RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Казахский сын советского народа
18 мая 2016 г.

Казахский сын советского народа

18 мая 2016 года Олжасу СУЛЕЙМЕНОВУ исполнилось 80 лет
Ритуальный поджог?
5 февраля 2015 г.

Ритуальный поджог?

Катастрофический пожар в здании Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН) наводит на серьезные подозрения
Территория беспредела
17 сентября 2015 г.

Территория беспредела

Единственное, что сегодня производит Украина в массовом порядке, так это неприятное впечатление.
Праздник Пятидесятницы
31 мая 2015 г.

Праздник Пятидесятницы

7 июня 2020 года в православном календаре — День Святой Троицы.
Авиаконструктор Яковлев о Сталине
10 января 2020 г.

Авиаконструктор Яковлев о Сталине

70 лет назад в Воениздате вышла книга воспоминаний «Рассказы конструктора»
Главная » Читальный зал » Кровавая комната

Кровавая комната

— Ничуть не сомневался в том, что вы рискнете приехать. И будете вознаграждены: у меня есть то, что вам нужно.

— Странно, — не без иронии заметил я. — О том, что мне нужно, я и сам не всегда могу сказать с уверенность. А вы, чувствуется, знаете обо мне больше, чем я сам.

— Не теряйте времени на подначки, или, как правильно, подколки? — бесстрастно парировал незнакомец с усилившимся акцентом в произношении. — Вы должны прекрасно понимать, о чем речь. У меня есть видеокассета с документами штази.

Я чуть было не подскочил от неожиданности. «Вот это рыба клюнула!» — пронеслось в голове. Но что ответить и как вести себя, было совершенно не понятно.

— Это, конечно, великолепно, сверх ожиданий, — начал мямлить я, — но на каких условиях с ними можно ознакомиться?
— Совершенно очевидно, что ни от редакции, ни от вас лично мне ничего не нужно и даже не интересно, — ответил незнакомец, в тоне которого наглость и самоуверенность возросли до нестерпимого уровня. — Но нам известно, под чьей крышей вы работаете. С вашей помощью мы намереваемся выйти на господина Гусева. Переговоры могут вестись только с ним или с его компетентным представителем.
У меня словно гора с плеч свалилась. «Ну, это - пожалуйста. Это именно то, чего так ждал сам Гусев», — весело подумал я, а вслух сказал:
— Попробую связаться с ним или его порученцем…

— Никаких порученцев, только с ним, иначе вы все испортите, — грубо прервал меня незнакомец.
— Хорошо, — предложил я. — Завтра в 19 часов позвоните мне в редакцию. Думаю, к этому времени я буду готов сообщить вам номер телефона для связи.

На этом встреча закончилась. Лица незнакомца я так и не смог разглядеть.

На следующий день я доложил Гусеву о встрече. Он был очень доволен. Назвал мне телефонный номер для связи и приказал:

- Все. С сегодняшнего вечера после передачи этих цифр объекту прекратите всякие действия, связанные с Янтарной комнатой. Писать можете, но поисковую работу пока приостановите. А еще лучше — возьмите отпуск или лягте в госпиталь. На всякий случай вам на какое-то время полезно исчезнуть. Ничего страшного не предвидится, но лучше поостеречься и не болтаться под ногами спецслужб.
Мне тут же со всей отчетливостью вспомнились неприятные минуты в гостинице «Красная», кошмарная ночь в Лефортовском изоляторе, и я с радостью согласился:

— Есть, взять отпуск! Разрешите передать ваше приказание главному редактору?
Не стоит. И без меня он будет сегодня же знать, как реагировать на ваш рапорт об отпуске.

Наша последняя встреча с Гусевым состоялась в самом конце ноября. Вернувшись из отпуска, я уже и не надеялся на то, что он обо мне вспомнит. Но вдруг позвонил все тот же генерал-майор и, как всегда, сухо сообщил, что мне назначена аудиенция.
— Ну, матрос, — широко заулыбался Гусев, выходя из-за стола мне навстречу, — готовь дырку в кителе, архив штази у нас.
— Не в кителе, а в тужурке, — механически поправил я генерал-полковника.

- Вот матросня, — беззлобно прорычал Гусев, — у них все по-своему, лишь бы от армии отличаться. В тужурке так в тужурке. Все равно готовь. Какая-то награда будет. Заслужил.

Как же вы заполучили архив? – наивно поинтересовался я.
Ну, этого мы прессе не расскажем, уж не обессудь.
Меня, конечно, в первую очередь интересовала информация, которую можно было бы опубликовать в газете. Я начал нетерпеливо расспрашивать.
- Не волнуйся, кое-что мы покажем и расскажем, как говорится, в части касающейся. В архиве штази по Янтарной комнате содержится 30 папок. Из них следует, что подразделения штази были мобилизованы на ее поиск примерно в мае 1980 года. Была разработана операция под кодовым названием «Пушкин». Поэт тут не причем. Город Пушкин — современное название Царского Села, где раньше хранилась Янтарная комната. Основная ответственность за операцию была возложена на управление IX /II. Ему придавались еще четыре отдела штази — всего более 50 сотрудников. Одним из руководителей операции был подполковник Пауль Энке, который до того около четверти века занимался поиском Янтарной комнаты. Группа Энке составила списки более 5000 лиц, которые предположительно могли иметь отношение к исчезновению Янтарной комнаты.
Гусев рассказал, что в ходе операции были тщательнейшим образом изучены все нацистские документы, имевшиеся в распоряжении ГДР. Особый интерес был при этом проявлен к приказам и распоряжениям инстанций рейха в Кенигсберге и Восточной Пруссии. Всего в архивах штази зафиксированы показания и свидетельства 200 самых разных свидетелей. Кроме того, содержание папок показывает, что разведке ГДР удалось разыскать обширные донесения американского «департамента стратегических исследований» — секретной службы, занимавшейся после войны нацистской документацией.

На основе всей этой работы были определены примерно 130 мест возможного нахождения янтарного сокровища, 25 из которых считались особо перспективными. В ГДР поиски концентрировались в Тюрингии, Саксонии, заброшенных штольнях Рудных гор.

Последний след был получен и зафиксирован в документах 1 июня 1989 года. Тогда некий западный немец обратился к властям ГДР через посредника с предложением показать, где спрятана Янтарная комната. Это место, по его утверждениям, и есть известный нам полигон под названием «Ольга S III».
В наши руки попал видеофильм, подготовленный специалистами штази об этом полигоне, - сказал Гусев и включил видеомагнитофон. Мы застыли у экрана. В видеофильме было представлено множество свидетелей, имеющих отношение к захоронению сокровищ. Большинство явно не хотело ни о чем вспоминать. Боятся по инерции или запуганы уже в наши дни?
Но вот интересное свидетельство бывшего директора городского музея Веймара: в марте — апреле 1945 года 126 ящиков, прибывших из Восточной Пруссии, были отправлены в «запасную столицу». Где они? До сих пор неизвестно.

Исключительный интерес представляют кадры хроники из освобожденной «запасной столицы». 19 апреля 1945 года Эйзенхауэр инспектирует «Ольгу S III». Посещает лагерь для военнопленных и… хранилища произведений искусств. Значит, ценности в то время там еще были. Какие? Об этом с тех пор нигде официально не заявлено ни слова.

Когда американцы уходили из Ордруфа, они не оставили ни фашистских, ни своих документов, как говорится, о приеме-передаче «запасной столицы рейха». Тогда, наверное, это обусловливалось тем, что стоит за понятием «военная тайна». Но сейчас, по прошествии стольких лет, данная причина потеряла всякий смысл. (Забегая вперед, скажу, что вскоре от имени главного редактора «Красной звезды» я обратился к послу Соединенных Штатов Америки в нашей стране в то время господину Роберту Страусу с просьбой оказать помощь в обнародовании документов американской дивизии, освобождавшей «запасную столицу» рейха. Возможно, это помогло бы в поиске украденных фашистами ценностей. Ответа не последовало).
Мне показалось, что в той беседе с Гусевым, которая стала последней, он настойчиво намекал на «американский след» в поисках Янтарной комнаты. Я спросил об этом у Юрия Александровича напрямую. Его реакция была, по меньшей мере, странной. Он произнес слова, которые до сих пор звучат у меня в ушах:
— Как вы, журналисты, любите однозначные ответы! Но должностные лица далеко не всегда могут себе позволить такую роскошь. Вспомните, после чего погиб Георг Штайн? А тот же Пауль Энке? Стоило ему заявить, что он обнаружил документы о вывозе советских ценностей в США, как не прожил и дня: умер якобы от сердечного приступа. Так что стоит мне официально заявить о том, что я знаю, где находится Янтарная комната и другие наши ценности, завтра же меня не будет в живых.

Через два дня произошла та, может быть, случайная, а, может быть, и организованная кем-то автокатастрофа. Узнав о ней, я сразу же позвонил генерал-майору. Тот наотрез отказался разговаривать со мной. Тогда я дождался вечера и набрал номер домашнего телефона моего приятеля из ГРУ Андрея Карпова. Жена ответила, что его нет в Москве, и несколько недель не будет.

Судя по всему, не один я не поверил в официальную версию гибели Гусева. Кто-то из журналистов сумел выйти на представителей военной разведки, заинтересованных в огласке другой версии. В СМИ стала просачиваться альтернативная информация. Одна из центральных газет выступила со статьей, интерпретирующей гибель Гусева как спланированную акцию. Правда, в ней ни слова не говорилось о Янтарной комнате. Выдвигались предположения об иных причинах расправы над разведчиком. Звучали они так.

С середины 1992 года тогдашний глава Министерства безопасности Виктор Баранников начал передавать Гусеву копии документов из архива КГБ, касавшихся агентуры, в первую очередь, Пятого главного управления — попросту на стукачей советского периода, сделавших карьеру при новом режиме. Гусев же, в свою очередь, передал шефу МБ материал по транзиту нефти через Чечню, в котором помимо представителей двух российских министерств фигурировал некто Осман Имраев, который в этой истории позже сыграет не последнюю роль. Гусев буквально подталкивал Баранникова к более активным обменам, уверяя, что у него документы КГБ сохранятся надежнее. По-видимому, военный разведчик слишком резко перегнул палку.
Вечером в понедельник, 1 декабря 1992 года шофер «Волги» Гусева ждал шефа и его жену у подъезда. В какой-то момент водитель отлучился — у него кончились сигареты. В течение этих 2 — 3 минут возле пустой «Волги» появился молодой человек, как говорят на языке протоколов, «кавказской внешности». Незнакомец быстро открыл дверь машины своим ключом и чем-то обрызгал рулевое колесо. После чего аккуратно закрыл дверцу и исчез.

Двадцать минут спустя «Волга» вместе с Гусевым и его женой уже неслась по Московской кольцевой автодороге. По странной случайности именно на 74-м километре, где я впервые получил сведения об архиве штази, с водителем неожиданно случился легкий обморок. Судорожно вывернув руль, он оказался на встречной полосе и врезался в ехавшие по крайнему ряду «Жигули», в которых сидели два человека. Через секунду и Гусев, и оба пассажира «двойки» были мертвы. Водитель и жена генерала были подобраны «Скорой» и отправлены в больницу.
Расследование выявило, что смерть всех троих наступила в результате аварии. Никаких дополнительных вопросов при вскрытии не возникло. В отношении пассажиров «Жигулей» так оно и было. Однако случайная смерть в автокатастрофе руководителя спецслужбы такого ранга — нечто редкостное. Позже группа сотрудников военной разведки, особенно близких к Гусеву, но на момент катастрофы находящихся на южных рубежах бывшего СССР, предприняла неофициальное параллельное расследование. Оно якобы и установило, что автокатастрофа на МКАД произошла не случайно.

Известно, что там, где российская разведка использует вещества, попадающие в организм через глаза, нос или рот, американцы предпочитают соединения, проникающие через кожу человека. К тому же они состоят из биологических компонентов, которые содержатся в крови и уже спустя сутки выводятся из организма, не оставляя следов. Появление на горизонте кавказца с контактным ядом заставило быстро перебрать варианты: кто и зачем мог пытаться устранить руководителя американской разведки?
Через несколько дней после начала неофициального дознания в Москве раздался звонок из Грозного. Звонил руководитель департамента госбезопасности Чечни. Без всякого понуждения, зато очень горячо он стал убеждать беседовавших с ним офицеров, что акция против Гусева к нему отношения не имеет. «Это не мой приказ. Они это сделали по собственной инициативе», — сказал он, имея в виду пятерых сотрудников московской резидентуры департамента госбезопасности Чечни.

По странному стечению обстоятельств сам руководитель пятерки исчез из столицы на следующий же день после покушения, и никто не мог сказать, где он скрылся. С остальными четырьмя побеседовали достаточно плотно, чтобы выяснить, что контактный яд американского производства был реальностью, и что заказчика убийства никто из них не знал. Среди представителей чеченских спецслужб наиболее конкретные возможности в отношении данной операции, как предполагают, могли быть у Османа Имраева, хотя тот и отрицал свою причастность. Имраев получил юридическое образование, закончил Университет дружбы народов имени Лумумбы, владел английским, испанским и португальским языками. В середине 80-х Имраев работал в Анголе в качестве технического специалиста и имел отношение к ряду деликатных обязанностей. Тогда же он стал заниматься коммерческой деятельностью без ведома своего руководства, в том числе и поставками промышленного оборудования. На этом этапе Имраевым заинтересовалась южно-африканская разведка. Во время борьбы с апартеидом в ЮАР Африканский национальный конгресс образовал военное крыло под названием «Копье нации». Некоторые боевики «Копья» проходили военную подготовку в советских лагерях. После победы чернокожего большинства им удалось получить доступ к архивам прежней разведки. От них в Москве стало известно о существовании агентурных сообщений со ссылкой на Имраева (Артура) и расписок в получении денег, под которыми экспертиза показала аутентичность подписи Имраева.
После отзыва Имраева из Анголы между юаровской разведкой и ЦРУ было подписано что-то вроде акта сдачи-приемки ценного сотрудника (один экземпляр этого документа остался в Южной Африке). Трудно сказать, было ли тайное сотрудничество с ЮАР и выход на ЦРУ запланированной акцией советской разведки. Возможно, Имраев исполнял часть плана по дезориентации вероятного противника, но последовавшее вмешательство ЦРУ в его судьбу заставляет в этом усомниться.

Имраев, возможно, выполняя задание Родины, стал главой группы «глубокого прикрытия» в Грозном и поддерживал контакты с резидентом ЦРУ в Баку. Таким образом, он - единственный крупный разведчик в Чечне, имевший в то время выходы на цэрэушные яды и психотропные средства.

Так или иначе, после выявления круга причастных к ликвидации генерала Гусева лиц реакция в ГРУ была очень острой. Система частью вышла из-под контроля. Группа офицеров уволилась в запас, организовала своеобразные «эскадроны смерти» и приступила к методичной ликвидации тех, кого сочла виновными в развале и криминализации страны в целом и гибели Гусева, в частности.

Страницы:  «  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13  »

Комментарии:

Николай Шумилов 27.12.2013 в 09:39 # Ответить
О Янтарной комнате и не только
К сожалению, Янтарная комната, как и другие сокрытые нацистами в Калининградской области гигантские национальные культурные ценности, почти никому не нужна

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
21 октября
среда
2020

В этот день:

Черноморский судостроительный завод

21 октября 1897 года в Николаеве начал работать Черноморский судостроительный завод - один из крупнейших заводов Российской Империи, а затем и СССР, который занимался строительством в основном боевых кораблей.

Черноморский судостроительный завод

21 октября 1897 года в Николаеве начал работать Черноморский судостроительный завод - один из крупнейших заводов Российской Империи, а затем и СССР, который занимался строительством в основном боевых кораблей.

Крейсера, линкоры, тяжелые авианесущие крейсера, атомные авианосцы — вот далеко не полный перечень его продукции. Но после 1991 года все это для «демократов» оказалось ненужным. Были порезаны на стапелях и проданы на металлолом в Китай практически готовые авианосцы. Судостроительные площади стали сдаваться в аренду, специалисты разбежались, кое-что делается сегодня по мелким иностранным заказам при загрузке предприятия лишь до 5 процентов былых мощностей.

 

Корабельный самолет «КОР-2»

21 октября 1940 года состоялся первый полёт корабельного самолёта «КОР-2» конструкции Г. М. Бериева.

Корабельный самолет «КОР-2»

21 октября 1940 года состоялся первый полёт корабельного самолёта «КОР-2» конструкции Г. М. Бериева.

Это - палубная катапультная летающая лодка (ближний морской разведчик), разработанная в ОКБ под руководством Г. М. Бериева. Во время Великой Отечественной войны выпускался малыми сериями.

Вооружение состояло из одной неподвижной установки пулемета ШКАС (7,62 мм) в носовой части лодки и пулемета ШКАС на турели типа МВ-5, расположенной в средней части лодки. Самолет мог нести четыре бомбы весом до 200 кг. Основным назначением КОР-2 была ближняя морская разведка, корректировка артиллерийского огня корабельной и береговой артиллерии, охрана тяжелых боевых кораблей от подводных лодок противника, противолодочный поиск, а также борьба с небольшими боевыми кораблями и катерами.

 

Первый спутник Венеры

21 октября 1975 года автоматическая межпланетная станция «Венера-9» стала первым искусственным спутником Венеры. На следующий день спускаемый аппарат совершил мягкую посадку на поверхность планеты. Была произведена первая в мире съемка панорамы поверхности Венеры.

Конструктор тяжелых танков

21 октября 1979 года скончался Жозеф Яковлевич Котин (р. 1908), конструктор тяжёлых танков ИС, КВ, трактора К-700, генерал-полковник инженерно-технической службы, доктор технических наук, Герой Социалистического Труда.

Конструктор тяжелых танков

21 октября 1979 года скончался Жозеф Яковлевич Котин (р. 1908), конструктор тяжёлых танков ИС, КВ, трактора К-700, генерал-полковник инженерно-технической службы, доктор технических наук, Герой Социалистического Труда.

В 1941—1943 годах — заместитель наркома танковой промышленности СССР, главный конструктор Челябинского тракторного завода. Котин является одним из создателей знаменитого тяжелого танка периода второй мировой войны — ИС-2 со 122-миллиметровой пушкой Д-25Т. В период 1943-1944 гг. под руководством Котина на базе танков КВ-1С и ИС были созданы самоходные артиллерийские установки СУ-152, ИСУ-152, ИСУ-122. За годы войны на Челябинском тракторном заводе было выпущено 18 тысяч танков и самоходных установок.

В послевоенные годы Котин вернулся в Ленинград, где руководил разработкой тяжёлого танка ИС-4 (1947), плавающего танка ПТ-76 (1951), тяжёлого танка Т-10 (1953), плавающего бронетранспортёра БТР-50П (на базе танка ПТ-76), а также трелёвочного КТ-12 (1948) и колёсного К-700 (1963) тракторов и др.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение