RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

«Дело Тухачевского»: рассекреченные документы
11 июня 2013 г.

«Дело Тухачевского»: рассекреченные документы

Сталин, готовясь к тяжелейшей схватке с европейским фашизмом, в 1937 году начал чистку Красной Армии от «пятой колонны»
Измена  Родине
8 ноября 2016 г.

Измена Родине

В ночь с 8 на 9 ноября 1975 года в Советском ВМФ произошло беспрецедентное ЧП: взбунтовался корабль!
Страшная правда о «бескровной смуте»
13 мая 2016 г.

Страшная правда о «бескровной смуте»

12 мая 2016 года в Союзе писателей России состоялась презентация уникального сборника, содержащего фотодокументы, многие из которых ранее не публиковались
Литературный Макдональдс
28 сентября 2014 г.

Литературный Макдональдс

Всеобщее отупение ждет поколение, читающее Гарри Поттера и аналогичный суррогат мысли и чувства
«И Я МОЛЮСЬ – О, РУССКАЯ ЗЕМЛЯ!»
8 декабря 2016 г.

«И Я МОЛЮСЬ – О, РУССКАЯ ЗЕМЛЯ!»

Церковь и литература: проблему анализирует известный прозаик и литературный критик
Главная » Читальный зал » Кровавая комната

Кровавая комната

К тому времени Калининградская геолого-археологическая экспедиция по поиску культурных ценностей под руководством сначала Марии Поповой, а затем Елены Стороженко формально прекратила свое существование. Это была последняя попытка на государственном уровне найти вывезенные из России в Кенигсберг сокровища. Правда, фактически некоторые исследователи-энтузиасты на собственные средства еще несколько лет продолжали поисковую работу. С одним из них мы были знакомы по телефону. К нему я и отправился.
Подполковник Казимир Петрович Куканов тогда служил старшим преподавателем кафедры инженерных дисциплин в Калининградском военном училище. К тому времени он 15 лет являлся консультантом экспедиции. Мы встретились в небольшом, набитом от пола и едва ли не до потолка документами кабинетике у него на кафедре. На вид Куканову было лет сорок пять. Высокий, чуть полноватый, он сидел в кресле, как монолит, и, не вставая со стула, протянул мне руку для приветствия. Поначалу Куканов отнесся ко мне настороженно и ревниво, как всякий исследователь, встречающийся с конкурентом. Как раз в то время на экраны вышел художественный кинофильм «Вилла Эдит» о фашистских спецслужбах, работавших в Кёнигсберге во время войны. Там, в частности, шла речь о подземном ходе, соединяющем эту виллу с подземельями Королевского замка. Почему-то решив, что я был вдохновлен на приезд в Калининград именно этим фильмом, Казимир Петрович после первых слов приветствия с некоторым недружелюбием сказал:
— Слухи о подземельях Калининграда несколько преувеличены. Они порождены отсутствием у населения правдивой информации. С одной стороны художественный вымысел в душещипательных детективах, с другой — зажим реальной информации властями. На самом деле в Калининграде с незапамятных времен имеется система подземных коммуникаций, какое-то подземное хозяйство, бункеры, подвалы под каждым домом, убежища для защиты населения на случай войны. Ни о каком подземном городе и речи не может идти — грунт здесь не тот, слишком близки грунтовые воды.
— Ну, это не препятствие, — заметил я, — немцы мастаки делать чудесную гидроизоляцию. Впрочем, не буду спорить. Скажу честно, у меня нет цели, искать большие подземелья и спрятанные в них несметные сокровища. Задача значительно скромней. Обнаружить и вскрыть хотя бы малейший подвал, хранящий любые предметы времен войны, написать об этом поиске, привлечь внимание к проблеме. Я газетчик, а не исследователь. Мне нужен маленький, но конкретный результат, вокруг которого я мог бы опубликовать кучу интересной поисковой информации.

В этом месте я не сдержал улыбки, представив себе, как возмутился бы «стратег» Кольцов, услышав это обоснование моей «мелкотравчатой» тактики. Казимир Петрович удивленно вскинул брови, но я подавил улыбку и продолжал:
— Поскольку я новичок в этой тематике, хотя и имею несколько публикаций, то очень прошу вас помочь советом. А, может быть, вы позволите познакомиться с какими-нибудь документами из архива экспедиции, ведь вы храните здесь не курсовые работы своих подопечных, — окинув взглядом папки, вновь улыбнулся я.
Видимо, поняв, что мои поверхностные журналистские устремления никакой серьезной опасности для его монополии на «главную» информацию о Янтарной комнате не представляют, Куканов заметно подобрел. Не поднимаясь со стула, он достал своими длинными ручищами какую-то папку, лежащую у противоположной стены кабинетика, порылся в ней и вытащил несколько листков.
- Вот почитайте пока, а я поищу что-нибудь более конкретное.
Документ назывался «Обзор заявительских материалов, сделанный экспедицией». Я углубился в чтение.

«Всех заявителей можно разделить на 4 категории: 1. Участники захоронения Янтарной комнаты. 2. Очевидцы захоронения Янтарной комнаты: а) видели процесс захоронения; б) видели спрятанные ящики с Янтарной комнатой. 3. Слышали от конкретных лиц о захоронении Янтарной комнаты. 4. Предполагают места захоронения: а) участники строительства специальных подземных сооружений; б) знатоки бывшего Кенигсберга и хранилищ; в) «сочинители версий».
Пока я читал документ, Казимир Петрович перебирал папки и, не переставая, говорил:
- В Калининграде около двух десятков фортов. Это бетонно-кирпичные сооружения с толщиной кладки до 8 метров. Они опоясаны рвом шириной до 15 метров. Казематы трехэтажные плюс два этажа в земле. Форты связаны огневой системой, шоссейными дорогами, а некоторые и подземными ходами с узкоколейкой. В замке «Бальга» были разветвленные подвалы, но туда повадились кладоискатели и входы завалили блюстители правопорядка. В Мамонтово есть затопленный подземный завод, но тут, на мой взгляд, нет никакой тайны, просто очень высок уровень грунтовых вод.
Я слушал и продолжал читать: «Анализ заявительских материалов и литературы приводит к следующим выводам: 1. Упаковкой в основном служили ящики, содержимое которых перекладывалось ватой, ветошью, опилками. Но нет оснований думать, что только ящики могли быть упаковкой, есть в некоторых материалах упоминания о контейнерах, цинковых гробах, мешках и пр. 2. На все изъятые ценности по заданию оперативного штаба Розенберга составлялись книги учета и другая документация. 3. Вероятно, все ящики с ценностями, или большинство их маркировались. Так экспедиция располагает документом о единой маркировке ящиков оперативного штаба рейхсляйтера Розенберга. Распоряжение это вступило в силу 15. XI.1943 г. Есть в нем разъяснения и указания по маркировке. Маркировка ящиков из СССР начинается с сокращенного наименования местности, откуда вывезены ценности: например, Украина — Киев — Uki. Остланд-Эстория — Ole и т.д. Кроме того, каждый ящик имеет спецзнаки, кому предназначается груз, например, Оперативный штаб реквизиций и просмотра в Берлине — ES, отдел музыки — Mu, и т.д. 4. Способы захоронения ценностей — самые различные: а) каменоломня со всеми приспособлениями для длительного хранения (описана в книге Б. Полевого «До Берлина 896 км». б) озера, водоемы; в) подземные штольни; г) специально подготовленные бункеры; д) форты, склады, старинные подземные сооружения; е) траншеи, котлованы.
Местом захоронения ценностей, которые были вывезены на территорию Восточной Пруссии, может быть в основном, сама Восточная Пруссия. Так, в дополнении к приказу от 23.10.1944 года гауляйтера Э.Коха, указано: « При эвакуации промышленных предприятий и эвакуации вообще обратить внимание на то, что хозяйственное добро и имущество разрешается располагать только внутри провинции Восточной Пруссии»

Все это было, конечно, интересно, но на мою «маленькую» цель практически не играло. Вот если бы посмотреть досье на упомянутых в документе заявителей. Я сказал об этом Куканову.
- Сейчас поищу, — ответил он. — А вы пока ознакомитесь с нашим научно-исследовательским отчетом. Это тоже ложится в вашу тему.
Документ был объемистый, и я читал его выборочно, надеясь наудачу встретить что-либо интересное: «Главным направлением в нашей работе было изучение писем граждан и беседы с очевидцами. В беседе с гражданкой Рогачевой, проживающей в г. Калининграде с 1947 года, высинилось, что позади ее дома в развалинах из-под земли одно время слышался какой-то стук. Жители завили об этом в милицию, которая это место охраняла три дня. С прибытием работников милиции стук прекратился. На четвертый день милиционеры спустились в подвал разрушенного дома и там обнаружили подземный ход, по которому один из них с фонарем прошел и вышел из него в замке. С целью обнаружения этого хода вдоль стены северной части замка нами была прорыта траншея глубиной 5,5 м, однако положительных результатов не достигнуто.
В своем письме жительница г. Ленинграда Дьячкова сообщила, что она в период Отечественной войны содержалась с женском лагере в г. Кенигсберге и, идя вместе с другими узниками на работу, видела, как немцы, оцепив место в районе железнодорожного вокзала станции Кенигсберг возле кирхи, что-то в спешке закапывали, разгружая автомашины.
По данным капитанов Близнюка и Пузырева о том, что по ул. Комсомольской в г. Пионерске, имеется люк, под которым размешается бункер, был осуществлен выезд на место. В настоящее время на этом месте строится кинотеатр. По рассказу прораба участка, во время прокладки траншей для коммуникаций на самом углу вне нового помещения они наткнулись на колодец, очень глубокий, метров 13. Других колодцев не обнаружено. Обследовать колодец не удалось, т.к. он завален и прикрыт трубами.
Получено письмо от Костина Валентина Степановича, находящегося сейчас в заключении в лагере г. Сокаль, Львовской области. Он пишет, что в беседа с солагерником Коротковым Ю.Б. узнал, что тот знает о захоронении Янтарной комнаты. Коротков, по словам Костина, сам видел эту комнату в руинах замка в 40 км от Кёнигсберга и даже в 1945 году отламывал от нее кусочки, которые пытался продать в Литве, но их никто не купил».
Наконец, Казимир Петрович нашел папку с документами на Короткова. Это был почти готовый детектив. В папке находился документ, который стоит того, чтобы его привести лишь с небольшими купюрами. Он подписан начальником исправительного учреждения ОТУ УВД Калининградского облисполкома подполковником Г. Андрющенко и озаглавлен так: «Рапорт о результатах работы с заключенным Коротковым Ю. Б. по розыскам Янтарной комнаты». Вот его содержание: «В 1945 году, занимаясь мародерством, в апреле или в конце марта Коротков оказался в Кенигсберге. Лазил по подвалам, искал ценности.

В начале апреля 1945 года находился в районе пос. Шоссейный (пригород Калининграда), и, будучи голодным, решил раздобыть продукты питания.

Из Кенигсберга в направлении города Хейлигенбайль (Мамоново) шли три автомашины грузовые, крытые брезентом, марки «Бюсти», легковая машина и мотоциклы. Коротков забрался в кузов под брезент последней грузовой автомашины и ехал таким образом до Брунсберга (Бранево). Не доехав 4 км до Бранево, машины остановились, и из разговоров между немцами он понял, что в Бранево уже войска Советской армии. Автомашины развернулись и пошли обратно в сторону Мамоново. В автомашине были какие-то ящики, обитые цинком, и еще шесть ящиков, наподобие тех, в которых перевозят стекло. Продуктов питания в машине не было.

Через некоторое время (все это происходило ночью) машины вошли в лес и вскоре остановились. Коротков выпрыгнул из грузовика и незаметно для немцев (5 человек в черной форме) спрятался за деревом и стал наблюдать. Все машины кроме мотоцикла, немцы загнали в бункер (штольня, туннель) и некоторое время были там. Затем он услышал выстрелы, из бункера вылезли только два немца. Они произвели взрывы, пытаясь завалить вход в бункер, и, проделав эту работу, хотели сесть на мотоцикл и уехать.

Коротков, вооруженный немецким автоматом, обстрелял их. Одного из них, немецкого офицера, убил, а второй, видимо, раненый, все же уехал на мотоцикле. Коротков сразу же ушел с этого места.
В октябре 1945 года Коротков нашел себе друга «трофейщика» (а точнее мародера) Карасева Юрия, рассказал ему об этом случае, и они вместе разыскали этот бункер. Через провал, образовавшийся от взрыва, Карасев проник в него, а Коротков светил ему фонариком. (Цель проникновения: если обнаружат ценности, то разграбить и жить, не работая). Карасев разрезал брезент на машине, разломал ящик и увидел под упаковкой из ватной бумаги наклеенные на доски красивые камни. Он набрал два солдатских вещевых мешка и подал Короткову. Обшарив, трупы убитых немцев, Карасев увидел и взял у одного из них металлическую коробочку с золотыми коронками зубов, с серьгами и кольцами.

Выбравшись из бункера, они вместе пришли к дому, где раньше была у немцев разведшкола, а теперь жили солдаты охраны полигона. Здесь же они встретились с литовцем, который вместе с женой приезжал за кожей и другими трофеями, жил где-то в районе Вербалиса (фамилии, имени, отчества не помнит). Коротков и Карасев показали ему одну плитку. Литовец сказал, что это янтарь. Начальнику полигона старшине Колосову они продали пистолеты «ТТ», «Браунинг» и немецкий автомат за концентраты. По дороге в Литву недалеко от Истербурга (Черняховск) в заброшенном доме на почве пьянства возник скандал из-за металлической коробки с золотыми вещами. Коротков застрелил Карасева Юрия, взял свой вещевой мешок с янтарем и уехал в город Каунас, где продал его с большим трудом одному «барыге». Янтарь никто не хотел покупать. В Литве Коротков поселился в городе Траураге у женщины, от которой уже имел дочь Генуте.Приблизительно, через месяц Коротков вновь поехал на то место с целью проникнуть в бункер с ценностями и взять, что покажется наиболее ценным. Когда он раскопал лаз в бункер, услышал, что кто-то подъехал на мотоцикле. Выглянув из-за куста, увидел, что около мотоцикла стоит советский офицер и закуривает папиросу. Коротков окликнул его, офицер испугался и схватился за кобуру. Коротков из немецкого автомата, который хранил в бункере, дал очередь по офицеру. Когда Коротков подошел к нему, тот был еще жив и что-то хотел сказать, но в это время у него из горла хлынула кровь. И чтобы офицер «не мучился» Коротков «прикончил его».

Обшарив карманы убитого офицера, взял у него деньги, снял два ордена, посмотрел документы. (Убитый офицер по фамилии Сафронов, 1917 года рождения). Снял с убитого китель и надел на себя, а труп и свой пиджак бросил в лаз бункера, забыв, что в пиджаке находятся документы убитого офицера и его личные. Чтобы в бункер никто не попал через лаз, на телефонный кабель привязал мину, оголив взрывную головку и хотел все это взорвать, но не нашел детонатора. Потом сел на мотоцикл офицера и уехал в город Таураге, где жил более года без прописки. В городе Таураге нигде не работал, пьянствовал, жил на широкую ногу. В 1947 году обратился за паспортом в отдел милиции, но в паспорте отказали, а предложили в течение 24 часов выехать из Литвы. Коротков не выполнил это предписание. В 1948 году Коротков вторично обратился с просьбой выдать ему паспорт, но был арестован и в марте 1948 года осужден по статье 192 УК ЛССР к одному году лишения свободы. (Затем идет длинный перечень судимостей — С.Т.).
О том, что он убил офицера, до 1971 года никогда никому не говорил. Отбывая последнее наказание, услышал случайно рассказ о книге «Тайна Янтарной комнаты» от заключенного К., и стал его подробно расспрашивать, так как впервые заподозрил, что в бункере находится Янтарная комната. На вопрос К., почему его это так заинтересовало, очень коротко рассказал, что он, Коротков, знает, где Янтарная комната.

Заключенный К. сообщил администрации о своем разговоре с Коротковым. Но Коротков, боясь, что ему придется отвечать за убийство офицера в 1945 году, избил заключенного К. и заявил администрации лагеря, что он ничего о Янтарной комнате не знает. Говорить на тему о Янтарной комнате с кем бы то ни было отказывался.
В октябре 1971 года в колонию в гор. Сокаль приехала начальник Калининградской историко-археологической экспедиции Попова М.И., которая сумела убедить Короткова поехать в г. Калининград и показать место захоронения Янтарной комнаты.

Коротков дал согласие выехать в город Калининград, но не этапом, а под конвоем лейтенанта Павлик пассажирским поездом, рассчитывая, что сумеет убедить лейтенанта Павлик предоставить ему возможность одному побыть в бункере и изъять из него свои личные документы и другие доказательства убийства офицера, а после этого явиться в СИЗО и показать месторасположение бункера.
Однако Короткова отправили в СИЗО гор. Калининграда этапом и по прибытии он заявил, что ни с кем говорить не станет и бункер не покажет. Потребовал отправить его обратно в ИТК в город Сокаль.
После ряда бесед, проведенных мною, он стал все больше и больше рассказывать, и все вышеизложенные данные получены от него.
24 июня 1972 года Коротков прибыл под охраной в район бункера, так как я ему сказал, что возможно на месте бункера построены дома и жители живут под угрозой взрыва. И за это он будет отвечать. После осмотра района Коротков заявил, что жителям опасность взрыва не угрожает, и место входа в бункер не показал. В настоящее время Коротков настаивает на освобождении и только после этого выражает готовность показать месторасположение бункера с Янтарной комнатой и другими ценностями. Считаю риск освобождения Короткова оправданным, так как он осужден по статье 81 УК УССР не за тяжкое преступление. Ущерб, нанесенный им государству составляет менее 100 рублей и в настоящее время возмещен. Коротков осужден на длительный срок (7 лет) только как особо опасный рецидивист по признаку неоднократной судимости (5 раз за кражи). Полагал бы, возбудить ходатайство перед областным судом в порядке надзора пересмотреть уголовное дело Короткова Ю.Б. и ограничиться отбытой им мерой наказания».
Прочитав этот документ, я понял, что это неплохая зацепка для работы с Кольцовым, и спросил Куканова, имеет ли он хотя бы примерное представление, где находится бункер. Казимир Петрович ответил утвердительно, только добавил, что это теперь территория воинской части тыла Балтийского флота.
Забегая вперед, отмечу, что впоследствии я попытался выяснить дальнейшую судьбу Короткова. Но после освобождения из ИТК, он как в воду канул. А, просматривая документы Государственной историко-археологической экспедиции, выяснил, что и ей не удалось найти Короткова, несмотря на то, что к поискам подключались органы КГБ и МВД.
Когда я вкладывал рапорт подполковника Андрющенко назад в папку, заметил в ней исписанный корявым почерком листок, вырванный из ученической тетрадки. Машинально вытащил его и обомлел. Это была настоящая удача! Над текстом красовалась «шапка»: «В Советский фонд культуры от Коленко Генриха Ивановича, проживающего в г. Калининграде, по такой-то улице, дом, квартира». Да ведь это наверняка тот самый Генрих Коленко, о котором упоминал в письме в «Красную звезду» красноярец Виктор Баев! Глаза побежали дальше по тексту. «Приблизительно в 1953 или 1954 году мы с друзьями (нас было трое: Виктор Баев, я, третьего не помню) обнаружили лаз в подземелье среди взорванных домов. Мы туда залезли. Было темно. Там мы наткнулись на решетчатую дверь, за которой стояли штабелями ящики, почти до потолка. Сейчас это место находится между улицами Багратиона и Казанской. Могу указать». Да, теперь не оставалось сомнений. Это был именно тот Генрих Коленко. Я выписал его адрес и долго жал Куканову руку. Не понимая причины моей радости, он с удивлением бормотал:
— Да что такого я вам показал? Обычные письма. Заходите еще, если что…

А я заторопился к Кольцову сообщить, что у нас есть теперь реальная возможность малыми силами откопать подвальчик с чем-нибудь интересным.

Глава 8. В лабиринте версий

Когда я вернулся в гостиницу, Кольцов уже был в нашем номере и что-то горячо объяснял Константину Пронину, который, как мы заранее условились, пришел к нам для подведения итогов первых дней командировки.

— Вот, — обратился ко мне Иван Евсеевич, — я сравниваю сегодняшнюю схему с той, которую сделал в Королевском замке 15 лет назад. Они полностью совпадают, что доказывает точность биолокационного метода.

— Никто и не подвергает его сомнению, — ответил я и обратился к Пронину:

— Ну, как успехи?

— Мы побывали в нескольких фортах. Хорошо, что вы догадались еще из Москвы направить в штаб армии официальную просьбу руководства редакции о помощи в организации работы экспедиции, — начал Пронин. — Если бы не приданный нам полковник Виктор Сергеевич Новиков, то вряд ли мы куда-либо попали. Ведь многие фортовые сооружения находятся в эксплуатации. Там охрана, или даже часовые. Не так все просто.

Пронин рассказал, что, работая в одном из фортов, экспедиция с первых же шагов столкнулась с отзвуками различных «легенд»: военнослужащие, таинственно понижая голос, сообщили, что, мол, несколько лет назад прапорщик и солдат спустились в подземелье… и исчезли. А еще спускался в затопленное подземелье водолаз, так потом только обрезанный канат вытащили, а сам он пропал. В этих «преданиях» присутствовала одна ниточка — затопление подземелий. С этим связывалось все таинственное. Но когда группа Пронина обследовала форт, стало ясно, что подъем уровня воды связан с тем, что захламлен ров, забиты водозаборные колодцы. С «таинственной системой», имевшейся якобы у немцев и позволявшей затапливать подземные полости искусственного характера, экспедиция ни в одном из осмотренных фортов не столкнулась. Выяснилось другое: вода появляется там (и не откачивается), где нарушены или естественные процессы, или первоначальный замысел строителей. - Немало мы наслушались побасенок об одном из фортов, где сейчас располагается филиал областного историко-художественного музея, - продолжал Пронин. - Одни считают, что там есть разветвленные подземные ходы, другие отрицают их наличие. Мнение нашей экспедиции: нет там глубоких подземелий и быть не могло. Дело в том, что пол бывшей казармы форта находится всего на 120 сантиметров выше уровня грунтовых вод.

Пронин передал мне лист бумаги, исписанный от руки каллиграфическим почерком, и прокомментировал:

- Экспедиция провела систематизацию (разумеется, предварительную) искусственных подземных сооружений Калининграда. Это наш перечень.

На листе было написано: «1. Форты (фортификационные сооружения) — как правило, сооружения полуподземные, а часть из них находится исключительно на поверхности. 2. Бункеры построены открытым способом — котлован, опалубка, перекрытие, засыпка грунтом. Число помещений в бункерах достигает порой нескольких десятков. По предназначению это были бомбоубежища, командные пункты, помещения штабов. Один из таких бункеров (в районе улицы Вагнера) экспедиция обследовала и сделала съемку (кольцевой ход с помещениями по обе стороны: 36 комнат). Здесь предполагается создать музей антифашистов. 3. Подвалы производственного характера — крупные помещения с размерами ходов: 5 метров высота, 7 метров ширина. В глубину от поверхности залегают на 6—8 метров. 4. Оборонные сооружения последней войны. 5. Подземные хранилища ГСМ, боеприпасов. 6. Подвалы жилых домов (предположительно в 1944 году в них начали делать запасные выходы)».

- Типы таких подземных сооружений встречаются практически во всех крупных городах, - подытожил Пронин. - Здесь только масштабы неизмеримо значительней. Подземное строительство было подчинено законам военной целесообразности. Думаю, в фортах значительные ценности не прятались. Эти объекты мы можем исключить из нашего поиска.

Мы с Кольцовым согласились. Начали перебирать варианты: куда же направить усилия команде Пронина?

— Посмотрите, — опять разложил на столе свою схему Иван Евсеевич. — Вот из периметра фундамента Дома Советов далеко выходит контур большого подвала Кенигсбергского замка, где находились подсобные помещения ресторана «Блютгерихт». Размеры этого подземелья 67 на 13 метров. Вход в подвал был в алтарной пристройке замковой кирхи. Вниз вели ступеньки, непосредственно перед алтарной пристройкой находится замковый колодец, вход в который замаскирован(13,5 метров глубиной, 3 метра в диаметре). Он обложен внутри двойным слоем кирпича, а снаружи меловым камнем. Я читал статью об исчезнувшей «Янтарной комнате» в «Тюрингской газете». Там сообщается, что, по словам немецкого военнопленного, ящики с Янтарной комнатой 5 апреля 1945 года находились еще в подвалах ресторана «Блютгерихт». После штурма, обрушившегося на Кенигсберг 6 апреля, ее больше не видели. Вполне допускаю, что Янтарная комната спрятана в колодце замка. Другого, более подходящего места с более высокой гарантией не было, тем более что вода янтарь не разрушает. Там и надо пронинской команде работать.

Страницы:  «  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13  »

Комментарии:

Николай Шумилов 27.12.2013 в 09:39 # Ответить
О Янтарной комнате и не только
К сожалению, Янтарная комната, как и другие сокрытые нацистами в Калининградской области гигантские национальные культурные ценности, почти никому не нужна

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
23 сентебря
среда
2020

В этот день:

Храм Христа Спасителя

23 сентября 1839 года состоялась торжественная закладка Храма Христа Спасителя (царствование Николая I) в память об Отечественной войне 1812 года.

Храм Христа Спасителя

23 сентября 1839 года состоялась торжественная закладка Храма Христа Спасителя (царствование Николая I) в память об Отечественной войне 1812 года.

 На стенах храма были начертаны имена офицеров Русской армии, павших в войне 1812 года и иных по времени близких военных походах. Был построен по проекту архитектора Константина Тона. Строительство продолжалось почти 44 года: храм был заложен 23 сентября 1839 года, освящён — 26 мая 1883 года. 5 декабря 1931 года здание храма было разрушено. Заново отстроено на прежнем месте в 1994—1997 годах.

Укротитель "Тигров" Сергей Астраханцев

23 сентября 1914 года родился Сергей Васильевич Астраханцев, Герой Советского Союза, старший лейтенант. Погиб 8 августа 1943 года.

Укротитель "Тигров" Сергей Астраханцев

23 сентября 1914 года родился Сергей Васильевич Астраханцев, Герой Советского Союза, старший лейтенант. Погиб 8 августа 1943 года.

Родился в Тамбовской губернии Российской империи (ныне районный центр Республики Мордовия Российской Федерации) в семье рабочего Василия Александровича и домохозяйки Любовь Алексеевны Астраханцевых. В ряды Рабоче-крестьянской Красной Армии призван 28 августа 1941 года, был ранен в бою, после госпиталя закончил курсы младших лейтенантов. В боях под Ленинградом Сергей Васильевич прошёл путь от младшего лейтенанта до старшего лейтенанта и был назначен командиром 7-й стрелковой роты 3-го батальона.

В ходе Курской битвы во время наступления на Харьковском направлении 8 августа 1943 года в районе деревни Шевченково Великописаревского района Сумской области подразделения 367-го стрелкового полка были атакованы немецкой пехотой и танками и вынужденно перешли к обороне. На участке 3-го батальона, не имевшего противотанковых средств, немецкую пехоту поддерживали три Т-6 «Тигр». Видя замешательство батальона, старший лейтенант С. В. Астраханцев со своей ротой, находившейся до этого в резерве, пошёл в контратаку. Дав приказ стрелкам отсекать пехоту, сам старший лейтенант Астраханцев с единственным противотанковым ружьём выдвинулся вперёд и точным огнём подбил 2 немецких танка, однако третий «Тигр» гусеницами смял его огневую позицию.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 августа 1944 года за образцовое выполнение заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчикам и проявленные при этом отвагу и геройство старшему лейтенанту Астраханцеву Сергею Васильевичу присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

 

Командир женского экипажа Анна Егорова

23 сентября 1916 года родилась Анна Александровна Тимофеева-Егорова (ум. 2009), советский лётчик-штурмовик, Герой Советского Союза, капитан ВВС.

Командир женского экипажа Анна Егорова

23 сентября 1916 года родилась Анна Александровна Тимофеева-Егорова (ум. 2009), советский лётчик-штурмовик, Герой Советского Союза, капитан ВВС.

Родилась в деревне Володово (ныне — деревня в Кувшиновском районе Тверской области) в крестьянской семье. В предвоенные годы работала на Метрострое, закончила аэроклуб. В 1938 году была направлена в школу лётчиков Осоавиахима, по окончании (1939) была инструктором Калининского аэроклуба. В начале войны была зачислена лётчиком в 130-ю отдельную авиационную эскадрилью связи (оаэс) Южного фронта. На самолёте У-2 (По-2) совершила около 100 вылетов (связь, разведка и поиск в тылу врага окружённых частей). В феврале 1942 года награждена орденом Боевого Красного Знамени.

В 1942 году добилась перевода в штурмовую авиацию. Воевала в составе 805-го штурмового авиационного полка (197-я штурмовая авиационная дивизия, 16-я воздушная армия, 1-й Белорусский фронт), штурман полка. Пилотировала Ил-2. За участие в прорыве «Голубой Линии» под Новороссийском представлена ко второму ордену Боевого Красного Знамени.

Участвовала в освобождении Польши. Была единственной в полку женщиной-пилотом, позднее вместе со стрелком Дусей Назаркиной составили первый женский экипаж в штурмовой авиации. Совершила 277 боевых вылетов.

20 августа 1944 г. в воздушном бою была сбита и тяжело раненая и обожжённая без сознания попала в плен. Её воздушный стрелок Евдокия Алексеевна (Дуся) Назаркина погибла. Прошла несколько концлагерей. В январе 1945 освобождена танкистами 5-й ударной армии из Кюстринского концлагеря «ЗЦ», где содержалась в отдельном, постоянно охраняемом карцере. В лагере усилиями военнопленных удалось сохранить партбилет и награды Егоровой (сама она была почти недееспособна). Залечить раны ей помог доктор Георгий Синяков.

После освобождения из лагеря к летной работе допущена не была по состоянию здоровья.

Вернулась в Москву на Метрострой. Вышла замуж за Вячеслава Арсеньевича Тимофеева, бывшего командира 197 ШАД (штурмовая авиационная дивизия). В 1965 году ей присвоили звание Героя Советского Союза, к которому она была представлена еще во время войны.

Являлась членом Совета по взаимодействию с общественными объединениями ветеранов, офицеров запаса и в отставке при Президенте РФ. В мае 2006 года была удостоена почётного общественного титула «Национальный герой» и награждена орденом «За честь и доблесть» (всероссийская премия «Российский Национальный Олимп»). Скончалась в Москве 29 октября 2009 года.

 

Атомная подводная лодка «Акула»

23 сентября 1980 года в Северодвинске была спущена на воду самая большая в мире подводная лодка «Акула» («Тайфун») проекта 941. Проект разработан в ЦКБМТ «Рубин» (Лненинград). Тактико-техническое задание на проектирование было выдано в декабре 1972 года, главным конструктором проекта был назначен С. Н. Ковалёв.

Атомная подводная лодка «Акула»

23 сентября 1980 года в Северодвинске была спущена на воду самая большая в мире подводная лодка «Акула» («Тайфун») проекта 941. Проект разработан в ЦКБМТ «Рубин» (Лненинград). Тактико-техническое задание на проектирование было выдано в декабре 1972 года, главным конструктором проекта был назначен С. Н. Ковалёв.

Новый тип подводных крейсеров позиционировался как ответ на строительство США ПЛАРБ типа «Огайо» (первые лодки обоих проектов были заложены практически одновременно в 1976 году).

Размеры нового корабля обуславливались габаритами новых твердотопливных трёхступенчатых межконтинентальных баллистических ракет Р-39 (РСМ-52), которыми планировалось вооружить лодку. По сравнению с ракетами «Трайдент-I», которыми оснащались американские «Огайо», ракета Р-39 обладала лучшими характеристиками дальности полёта, забрасываемой массы и имела 10 блоков против 8 у «Трайдента». Однако, при этом Р-39 оказалась почти вдвое длиннее и втрое тяжелее американского аналога. Для размещения столь больших ракет стандартная схема компоновки РПКСН не подошла.

Первая лодка этого типа была заложена на предприятии «Севмаш» в июне 1976 года, спуск на воду состоялся 23 сентября 1980 года. Перед спуском в носовой части ниже ватерлинии на борт подлодки было нанесено изображение акулы, позднее нашивки с акулой появились и на форме экипажа. Несмотря на более поздний запуск проекта, головной крейсер вышел на морские испытания на месяц раньше американской «Огайо» (4 июля 1981 года). ТК-208 вступил в строй 12 декабря 1981 года. Всего с 1981 по 1989 год было спущено на воду и введено в строй 6 лодок типа «Акула».

Строительство «9-этажных» подводных лодок обеспечивало заказами более 1000 предприятий Советского Союза. Только на «Севмаше» 1219 человек, участвовавших в создании этого уникального корабля, получили правительственные награды.

В 1987 году ТК-12 «Симбирск» осуществил длительный высокоширотный поход в Арктику с неоднократной заменой экипажей. В 1998 году на Северном флоте прошли испытания, в ходе которых был произведён «одновременный» пуск 20 ракет Р-39.

Основное вооружение — ракетный комплекс Д-19 с 20-ю трёхступенчатыми твердотопливными баллистическими ракетами Р-39 «Вариант». Эти ракеты обладают наибольшей стартовой массой (вместе с пусковым контейнером — 90 т) и длиной (17,1 м) из принятых на вооружение БРПЛ. Боевая дальность ракет — 8300 км, боевая часть — разделяющаяся: 10 боеголовок с индивидуальным наведением по 100 килотонн в тротиловом эквиваленте каждая. Старт всего боекомплекта ракет «Акулы» может быть осуществлён одним залпом с малым интервалом между стартом отдельных ракет. Запуск возможен как из надводного, так и из подводного положений на глубинах до 55 м и без ограничений по погодным условиям. Кроме стратегического вооружения, на лодке установлено 6 торпедных аппаратов калибра 533 мм, предназначенных для стрельбы торпедами и ракето-торпедами, а также для постановки минных заграждений. Противовоздушная оборона обеспечивается восемью комплектами ПЗРК «Игла-1».

28 сентября 2011 года было опубликовано заявление Министерства обороны Российской Федерации, в соответствии с которым, «Акулы», как не укладывающиеся в договорные лимиты СНВ-3 и избыточно дорогие в сравнении с новыми ракетоносцами класса «Борей», планируется списать и разделать на металл до 2014 года. Из шести — три уже утилизированы с помощью США. «Дмитрий Донской», «Северсталь» и «Архангельск» пока не тронуты. На совещании в Северодвинске в феврале 2012 года вице-премьер России Дмитрий Рогозин сообщил что Россия решила временно отказаться от утилизации стратегических АПЛ третьего поколения, находящихся сейчас на вооружении ВМФ. В результате срок годности лодок продлится до 30-35 лет вместо нынешних 25. Модернизация затронет стратегические АПЛ типа «Акула», где каждые 7 лет будет меняться электронная начинка и вооружение.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение