RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Убийство «по закону»
9 февраля 2014 г.

Убийство «по закону»

9 февраля 2014 года в храме Южно-Сахалинска местный житель 1989 года рождения, работавший в одном из охранных агентств, открыл стрельбу по прихожанам и служителям церкви. Двое убиты.
Настоящий боец Александр Лукашенко
30 августа 2013 г.

Настоящий боец Александр Лукашенко

30 августа — день рождения президента Беларуси
Помогите Новороссии!
21 февраля 2015 г.

Помогите Новороссии!

22 февраля 2015 года во всех российских православных храмах будет проведен сбор средств в помощь пострадавшим от фашистской хунты мирным жителям Донбасса
Женщина в космосе
6 марта 2019 г.

Женщина в космосе

6 марта 1937 года родилась первая в мире женщина-космонавт Валентина Владимировна Терешкова.
Путин режет правду-матку
29 сентября 2015 г.

Путин режет правду-матку

Президент РФ отшлёпал Америку, как нашкодившую институтку
Главная » Герои нашего времени » Памяти полковника Ивана Иванюка

Памяти полковника Ивана Иванюка

Он ушел из этой жизни рано — в 63 года, но оставил долгую память в коллективе редакции и у читателей центральной военной газеты «Красная звезда»

.
Памяти полковника Ивана Иванюка

Наш общий приятель-однополчанин по «Красной звезде» Саша Долинин тогда написал: «Шесть человек из "краснозвёздовцев" пришли проводить Ивана Иванюка. Хоть бы одного офицера делегировали в форме с номером газеты. Так выйдет, коллеги, что скоро и имя "Красной звезды" на 95-ом году её существования предадут забвению. Никому не в укор - и что причитать, если руководители газеты начинают свою деятельность с разгрома уникального музея, а вместо него ставят биллиардный стол; если на юбилее газеты премию за честь и достоинство вручают не фронтовику-"краснозвёздовцу", сидящему в зале, а автору забытой, никого не волнующей пьесы (человеку, который и о газете-то не знает); если на юбилее газеты «банкетничают-банкуют» молодые люди из холдинга, носящего светлое имя газеты, а ветеранам "Красной звезды", приехавшим из далёких городов, на этом пиру и места не находится. Скоро и некрологи писать будет некому. Снимок Ивана в форме еле нашли. Надо, полагаю, иметь архив памяти...».
Это святая правда, что надо. Но архива, увы, не будет, потому как не за горами времена, когда военная печать, и «Красная звезда», в частности, вообще почиют в Бозе. Как говаривал анекдотический чукча: «Тенденция, однако». И остаётся только наша память. Если она настоящая, то ей совершенно безразличны всякие «информационные поводы», «форматы» и прочие условности. Вот и я помню Ваню. И спешу закрепить в строчки свою память о нём перед тем, как ТАМ с ним встретиться …

Ваня был много моложе меня и в «Красную звезду» пришёл значительно позже. Худой, мелким ликом невзрачный и к тому же – из штафирок. В редакции главной военной газеты той поры – самое начало восьмидесятых – трудилось, примерно, 70-75 процентов военных, остальные «гражданские лица». Не сказать, чтобы мы, люди в погонах, как-то презрительно относились к штатским, но какое-то еле заметное, трудно уловимое чувство превосходства всё же наблюдалось. Примерно, на уровне того армейского присловья: «Ну, а если вы такие умные, так почему же строем не ходите?». Всё это я к тому, что поначалу даже и не замечал Ваню – коллектив-то огромный. И лишь потом вдруг узнаю, что, оказывается, Иванюк-то хоть из штафирок, но давно уже капитан. После Московского энергетического института парень три года учился в аспирантуре МЭИ на кафедре физики. Кандидатом, правда, не стал по причине «истечения срока аспирантской отсрочки». И был призван отдавать воинский долг в качестве офицера-одногодичника. (При МЭИ была военная кафедра). Служить Иванюк попал в военно-строительные части. Какое-то время исполнял обязанности замполита военно-строительной роты. Но отцы-командиры быстро разглядели толковость в парне и взяли его в аппарат Главного военно-строительного управления. После года службы Иван решил связать свою судьбу с армией. Тем более, что к этому времени начал активно писать в «Красную звезду». И, в общем-то, у него неплохо получалось, хотя в передовики и активисты особенно не рвался. Но однажды случилось событие, заставившее меня елико возможно пристальнее взглянуть на молодого коллегу. А произошло нечто действительно невообразимое в «Красной звезде». Её сотрудник И.И.Иванюк опубликовался (без разрешения руководства!) в самой газете «Правда»! Тогда измена родной жене офицером-журналистом не так жестоко преследовалась, как хождения «налево» в другие издания. Даже под псевдонимами. Потому как ежели их «вскрывали» - кара следовала незамедлительно. Не моги разбазаривать «семенной фонт» по сторонам, «оплодотворяй» только родную «КЗ». Над головой ИИИ занеслась секира. А он так спокойной и невозмутимо на заседании редколлегии отвёл её в сторону, как мешающий абажур. «Поначалу,- сказал Ваня,- я подготовил материал для нашей газеты. Но его признали не нужным в принципе. А я «напрягал» очень многих людей при подготовке статьи. С теми людьми мне в дальнейшем предстоит постоянно работать. Так что только ради них я пошёл на «должностное преступление». Мудрые наши члены редколлегии почесали своих седые и лысые головы и сочли аргументы молодого коллеги из отдела строительства вполне убедительными. А я Ваню откровенно зауважал.

Мы с ним не водили закадычной дружбы. Иванюк был вечно в делах и хлопотах. Спорт его интересовал мало, спиртное, кажется, ещё меньше. А вот книги читать любил. Здесь мы пересекались плотно, временами даже пикировались-состязались: «Неужели ты не читал Х? Ну, брат, это даже не прилично в твоём возрасте не знать Х». «У тебя сколько книг в домашней библиотеке?» - «Пять с половиной тысяч» - «Слабак. У меня – шесть с половиной тысяч». Так или примерно так мы друг друга подьялдыкивали. По-доброму всегда, с юмором. Наш отдел литературы и искусства выписывал все толстые журналы, выходящие в Советском Союзе. А в них публиковались все отечественные литературные новинки. И если я просил у работницы отдела Гелии Драчёвой какую-нибудь из них, но её не оказывалось на месте – знал: журнал уже перехватил Иванюк. Он обладал очень приличной цепкой памятью, и потому я временами прибегал к его помощи, навроде, как сейчас к Википедии.
Уже в те времена Иван пописывал очень даже серьёзно и основательно. Вот как о нём вспоминает наш коллега, публицист Геннадий Попов: «Знакомство наше состоялось в начале восьмидесятых. При редакции сатирического журнала «Крокодил» был организован так называемый «Крокодильский лицей». Целью этого лицея было воспитание будущих фельетонистов. Был объявлен отборочный конкурс. Мы с Ваней попали в первый лицейский набор. Там же, в журнале «Крокодил», появились наши первые фельетоны. Позже наши творческие линии постоянно пересекались. Во время моей работы редактором в отделе сатиры и юмора Всесоюзного радио Ванины рассказы постоянно звучали в таких популярных веселых радиопередачах, как «С добрым утром!», «Вы нам писали» и других. Вскоре Ванины публикации были замечены в профессиональной среде, и его пригласили фельетонистом в штат газеты «Социалистическая индустрия». Для начинающего журналиста приглашение в центральный орган печати было высшей оценкой его деятельности. Параллельно с нашими основными работами мы с Ваней публиковались в самых востребованных изданиях того времени. Самым престижным местом тогда был, пожалуй, «Клуб «12 стульев» «Литературной газеты». Публиковались мы и в таких популярных изданиях, как «Московский комсомолец», страницы которого послужили трамплином для многих писателей-сатириков, и известной своими сатирическими традициями газете «Гудок». Из «Социалистической индустрии» Иван Иванович перешел в газету Вооруженных сил «Красная звезда». Для того чтобы стать военным журналистом, ему пришлось из лейтенанта запаса стать действующим офицером Советской армии. К работе в «Красной звезде» Ваня отнесся со свойственной ему самоотдачей. Он, конечно, продолжал печататься в различных изданиях, но основная, военная тематика отнимала все больше времени».

Ну о двадцати года, отданных Иванюком «Красной звезде», у нас разговор впереди. А пока что вспомню следующее. Где-то в середине «лихих ельцинских девяностых» я редактировал международную правовую газету «Очная ставка» и решил привлечь к сотрудничеству бывшего коллегу по главной военной газете, в основном, чтобы публиковать у себя его афоризмы. Ваня, находясь уже накануне увольнения из кадров, приехал ко мне в редакцию. Мы несколько часов с ним проговорили, вспоминая «минувшие боевые баталии». Обсуждали всё, что на ум нам взбредало. Помнится, дружок поинтересовался: «Тебе сколько хозяин платит?» Узнав, хмыкнул: «Мне нужно, как минимум, в два раза больше. Я себя очень высоко ценю». Признаться, я тогда слегка даже опешил от такой непривычной откровенность однополчанина. Уже много позже, обмозговав, как следует, сказанное Иванюком, понял одну императивную вещь, над которой раньше как-то не задумывался. А она заключается в том, что человека, знающего свою истинную цену, невозможно купить, а уж тем более унизить. Ибо он всегда, во всех своих проявлениях самодостаточен.

…Все свои поминальные молитвы по ушедших друзьях и коллегах я всегда поверяю на своём старом друге Владимире Чупахине, который почти семь лет возглавлял «Красную звезду». В таких сокровенных начинаниях он - мой главный советчик и лучший правщик, ещё ни разу не обманувший возлагаемых на него надежд. Вот и сейчас я тоже попросил Володю вспомнить «про Ивана Ивановича Иванюка».
«Для меня Иванюк по-настоящему раскрылся после августовского путча 91 года, когда он, будучи ещё майором, сменил полковника Льва Нечаюка на посту редактора отдела. Тогда это был уже отдел социально-экономических проблем (СЭП). Со временем мы его серьезно укрепили, переведя туда сильного журналиста Юру Гладкевича, сына Дорофея Гетманенко – Олега – тоже способного парня. Кроме них, под началом Иванюка работал такой «зубр» военной журналистики, как Петр Иванович Алтунин, бывший главный редактор журнала «Тыл Вооруженных Сил». Не портил общей картины и полковник запаса Станислав Телегин - бывший зам. ответственного редактора газеты МВО «Красный воин». В общем, команда подобралась довольно сильная и профессиональная. А время было действительно лихое. Гайдаровская «шоковая терапия», резкое обнищание народа, и в том числе - служивого люда. Постоянные задержки выплат денежного содержания, усугубляющееся бесквартирье, дикие провалы в финансировании. В армии не хватало всего. Замерзали целые гарнизоны. Регулярно отключали энергоснабжение от стратегических объектов. Железнодорожники и авиаторы отказывались перевозить военных по проездным документам, а в общественном транспорте вообще штрафовали за «безбилетный» проезд… Да ты, разве сам этого бардака не помнишь?
Вот этот «воз» проблем и решал Иван Иванович все годы, пока руководил СЭПом. По памяти перечислю тебе его заметные публикации: «Строевым шагом – за черту бедности», «Ехал на ярмарку нищий начпрод», «Голодный солдат - позор для страны» «Без денег можно строить иллюзии, но не жилье», «Завтрак съешь сам, обед отдай Минфину, а ужин – Минэкономики», «Сколько солдатских жизней стоит «финансовая стабилизация?», ну и так далее. Уже по одним этим заголовкам можно понять, сколько собственного критического запала и журналистской страсти вкладывал Иван в борьбу за спасение армии и за достоинство военных людей.
Ты знаешь, у Вани, при всей его внешней «тихости» и «скромности» было чрезвычайно ценное качество – он удивительно легко входил в доверие к крупным начальникам. Он сумел «обаять» практически всех тыловых начальников, многих руководителей главных и центральных управлений. С начальником Главного управления военного бюджета и финансирования ВС генералом Василием Васильевичем Воробьевым вообще был «на дружеской ноге». Тесные контакты имел с первыми лицами военной медицины (ЦВМУ), вещевой и продовольственных служб, ГлавКЭУ, ну и конечно, со своими родными строителями. Поэтому информации о реальной ситуации с социальными проблемами армии у него всегда наблюдалось в избытке. Ещё с другими делился.
Огромный пласт в работе отдела и соответственно Иванюка занимали материалы правового характера. В начале 90-х один за другим принимались новые законы («О статусе военнослужащих», «О воинской обязанности и военной службе», «О военных пенсиях» и т.д.). Многие их положения и юридические нюансы надо было разъяснять служивым людям. Вот почему почти в каждом номере «КЗ» появлялись полосы и рубрики консультационного характера: «Все о льготах и правах», «Правовой курьер», «Энциклопедия военного пенсионера», «За советом – в «Красную звезду», «Ваш домашний адвокат» и много ещё в том же духе. Полагаю, тебе не надо говорить, какая это была трудоемкая, скрупулезная, отнимающая массу времени и сил работа. Очень нужная и полезная, но, конечно же, скучноватая для такого яркого журналиста, как Иванюк, работа. Благодаря его усилиям, Министерство юстиции РФ даже удостоило «Красную звезду» за «большой вклад в правовом просвещении граждан» Почетной медали имени выдающего российского юриста А.Ф.Кони. Ясно, что для коллектива это – большая честь. Но самому-то Ивану ради неё приходилось наступать на горло «собственной песне». Чего уж там изобретать какие-то фигуры: его ироничной натуре и интеллектуальному потенциалу тесновато было в этой рутине. Острое и язвительное перо фельетониста и сатирика рвалось бичевать миазмы и маразмы окружающей действительности. Но, увы, фельетон в те годы Иванюк написал только один. Зато какой! Назывался он «Линчуют ли в армии негров?». В начале 94-го случился очередной всплеск антиармейской истерии. Словно по команде (а скорее всего – именно по команде) сразу в ряде изданий вышло несколько публикаций с разного рода спекуляциями о ситуации в Вооруженных Силах. Причем, в основном, это была такая откровенная ложь и нелепица такая, что мы все только диву давались. И Ваня решил ответить злопыхателям не обычным развенчиванием конкретных публикаций, а фельетоном классического плана, где рисовался некий собирательный образ циничного либерального журналюги, исповедовавшего в жизни три принципа «зашибать башли», «косить деньгу» и «ломать баксы». Иванюковскому антигерою наскучило критиковать «банальные» армейские недостатки, и он измышляет некие «массовые избиения негров» якобы происходящие в российской армии. Сам «процесс» рождения подобной «сенсации» был описан с едкими шутками и прозрачными намеками на реальные антиармейские публикации. У меня прямо руки чешутся процитировать тебе весь тот фельетон. Не могу сказать, что при его чтении меня пробивало на хохот, но улыбки и усмешки он, несомненно, вызвал. А вот Иванюк был недоволен, пришел ко мне в кабинет хмурый и расстроенный:
- Когда я писал эту байку, казалось, будет смешно. А прочитал в полосе, и вижу: не то! Искусственно, надуманно, вычурно. Нет, фельетон, как жанр, не работает в ситуации, когда вся жизнь вокруг - сплошной фельетон.
- Иван Иванович! Мне ли вам напоминать гоголевское: «Смеха боится даже тот, кто ничего уже не боится»?- попытался я как-то подбодрить парня.
- В том-то и дело, что Гоголю было легче в его ХIX веке, - горько усмехнулся он.- Сейчас народились такие упыри, которых никаким смехом не прошибёшь. Они боятся только одного - когда их реально берут на цугундер.
Фельетонов он потом долго не писал. Но жгучей иронии во многие свои публикации добавлял изрядно. Посильней иного фельетона была, на мой взгляд, его статья «Солдатские сапоги как средство антиармейской пропаганды», посвященная бюджетным проблемам 95-го года. В ней Иван просто-таки «размазал по стенке» заместителя министра экономики Сергея Васильева. Тот накануне дал интервью «Аргументам и фактам», где разглагольствовал на тему того, что, мол, Минобороны постоянно завышает свои заявки и сметы. Чиновник лихо манипулировал цифрами, и, в частности, заявил, что за обычные солдатские сапоги военные хотят якобы получать из бюджетных средства аж 170 тысяч рублей (в ценах того времени). Иванюк разоблачил это вранье, по документам установив, что на самом деле речь шла о сумме в 5-6 раз меньшей. Ну и тут уж Иван позволил себе поёрничать от души: мол, замминистра, видимо перепутал солдатские кирзачи с женскими сапогами итальянского производства.
Ну а то, как Иванюк в октябре 96-го давал «отлуп» самому министру экономики Евгению Ясину, пожалуй, стоит просто процитировать, чтобы почувствовать стиль журналиста. Высокопоставленный руководитель после многочисленных обещаний погасить огромные задолженности перед Вооруженными силами вместо реальных действий решил еще потянуть время, заявив, что надо мол, проверить, как в Минобороны тратят бюджетные средства. И это притом, что за предыдущие 2 года более 40 комиссий из разных министерств и ведомств всё это проверяли. «Похоже господину Ясину, - написал тогда Иванюк в материале «Вместо денег – отряд ревизоров?», - хочется поиграть в древнюю китайскую игру – поиск черной кошки в темной комнате, в которой никакой кошки нет. Ибо если в августе текущего года Министерству обороны не было перечислено ни копейки, то даже самый отпетый мошенник, самый вороватый тип при всем желании ничего украсть не сможет».
Ну а далее уже журналистский гнев Ивана, доводит его уже до совсем смелых обобщений по поводу убогости и бесперспективности всей проводимой либерал-реформаторами социально-экономической политики: «Как видно, российские финансово-экономические круги упорно не хотят замечать то, что невозможно почувствовать даже органами обоняния и осязания, – все мы по вине этих «кругов» оказались по уши и по ноздри в зловонной жиже разлагающейся экономики. И все вокруг истошно кричат: «Давайте же что-то сделаем!». А в ответ – глухой ропот, как в одном старом анекдоте: «Не колыхай!».
Ноша, которую приходилось в те годы тащить отделу СЭП, и в первую очередь его редактору, была весьма тяжелой. Но Иванюк готов был взваливать на себя ещё и ещё. Я откровенно дивился его двужильности. Когда в 92-м из редакции ушел Руслан Макушин "изобретатель" такой рубрики, как "Брифинг для читателей" (краснозвездовская вариация "Аргументов и фактов"- интересные ответы на интересные вопросы читателей), казалось, её многолетняя история на этом и закончилось. Нет. Пришел ко мне Иванюк и сказал: "Отдайте "Брифинг" моему отделу!". "Куда вам? - удивился я. - У вас и так полно забот. Не потянете!". "Потянем, - уверенно сказал он. И не обманул. Как потянули они и выпуск регулярных вкладышей «Линия жизни», которая выпускалась совместно с появившейся тогда Военно-страховой компанией. Это приносило «Красной звезде» довольно неплохие средства на покрытие убытков от издательской деятельности, а также помогало увеличивать число подписчиков. С подачи Иванюка были налажены добрые взаимовыгодные контакты с такой как РОСТО (бывший ДОСААФ) и начался выпуск ежемесячных вкладышей "Патриот России". Это тоже приносило и дополнительные деньги, и дополнительных подписчиков. Хотя, казалось бы, разве связи с РОСТО и вообще патриотическая тематика были заботой отдела СЭП, которым руководил Иванюк? Нет. Но он просто брался и делал именно то, что нужно газете. По идее «непрофильным активом» для иванюковского отдела была ежемесячная страница «Книжный клуб», на которой публиковались интервью с руководителями книжных издательств, новости о выходе новых книг и рецензии на наиболее интересные из них. Но как сказать. Ведь Иван был страстным книголюбом. Он успевал посещать элитные книголюбские тусовки, всегда бывал в курсе того, что появляется на книжном рынке. И даже меня в этом смысле "подтягивал". Помнится, что в самые трудные моменты, после каких-то очередных стрессов, он заходил ко мне в кабинет и эдак вкрадчиво говорил: "Плюньте на все и почитайте на ночь хорошую книжку". И подсовывал что-нибудь эдакое. Помню, что после одного весьма жесткого разговора с начальником Генштаба Колесниковым Иван принес мне «Имя розы» Умберто Эко, и так хорошо, так успокоительно и лечебно было вечером после работы убежать от текущего начальственного маразма в «милые» средневековые страсти-мордасти.

Иван поражал меня количеством и разнообразием своих интересов и увлечений. К примеру, он очень глубоко интересовался историей Древней Греции, и довольно часто использовал свои познания при подготовке различных материалов. Иногда, как мне казалось, несколько перебарщивал. У нас даже вышел небольшой спор по этому поводу.
-Ну ладно, - говорил я ему как-то.- Когда вы в викторине «Шпионские страсти» задаете читателям вопрос о том, какой шифр придумал древнегреческий философ Полибий, это можно принять: речь ведь все-таки о викторине. Но, когда в статье, где вы критикуете министра финансов Лифшица, и притом шутите, что финансист, возможно использует пятеричную систему счисления, принятую в Древней Элладе, я не уверен, что многие поймут такую шутку. Мне пришлось сходить в библиотеку из-за этой «пятеричной системы».

- О! – возликовал Иванюк.– Даже вы, главный редактор, сочли необходимым пойти в библиотеку. Да, пусть хотя бы тысяча-другая наших читателей сделает то же самое, и это хорошо! А насчет Полибия… Мы получили больше ста верных ответов от читателей. Кто-то может настолько начитанный, что знал ответ, кто-то опять же порылся в источниках. Ну и ладненько! И то, и другое – замечательно!
Ох, не прост был Ваня Иванюк, ох, непрост. Это с виду он выглядел эдаким простецким малым. А, когда он принес мне в подарок только что вышедший сборничек стихов, я вдруг увидел его в новом свете. В редакции многие писали стихи, стихотворные подборки многих сотрудников мы довольно часто печатали в газете. У нас были такие признанные поэты, как Юрий Беличенко и Вячеслав Лукашевич. Иванюк никогда не предлагал своих стихов для публикации в КЗ. Он мало писал о службе, еще меньше о политике. Основную часть его поэтического творчества составляла любовная лирика, причем это были очень пронзительные, страстные стихи.
«Я жить без тебя не смогу,/ А если смогу, то не жить,/ А раненным волком в снегу/ Безумно кружить и кружить./ И думать – что смерть - это миг,/ А жизнь – десять тысяч ночей,/ Где я, окруженный людьми,/ Бездомный, подбитый, ничей».
Читаешь такое и думаешь, какие же потаенные страсти бродили в душе Ивана! И как сильно и беззаветно умел он любить».

…После «Красной звезды» полковник запаса, заслуженный работник культуры РФ, член Союза писателей России, лауреат премии «Лучшее перо России» Иван Иванюк занимал пост главного инспектора, а затем заместителя директора Департамента стратегического контроля социально-экономического развития Счётной палаты РФ. В ранге государственного советника РФ 1-го класса. Он оставил нам такие пронзительные поэтические книги, как «Рождается ветер», «Деревья», «Перекрёсток» - больше десятка томов. Одна из его книг особенная – «Поклонимся великим тем делам». В ней рассказы о военачальниках-фронтовиках из инженерных войск. А ещё с нами всегда будут мудрые афоризмы Вани: «Маскарад устраивают для того, чтобы каждый мог показать своё лицо»; «С телеграфным столбом тоже есть о чём поговорить, если он тебя уважает»; «Дайте мне точку опоры - и вы у меня повертитесь!»; «Далеко не каждое падение можно объяснить законом всемирного тяготения»; «Время - лучший лекарь. Жаль только, что долго приходится ждать своей очереди»; «В жизни, как в математике, очень много мнимых величин»; «Каждая пустыня гордится своими миражами»; «Даже тот, кому нечего сказать миру, найдёт для него пару крепких слов»; «Это какой же надо быть фауной, чтобы не любить флору!»; «За нимб святости часто принимают ореол славы»; «Вечность производит впечатление только первые минуты»; «Труднее всего спланировать, вылетая в трубу»; «Когда узнали, что в нём спит гений, все стали ходить на цыпочках»; «Крылья, позволяющие высоко летать, мешают на земле»; «Чувство долга ко многому обязывает. Особенно, если сумма большая».

 

Полковник в отставке Михаил Захарчук
7 мая 2019 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
12 июля
воскресенье
2020

В этот день:

Вертолет Михаила Ломоносова

12 июля 1754 года Михайло Ломоносов продемонстрировал модель вертолета

Вертолет Михаила Ломоносова

12 июля 1754 года Михайло Ломоносов продемонстрировал модель вертолета

В протоколе собраний конференции Российской Академии наук записано: «Почтеннейший советник Ломоносов показал изобретенную им машинку, которую называет воздухобежной (аэродромической) и которой устройство должно быть таково, что силой крыльев, движимых пружиной, подобной тем, какие обыкновенно бывают в часах, двигающихся горизонтально в противоположных направлениях, машина давит на воздух и поднимается по направлению к верхнему региону воздуха для того, чтобы, достигнув верхнего воздуха, можно было производить исследования метеорологическими приборами, прикрепленными к этой воздухобежной (аэродромической) машине. Машина была подвешена на веревке, натянутой между двумя блоками, и удерживалась в равновесии грузиками, подвешенными с противоположной стороны. При заведенной пружине быстро поднималась вверх. Это обещало желаемый эффект. По словам изобретателя, этот эффект увеличится, если увеличится мощность пружины, если больше будет дистанция между двумя парами крыльев и коробка, в которой помещается пружина, для наименьшего веса будет выполнена из дерева, о чем, как полагается, он обещал сам позаботиться».

 

Спасательный поход ледокола «Красин»

12 июля 1928 года советским ледоколом "Красин" спасен экипаж дирижабля «Италия»

Спасательный поход ледокола «Красин»

12 июля 1928 года советским ледоколом "Красин" спасен экипаж дирижабля «Италия»

При возвращении с Северного полюса потерпел катастрофу дирижабль «Италия». Оставшиеся в живых члены экспедиции генерала Умберто Нобиле и он сам оказались среди ледяной пустыни. Из всех судов, посланных на выручку, лишь «Красин» смог добраться до ледового лагеря экспедиции и спасти людей.

На обратном пути он оказал помощь германскому пассажирскому судну «Монте Сервантес» с полутора тысячами пассажиров на борту, которое получило пробоины, налетев на льдину. За этот героический поход ледокол был награждён орденом «Трудового Красного Знамени».

В США через Северный полюс

12 июля 1937 года стартовал беспосадочный перелет самолета «АНТ-25» по маршруту Москва - Северный полюс - США.

В США через Северный полюс

12 июля 1937 года стартовал беспосадочный перелет самолета «АНТ-25» по маршруту Москва - Северный полюс - США.

Его осуществил экипаж в составе летчиков М. ГРОМОВА, А. ЮМАШЕВА и штурмана С. ДАНИЛИНА. «АНТ-25» приземлился через 62 часа 17 минут в Сан-Джасинто на границе с Мексикой, установив новый мировой рекорд дальности полета по прямой линии. Экипаж мог продолжать полет и дальше, но не было соглашения на пересечение американо-мексиканской границы.

Операция «Кутузов»

12 июля 1943 года началось контрнаступление советских войск в ходе Курской битвы.

Операция «Кутузов»

12 июля 1943 года началось контрнаступление советских войск в ходе Курской битвы.

В его центре была Орловская стратегическая наступательная операция под кодовым названием «Кутузов». Она проходила с 12 июля по 18 августа 1943 года. Войска Западного и Брянского фронтов в первые два дня наступления прорвали тактическую зону обороны противника на Орловско-Курской дуге. Наступление развернулось в широкой полосе, что позволило Центральному фронту нанести удар в направлении Кром. 29 июля был освобожден Болхов, а к утру 5 августа — Орёл. К 18 августа советские войска подошли к оборонительному рубежу противника «Хаген» восточнее Брянска. 15 фашистких дивизий были полностью разгромлены. Советские войска продвинулись на 150-170 километров. С крупным поражением группы армий «Центр» под Орлом рухнули планы немецкого командования по использованию орловского плацдарма для удара в восточном направлении. Контрнаступление начало перерастать в общее наступление Красной Армии на запад.

"Демонстратор-2"

12 июля 2002 года с АПЛ "Рязань" запущен уникальный космический аппарат

"Демонстратор-2"

12 июля 2002 года с АПЛ "Рязань" запущен уникальный космический аппарат

Это надувное тормозное устройство парашютного типа многоразового использования для спускаемых космических устройств. Его предшественники, надувные конструкции для входа в атмосферу и обеспечения мягкой посадки, разрабатывались в СССР и за рубежом еще с начала так называемой Лунной гонки. «Демонстратор» намного совершеннее их и первоначально был создан для доставки на Красную планету малых автоматических исследовательских станций, в частности, отечественной «Марс-96».

Он представляет собой надувную двухкаскадную оболочку, снабженную средствами тепловой защиты и гашения удара при посадке. Его использование не требует обычного парашюта и тяжелого теплозащитного щита для доставки человека из космоса на Землю. «Демонстратор» изготовлен из термостойкого материала и наполняется газообразным азотом.

«Демонстратор-2» - единственный в мире космический многоразовый спускаемый аппарат, который можно запускать на орбиту с борта подводной лодки, используя в качестве ракеты-носителя конверсионную модель межконтинентальной баллистической ракеты типа РСМ-50 (SS-N-18 по классификации НАТО), получившей название «Волна». Она используется для экспериментальных пусков, а также для вывода сверхмалых спутников на низкую околоземную орбиту и обоснованно признается достаточно дешевой ракетой-носителем для вывода аппарата на орбиту. Пуск с борта атомной подводной лодки в подводном состоянии позволяет в еще большей степени удешевить запуск (подводная лодка выступает в качестве «морского космодрома»).

 

Памяти адмирала Нахимова

12 июля 1855 года умер от ран Павел Степанович Нахимов

Памяти адмирала Нахимова

12 июля 1855 года умер от ран Павел Степанович Нахимов

Произошло это во время Крымской войны. В июне — июле 1854 года превосходящие силы флота Англии, Франции, Турции и Сардинии — 34 линейных корабля и 55 фрегатов (в том числе большинство паровых) блокировали русский флот (14 линейных парусных кораблей, 6 фрегатов и 6 пароходо-фрегатов) в бухте Севастополя.

Гибель адмирала Нахимова

В конце августа 1854 года десантный флот с наземными войсками двинулся к крымским берегам. Численность десантных войск составляла 62 тысячи человек со 134 полевыми и 73 осадными орудиями. Оборона Севастополя была поручена на первое время адмиралам Нахимову и Корнилову, в распоряжении которых оставалось 18 тысяч человек — преимущественно флотских экипажей. Пока эти великие адмиралы были живы, европейские агрессоры, имея 4-кратное превосходство в силах, были не в состоянии что-либо поделать с защитниками Севастополя. К сожалению, Владимир Алексеевич Корнилов погиб 17 октября 1854 года. 12 июля 1855 года настал славный черед Павла Степановича Нахимова, который получил смертельное ранение на 3-м бастионе.

Нахимов поехал на 3-й бастион потому, что узнал о начавшемся усиленном обстреле этого укрепления. Прибыв на бастион, Нахимов сел на скамье у блиндажа начальника, вице-адмирала Панфилова. Кругом стояло несколько флотских и пехотных офицеров, толковали о служебных делах. Вдруг раздался крик сигналиста: бомба! Все бросились в блиндажи, кроме Нахимова, который, беспрестанно твердя своим подчиненным о благоразумной осторожности и самосохранении, сам остался на скамье и не пошевельнулся при взрыве бомбы, осыпавшей осколками, землей и камнями то место, где прежде стояли офицеры. Когда миновала опасность, все вышли из блиндажа, разговор возобновился, о бомбе и в помине не было.

Но вот оба всадника оказались уже на Малаховом кургане, и на том именно бастионе, где пал в октябре Корнилов и который с тех пор назывался Корниловским.

Нахимов тут соскочил с коня, матросы и солдаты бастиона сейчас же окружили его.

“Здорово, наши молодцы! Ну, друзья, я смотрел вашу батарею, она теперь далеко не та, какой была прежде, она теперь хорошо укреплена! Ну, так неприятель не должен и думать, что здесь можно каким бы то ни было способом вторично прорваться. Смотрите же, друзья, докажите французу, что вы такие же молодцы, какими я вас знаю, а за новые работы и за то, что вы хорошо деретесь, — спасибо!” На матросов, по наблюдению окружавших, навеки запомнивших все, что случилось в роковой день, речь и уже самое появление их общего любимца произвели обычное бодрящее, радостное впечатление. Поговорив с матросами, Нахимов отдал приказание начальнику батареи и пошел по направлению к банкету, у вершины бастиона. Его догнали офицеры и всячески стали задерживать, зная, как он в последнее время ведет себя на банкетах. Начальник 4-го отделения прямо заявил Нахимову, что “все исправно” и что ему нечего беспокоиться, хотя Нахимов ни его и никого вообще ни о чем не спрашивал, а шагал все вперед и вперед.

Капитан Керн, не зная, что только придумать, чтобы увести Нахимова от неминуемой смерти, сказал, что идет богослужение в бастионе, так как завтра праздник Петра и Павла (именины Нахимова); так вот, не угодно ли пойти послушать? “Я вас не держу-с!” — ответил Нахимов.

Дошли до банкета. Нахимов взял подзорную трубу у сигнальщика и шагнул на банкет. Его высокая сутулая фигура в золотых адмиральских эполетах показалась на банкете одинокой, совсем близкой, бросающейся в глаза мишенью прямо перед французской батареей. Керн и адъютант сделали еще последнюю попытку предупредить несчастье и стали убеждать Нахимова хоть пониже нагнуться или зайти к ним за мешки, чтобы смотреть оттуда. Нахимов, не отвечая, стоял совершенно неподвижно и все смотрел в трубу в сторону французов. Просвистела пуля, уже явно прицельная, и ударилась около самого локтя Нахимова в мешок с землей. “Они сегодня довольно метко стреляют”, — сказал Нахимов, и в этот момент грянул новый выстрел. Адмирал без единого стона упал на землю, как подкошенный.

Штуцерная пуля ударила в лицо, пробила череп и вышла у затылка.

Он уже не приходил в сознание. Его перенесли на квартиру. Прошел день, ночь, снова наступил день. Лучшие наличные медицинские силы собрались у его постели. Он изредка открывал глаза, но смотрел неподвижно и молчал. Наступила последняя ночь, потом утро 30 июня (12 июля н.ст.) 1855 года. Толпа молчаливо стояла около дома. Вдали грохотала бомбардировка.

Вот показание одного из допущенных к одру умирающего: “Войдя в комнату, где лежал адмирал, я нашел у него докторов, тех же, что оставил ночью, и прусского лейб-медика, приехавшего посмотреть на действие своего лекарства. Больной дышал и по временам открывал глаза; но около 11 часов дыхание сделалось вдруг сильнее; в комнате воцарилось молчание. Доктора подошли к кровати. „Вот наступает смерть“, — громко и внятно сказал Соколов, вероятно не зная, что около меня сидел его племянник П. В. Воеводский... Последние минуты Павла Степановича оканчивались! Больной потянулся первый раз и дыхание сделалось реже... После нескольких вздохов он снова вытянулся и медленно вздохнул... Умирающий сделал еще конвульсивное движение, еще вздохнул три раза, и никто из присутствующих не заметил его последнего вздоха. Но прошло несколько тяжких мгновений, все взялись за часы, и, когда Соколов громко проговорил: ,,Скончался“, — было 11 часов 7 минут... Герой Наварина, Синопа и Севастополя, этот рыцарь без страха и укоризны, окончил свое славное поприще”.

Матросы толпились вокруг гроба целые сутки днем и ночью, целуя руки мертвеца, сменяя друг друга, уходя снова на бастионы и возвращаясь к гробу, как только их опять отпускали. Вот письмо одной из сестер милосердия, живо восстанавливающее пред нами переживаемый момент. “Во второй комнате стоял его гроб золотой парчи, вокруг много подушек с орденами, в головах три адмиральских флага сгруппированы, а сам он был покрыт тем простреленным и изорванным флагом, который развевался на его корабле в день Синопской битвы. По загорелым щекам моряков, которые стояли на часах, текли слезы. Да и с тех пор я не видела ни одного моряка, который бы не сказал, что с радостью лег бы за него”.

Похороны Нахимова навсегда запомнились очевидцами. “Никогда я не буду в силах передать тебе этого глубоко грустного впечатления. Море с грозным и многочисленным флотом наших врагов. Горы с нашими бастионами, где Нахимов бывал беспрестанно, ободряя еще более примером, чем словом. И горы с их батареями, с которых так беспощадно они громят Севастополь и с которых они и теперь могли стрелять прямо в процессию; но они были так любезны, что во все это время не было ни одного выстрела. Представь же себе этот огромный вид, и над всем этим, а особливо над морем, мрачные, тяжелые тучи; только кой-где вверху блистало светлое облако. Заунывная музыка, грустный перезвон колоколов, печально-торжественное пение.... Так хоронили моряки своего Синопского героя, так хоронил Севастополь своего неустрашимого защитника”.

(Историк Тарле Е.В.)

Герой Халхин-Гола

12 июля 1939 года погиб комбриг Михаил Яковлев

Герой Халхин-Гола

12 июля 1939 года погиб комбриг Михаил Яковлев

Сегодня отмечается день памяти Михаила Павловича Яковлева (1903-1939), участника боев на Халхин-Голе, командира танковой бригады, Героя Советского Союза.
С 13 лет, закончив 4 класса школы, Михаил пошел работать подручным литейщика на завод в Ленинграде. С марта 1921 года в Красной Армии, в хозвзводе пулеметных курсов. Участвовал вместе с курсантами в ликвидации антоновских банд. Через два месяца Яковлев был направлен в пехотную школу. По окончании ее с отличием, началось быстрое продвижение по службе: командир взвода, командир роты, командир батальона в 32-м полку 11-й Ленинградской стрелковой дивизии. С апреля 1931 года — командир учебного батальона 11-го Алма-Атинского стрелкового полка. В 1935—1936 годах командир стрелково-пулеметного батальона 9-й отдельной мотомехбригады. После окончания в 1937 году Ленинградских бронетанковых курсов усовершенствования комсостава имени А.С.Бубнова, в сентябре 1938 года был назначен командиром 11-й танковой бригады.
Участник боев с японскими войсками в Монголии на реке Халхин-Гол с 11 мая 1939 года. Отличился в бою 3-5 июля 1939 года с превосходящими силами японских войск, захватившими господствующую высоту — гору Баин-Цаган и прилегающие к ней участки местности, что создавало угрозу для основной группировке советско-монгольских войск. Погиб в бою 12 июля 1939 года.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 августа 1939 года «за умелое и мужественное командование танковой бригадой и личный героизм, проявленный в Баинцаганском сражении с японскими милитаристами», комбригу Яковлеву Михаилу Павловичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии