RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Мальчики становятся мужчинами
25 июня 2013 г.

Мальчики становятся мужчинами

Повесть о курсантах Каспийского высшего военно-морского Краснознаменного училища (КВВМКУ) имени Сергея Мироновича Кирова
Они убивали детей
20 марта 2015 г.

Они убивали детей

Приводим имена и фамилии тех, кто убивал детей, стариков и женщин Донбасса, тех кто равнял с землей жилые дома, школы, больницы и церкви Донецка и Горловки, стремясь по приказу американских советников "забомбить их жителей" в каменный век.
Через миллениум - 7
25 апреля 2014 г.

Через миллениум - 7

Продолжаем публиковать отрывки из новой книги Михаила Захарчука "20 лет на изломе тысячелетий" (дневник писателя)
Территория беспредела
17 сентября 2015 г.

Территория беспредела

Единственное, что сегодня производит Украина в массовом порядке, так это неприятное впечатление.
2015: возможно ли счастье?
5 января 2015 г.

2015: возможно ли счастье?

Что способен принести этот год нам и миру, который все более дичает
Главная » Читальный зал » Кровавая комната

Кровавая комната

Мне показалось, что гебист решил замять «выпирающие» из так хорошо складывающейся версии показания администраторши, и я потребовал точно внести их в протокол, полагая, что они автоматически снимают с меня тяжкие подозрения. Внести-то он внес, но, тем не менее, все так же в наручниках отправил меня в Лефортово. Справедливо говорят, что в одну и ту же реку невозможно войти дважды, ибо она постоянно течет и изменяется. Но в данном случае я дважды в один день вошел в реку под названием «Следственный изолятор КГБ». Причем она вряд ли хотя бы чуточку изменилась в своей сути. Зато кардинальные метаморфозы претерпел мой статус, и поэтому совершенно в ином свете, нежели в утреннее посещение, предстало это зловещее заведение. Когда утром я впервые увидел металлические сети, натянутые в проемах лестничных клеток, и услышал пояснение сопровождающего об их предназначении - не дать возможности подследственным броситься вниз и покончить жизнь самоубийством, подумалось: «Какая гуманность». Теперь же, когда я поднимался по лестнице под конвоем и в наручниках, этот образец тюремной рационализации мне представлялся средством лишения мучеников последнего права на выбор: продолжать мучения или одним махом положить им конец.
Почти не помню, как меня доставили в камеру. Поведение опера, затем конвоиров, демонстрирующих непоколебимую уверенность в моей однозначной виновности, действовали угнетающе. Казалось, у меня нет никакого шанса доказать непричастность к убийству Круга. От этого я все больше погружался в состояние прострации, мысли путались, чувства притуплялись. Вполне возможно, такая методика давления на задержанного эффективна при работе с настоящими преступниками, но люди, случайно попавшие под подозрение, от подобного отношения теряют адекватность, что обрекает расследование на серьезные ошибки, особенно если «царицей доказательств» провозглашается самоличное признание вины подозреваемым. Трудно объяснить, почему еще час назад вполне психически здоровый и уверенный в себе человек, вдруг поддался панике, закомплексовал только из-за того, что случайное стечение обстоятельств бросило на него тень подозрения, а какой-то мелкий чиновник от госбезопасности принял эту тень за истину? Позже, размышляя над этим, я пришел к гипотетической догадке о том, что, вероятно, в экстремальной обстановке проснулась вдруг моя родовая память, и гены деда по матери Константина Андреевича Колесника, безвинно, как позже признали сами органы, расстрелянного в застенках НКВД, начали сигнализировать о нависшей опасности.

Перед тем как закрыть за мной железную дверь камеры, конвоир бесстрастно проговорил:

- Ждите, скоро за вами придут и доставят к следователю.
Меня это обрадовало. Хотя был уже поздний час, я не мог и думать о сне в таком состоянии. Беседа со следователем, как мне казалось, должна была все прояснить.

В камере царил синий полумрак. Судя по всему, в изоляторе давно объявили отбой и вырубили освещение, оставив в камерах лишь «дежурный» свет. Поначалу я даже не заметил, что на соседней койке кто-то есть. Поэтому вздрогнул, когда раздался надтреснутый спросонья голос:
- Зря вы надеетесь, что за вами сегодня придут. Это здесь такой прием: обнадежить, мол, ждите, а придут через сутки, а то и двое. Человек переволнуется, измучится, доведет себя до исступления в ожидании, тогда его легче ломать на допросе.

Одеяло на соседней койке зашевелилось, и из-под него появился маленький невыразимо худой человечек лет пятидесяти с ястребиным носом и впалыми щеками. Он сверкнул на меня из темных впадин глубоких глазниц быстрым взглядом и протяжно зевнул:

- Ох-хо-хо-хо… Впрочем, вы все равно не уснете, ведь, насколько я понимаю в людях, это ваша первая ночь в неволе? Рассказывайте. Когда выговоритесь, станет полегче. Но для начала познакомимся.
Сокамерник протянул костлявую руку:
- Самуил Яковлевич Краевой. Предприниматель в опале.
Я назвал себя и подробно рассказал о случившемся, разумеется, оставив за скобками Гусева.

Самуил Яковлевич слушал с видимым интересом, а потом задумчиво сказал:
- История занятная. Попомните меня: вас или завтра же освободят, или не освободят никогда.

- Почему вы так считаете? – удивился я уверенности Краевого.
- Видите ли, если Круга убрали сами органы, тогда они повесят его на вас, и вы – вечный узник. При ином раскладе, совершенно очевидно, что вы к убийству не имеете прямого отношения, и нет никакого смысла вас тут держать. В таком случае я даже готов взять обратно свою реплику о том, когда за вами придут. Убийство громкое. О нем нужно утром докладывать начальству. И если Круга замочили не кагэбисты, то с вами они должны разобраться до утра. Так что, если в ближайшее время вас пригласят к следователю, можете не вибрировать: свобода вам гарантирована.
Не успел Самуил Яковлевич закончить свою аналитическую тираду, как в коридоре раздались шаги, и звякнул дверной замок.
По моим прикидкам (часы временно конфисковали при оформлении в СИЗО), было около пяти утра, когда я вошел в кабинет следователя на том же четвертом этаже, где побывал накануне в качестве почетного гостя. Худой, темнокожий, словно прокопченный сигаретным дымом, висевшим в помещении, майор, с покрасневшими от бессонной ночи глазами, не глядя на меня, приказал конвоиру снять наручники и, буркнув что-то вроде «Присаживайтесь», кивнув на стул. В кабинете стоял еще один стол, за которым склонился над портативной пишущей машинкой «Эрика» долговязый детина лет двадцати пяти в гражданском костюме. Когда майор без всяких предисловий начал задавать рутинные вопросы типа «ваши фамилия, имя, отчество, пол, год рождения и т.п.», машинка застучала, и я понял, что долговязый протоколирует допрос, как сейчас говорят, в режиме он-лайн. Наконец, следователь начал разговор по существу дела. Опустив лишь то, откуда у меня оказался телефон Круга, я подробно рассказал о своем посещении «Красной». Майор внимательно выслушал, одобрительно кивая, а потом вдруг металлическим голосом произнес:
- Почему вы не хотите сотрудничать со следствием?
- Откуда вы взяли? Хочу.
- Нет, не хотите, - повторил майор. – Иначе вы бы начали свои показания с того, кто вас послал к англичанину.
Осведомленность следователя меня несколько смутила: неужели КГБ прослушивает телефоны ГРУ? А может быть, они, как и положено родственным службам, обмениваются информацией? Остановившись на этом наивном предположении, характерном для бесхитростного «совкового» мышления, я выложил майору все, как было. Последовавшая реакция свидетельствовала о том, что тот просто блефовал, намекая, будто знает о пославшем меня в гостиницу. И без того худое лицо майора вытянулось. Он несколько секунд, не моргая, смотрел на меня, а потом совершенно бессмысленно переспросил:
- Кто-кто вам дал телефон Круга?
Я пожал плечами и повторил должность Гусева. Следователь взялся за трубку телефонного аппарата. Но тут же отдернул ее как от раскаленного утюга. Он вызвал конвойного и попросил вывести меня в коридор. Когда я через полчаса возвратился в кабинет, тон следователя несколько изменился.
- С самого начала мне, например, было совершенно ясно, что к Кругу приходил очень подготовленный киллер. Очевидно, что вы на эту роль не годитесь. Но, - майор сделал многозначительную паузу, подняв палец с желтым прокуренным ногтем, потом угрожающе добавил: - Ваши отпечатки остались на ноже, и мы можем дать ход делу. А можем и не дать. Все зависит о того, захотите ли вы в будущем оказаться полезным для нас. Вот вы на ГРУ работаете, а ведь это, наверняка, они вас в гостинице подставили. Так что подумайте, с кем дружить.

Это была грубая и беспардонная вербовка. Когда меня Гусев попросил оказать посильную помощь разведке в обмен на интересующую газету информацию, это было нормально и естественно. Но в данном случае циничность майора отвращала. Спасибо, Самуилу Яковлевичу, предсказание которого вернуло мне уверенность в себе, что позволило с честью выйти из сложившегося положения.

- Извините, майор, - ответил я с усмешкой, - но, как говорится, кто на кого учился. У меня несколько иная стезя, нежели та, которую вы мне предлагаете. Хотя, конечно, если доведется встретиться с обстоятельствами, представляющими малейшую угрозу государственной безопасности, непременно поработаю на вас и доложу о них по команде или в особый отдел, как и положено, офицеру.
Следователь несколько мгновений взбешенно сверлил меня глазами, но потом взял себя в руки, подписал какую-то бумагу, передвинул ее по столу ко мне и холодно проронил:

- Вот постановление об освобождении. Но, боюсь, вы пожалеете о том, что не приняли нашего предложения.

Забрав в хозчасти СИЗО свои временно конфискованные вещи, документы и деньги, я помчался на Полежаевку. Не терпелось объясниться с Гусевым: как он мог так подло меня подставить! Но до начала рабочего дня оставалось еще полтора часа, и мне пришлось коротать время в азербайджанской «стекляшке», где с раннего утра подавали горячий хаш, вареную баранину и великолепный чай в армудах – пузатеньких восточных стаканах с высокой «талией». Гусев принял меня сразу, как только узнал о моем звонке от генерал-майора. Он был так радушен, что все подозрения в отношении подставы ГРУ развеялись в миг.
- Мне, дорогой наш матрос, уже известно о вашем неприятном приключении, - говорил он, с чувством пожимая руку. – Извините, что не удосужился предусмотреть такого поворота событий. То, что гэбисты вас освободили, свидетельствует об их непричастности к убийству Круга. Значит, дело хуже, чем я думал. Есть третья сила, причем высоко профессиональная. И, кажется, я знаю, кого она представляет. Давайте обо всем случившемся с вами от выхода из этой двери вчера вечером и до выхода из следственного изолятора сегодня утром поговорим самым подробнейшим образом.
Как всегда, Юрия Александровича интересовали мельчайшие нюансы в поведении представителей КГБ. Но в этот раз еще больший интерес он проявил к тому, что увидел я в гостиничном номере и рядом с погибшим Кругом.
- Понимаете, - пояснил он, - по нашим данным, Круг привез с собой кассету с копиями видеодокументов, исчезнувших из архива «штази» во время демократических разборок в ГДР. Не заметили ли вы в номере или среди вещей потерпевшего чего-либо напоминающего кассету или коробку от нее?
Я ответил, что нет. Гусев не скрывал огорчения. Потом он с нотками нерешительности в голосе сказал:
- Возможны два варианта. Круг успел обменять кассету. Или ее взял убийца. В любом случае нужна ваша помощь. После всего случившегося мне неловко обращаться к вам с этим. И вы вправе отказаться. Я даже не обижусь. Но нам очень нужен человек, который покрутился бы, не вызывая подозрений, в среде коллекционеров или исследователей, интересующихся Янтарной комнатой. Вдруг обнаружится след пропавшей кассеты. Если согласны, то мы поможем аккредитоваться в Центральном госархиве России, где хранятся материалы всех экспедиций по поиску Янтарной комнаты. Потолкайтесь там. Поезжайте в командировку в Калининград, разверните бурную поисковую работу. Может быть, на вас кто-то интересующий нас выйдет. По рукам?
Трудно было не согласиться даже после неприятной ночи, проведенной в Лефортовском СИЗО. Я протянул руку.

С того дня я почувствовал, что за мной присматривают. Во всяком случае, в телефонной трубке, когда я снимал ее, непременно звучал характерный щелчок, свидетельствующий о подключении линии к записывающему устройству. Может быть, постоянной слежки и не было, но человека ко мне приставили. Когда после встречи с Гусевым я ехал домой, в метро вдруг столкнулся с Андреем Карповым, с которым мы были достаточно близко знакомы в годы лейтенантской молодости. Потом его завербовали в военную разведку, и Андрей уехал поступать в высшее учебное заведение ГРУ, функционировавшее тогда, как я уже упоминал, под вывеской Академии Советской Армии. С тех пор мы не виделись, и я даже не слышал о его дальнейшей судьбе. Такую встречу стоило отметить, и я предложил зайти в достаточно дешевую, но вполне приличную по тем временам шашлычную «Перевал» на Красной Пресне, где частенько собирались офицеры.

- Туда не стоит, — возразил Андрей. — Именно потому, что «Перевал» облюбовали армейцы, КГБ в нем давно устроило прослушку. Пойдем лучше в наше заведение.
Андрей назвал один из популярных в те годы столичных баров. И мы отправились туда, захватив в гастрономе, как тогда практиковалось в целях экономии, бутылку «Пшеничной».

Под первые рюмки шли разговоры о личном. Андрей рассказал о своей жизни, я о своей. Помотало его крепко. После академии работал в скандинавских странах. Потом, переквалифицировался на Ближний Восток. Участвовал по линии военной разведки во многих вооруженных конфликтах. А с введением советских войск в Афганистан, сидел там почти безвылазно до 1984 года. После тяжелого ранения оставили дослуживать в Москве. Получил здесь квартиру. Сыну Юрке уже восемнадцать. Жена Люда прибаливает, что-то с печенью после азиатской лихорадки, которой она тяжело переболела, когда служили на Ближнем Востоке.
Где-то после пятой рюмки, как водится, перешли на служебные и политические темы. Я вкратце рассказал о произошедшем со мной за последние сутки, при этом высказал удивление тому явному противостоянию, которое заметил в отношениях между ГРУ и КГБ.
- Если англичанина замочили не криминальные братки, — экспромтом анализируя ситуацию, задумчиво сказал Андрей, — то это сделали ребята из ЦРУ или Интеллидженссервис, судя по всему, не поставив в известность своих коллег из КГБ, которые, безусловно, следили за Кругом по своей инициативе. В таком случае тебе повезло вдвойне. Во-первых, если бы наши гэбисты знали, что в «Красной» нагадили друзья-англосаксы, то тобой подтерли бы их задницы, повесив убийство Круга на незадачливого журналиста. Во-вторых, твоим сильнейшим козырем стало то, что на встречу с коллекционером тебя послал именно Гусев. Открытый конфликт с руководителем военной разведки такого ранга, к тому же по совершенно не ясному инциденту, явно не входил в планы мудрецов из КГБ. Поэтому тебя быстренько и выкинули из Лефортово.

Глава 6. Подземелья Кенигсберга

Несколько месяцев я работал в архиве, периодически публикуя в «Красной звезде» результаты этих исследований. Стали приходить многочисленные письма читателей: люди делились воспоминаниями, высказывали версии, предлагали свои услуги в поиске Янтарной комнаты. Постепенно идея о проведении первичной ознакомительной экспедиции в Калининград под эгидой «Красной звезды» обретала материальные очертания. В конце концов, мы сформировали группу энтузиастов, которая отправилась в бывший Кенигсберг. В нее вошли: старший лейтенант запаса Константин Паронин – начальник экспедиции, а в повседневной жизни заведующий подземным палеонтологическим заповедником Одесского государственного университета, лейтенант запаса Игорь Грек – заместитель начальника экспедиции по обеспечению безопасности, Павел Лавренко – специалист по геодезической съемке подземных полостей, Мария Киенко – фотограф, Сергей Степанов и Максим Семеновых – специалисты саперного дела и подводно-технических работ. В Калининград выехал и я вместе с очень интересным человеком, который предложил параллельно провести биоэнергетические исследования подземелий Кенигсберга. Познакомились мы так.

Однажды ко мне в редакцию пришел седовласый пожилой человек и представился инженером биолокации Иваном Евсеевичем Кольцовым. Он сказал, что с интересом следит за моими публикациями о Янтарной комнате и готов оказать помощь в дальнейшей работе над этой темой. Выяснилось, что Кольцов в 80-х годах работал в закрытом тогда бюро по биолокации при Совете Министров СССР. Он в 1982 году был приглашен в Государственную историко-археологическую экспедицию по поиску Янтарной комнаты. Обследовав с помощью «рамки» и других средств биолокации подземелья Королевского замка в Калининграде, Иван Евсеевич составил их подробную схему, которую вместе с докладной запиской направил в ЦК КПСС, где она на долгие годы была засекречена. Забегая вперед, скажу, что позже я нашел этот документ в Центральном государственном архиве России. Вот что писал тогда Кольцов: «Проведенные исследования позволили составить план-схему предположительного местонахождения основных древних подземных ходов и сооружений Кенигсберга, в которых находятся богатейшие ценности, включающие значительное количество (десятки тонн) золота, серебра, янтаря, драгоценных украшений, а также части Янтарной комнаты, картины, книги и т.д.

Сеть подземных ходов и сооружений, в которых спрятаны ценности, построена на различных глубинах (16—68 метров) в разное время, начиная с XIII века, и имеет несколько главных направлений от центра города (бывшего Королевского замка). Почти каждое направление имеет основной коридор с помещениями (емкостями), от которого ответвляются второстепенные коридоры со своими собственными «кустами» подземных ходов и сооружений. В одном из помещений каждого «куста» помещена план-схема (ключ) данного участка подземелья. Имеется также особое помещение, где находятся планы-схемы всех подземелий Кенигсберга.
Главный вход в эти подземелья осуществлялся с территории бывшего Королевского замка. Вход в него был взорван и завален на глубину до 16 метров. Однако на большей глубине ходы-коридоры находятся в нормальном состоянии и не затоплены. Имелись ранее и другие входы в подземелья. Для их нахождения необходимо произвести дополнительные исследования…».
В письме все эти положения снабжены схемами, научными выкладками. К сожалению, от них тогда отмахнулись.

Кольцов разложил передо мной на столе карту мира, расчерченную разноцветными геометрическими фигурами, и начал рассказывать удивительные вещи:

- Вот эта сеть обозначенных желтым цветом прямоугольников в Азии и на северо-востоке Африки - мощные подземные сооружения, исполненные с применением огромного количества янтаря на глубинах от десятков метров до полутора километров. Фигуры зеленого цвета в Центральной и Южной Африке - аналогичные сооружения из материалов, напоминающих изумруд. Все это дело рук протоцивилизации космических колонизаторов, потомки которой до сих пор живут на Земле, представляя собой обитателей так называемого "параллельного" мира. НЛО, Бермудский треугольник, многие другие аномальные явления - неосмысленные пока факты случайных, а иногда и преднамеренных контактов с этим миром.

Честно говоря, я поначалу подумал, что этот посетитель - один из одержимых фантазеров, но Иван Евсеевич показал «корочку» действительного члена Географического общества Российской академии наук, а также вырезки многочисленных публикаций по древнейшей истории, биолокационных методах исследования недр. Кольцов рассказал, что ему было уже за сорок, работал главным конструктором закрытого НИИ, когда впервые услышал о биолокации. Произошло это во время отдыха в подмосковном санатории поздней осенью. Скукотища страшная. О чем только не переговорили с соседом по номеру. И вдруг тот вспомнил, что имеет кое-какие навыки "лозоходца". Сделали, смеха ради, из медной проволоки рамку, стали прятать под ковер монеты, искать. У Ивана Евсеевича сразу получилось. Тогда он усложнил задачу. Санаторий находился рядом с бывшим дворцом князя Воронцова. Там имелись многочисленные подземелья. С помощью рамки Кольцов за неделю составил их схему. Показал ее директору музея - и, надо же, "угадал".
Вернувшись из отпуска, он начал искать в научной литературе объяснения своим новым возможностям. Оказалось, еще древние шумеры, а за ними халдеи и вавилоняне умели пользоваться "волшебной палочкой", с помощью которой искали воду и руду. Так называемые лозоходцы брали в руки развилку орешника (вяза, клена, кизила, ясеня) и медленно передвигались по исследуемой местности. Там, где под землей находилась вода, руда или иная аномалия, конец развилки заметно приподнимался. Подобным методом пользовались и позже. Некий барон Басолей в начале XVII века открыл во Франции таким образом 150 рудных месторождений. Пьер Тивенель и Бартеломео Беттон обнаружили в Лотарингии в 1780 году с помощью лозы 800 подземных источников воды. Интересовались лозоходством и в России. В одном из журналов начала века сообщалось, как лозоходца-водоискателя возили по Москве, сверяя его показания с планом водопроводной сети, и, к удивлению "контролеров", он достаточно точно показывал, где проходят трубы, и даже в какую сторону течет по ним вода. Позже вместо лозы стали пользоваться металлическими рамками из проволоки, которые с еще большим эффектом реагируют на всяческие подземные аномалии.

Что же движет рамку? На этот счет до сих пор нет четкого научного объяснения. Существуют две точки зрения. Первая объясняет явление так называемой идеомоторикой - непроизвольной мышечной реакцией руки на невоспринимаемые известными органами чувств внешние раздражители (изменения напряженности магнитных, гравитационных и других полей). Вторая гипотеза выдвигает в центр саму рамку, которая якобы реагирует на различные поля в данной точке.
К следующему отпуску Иван Евсеевич подготовился не только теоретически: сделал рамку, "пробил" необходимые разрешения для исследовательской работы. Цель он поставил перед собой большую: попытаться с помощью рамки докопаться до одной из жгучих тайн нашей истории.
Как известно, в декабре 1564 года 34-летний царь Иван Грозный вместе с приближенными покинул Москву и поселился в своей "опричной" столице - Александровской слободе. И увез туда не только государственную казну, но и огромную библиотеку, в которой имелись греческие пергамины, латинские хронографы, ярлыки татаро-монгольских ханов, а главное - многовековые летописи нашего народа, ценнейшие архивы городов Руси. Эта библиотека затерялась в пыли столетий. На ее поиски Кольцов и поехал в свой очередной отпуск.

С директором музея Александровского кремля он сразу нашел взаимопонимание. С его помощью провел скрупулезное обследование территории бывшей Александровской слободы, результаты которого позже подтвердили геофизики. Рамка "засекла" многочисленные подземелья, расположенные в два яруса - на больших и малых глубинах. Иван Евсеевич вычертил их схему.
Возвратившись в Москву, о результатах поисков доложил запиской в ЦК КПСС. Его пригласили сделать сообщение в Институте археологии АН СССР, а также выступить с докладом в межведомственной комиссии по биолокации при Центральном правлении научно- технического общества радиотехники, электроники и связи имени А.С. Попова. Вскоре было принято специальное постановление Совмина СССР об изучении подземелий Александровского кремля. Правда, оно не было выполнено из-за отсутствия должного субсидирования. К раскопкам подземелий, где, по убеждению Кольцова, находится уникальная библиотека, другие ценности, так и не приступили. Правда, поисковая деятельность лично для Кольцова дала неожиданный результат – после этого и пригласили ученого на работу в создаваемое тогда секретное бюро по биолокации при Совмине СССР.

С тех пор этим делом Иван Евсеевич занимается профессионально. Участвовал в многочисленных поисковых экспедициях по отысканию истинного места сражения войск князя Игоря с половцами в 1185 году, захоронений воинов, погибших в Ледовом побоище в 1242 году, а также братских кладбищ на поле Куликовом (установлено, что они находятся не там, где считалось традиционно). Главное же, чем занималось бюро по биолокации, - разведка полезных ископаемых.
- Операторы биолокации, - рассказал мне Иван Евсеевич, - работали во многих сферах народного хозяйства, науки. Они осуществляли самый дешевый, практически бесплатный способ подземных исследований и геологоразведки. Группа Плужникова провела биолокационную разведку в Нефтекумской степи. Она показала высокую результативность (порядка 70 процентов) на залежах большой глубины. Группа Сочеванова определила границы месторождения минеральных вод в Приморье. Геологическая партия "Укрбиолокация" с успехом отыскивала воду, гипс, подземный карст, что чрезвычайно важно для городского строительства. Использовалась биолокация и в военном деле. Например, в 60-е годы начались работы по расширению Минского шоссе. Под дорогой обнаружили оставленную фашистами полость со взрывчаткой. Пригласили "лозоходцев". С помощью биолокации на большом участке шоссе было обнаружено еще около 30 таких "кладов". Интересные опыты провел Плужников в море. На корабле он с помощью рамки лоцировал суда, находящиеся вне зоны видимости. Их положение проверялось радиолокацией. Таким образом возможно обнаружение мин, других плавающих или притопленных предметов и даже человека, упавшего за борт.
- Что касается работы с рамкой - тут более или менее понятно. А каким образом вы нанесли схемы подземелий в Африке, если там никогда не бывали? - повернул я разговор к картам, с которых он начинался.
- В процессе длительных тренировок я стал чувствовать, что могу получать некоторую информацию и без рамки, к тому же на большом расстоянии. В общих чертах происходит это так. Беру в руку резонатор (например, кусочек янтаря), мысленно даю себе установку именно на этот камень и медленно просматриваю карту местности. Если на каком-либо участке есть янтарь, в руке чувствую нечто подобное легкому покалыванию. Почему так происходит - не знаю. Возможно, это объясняется следующей гипотезой. Человек - изоморфная система. Изоморфизм (коротко говоря, единство внутренней формы всего материального) свойствен всем объектам, на всех уровнях, включая электронный, полевой. Подробности заняли бы слишком много места. Но главное - вывод: информация может передаваться на физическом электронном уровне, в том числе от неживого объекта к человеку. Способность войти в это энергоинформационное поле, видимо, не каждому дана. Во всяком случае, нужны серьезные тренировки. Что же касается простейших способов биолокации, то они под силу многим. Из ста человек восемьдесят, взяв первый раз в жизни рамку, сразу же почувствуют эффект.

Иван Евсеевич рассказал, что, поскольку крупномасштабными поисковыми операциями сейчас заниматься невозможно по финансовым соображениям, в последнее время он исследует легко доступные захоронения прошлого. Например, он знает, что в одной из небольших пещер в предгорьях Кубани спрятан чемодан с документами и драгоценностями. В годы Великой Отечественной партизаны в этих местах отбили у фашистов награбленные драгоценности и какие-то штабные документы. Вскоре против отряда направили карателей. Он был разгромлен. В бою, а затем в фашистских застенках почти все партизаны погибли. Как и тот, кто сумел надежно спрятать чемодан с ценностями в пещере. Найти тайник, по словам Кольцова, не представляет большого труда. Но нужны средства, хоть и небольшие, на экспедицию. А их у ученого нет.

Страницы:  «  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13  »

Комментарии:

Николай Шумилов 27.12.2013 в 09:39 # Ответить
О Янтарной комнате и не только
К сожалению, Янтарная комната, как и другие сокрытые нацистами в Калининградской области гигантские национальные культурные ценности, почти никому не нужна

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
22 сентебря
вторник
2020

В этот день:

Аляска — русская земля

22 сентября 1784 года русские первопроходцы основали первое постоянное поселение на Аляске. Это послужило началом образования Русской Америки (совокупность владений Российской империи в Северной Америке, включавшая Аляску, Алеутские острова, Александровский архипелаг и поселения на тихоокеанском побережье современных США (Форт-Росс).

Аляска — русская земля

22 сентября 1784 года русские первопроходцы основали первое постоянное поселение на Аляске. Это послужило началом образования Русской Америки (совокупность владений Российской империи в Северной Америке, включавшая Аляску, Алеутские острова, Александровский архипелаг и поселения на тихоокеанском побережье современных США (Форт-Росс).

Первыми русскими, которые со стороны Сибири открыли Аляску (Америку), были члены экспедиции Семена Дежнева в 1648 году. В 1732 году Михаил Гвоздев на боте «Святой Гавриил» совершил плавание к берегам «Большой земли» (северо-западной Америки), первым из европейцев достиг побережья Аляски в районе мыса Принца Уэльского. Гвоздев определил координаты и нанес на карту около 300 км побережья полуострова Сьюард, описал берега пролива и острова, лежащие в нём. В 1741 году экспедиция Беринга на двух пакетботах «Святой Петр» (Беринг) и «Святой Павел» (Чириков) исследовала Алеутские острова и берега Аляски. В 1784 году на остров Кадьяк (Бухта Трех Святителей) прибыла экспедиция Шелихова в составе трех галиотов («Три святителя», «Св. Симеон» и «Св. Михаил»). «Шелиховцы» основали здесь первое постоянное поселение (Северо-восточная компания), начали усиленно осваивать остров, подчиняя местных эскимосов (конягов), способствуя распространению православия среди туземцев и внедряя ряд сельскохозяйственных культур (картофель, репа).

Параллельно с компанией Шелихова Аляску осваивала конкурирующая с ним компания купца Лебедева-Ласточкина. Снаряженный им галиот «Св. Георгий» (Коновалов) прибыл в 1791 году в залив Кука, а его экипаж основал Николаевский редут. В 1792 году «лебедевцы» основали поселение на берегах озера Илиамна и снарядили экспедицию Василия Иванова к берегам реки Юкон.

С 1808 года столицей русской Америки становится Ново-Архангельск. Фактически управление американскими территориями ведется Российско-американской компанией, главный штаб которой находился в Иркутске, официально Русская Америка включена в состав сначала Сибирского генерал-губернаторства, а после его разделения в 1822 году на Западное и Восточное, в состав Восточно-Сибирского генерал-губернаторства.

11 сентября 1812 года русский купец Иван Кусков основал Форт-Росс (в 80 км к северу от Сан-Франциско в Калифорнии), ставший самым южным форпостом русской колонизации Америки. Формально эта земля принадлежала Испании, однако Кусков купил её у индейцев. Вместе с собой он привел 95 русских и 80 алеутов.

C 9 июля 1799 по 18 октября 1867 года Аляска с прилегающими к ней островами находилась под управлением Русско-американской компании.

Начало Крымской войны (1853—1856) ставило русские колонии в Северной Америке в чрезвычайно трудное положение, поскольку русская Аляска граничила с британской Канадой. Боевые действия на Дальнем Востоке в этот период показали абсолютную незащищённость восточных земель Российской империи и в особенности Аляски. Дабы не потерять даром территорию, которую невозможно было защитить и освоить в обозримом будущем, было принято решение о её продаже. В январе 1841 года Форт-Росс был продан гражданину Мексики Джону Саттеру. А в 1867 году США выкупили Аляску за 7 200 000 долларов.

 

Александр Суворов - «Генерал Вперед»

22 сентября 1789 года осуществелен разгром турецкой армии русско-австрийскими войсками под командованием генерала А. В. Суворова в битве при Рымнике в ходе Русско-турецкой войны 1787—1791 годов.

Александр Суворов - «Генерал Вперед»

22 сентября 1789 года осуществелен разгром турецкой армии русско-австрийскими войсками под командованием генерала А. В. Суворова в битве при Рымнике в ходе Русско-турецкой войны 1787—1791 годов.

 Османская империя планировала в этой войне вернуть себе земли, отошедшие к России в ходе Русско-турецкой войны 1768—1774 годов, в том числе и Крым. Война закончилась победой России и заключением Ясского мира. Битва при Рымнике - одно из главных сражений Русско-турецкой войны 1787—1791 годов.

В состав отряда Суворова входили 9 не полностью укомплектованных батальонов пехоты, 9 эскадронов карабинеров, 2 казачьих полка и тысяча арнаутов (итого около 6,5 тыс. человек). Корпус принца Кобургского включал в себя 10 батальонов пехоты и 30 эскадронов кавалерии (всего около 18 тыс. человек). Таким образом, численность объединённых русско-австрийских войск составляла приблизительно 25 тыс. солдат и офицеров.

В составе объединенных отрядов Юсуф-паши было более 100 тысяч штыков и сабель. Но Суворов, переправившись через Рымну в ночь на 22 сентября, сразу же повел войска в наступление. Турки не ожидали такой отваги и дрогнули. Значительная часть войск рассеялась, преследуемая русскими отрядами. За смелые и решительные наступательные действия против превосходящих сил противника австрийцы прозвали Суворова «Генерал Вперёд».

Потери войска Юсуф-паши только убитыми в день сражения составили не менее 15 тысяч человек. Потери русско-австрийских войск не превышали 500 человек.

Победа при Рымнике стала одной из наиболее блистательных побед Александра Суворова. За победу в ней он был возведён Екатериной II в графское достоинство с названием Рымникский, получил бриллиантовые знаки Андреевского ордена, шпагу, осыпанную бриллиантами с надписью «Победителю визиря», бриллиантовый эполет, драгоценный перстень и Орден Святого Георгия 1-й степени.

 

Форсирование Днепра

22 сентября 1943 года на рассвете войска Центрального и Воронежского фронта начали переправу и захват плацдармов на правом берегу Днепра. К этому моменту Советские войска заняли противоположный от немецких войск берег практически на протяжении 300 километров.

Форсирование Днепра

22 сентября 1943 года на рассвете войска Центрального и Воронежского фронта начали переправу и захват плацдармов на правом берегу Днепра. К этому моменту Советские войска заняли противоположный от немецких войск берег практически на протяжении 300 километров.

Все немногие штатные плавсредства были использованы войсками, но их катастрофически не хватало. Поэтому основные силы форсировали Днепр на подручных средствах: рыбацких лодках, импровизированных плотах из бревен, бочек, стволов деревьев и досок.

Большой проблемой была переправа тяжёлой техники: на многих плацдармах войска не смогли быстро переправлять её в достаточном количестве на плацдармы, что вело к затяжным боям по их обороне и расширению и увеличивало потери советских войск.

Первый плацдарм на правом берегу Днепра был завоёван 22 сентября 1943 в районе слияния Днепра и реки Припяти, в северной части фронта. Почти одновременно 3-я гвардейская танковая армия и 40-я армия Воронежского фронта добились такого же успеха южнее Киева. 24 сентября ещё одна позиция на западном берегу была отвоевана недалеко от Днепродзержинска, 28 сентября — ещё одна рядом с Кременчугом. К концу месяца было создано 23 плацдарма на противоположном берегу Днепра, некоторые из них — 10 километров в ширину и 1-2 километра в глубину. Всего Днепр к 30 сентября форсировали 12 советских армий. Так же было организовано множество ложных плацдармов цель которых была имитация массовой переправы и рассредоточение огневой мощи немецкой артиллерии.

После этого советские войска практически создали новый укрепрайон на завоеванных плацдармах, фактически закопавшись в землю от огня противника, и прикрывая своим огнем подход новых сил.

Значительную помощь советским войскам в ходе форсирования Днепра оказали партизаны: в общей сложности, в Битве за Днепр приняли участие 17 332 украинских советских партизан, которые совершали нападения на подразделения немецких войск, вели разведку, служили проводниками для переправившихся подразделений советских войск.

За форсирование Днепра 2438 воинам было присвоено звание Героя Советского Союза, что больше, чем суммарное количество награждённых за всю предыдущую историю награды. Такое массовое награждение за одну операцию было единственным за всю историю войны. Беспрецедентное количество награждённых также отчасти объясняется директивой Ставки ВГК от 9 сентября 1943, гласившей: "В ходе боевых операций войскам Красной Армии приходится и придётся преодолевать много водных преград. Быстрое и решительное форсирование рек, особенно крупных, подобных реке Десна и реке Днепр, будет иметь большое значение для дальнейших успехов наших войск. За форсирование такой реки, как река Десна в районе Богданове (Смоленской области) и ниже, и равных Десне рек по трудности форсирования представлять к наградам:

1. Командующих армиями — к ордену Суворова 1-й степени.

2. Командиров корпусов, дивизий, бригад — к ордену Суворова 2-й степени.

3. Командиров полков, командиров инженерных, сапёрных и понтонных батальонов — к ордену Суворова 3-й степени.

За форсирование такой реки, как река Днепр в районе Смоленск и ниже, и равных Днепру рек по трудности форсирования названных выше командиров соединений и частей представлять к присвоению звания Героя Советского Союза".

 

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение