друга шапочно.

Потом на долгие годы служба нас разъединила. Но военное журналистское корпоративное сообщество достаточно тесное. Так что я был наслышан о продвижениях по служебной лестнице старшего товарища. Рязанов после службы в «Советском солдате» учился в Военно-политической академии. Потом окончил адъюнктуру при ней же, защитил диссертацию. Поехал в наше родное Львовское политическое училище и там преподавал на кафедре журналистики несколько лет. Затем его взяли в Главное политическое управление в отдел печати. Оттуда направили в Группу советских войск в Германии, где он сначала возглавлял групповую газету, а потом командовал радиостанцией «Волга». Между прочим, Николай Рязанов оказался последним начальником центрального гарнизона ГСВГ, который эвакуировал в Россию всё редакционное имущество газеты и радиостанции.

…В числе первых военных журналистов мы приехали с Рязановым в Чернобыль. Он был старшим от ГлавПУра, я - корреспондентом ТАСС. А тогда, я даже не вспомню почему, но негласно считалось, что ежели много и регулярно пить спиртное, то меньшую дозу радиации получишь. И я однажды сильно воспользовался этой глупой индульгенцией. Был замечен в пьяной драке и, если бы не титанические усилия Николая Ивановича, то всенепременно загремел бы в милицию со всеми вытекающими последствиями, о возможности которых я до сих пор вспоминаю с содроганием. На следующий день Коля, опохмелив меня из собственных запасов, по своему обыкновению тихо произнёс: «От тебя я такого не ожидал». До сих пор помню ту интонацию старшего товарища. Лучше бы он меня обругал на чём свет стоит…
Чем ещё Коля меня всегда покорял, так это своим горячо-восторженным отношением к жене Светлане. Они, к слову, вырастили сына Олега и дочь Елену. Так вот между Николаем и Светланой была такая горячая и сильная любовь, которой я ни у кого более из своих друзей не наблюдал и о которой можно прочитать разве что лишь в романах девятнадцатого века. Когда супруга скоропостижно скончалась, Николая впервые тряхануло сердце. К тому времени мы уже оба находились в запасе и как-то очень близко с Колей сошлись. Вернее даже не так. Коля как Д*артаньян, присоединился к нашей мушкетёрской троице: Витя Баранец, Женя Буркун и я. Но ко мне, похоже, испытывал особую привязанность. Не в последнюю очередь и благодаря моей книге «Встречная полоса. Эпоха. Люди. Суждения». Там Рязанову посвящено всего несколько строк. Но, конечно, не они подвигли друга на аналогичный труд. Просто Коля неожиданно для себя (сам мне потом говорил об этом) вдруг понял, что писать можно и должно не только то, что кому-то и зачем-то нужно, понадобится, а именно то, что тебе хочется, что доставляет, прежде всего, тебе удовольствие. И он засел за масштабный труд о своей многочисленной семье, где было, по-моему, восемь или девять братьев и сестёр. Писал так усердно и вдохновенно, что дочь забила тревогу и запретила ему просиживать ночи напролёт за рукописью.
…Звонил мне за полночь и читал отрывки. Один запомнился особенно. Как уже говорилось, Коля вырос в многодетной семье. Братья и сёстры разлетелись по всему миру, зажили каждый своей жизнью и потихоньку стали забывать о родителях, всё реже и реже их навещая. Вот мама и решила кое-кого проведать. Да как уехала – и на полгода. Отец затосковал в одиночестве. И однажды, раздосадованный, разослал всем своим чадам телеграмму, что умер, мол. На следующий день все Рязановы прилетели в родное гнездо. Стали пенять родителя за глупую и неуместную шутку, а он им в ответ: «А как вас всех ещё проучишь?»

…За свою долгую жизнь я потерял многих друзей и знакомцев. Однако смерть Коли меня потрясла особенно. В письме нашему общему с Рязановым другу Аркадию Пинчуку я написал: «Неожиданной трагической нотой закончился для меня 2007 год: не стало Коли Рязанова. В последнем своем письме я тебе передавал от него привет. Он тебя очень хорошо помнил по Чехословакии, прежде всего, да и так всегда отзывался о тебе почти восторженно. Многие военные ведь понимали значение писателя Пинчука, не я же один такой умный. Для меня Коля был одним из самых порядочных наших курсачей-львовян. Он мне чем-то даже тебя напоминал. Прежде всего, неким идеализмом в отношении к нравственным обликам окружающих. Да и просто был почти что образцово-показательным: в быту, в семейной жизни, на службе, в застолье…. Он зажегся моей книгой, сам начал писать и почти что завершил свой труд. По ночам кропал. Говорил мне, что дочь даже заставляла его бросать писать и спать. А потом, на работе (был замом у Сашки Островского по студии «Роскосмос») правил ночью написанное. И ты знаешь, так складно и душевно у него получалось. Мне регулярно зачитывал куски…
Хоронили Колю - хуже не придумаешь. Полковника, начальника отдела печати ГлавПУРа, редактора газеты ГСВГ, начальника радиостанции "Волга", последнего начальника центрального гарнизона ГСВГ - опустили в землю без речей, а главное - без ружейного салюта. Который каждому полковнику положен по смерти, как когда-то была положена папаха. У меня на сердце до сих пор тяжело. Да, мы собрали для семьи какое-то вспомоществование. Но вот я последнего слова о Коле не сказал. Зато в церкви настоялся. После похорон Витя Баранец, Женя Буркун, Толя Гара и я поехали в кафешку на Крылатских холмах и там помянули Рязанова. Баранец, помнится, сказал: «Я надеюсь, что скотина, сделавшая такую страшную смерть Рязанову, будет предметно наказана». Знаешь, Аркаша, и я свято верю в то, что будет. Такие проступки Провидение прощает лишь полным дебилам, у которых нет мозгов и сердца. Человек же, даже с малейшими чувствами и крошечным разумом обязательно будет сам себя казнить, что и есть самое страшное наказание для учинившего зло такого масштаба.
Звонил я Елене, дочери Рязанова. Она мне клятвенно пообещала, что издаст книгу покойного отца. Дай-то Бог».
Коля похоронен рядом со своей Светланой. Верю, что земля для них – пух.
НА СНИМКЕ: Николай Рязанов - в центре.

 

Михаил Захарчук, полковник в отставке.
22 декабря 2019 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
26 сентебря
суббота
2020

В этот день:

Взлет и падение воздушной академии

26 сентября 1920 года Реввоенсовет Республики издал приказ № 1946, в котором постановил реорганизовать Московский авиатехникум в Институт инженеров Красного Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского.

Взлет и падение воздушной академии

Взлет и падение воздушной академии 26 сентября 1920 года Реввоенсовет Республики издал приказ № 1946, в котором постановил реорганизовать Московский авиатехникум в Институт инженеров Красного Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского.

Положение об институте было утверждено Реввоенсоветом 23 ноября 1920 года. 9 сентября 1922 года был издан приказ Реввоенсовета о введении нового штата института с присвоением ему наименования Академия Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского. С небольшими изменениями названия академия осуществляла подготовку и переподготовку командиров и инженеров для Военно-воздушных сил Вооружённых Сил СССР и Российской Федерации до августа 2011 года, когда по ней прокатился каток сердюковских реформ. Все российские и советские лётчики-космонавты — выпускники этого вуза, которого теперь нет.
В первые годы существования в академии было два факультета: инженерный и службы Воздушного Флота (командный). В 30-е годы в дополнение к двум существовавшим факультетам прибавились ещё четыре: авиационного вооружения (1934), оперативный (1935; проработал 2 года и вновь открылся в 1939 году), заочного обучения (1937), штурманский (1938). Её выпускники командовали авиачастями и соединениями, руководили инженерно-авиационной службой, возглавляли конструкторские бюро, авиазаводы, научно-исследовательские учреждения.

В 1998 году при очередной реорганизации военного образования академия была переименована в Военный авиационный технический университет (ВАТУ). В 2008 году путем слияния ВАТУ и Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина было образовано федеральное государственное военное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Военно-воздушная академия имени профессора Н. Е. Жуковского и Ю. А. Гагарина». Петровский дворец, в течение 75 лет бывший главным корпусом, сердцем и одним из символов академии, был передан в ведение мэрии Москвы, а то, что осталось от академии, изгнали в Монино. Московские власти решили превратить альма-матер космонавтов и летчиков в элитную гостиницу для толстосумов. В 2009 году набор слушателей не осуществлялся. В 2011 году академия перебазирована в Воронеж. При этом более 50 процентов профессорско-преподавательского состава было разогнано. Что тут скажешь? Об армию, которая не способна защитить свой народ, любой толстозадый урод может вытереть ноги.

Смерть «отца» танка Т-34

26 сентября 1940 года скончался Михаил Ильич КОШКИН, выдающийся советский конструктор бронетанковой техники, создатель лучшего танка Второй мировой войны — легендарной «тридцатьчетвёрки».

Смерть «отца» танка Т-34

Смерть «отца» танка Т-34 26 сентября 1940 года скончался Михаил Ильич КОШКИН, выдающийся советский конструктор бронетанковой техники, создатель лучшего танка Второй мировой войны — легендарной «тридцатьчетвёрки».

Умер, застудив легкие во время испытания Т-34.

Сегодня, наверное, многие знают, что конструктором лучшего танка XX века T-34 был советский инженер Михаил Ильич Кошкин. Создать такую машину — уже великий подвиг. Но Кошкин совершил еще и подвиг самопожертвования при внедрении этого танка в производство, о чем мало кто знает.

Михаи́л Ильи́ч Ко́шкин родился 3 декабря 1898 года в селе Брынчаги Угличского уезда Ярославской губернии (ныне Переславский район Ярославской области). Семья жила бедно, отец вынужден был заниматься отхожими промыслами. В 1905 году, работая на лесозаготовках, он надорвался и умер, оставив жену, вынужденную пойти батрачить, и троих малолетних детей. Михаил окончил церковно-приходскую школу. С 1909 по 1917 год работал на кондитерской фабрике в Москве.

С февраля 1917 года служил в армии рядовым. Весной в составе 58-го пехотного полка был отправлен на Западный фронт, в августе получил ранение. Лечился в Москве, в конце 1917 года был демобилизован. 15 апреля 1918 года поступил добровольцем в сформированный в Москве железнодорожный отряд Красной Армии. Участвовал в боях под Царицыном. В 1919 году переведён в Петроград в 3-й железнодорожный батальон, который участвовал в освобождении от английских интервентов Архангельска. По дороге на Польский фронт Михаил заболел тифом и был снят с эшелона. После выздоровления направлен в 3-ю железнодорожную бригаду, участвовал в боях против Врангеля на Южном фронте.

После окончания Гражданской войны с 1921 по 1924 год Кошкин учился в Коммунистическом университете имени Я. М. Свердлова. После его окончания получил назначение в Вятку, где с 1924 по 1925 год работал заведующим кондитерской фабрики, с 1925 по 1926 год — заведующим агитационно-пропагандистского отдела райкома ВКП(б), с 1926 по 1928 год — заведующим губсовпартшколой, в 1928 году — заместителем заведующего, с июля 1928 по август 1929 года — заведующий агитационно-пропагандистского отдела губкома ВКП(б).

В 1929 году по личному распоряжению С. М. Кирова как инициативный работник, в числе «парттысячников», зачислен в Ленинградский политехнический институт (кафедра «Автомобили и тракторы»). Производственную практику проходил на Горьковском автозаводе, а преддипломную — в опытно-конструкторском отделе одного из Ленинградских заводов.

После окончания вуза 2,5 года трудился в танковом КБ Ленинградского завода им. С. М. Кирова. С должности рядового конструктора быстро дошёл до заместителя начальника КБ. За участие в создании среднего танка с противоснарядным бронированием Т-46-5 (Т-111) получил орден Красной Звезды. Участвовал также в создании танка Т-29.

С декабря 1936 года Кошкин возглавляет Конструкторское бюро Танкового отдела «Т2», завода № 183, Харьковского паровозостроительного завода (ХПЗ). В это время в КБ сложилась критическая кадровая ситуация: предыдущий начальник КБ А. О. Фирсов арестован «за вредительство», конструкторов допрашивают, КБ разделено на два направления: с лета 1937 года одна часть сотрудников занимается опытно-конструкторскими работами (14 тем), другая обеспечивает текущее серийное производство.

Первый проект, созданный под руководством Кошкина, танк БТ-9, был отклонён осенью 1937 года по причине грубых конструктивных ошибок и несоответствия требованиям задания. 13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 (ХПЗ) тактико-технические требования на новый танк под индексом БТ-20.

По причине слабости КБ завода № 183, на предприятии для работ по новому танку было создано отдельное конструкторское бюро, независимое от КБ Кошкина. В состав КБ вошёл ряд инженеров КБ завода № 183 (в том числе А. А. Морозов), а также около сорока выпускников Военной академии механизации и моторизации (ВАММ). Руководство КБ было поручено адъюнкту ВАММ Адольфу Дику. Разработка идёт в сложных условиях: на заводе продолжаются аресты.

Кошкин в этом хаосе продолжает развивать своё направление — чертежи, над которыми работает костяк фирсовского конструкторского бюро (КБ-24), должны лечь в основу будущего танка.

Конструкторским бюро под руководством А. Дика был разработан технический проект танка БТ-20, но с опозданием на полтора месяца. Данная задержка повлекла за собой анонимный донос на руководителя КБ, в результате которого Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 20 лет лагерей. Вклад А. Дика, недолго занимавшегося в КБ вопросами подвижности танка, в создание будущего танка Т-34 заключался в важной для ходовой части идее установки на борт ещё одного опорного катка и наклонного расположения пружин подвески.

После ареста Дика конструкторское бюро было реорганизовано, его руководителем стал Кошкин. В марте 1938 года проект танка был утверждён. Однако к этому моменту у военного руководства страны возникли сомнения в правильности выбранного типа движителя для танка. 28 апреля 1938 года Кошкин в Москве на совещании Народного Комиссариата обороны (НКО) добивается разрешения изготовить и испытать два новых танка — колёсно-гусеничный (как и предполагалось изначальным заданием) и чисто гусеничный. В середине — конце лета 1939 года в Харькове новые образцы танков прошли испытание. Комиссия заключила, что «по прочности и надёжности опытные танки А-20 и А-32 выше всех выпускаемых ранее… выполнены хорошо и пригодны для эксплуатации в войсках», однако отдать предпочтение одному из них она не смогла. Большую тактическую подвижность в условиях пересечённой местности во время боёв Советско-финской войны 1939—1940 годов показал гусеничный танк А-32. В короткие сроки была проведена его доработка: утолщёна до 45 мм броня и установлена 76-миллиметровая пушка и другое — так появился Т-34.

Два опытных Т-34 были изготовлены и переданы на войсковые испытания 10 февраля 1940 года, подтвердившие их высокие технические и боевые качества. В начале марта 1940 года Кошкин отправляется с ними из Харькова в Москву «своим ходом». В условиях начавшейся весенней распутицы, при сильной изношенности танков предшествующими пробеговыми испытаниями (около 3000 км), начавшийся пробег несколько раз был на грани провала. 17 марта 1940 года на Ивановской площади Кремля танки были продемонстрированы представителям правительства. Испытания в Подмосковье и на Карельском перешейке завершились успешно. Т-34 был рекомендован для немедленной постановки на производство.

Кошкин дорого заплатил за этот демонстрационный успех — простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией, но Михаил Ильич продолжал активно руководить доработкой танка, пока не произошло обострение заболевания и не пришлось удалить одно лёгкое. Конструктор скончался 26 сентября 1940 года в санатории «Занки» под Харьковом, где проходил реабилитационный курс лечения. Похоронен в Харькове на городском кладбище, которое в 1941 году уничтожено лётчиками люфтваффе целенаправленной бомбардировкой с целью ликвидации могилы конструктора (Гитлер объявил Кошкина своим личным врагом уже после его смерти).

День милиции, которой нет

26 сентября 1962 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был установлен День советской милиции, который отмечался ежегодно 10 ноября.

День милиции, которой нет

26 сентября 1962 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был установлен День советской милиции, который отмечался ежегодно 10 ноября.

В 1991 году вместе с распадом страны Советов День советской милиции исчез. Ему на смену пришел День российской милиции, который праздновался вплоть до 2011 года. С 1 марта же 2011 года в силу вступил закон «О полиции» и само название праздника «День милиции» стало неуместным. Днем полиции праздник постыдились, видимо, назвать. В соответствии с Указом Президента РФ от 13 октября 2011 года № 1348 День милиции официально назван Днем сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации. И установлено его празднование также 10 ноября.

Предотвративший ядерную войну

26 сентября 1983 года подполковник Станислав Евграфович Петров предотвратил потенциальную ядерную войну

Предотвративший ядерную войну

Предотвративший ядерную войну 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Евграфович Петров предотвратил потенциальную ядерную войну

В ночь на 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Петров был оперативным дежурным командного пункта, откуда осуществлялось управление дежурными средствами Ракетных войск стратегического назначения. Вдруг компьютер сообщил о запуске ракет с американской базы. Проанализировав обстановку («запуски» были произведены лишь из одной точки и состояли всего из трех МБР, что совершенно недостаточно для первого удара), подполковник Петров понял, что это ложное срабатывание системы. И не стал действовать по инструкции, что привело бы к неминуемой ядерной войне.

Последующее расследование установило, что причиной послужила засветка датчиков спутника солнечным светом, отражённым от высотных облаков. Позднее в космическую систему были внесены изменения, позволяющие исключить такие ситуации.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии