RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Мать и сын («Не молись чужим богам!»)
4 января 2016 г.

Мать и сын («Не молись чужим богам!»)

Музыка Александры Пахмутовой, текст Николая Добронравова. Исполняет Кубанский казачий хор
Россия против США: боевой гиперзвук
28 сентября 2016 г.

Россия против США: боевой гиперзвук

Гендиректор корпорации "Тактическое ракетное вооружение" (КТРВ) Борис Обносов сообщил СМИ о разработке нового типа российского оружия
Первая чеченская война
11 декабря 2014 г.

Первая чеченская война

20 лет назад 11 декабря 1994 года российские поборники демократии американского типа во главе с Ельциным начали кровавую бойню в собственной стране
Встреча с Константином Симоновым
28 ноября 2015 г.

Встреча с Константином Симоновым

К 100-летию выдающегося писателя военный журналист Виктор Андрусов прислал в РГК свои воспоминания
Харьков готовят к закланию
25 февраля 2015 г.

Харьков готовят к закланию

Как сообщают источники, в этот город будут введены украинские войска, и мужчинам призывного возраста поголовно будут вручаться повестки
Главная » Читальный зал » День патриотической поэзии: Игорь Гревцев

День патриотической поэзии: Игорь Гревцев

РГК объявил поэтический конкурс. Публикуем первую подборку стихотворений

Один из редакторов так оценил поэзию Игоря Гревцева: «Первый раз прочитал Ваши стихи одним махом, как будто выпил полный стакан хорошей ядреной русской водки. Потом начал медленно перечитывать, словно смаковал Советское шампанское».
День патриотической поэзии: Игорь Гревцев

Русский православный поэт Игорь Дмитриевич Гревцев родился 14 февраля 1959 года в Донбассе (Донецкая обл.). В 1996 году закончил Литературный институт им. Горького. В 1994 году воцерковился и стал полноправным членом Русской Православной Церкви. С 2000 по 2007 годы работал куратором в православной гимназии, редактором детской православной газеты и литературного альманаха. В 2006 году закончил Свято-Тихоновский Богословский институт (ныне Свято-Тихоновская гуманитарная академия). Предлагаем вниманию читателей его военную подборку.

Суровая Русь

Последние метры он шёл на коленях, –
И жгли его звёзды погон,
И гравий хрустел, как кора на поленьях,

Когда её гложет огонь.

Пять свежих могил, пять крестов одноликих, –

По струнке, как воинский строй.

Пять жизней, пять судеб, запаянных в «цинки»,

И он перед ними – шестой.

"За то, что не умер я в том рукопашном,

У той безымянной реки,

За то, что я числюсь живым, а не павшим,

Простите меня, мужики!"

Матёрый десантник, с обветренной кожей

Под цвет обожжённой брони,

Стоял у могил, сотрясаемый дрожью,

На руки лицо уронив.

Рыдал неумело, рыдал некрасиво,

Впервые неся этот груз…

Но грозно за ним поднималась Россия,

Святая суровая Русь.

Полки и дружины, князья, воеводы,

Дивизии Курской дуги,

«Афганские» роты, «чеченские» взводы

Вставали из братских могил.

Вставали, живые во всех поколеньях,

Навек победившие тлен…

Последние метры он шёл на коленях –

И Русь поднималась с колен.

Прикрытие

Ребята ушли. Я остался один

На склоне горячего лета.

Друзья – позади, а враги – впереди.

Вся жизнь – пулемётная лента.

Последняя пуля уходит в полёт

(Дай Бог ей до цели добраться),

И вот замолчал мой дружок-пулемёт –

Война моя кончилась, братцы!

«Акбар» их звучит уже рядом, в кустах:

Всё ближе и ближе засада.

Но что их «акбар» против славы Христа?

Как шёпот под гул водопада.

Прости меня, батя. Прости меня, мать.

Простите, комбат и ребята.

Мой срок наступил, мне пора умирать.

Что делать? Работа солдата…

Уверенно рву из гранаты чеку

И в пальцах не чувствую дрожи –

Спокойны они на гранатном боку…

Дай силы разжать мне их, Боже!

Прими мою грешную душу, Господь,

Как в тёплом сиянии мая

Земля принимает зерно в свою плоть.

…Я пальцы свои разжимаю.

Встреча друга-солдата

Мы молча стояли на стылом вокзале.

Мы жались друг к другу, как в тесной норе.

Мороз был такой, что к губам примерзали

Окурки погасших давно сигарет.

Брел поезд к перрону, как пьяный прохожий.

И вот он добрел… И открылся вагон…

И цинковый ящик, на гроб непохожий,

Мы взяли, глотая прикушенный стон.

Тяжёлым был груз… Мы увязли в сугробе,

А тут, как назло, разыгралась пурга.

Но тот, кто лежал в этом цинковом гробе,

Казалось, шёл рядом и нам помогал.

Он был нашим другом, он был нашим братом,

Добрейшей, как скажут, души человек.

Но, прежде всего, он был Русским солдатом –

И Русским солдатом остался навек.

Я помню, как все его жарко просили

Не ехать на фронт, как рыдала жена…

Он просто ушёл потому, что России

В тот миг стала жизнь его очень нужна.

Твердят, что война эта – бизнес богатых.

Не знаю, не знаю, всё нынче в грязи…

Но знаю: пока есть такие солдаты,

Россия, тебе ничего не грозит.

Брат во Христе

Он молвил, взявшись за гайтан:

«Давай брататься, друг, с тобою».

Но помешала нам тогда

Команда: «К бою!»

Я видел, как упал мой друг,

Как замер он в кровавой луже,

Так и не выронив из рук

Своё оружие.

Короткий взгляд… и снова в бой -

В бою нет времени прощаться:

В тот миг и я, как и любой,

Мог там остаться.

Но я взошёл на высоту,

Покрытую свинцовой вьюгой…

И лишь когда закат потух,

Нашёл я друга.

Я взял его нательный крест,

А свой повесил на него я:

Мой брат, средь этих диких мест

Опять нас двое.

Порукой будут мне кресты:

Коль Русь прикажет - непреклонно

Я лягу так же, как и ты,

На этих склонах.

«Зачем вам горы и Кавказ!» -

На полк наш недруги косились.

Что нам до них?.. Рассудят нас

Бог и Россия.

Русский солдат

Мы бронёй прикрывали «Груз 300».

И тогда мне сказал друг Лёха:

«Не бывает на войне атеистов,

Как на поминках – скоморохов».

Ничего я ему не ответил,

Не ложились на масть разговоры…

А потом – был промозглый ветер,

Своя боль и чужие горы.

Были стычки в ущельях проклятых

И бои в направлениях главных,

И распятые наши солдаты

У шоссе на столбах телеграфных.

А была ещё жажда выжать

Газ, – чтоб траками всё коверкать.

И тогда стало главным: не выжить,

А в себе сохранить человека.

…Брёл на танк их пацан черномазый.

Для кого-то считалось бы нормой

Плоть его по дороге размазать,

Но мой Лёха вдруг выжал тормоз.

Он пошёл под снайперский выстрел,

И на землю упал, не охнув…

И не стало на свете танкиста –

Потеряли мы нашего Лёху.

А когда я рванул его ворот

Там, где кровь растекалась из раны,

Я впервые увидел – вот он! –

На груди его крест восьмигранный.

На броню положили танкиста,

И тогда я сказал ему: «Лёха,

Не бывает на войне атеистов,

Как на поминках – скоморохов».

 

Христова рота

Над Россией – долгие закаты,

А в горах они совсем не те…

Умирали русские солдаты

На забытой Богом высоте.

Умирала рота – это сотня

Чьих-то сыновей, мужей, внучат.

Двести глаз сегодня не досмотрят.

Сто сердец уже не достучат.

С каждым часом их всё меньше, меньше –

Светлоликих стриженных ребят.

Завтра сотня русских бедных женщин

Облачится в траурный наряд.

Это будет завтра, а сегодня

Нужно им достойно умереть.

В контратаку взвод последний поднят,

Чтоб Россия встала на заре.

А когда осталось только двое

Из ребят, державших высоту,

Зазвучала вдруг, как символ боя,

Тихая молитва ко Христу.

Пели Богу два солдата русских,

Автоматы взяв на перевес.

И тогда в горах, в ущельях узких,

Зашумел широкий русский лес.

И тогда сошёл Христос на землю.

Обнял Он солдат, как сыновей,

И сказал: «Молитву вашу внемлю

Потому, что ваша кровь на ней.

Хорошо вы справились с работой

Даже в этой маленькой войне.

Я всегда был рядом с вашей ротой,

А теперь – навек она во Мне».

За Христа!..

Боевая машина горела.

И глядели десять солдат

На него: как он выправит дело –

Необстрелянный лейтенант?

Обложили все выходы-входы,

Даже снайперы на горе.

Что ж задумался ты, замкомвзвода?

Ну, давай же, решай скорей.

Он боялся. Вот она – правда вся.

Сам погиб, загубил ребят…

«Богородице Дево, радуйся!» –

Вдруг он выдавил из себя.

И схватив пулемёт Калашникова,

Встал на ноги и стал строчить,

И орал всё: «За Господа нашего!

За Исуса Христа – мочи!»

А потом побежал он под пули,

Будто вечно в атаки водил.

И поднялись за ним и рванули

Все солдатики, как один.

Шли на смерть. Шли легко, отчаянно

(Умирать – так, хоть, не спроста),

И навстречу «акбару» кричали:

«За Святую Русь! За Христа!»

…Через час, все одиннадцать, в части

Пополняя боезапас,

Всё не веря в солдатское счастье,

Точно ведали, Кто их спас.

 

*
9 июля 2013 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
27 марта
среда
2019

В этот день:

Последний полёт Григория Бахчиванджи

27 марта 1943 года погиб Григорий Яковлевич БАХЧИВАНДЖИ (род. 20.02.1909 года в кубанской станице Бриньковской), летчик-испытатель, Герой Советского Союза.

Последний полёт Григория Бахчиванджи

27 марта 1943 года погиб Григорий Яковлевич БАХЧИВАНДЖИ (род. 20.02.1909 года в кубанской станице Бриньковской), летчик-испытатель, Герой Советского Союза.

В годы войны испытавал первый ракетный истребитель БИ-1. Во время очередного испытательного полёта задание предусматривало доведение горизонтальной скорости до 800 км/ч на высоте 2000 метров. На предельной скорости истребитель неожиданно вошел в пике и рухнул на землю.

Лётчик-испытатель Сергей Богдан

27 марта 1962 года родился Сергей Леонидович Богдан, лётчик-испытатель, освоивший около 40 типов самолетов, в том числе Су-17, Су-25, Су-27, МиГ-23, МиГ-29, Су-30МКК, Су-25ТМ и МиГ-29С. Герой Российской Федерации.

Памяти подводника Ивана Гуляева

27 марта 1998 года умер Иван Иванович ГУЛЯЕВ (род. 28.05.1922 года), офицер-подводник, капитан 1 ранга, Герой Советского Союза. Он командовал атомной подводной лодкой, которой принадлежит один из рекордов дальности и длительности подводного плавания без всплытия.

Памяти подводника Ивана Гуляева

27 марта 1998 года умер Иван Иванович ГУЛЯЕВ (род. 28.05.1922 года), офицер-подводник, капитан 1 ранга, Герой Советского Союза. Он командовал атомной подводной лодкой, которой принадлежит один из рекордов дальности и длительности подводного плавания без всплытия.

В апреле 1964 года АПЛ «К-27» под командованием Гуляева вышла в первое сорокадневное автономное плавание, в ходе которого экипаж, включая руководителей, просили продлить срок до 50-ти суток. 17 мая 1964 года АПЛ достигла территории экваториальных вод и провела 2-х недельные испытания ядерного реактора.

12 июня 1964 года был установлен рекорд подводного плавания (более 50-ти суток без всплытия), «К-27» всплыла в родных водах, пройдя 12 425 миль.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение