RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Современный фашизм
27 ноября 2014 г.

Современный фашизм

Вот такую «демократию» насаждают США в мире с помощью цветных революций: Россия, не наступи на эти грабли
Стихи о войне
2 января 2018 г.

Стихи о войне

Представляем поэтессу Наталью Анатольевну Бондареву
Помянем Евгения Ряпова
3 марта 2018 г.

Помянем Евгения Ряпова

3 марта - девять дней как скончался русский поэт и меценат Евгений Михайлович Ряпов
«Победа-70»: поэтэсса Лариса Гассельбах
2 мая 2015 г.

«Победа-70»: поэтэсса Лариса Гассельбах

Продолжаем традиционный поэтический конкурс патриотической поэзии, посвященный в этом году 70-летию Великой Победы
Великая среда. Любовь блудницы и предательство Иуды
27 апреля 2016 г.

Великая среда. Любовь блудницы и предательство Иуды

Сегодня православные люди отмечают Великую среду
Главная » Читальный зал » День патриотической поэзии: Игорь Гревцев

День патриотической поэзии: Игорь Гревцев

РГК объявил поэтический конкурс. Публикуем первую подборку стихотворений

Один из редакторов так оценил поэзию Игоря Гревцева: «Первый раз прочитал Ваши стихи одним махом, как будто выпил полный стакан хорошей ядреной русской водки. Потом начал медленно перечитывать, словно смаковал Советское шампанское».
День патриотической поэзии: Игорь Гревцев

Русский православный поэт Игорь Дмитриевич Гревцев родился 14 февраля 1959 года в Донбассе (Донецкая обл.). В 1996 году закончил Литературный институт им. Горького. В 1994 году воцерковился и стал полноправным членом Русской Православной Церкви. С 2000 по 2007 годы работал куратором в православной гимназии, редактором детской православной газеты и литературного альманаха. В 2006 году закончил Свято-Тихоновский Богословский институт (ныне Свято-Тихоновская гуманитарная академия). Предлагаем вниманию читателей его военную подборку.

Суровая Русь

Последние метры он шёл на коленях, –
И жгли его звёзды погон,
И гравий хрустел, как кора на поленьях,

Когда её гложет огонь.

Пять свежих могил, пять крестов одноликих, –

По струнке, как воинский строй.

Пять жизней, пять судеб, запаянных в «цинки»,

И он перед ними – шестой.

"За то, что не умер я в том рукопашном,

У той безымянной реки,

За то, что я числюсь живым, а не павшим,

Простите меня, мужики!"

Матёрый десантник, с обветренной кожей

Под цвет обожжённой брони,

Стоял у могил, сотрясаемый дрожью,

На руки лицо уронив.

Рыдал неумело, рыдал некрасиво,

Впервые неся этот груз…

Но грозно за ним поднималась Россия,

Святая суровая Русь.

Полки и дружины, князья, воеводы,

Дивизии Курской дуги,

«Афганские» роты, «чеченские» взводы

Вставали из братских могил.

Вставали, живые во всех поколеньях,

Навек победившие тлен…

Последние метры он шёл на коленях –

И Русь поднималась с колен.

Прикрытие

Ребята ушли. Я остался один

На склоне горячего лета.

Друзья – позади, а враги – впереди.

Вся жизнь – пулемётная лента.

Последняя пуля уходит в полёт

(Дай Бог ей до цели добраться),

И вот замолчал мой дружок-пулемёт –

Война моя кончилась, братцы!

«Акбар» их звучит уже рядом, в кустах:

Всё ближе и ближе засада.

Но что их «акбар» против славы Христа?

Как шёпот под гул водопада.

Прости меня, батя. Прости меня, мать.

Простите, комбат и ребята.

Мой срок наступил, мне пора умирать.

Что делать? Работа солдата…

Уверенно рву из гранаты чеку

И в пальцах не чувствую дрожи –

Спокойны они на гранатном боку…

Дай силы разжать мне их, Боже!

Прими мою грешную душу, Господь,

Как в тёплом сиянии мая

Земля принимает зерно в свою плоть.

…Я пальцы свои разжимаю.

Встреча друга-солдата

Мы молча стояли на стылом вокзале.

Мы жались друг к другу, как в тесной норе.

Мороз был такой, что к губам примерзали

Окурки погасших давно сигарет.

Брел поезд к перрону, как пьяный прохожий.

И вот он добрел… И открылся вагон…

И цинковый ящик, на гроб непохожий,

Мы взяли, глотая прикушенный стон.

Тяжёлым был груз… Мы увязли в сугробе,

А тут, как назло, разыгралась пурга.

Но тот, кто лежал в этом цинковом гробе,

Казалось, шёл рядом и нам помогал.

Он был нашим другом, он был нашим братом,

Добрейшей, как скажут, души человек.

Но, прежде всего, он был Русским солдатом –

И Русским солдатом остался навек.

Я помню, как все его жарко просили

Не ехать на фронт, как рыдала жена…

Он просто ушёл потому, что России

В тот миг стала жизнь его очень нужна.

Твердят, что война эта – бизнес богатых.

Не знаю, не знаю, всё нынче в грязи…

Но знаю: пока есть такие солдаты,

Россия, тебе ничего не грозит.

Брат во Христе

Он молвил, взявшись за гайтан:

«Давай брататься, друг, с тобою».

Но помешала нам тогда

Команда: «К бою!»

Я видел, как упал мой друг,

Как замер он в кровавой луже,

Так и не выронив из рук

Своё оружие.

Короткий взгляд… и снова в бой -

В бою нет времени прощаться:

В тот миг и я, как и любой,

Мог там остаться.

Но я взошёл на высоту,

Покрытую свинцовой вьюгой…

И лишь когда закат потух,

Нашёл я друга.

Я взял его нательный крест,

А свой повесил на него я:

Мой брат, средь этих диких мест

Опять нас двое.

Порукой будут мне кресты:

Коль Русь прикажет - непреклонно

Я лягу так же, как и ты,

На этих склонах.

«Зачем вам горы и Кавказ!» -

На полк наш недруги косились.

Что нам до них?.. Рассудят нас

Бог и Россия.

Русский солдат

Мы бронёй прикрывали «Груз 300».

И тогда мне сказал друг Лёха:

«Не бывает на войне атеистов,

Как на поминках – скоморохов».

Ничего я ему не ответил,

Не ложились на масть разговоры…

А потом – был промозглый ветер,

Своя боль и чужие горы.

Были стычки в ущельях проклятых

И бои в направлениях главных,

И распятые наши солдаты

У шоссе на столбах телеграфных.

А была ещё жажда выжать

Газ, – чтоб траками всё коверкать.

И тогда стало главным: не выжить,

А в себе сохранить человека.

…Брёл на танк их пацан черномазый.

Для кого-то считалось бы нормой

Плоть его по дороге размазать,

Но мой Лёха вдруг выжал тормоз.

Он пошёл под снайперский выстрел,

И на землю упал, не охнув…

И не стало на свете танкиста –

Потеряли мы нашего Лёху.

А когда я рванул его ворот

Там, где кровь растекалась из раны,

Я впервые увидел – вот он! –

На груди его крест восьмигранный.

На броню положили танкиста,

И тогда я сказал ему: «Лёха,

Не бывает на войне атеистов,

Как на поминках – скоморохов».

 

Христова рота

Над Россией – долгие закаты,

А в горах они совсем не те…

Умирали русские солдаты

На забытой Богом высоте.

Умирала рота – это сотня

Чьих-то сыновей, мужей, внучат.

Двести глаз сегодня не досмотрят.

Сто сердец уже не достучат.

С каждым часом их всё меньше, меньше –

Светлоликих стриженных ребят.

Завтра сотня русских бедных женщин

Облачится в траурный наряд.

Это будет завтра, а сегодня

Нужно им достойно умереть.

В контратаку взвод последний поднят,

Чтоб Россия встала на заре.

А когда осталось только двое

Из ребят, державших высоту,

Зазвучала вдруг, как символ боя,

Тихая молитва ко Христу.

Пели Богу два солдата русских,

Автоматы взяв на перевес.

И тогда в горах, в ущельях узких,

Зашумел широкий русский лес.

И тогда сошёл Христос на землю.

Обнял Он солдат, как сыновей,

И сказал: «Молитву вашу внемлю

Потому, что ваша кровь на ней.

Хорошо вы справились с работой

Даже в этой маленькой войне.

Я всегда был рядом с вашей ротой,

А теперь – навек она во Мне».

За Христа!..

Боевая машина горела.

И глядели десять солдат

На него: как он выправит дело –

Необстрелянный лейтенант?

Обложили все выходы-входы,

Даже снайперы на горе.

Что ж задумался ты, замкомвзвода?

Ну, давай же, решай скорей.

Он боялся. Вот она – правда вся.

Сам погиб, загубил ребят…

«Богородице Дево, радуйся!» –

Вдруг он выдавил из себя.

И схватив пулемёт Калашникова,

Встал на ноги и стал строчить,

И орал всё: «За Господа нашего!

За Исуса Христа – мочи!»

А потом побежал он под пули,

Будто вечно в атаки водил.

И поднялись за ним и рванули

Все солдатики, как один.

Шли на смерть. Шли легко, отчаянно

(Умирать – так, хоть, не спроста),

И навстречу «акбару» кричали:

«За Святую Русь! За Христа!»

…Через час, все одиннадцать, в части

Пополняя боезапас,

Всё не веря в солдатское счастье,

Точно ведали, Кто их спас.

 

*
9 июля 2013 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
17 августа
пятница
2018

В этот день:

Донской атаман Матвей Платов

17 августа 1751 родился Матвей Платов (ум. 1818), атаман Всевеликого войска Донского (с 1801), генерал от кавалерии (1809). Принимал участие во всех войнах Российской империи конца XVIII — начала XIX века. Основатель города Новочеркасска.

Адмирал Дмитрий Сенявин

17 августа 1763 родился Дмитрий Николаевич Сенявин (ум. 1831), флотоводец, адмирал, после 1825 года командовавший Балтийским флотом. В 1807 году, возглавляя Вторую Архипелагскую экспедицию русского флота, одержал над турками победы в Афонском сражении и при Дарданеллах.

Маршал Матвей Захаров

17 августа 1898 года родился Матвей Васильевич Захаров (ум. 1972), Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза. С июля 1941 года — начальник штаба Главного командования войсками Северо-Западного направления. С августа 1941 года — заместитель начальника Главного управления Тыла Красной Армии. С декабря 1941 года и до конца войны — в действующей армии, последовательно занимал должности начальника штаба Калининского (с декабря 1942), Резервного (с апреля 1943), Степного (с июня 1943), 2-го Украинского (с октября 1943 по май 1945) фронтов

Маршал Матвей Захаров

17 августа 1898 года родился Матвей Васильевич Захаров (ум. 1972), Маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза. С июля 1941 года — начальник штаба Главного командования войсками Северо-Западного направления. С августа 1941 года — заместитель начальника Главного управления Тыла Красной Армии. С декабря 1941 года и до конца войны — в действующей армии, последовательно занимал должности начальника штаба Калининского (с декабря 1942), Резервного (с апреля 1943), Степного (с июня 1943), 2-го Украинского (с октября 1943 по май 1945) фронтов

Особенно успешно проявил себя в таких крупных операциях, как Белгородско-Харьковская, Кировоградская, Корсунь-Шевченковская, Уманско-Ботошанская, Ясско-Кишиневская, Дебреценская, Будапештская, Венская, Пражская. Кроме того, штабы этих фронтов под руководством генерала М. В. Захарова самостоятельно разработали и провели около 20 фронтовых наступательных операций. С июля 1945 года — начальник штаба Забайкальского фронта. В ходе Советско-японской войны в августе 1945 года фронт провёл Хингано-Мукденскую наступательную операцию. С апреля 1960 года — начальник Генерального штаба Вооружённых Сил СССР. В марте 1963 года понижен в должности до начальника Военной академии Генерального штаба (в некоторых мемуарах упоминается о предшествующем этому событию конфликте М. В. Захарова с Н. С. Хрущёвым по какому-то военному вопросу). Сразу после отстранения Хрущёва от власти, в ноябре 1964 года Захаров повторно назначен вместо погибшего в авиационной катастрофе С. С. Бирюзова начальником Генерального штаба Вооружённых Сил СССР — первым заместителем Министра обороны СССР. В 1967 году находился в длительной командировке в Египте, решая вопросы восстановления египетской армии после разгрома от Израиля в Шестидневной войне.

 

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение