RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Взвейтесь, соколы, орлами
27 ноября 2014 г.

Взвейтесь, соколы, орлами

Стихотворение Александра Костенко, посвященное выпускникам Львовского ВВПУ
Падение Украины-5
23 ноября 2014 г.

Падение Украины-5

Это та роковая неотразимая грань между воспоминанием и надеждой
Хроники окаянных лет
14 ноября 2015 г.

Хроники окаянных лет

Вышли в свет два тома без всякого преувеличения уникальной книги писателя и военного журналиста Михаила Захарчука «Через Великий Миллениум, или 20 лет на изломе тысячелетий. Дневник очевидца»
Байки предков об их жизни
27 ноября 2016 г.

Байки предков об их жизни

Наш автор Антонина Кузнецова собирает семейные предания и поделилась некоторыми из них.
Стихи о настоящем человеке!
2 июня 2016 г.

Стихи о настоящем человеке!

Продолжаем публиковать стихи, присланные на конкурс патриотической поэзии, посвященный в 2016 году 100-летнему юбилею выдающегося воздушного аса Героя Советского Союза Алексея Маресьева
Главная » Читальный зал » ГРАСИЭЛЛА (рассказ)

ГРАСИЭЛЛА (рассказ)

Эту кубинскую девушку я буду носить в сердце всю жизнь

15 апреля отмечается День победы кубинского народа над контрреволюционной интервенцией, осуществленной в 1961 году США руками кубинских иммигрантов, высадившихся на побережье залива Кочинос с целью свержения режима Фиделя Кастро. В память об этом мы публикуем рассказ о кубинской девушке, зверски убитой американскими прихвостнями.
ГРАСИЭЛЛА (рассказ)

Недавно искал что-то в старой записной книжке. Оттуда выпорхнула белой бабочкой крохотная бумажка. Машинально развернул ее, и дрогнули пальцы. Плавным девичьим почерком по-испански было написано: «Грасиэлла Мартинес, Банес, Ориенте, Куба».

Эту девушку я буду носить в сердце до смерти. А вот о листочке, на котором она по моей просьбе записала свой адрес, забыл. Не понадобился мне ее адрес. Теперь эта крошечная бумажка, хранящая на себе следы ее маленьких розовых пальцев, трепыхалась у меня в руке, и давнишняя боль не личной, не одного меня касающейся потери просыпалась в сердце. Нестерпимо захотелось рассказать об этой кубинской девушке, светлой звездой промелькнувшей в моей жизни.

Мы познакомились во время визита советских военных кораблей на Кубу. Наш корабль бросил якорь на рейде небольшого портового городка, и мы по очереди, через два дня на третий, небольшими группами съезжали на берег, знакомились с достопримечательностями, беседовали с людьми, а после обеда ехали в сопровождении кортежа мотоциклистов на один из лучших пляжей Карибского моря. Там я и встретился с ней.

Нам запрещали далеко заплывать. Но мне хотелось достать на память красивую ракушку или коралл, поэтому, попав на пляж, сразу же стал искать возможность улизнуть из-под надзора организаторов нашего отдыха. Сделать это оказалось нетрудно, так как метрах в двухстах справа береговая черта искривлялась и была скрыта кокосовым лесом.

Прячась за гладкими, словно обтянутыми свиной кожей, стволами, я вышел на берег маленькой бухточки. То, что открылось глазам, поразило красотой и яркостью красок. Бухточка томилась в медленном зное и коротко вздыхала. Казалось, будто море высунуло на берег свой синий подрагивающий язык и часто, неглубоко дышит, измученное, но озолоченное солнцем. Метрах в двухстах от уреза вода из зеленой пены мангровых зарослей вставала романтическая, почти хемингуэевская вилла. К ее порогу прямо из воды бежала дорожка, выложенная с боков раковинами, по форме напоминающими черноморские рапаны, однако раз в десять крупнее, с нежно-розовыми, словно живыми полостями. Буйство красок и новизна окружающего мира подействовали так, что я стал пробираться к морю на цыпочках, остановившимся сердцем ожидая приключения или даже чуда.

Вошел в тихие волны и, не чувствуя тела, поплыл куда-то. Прозрачная вода ничего не скрывала на дне. По кажущемуся зеленоватым песку носились туда-сюда бронзовые волнистые зайчики, пестрыми стрелками мелькали спинки рыб, зияли кое-где темно-серые ямы правильной формы, в которых что-то медленно шевелилось, от чего кровь жутко стыла во мне, и я старался быстрее миновать эти места.

Через четверть часа, отыскав и выломав с корнем ветвистый, похожий на оленьи рога коралл, я, довольный, возвращался к берегу и неожиданно угодил ногой в одну из таких ям. Ступню словно обожгло, и в тот же миг ледяная боль заломила в суставах, почти парализовав меня. Кто знает, чем бы все кончилось, если бы, пока я искал коралл, на берегу бухточки не расположились парень и девушка. Заметив неладное, девушка бросилась на помощь, и через несколько минут, опираясь на скользкое упругое плечо спасительницы, я прыгал на одной ноге по отмели, а она мелодично лепетала по-испански словно пела что-то. Подбежал молодой человек, до этого наблюдавший за нами с берега, и помог мне добраться до тростникового лежака. Происшедшее было так неожиданно, что я не нашелся, что сказать.

— Не беспокойтесь, это не опасно, — сказал молодой человек довольно чисто по-русски, разглядывая мою чуть распухшую, забрызганную какими-то темно-синими точками ногу. — Ничего страшного. На морского ежа наступили. Боль скоро пройдет.

Спасительница моя успела куда-то сбегать и вернулась, неся в руке короткую толстую палку. Она присела на корточки, решительно положила себе на колено мою ногу и, не говоря ни слова, принялась дубасить палкой по самым больным местам. Ее действия были так вероломны и неожиданны, что я оцепенел, ошалело вращая зрачками от боли. Наконец, она отбросила палку и села рядом, что-то ласково говоря и гладя мое колено лилово-розовой ладошкой. Молодой человек, улыбаясь, объяснил:

— Это она вас лечила. Средство у нас такое. Колючки надо раздробить, тогда они быстро выйдут.

Обида на девушку улетучилась не сразу, но я заставил себя благодарно посмотреть на неё и только теперь заметил, что она удивительно красива. Никогда ни до этого, ни после не приходилось встречать мне такой ослепительно-нескромной вызывающей красоты. До неправдоподобия правильный, плавный овал лица, шоколадно-розовая, тускло блестящая кожа, волнующий разрез крупных, цвета мякоти клубники губ, черные, полумесяцем, почти украинские брови и при этом синие-синие, как Карибское море, глаза. А еще волосы — темные, мелко-волнистые, с какими-то дымными прядками, будто в них навсегда запутался тихий свет луны.

Мы встретились взглядами. Она не отвела свой, а я не выдержал и глупо заморгал.

Молодой человек тем временем сбегал к воде, разгреб в примеченном месте песок и добыл две бутылки пива. Одну из них он протянул мне, откупорив. Я передал ее девушке.

— Грасьяс, — улыбнулась она глазами и сделала два маленьких красивых глотка. На запотевшем горлышке остался след ее губ. Когда я поднес ко рту бутылку и прикоснулся к этому месту, сердце отчего-то приятно заныло.
— Как вас зовут? — спросил я. Она, видимо, по интонации поняла вопрос и ответила, будто искрами сыпанула:
— Грасиэлла.
— Грасиэлла — грасьяс, — с удовольствием повторил я, чувствуя родственность этих слов, и совсем перестал помнить о боли в ноге.
— Нет, — покачал головой молодой человек. — Грасьяс и Грасиэлла — не одного корня. Но если вам нравится…
— Конечно, конечно, нравится, — заверил я. — Данная в благодарность… Так можно перевести? Или еще лучше — благодарящая, дарящая благо.
— Вот это на нее больше похоже, — ответил молодой человек и предложил: — Будем знакомы, Рауль.
Я назвал себя и мы разговорились. Оказалось, Рауль учился в Советском Союзе, офицер, живет неподалеку в местечке Банес. Грасиэлла его сестра.
— Бонита мучача (красивая девушка), — вставил я, мучаясь от того, что Грасиэлла не принимает участия в разговоре.
— Грасьяс, — откликнулась она, одарив ласковым взглядом, и между нами установилась тонкая душевная связь.

Когда я собрался уходить, Грасиэлла почувствовала это, вскочила и побежала к морю. Перед моими глазами мелькнули ее длинные стройные ноги, и на одной из них, чуть выше колена я увидел глубокий воронкообразный шрам точно от разрывной пули. Позже, когда мы познакомились настолько близко, что научились понимать друг друга по глазам и жестам вперемешку с двумя десятками русских и испанских слов, которым научились за время встреч, я спросил Грасиэллу об этом шраме. Она засмеялась, показала на лес и сделала страшные глаза. Я знал, что обстановка на острове была все еще сложной, в лесах скрывались банды террористов- контрреволюционеров, продолжалась кровопролитная борьба за свободу. Но все же дикой показалась мысль о том, что кто-то мог стрелять в такую красивую девушку.

Через несколько минут Грасиэлла вернулась вся в алмазных брызгах и протянула мне потерянный коралл. С ее помощью я добрался до пляжа, где меня ждали товарищи, и мы грустно простились, не надеясь на новую встречу.

Но приехав на пляж спустя два дня, первой, кого я увидел, была Грасиэлла. Она стояла перед автобусом в ультрамариновом платье и волосы ее были перехвачены такой же яркой ленточкой. Грасиэлла увидела меня, и лицо засветилось настолько искренней улыбкой, что я понял: она ждала этой встречи.

Мы пошли по берегу, и я ничего не видел и не слышал, кроме нее. «Маар», — произнесла она с бархатным рокотом и показывала на море. Море», — переводил я и, ткнув себя в грудь, добавлял: «Моряк» — «Мар-ряк», — повторила она с уважением, потом озорно стрельнув глазами, показывала на себя: «Мучача». — «Бонита мучача», — смеялся я, и она тоже радостно смеялась, как-то особенно грациозно подергивая плечами и мотая головкой.

Нога у меня все еще болела. Синие точки превратились в нарывы и сочились. Когда мы подошли к лесу, Грасиэлла сбегала куда-то, по-детски разбрасывая в стороны лиловые пятки, и вернулась с пучком широколистой травы. Обмакнув ее в море, она стала прикладывать листья к ноге. Влажная прохлада притушила боль. Но еще приятнее была забота Грасиэллы. Я взял в руки ее ладошку и благодарно поцеловал. Она сердито вырвала руку, и глаза ее синие потемнели. Так и не понял я до сих пор, что ее тогда рассердило.

Пытаясь загладить вину, достал из кармана духи, купленные в корабельной лавке на всякий случай перед сходом на берег. Грасиэлла бережно, двумя пальчиками взяла их, минуту с интересом рассматривала, потом подняла на меня потеплевший взгляд и протянула коробочку обратно.

— Нет, ты возьми. Это тебе. Подарок… презент, — запротестовал было я, но она мягко и в то же время настойчиво ответила, грустно качая головой: «Но».
— Почему? Не понимаю, почему — «но»?
— Но, — повторила она еще более непреклонно, отводя в сторону мою руку.

Я знал, что кубинские девушки с особой радостью принимали от наших моряков подарки в виде духов, поэтому очень удивился поведению Грасиэллы. Не помню, что подумал в ту минуту, но какая-то необъяснимая обида подступила к горлу.

— Ах, «но»? — закричал я. — А мне они тем более — «но»!

И швырнул духи в воду. Выпорхнув из платья, Грасиэлла бросилась за ними. А я принялся с ожесточением срывать с ноги целебные листья.

Вернулась она быстро. Часто дыша приоткрытым ртом, опустилась напротив на колени и долгим серьезным взглядом посмотрела мне в глаза. Она, видно, пыталась что-то понять в моем поступке. И поняла, наверное, так как улыбнулась, проворно встала и, окутав меня черным туманом шелестящих волос, поцеловала в щеку.

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
16 января
суббота
2021

В этот день:

Царь Иоанн IV

16 января 1547 года в Кремле состоялась церемония венчания великого князя Московского ИВАН IV на царство.

Царь Иоанн IV

16 января 1547 года в Кремле состоялась церемония венчания великого князя Московского ИВАН IV на царство.

Государь принял новый титул «царя и великого князя всея Руси», укрепляя тем самым самодержавную власть московских государей и международное значение Русского государства.
Во время царствования Иоанна
IV Грозного Россия преобразилась: проведены реформы военной службы, судебной системы и государственного управления, в том числе внедрены элементы самоуправления на местном уровне (Губная, Земская и другие реформы). Были покорены Казанское и Астраханское ханства, присоединены Западная Сибирь, Область войска Донского, Башкирия, земли Ногайской Орды. При Иване IV прирост территории Руси составил почти 100 %, с 2,8 млн км² до 5,4 млн км², к завершению царствования Русское Государство стало размером больше всей остальной Европы.

Оценивая итоги расцвета Русского государства, историк Р. Г. Скрынников называет прекращение феодальной усобицы, объединение земель, реформы Ивана Грозного, укрепившие систему государственного управления и вооруженные силы. Это позволило сокрушить последние осколки Золотой Орды на Волге — Казанское и Астраханское царства. Царствование Иоанна Грозного, по мнению историка И. К. Кондратьева, было "одним из замечательных царствований, наложивших на Москву, а с нею и на всю Россию печать особенного величия“. Действительно, в эти годы в Москве состоялся первый Земский собор, был создан Стоглав, начата торговля с англичанами (1553) (а также с Персией и Средней Азией), открыта первая типография, построены Архангельск, Кунгур и Уфа, башкиры приняты в русское подданство, учредилось Донское казачество, воздвигнут знаменитый храм Покрова в память завоевания Казанского царства, более известный под именем Василия Блаженного».

Тем не менее с момента смерти Иоанна Грозного и по сей день этот великий государственный строитель Земли Русской постоянно шельмуется, преподносится как самодур, деспот и пр. При этом на его память льется беспардонное вранье. Причина скорее всего в том, что при Иване Грозном был запрещён въезд на территорию России еврейских купцов. Когда же в 1550 году польский король Сигизмунд-Август потребовал, чтоб им был дозволен свободный въезд в Россию, Иоанн отказал в таких словах: «в свои государства Жидом никак ездити не велети, занеже в своих государствах лиха никакого видети не хотим, а хотим того, чтобы Бог дал в моих государствах люди мои были в тишине безо всякого смущенья. И ты бы, брат наш, вперёд о Жидех к нам не писал», поскольку они русских людей «от христианства отводили, и отравные зелья в наши земли привозили и пакости многие людям нашим делали».

 

Казачья стража

16 января 1811 года Указом императора Александра I утверждено «Положение об устройстве пограничной казачьей стражи».

Казачья стража

16 января 1811 года Указом императора Александра I утверждено «Положение об устройстве пограничной казачьей стражи».

В соответствии с ним в целях обеспечения надежной охраны передовых рубежей государственной границы на каждые 150 верст западной границы назначалось по одному казачьему полку.

Первая космическая станция - наша

16 января 1969 года состоялась первая в мире стыковка на околоземной орбите двух пилотируемых космических кораблей

Первая космическая станция - наша

16 января 1969 года состоялась первая в мире стыковка на околоземной орбите двух пилотируемых космических кораблей

Это Союз-4 с космонавтами Б.В. ВОЛЫНОВЫМ, Е.В. ХРУНОВЫМ и А.С. ЕЛИСЕЕВЫМ и Союз-5 с космонавтом В.А. ШАТАЛОВЫМ. Произошел первый переход космонавтов из одного космического корабля в другой через открытый космос. В течение 4 часов два космических корабля совершали полет как один объект, образуя первую экспериментальную космическую станцию.

Испытатели Анатолий Андронов и Владимир Шушунов

16 января 1998 года указом Президента РФ за «мужество и героизм, проявленные при испытаниях новой авиационной техники» полковникам Анатолию Андронову и Владимиру Шушунову присвоено звание Героя России..

Испытатели Анатолий Андронов и Владимир Шушунов

16 января 1998 года указом Президента РФ за «мужество и героизм, проявленные при испытаниях новой авиационной техники» полковникам Анатолию Андронову и Владимиру Шушунову присвоено звание Героя России..

Анатолий Андронов родился 13 марта 1951 года в городе Щёлково Московской области. Окончил среднюю школу. В 1968 году Андронов был призван на службу в Советскую Армию. В 1972 году он окончил Балашовское военное авиационное училище, после чего служил в авиаполку обеспечения Центра подготовки лётчиков-испытателей в Ахтубинске. В 1980 году Андронов окончил этот центр, в 1981 году — заочно Московский авиационный институт.

С 1980 года был лётчиком-испытателем ГК НИИ ВВС, затем служил в лётно-испытательном управлении Военно-воздушных сил, дослужился до должности начальника этого управления. Испытывал большое количество тяжёлой авиатехники, в том числе военно-транспортных самолётов («Руслан», «Мрия», «Скальпель»). За время своей лётно-испытательской деятельности Андронов совершил 1478 полётов, освоил более чем 40 разновидностей вертолётов и самолётов. Установил 7 мировых и 10 всесоюзных авиационных рекордов на «Руслане». Испытывал авиатехнику во время боёв в Афганистане, участвовал в Антарктических экспедициях.

Владимир Шушунов родился 3 марта 1948 года в Ленинграде. В 1967 году окончил Радиополитехникум в Ленинграде. В 1967—1971 годах учился в Качинском высшем военном авиационном училище лётчиков, по окончании которого (с отличием) служил там же лётчиком-инструктором. В 1979 году окончил Центр подготовки лётчиков-испытателей в 8 ГНИИ ВВС им. Чкалова (Ахтубинск). С 1981 года — на лётно-испытательной работе в 8 ГНИИ ВВС им. Чкалова (Ахтубинск). Освоил и участвовал в испытаниях и доводке более 50 типов и модификаций самолётов, в том числе МиГ-29РБ, МиГ-31Б, МиГ-29СМ, Су-24М, Су-27. Выполнил 108 испытаний различных единиц техники, вооружения, систем управления, среди них: дозаправка самолётов истребительной и фронтовой авиации; дозаправка в воздухе в ночное время и в условиях экстремальных погодных условий.

 

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение