RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

«Связь времён» Игоря Гревцева
14 февраля 2018 г.

«Связь времён» Игоря Гревцева

14 февраля 1959 года родился наш давний друг, известный московский поэт Игорь Дмитриевич Гревцев
2015: возможно ли счастье?
5 января 2015 г.

2015: возможно ли счастье?

Что способен принести этот год нам и миру, который все более дичает
Плач по Пушкину
10 февраля 2019 г.

Плач по Пушкину

10 февраля 1837 года Россия понесла величайшую потерю
Этот двуликий Райкин
24 октября 2016 г.

Этот двуликий Райкин

24 октября 2016 года – 105 лет А.И.Райкину
Огонь негасимый
23 июля 2017 г.

Огонь негасимый

В нынешнее «непоэтическое» время особенно дорого появление новых стихов
Главная » Читальный зал » День патриотической поэзии: Игорь Гревцев

День патриотической поэзии: Игорь Гревцев

РГК объявил поэтический конкурс. Публикуем первую подборку стихотворений

Один из редакторов так оценил поэзию Игоря Гревцева: «Первый раз прочитал Ваши стихи одним махом, как будто выпил полный стакан хорошей ядреной русской водки. Потом начал медленно перечитывать, словно смаковал Советское шампанское».
День патриотической поэзии: Игорь Гревцев

Русский православный поэт Игорь Дмитриевич Гревцев родился 14 февраля 1959 года в Донбассе (Донецкая обл.). В 1996 году закончил Литературный институт им. Горького. В 1994 году воцерковился и стал полноправным членом Русской Православной Церкви. С 2000 по 2007 годы работал куратором в православной гимназии, редактором детской православной газеты и литературного альманаха. В 2006 году закончил Свято-Тихоновский Богословский институт (ныне Свято-Тихоновская гуманитарная академия). Предлагаем вниманию читателей его военную подборку.

Суровая Русь

Последние метры он шёл на коленях, –
И жгли его звёзды погон,
И гравий хрустел, как кора на поленьях,

Когда её гложет огонь.

Пять свежих могил, пять крестов одноликих, –

По струнке, как воинский строй.

Пять жизней, пять судеб, запаянных в «цинки»,

И он перед ними – шестой.

"За то, что не умер я в том рукопашном,

У той безымянной реки,

За то, что я числюсь живым, а не павшим,

Простите меня, мужики!"

Матёрый десантник, с обветренной кожей

Под цвет обожжённой брони,

Стоял у могил, сотрясаемый дрожью,

На руки лицо уронив.

Рыдал неумело, рыдал некрасиво,

Впервые неся этот груз…

Но грозно за ним поднималась Россия,

Святая суровая Русь.

Полки и дружины, князья, воеводы,

Дивизии Курской дуги,

«Афганские» роты, «чеченские» взводы

Вставали из братских могил.

Вставали, живые во всех поколеньях,

Навек победившие тлен…

Последние метры он шёл на коленях –

И Русь поднималась с колен.

Прикрытие

Ребята ушли. Я остался один

На склоне горячего лета.

Друзья – позади, а враги – впереди.

Вся жизнь – пулемётная лента.

Последняя пуля уходит в полёт

(Дай Бог ей до цели добраться),

И вот замолчал мой дружок-пулемёт –

Война моя кончилась, братцы!

«Акбар» их звучит уже рядом, в кустах:

Всё ближе и ближе засада.

Но что их «акбар» против славы Христа?

Как шёпот под гул водопада.

Прости меня, батя. Прости меня, мать.

Простите, комбат и ребята.

Мой срок наступил, мне пора умирать.

Что делать? Работа солдата…

Уверенно рву из гранаты чеку

И в пальцах не чувствую дрожи –

Спокойны они на гранатном боку…

Дай силы разжать мне их, Боже!

Прими мою грешную душу, Господь,

Как в тёплом сиянии мая

Земля принимает зерно в свою плоть.

…Я пальцы свои разжимаю.

Встреча друга-солдата

Мы молча стояли на стылом вокзале.

Мы жались друг к другу, как в тесной норе.

Мороз был такой, что к губам примерзали

Окурки погасших давно сигарет.

Брел поезд к перрону, как пьяный прохожий.

И вот он добрел… И открылся вагон…

И цинковый ящик, на гроб непохожий,

Мы взяли, глотая прикушенный стон.

Тяжёлым был груз… Мы увязли в сугробе,

А тут, как назло, разыгралась пурга.

Но тот, кто лежал в этом цинковом гробе,

Казалось, шёл рядом и нам помогал.

Он был нашим другом, он был нашим братом,

Добрейшей, как скажут, души человек.

Но, прежде всего, он был Русским солдатом –

И Русским солдатом остался навек.

Я помню, как все его жарко просили

Не ехать на фронт, как рыдала жена…

Он просто ушёл потому, что России

В тот миг стала жизнь его очень нужна.

Твердят, что война эта – бизнес богатых.

Не знаю, не знаю, всё нынче в грязи…

Но знаю: пока есть такие солдаты,

Россия, тебе ничего не грозит.

Брат во Христе

Он молвил, взявшись за гайтан:

«Давай брататься, друг, с тобою».

Но помешала нам тогда

Команда: «К бою!»

Я видел, как упал мой друг,

Как замер он в кровавой луже,

Так и не выронив из рук

Своё оружие.

Короткий взгляд… и снова в бой -

В бою нет времени прощаться:

В тот миг и я, как и любой,

Мог там остаться.

Но я взошёл на высоту,

Покрытую свинцовой вьюгой…

И лишь когда закат потух,

Нашёл я друга.

Я взял его нательный крест,

А свой повесил на него я:

Мой брат, средь этих диких мест

Опять нас двое.

Порукой будут мне кресты:

Коль Русь прикажет - непреклонно

Я лягу так же, как и ты,

На этих склонах.

«Зачем вам горы и Кавказ!» -

На полк наш недруги косились.

Что нам до них?.. Рассудят нас

Бог и Россия.

Русский солдат

Мы бронёй прикрывали «Груз 300».

И тогда мне сказал друг Лёха:

«Не бывает на войне атеистов,

Как на поминках – скоморохов».

Ничего я ему не ответил,

Не ложились на масть разговоры…

А потом – был промозглый ветер,

Своя боль и чужие горы.

Были стычки в ущельях проклятых

И бои в направлениях главных,

И распятые наши солдаты

У шоссе на столбах телеграфных.

А была ещё жажда выжать

Газ, – чтоб траками всё коверкать.

И тогда стало главным: не выжить,

А в себе сохранить человека.

…Брёл на танк их пацан черномазый.

Для кого-то считалось бы нормой

Плоть его по дороге размазать,

Но мой Лёха вдруг выжал тормоз.

Он пошёл под снайперский выстрел,

И на землю упал, не охнув…

И не стало на свете танкиста –

Потеряли мы нашего Лёху.

А когда я рванул его ворот

Там, где кровь растекалась из раны,

Я впервые увидел – вот он! –

На груди его крест восьмигранный.

На броню положили танкиста,

И тогда я сказал ему: «Лёха,

Не бывает на войне атеистов,

Как на поминках – скоморохов».

 

Христова рота

Над Россией – долгие закаты,

А в горах они совсем не те…

Умирали русские солдаты

На забытой Богом высоте.

Умирала рота – это сотня

Чьих-то сыновей, мужей, внучат.

Двести глаз сегодня не досмотрят.

Сто сердец уже не достучат.

С каждым часом их всё меньше, меньше –

Светлоликих стриженных ребят.

Завтра сотня русских бедных женщин

Облачится в траурный наряд.

Это будет завтра, а сегодня

Нужно им достойно умереть.

В контратаку взвод последний поднят,

Чтоб Россия встала на заре.

А когда осталось только двое

Из ребят, державших высоту,

Зазвучала вдруг, как символ боя,

Тихая молитва ко Христу.

Пели Богу два солдата русских,

Автоматы взяв на перевес.

И тогда в горах, в ущельях узких,

Зашумел широкий русский лес.

И тогда сошёл Христос на землю.

Обнял Он солдат, как сыновей,

И сказал: «Молитву вашу внемлю

Потому, что ваша кровь на ней.

Хорошо вы справились с работой

Даже в этой маленькой войне.

Я всегда был рядом с вашей ротой,

А теперь – навек она во Мне».

За Христа!..

Боевая машина горела.

И глядели десять солдат

На него: как он выправит дело –

Необстрелянный лейтенант?

Обложили все выходы-входы,

Даже снайперы на горе.

Что ж задумался ты, замкомвзвода?

Ну, давай же, решай скорей.

Он боялся. Вот она – правда вся.

Сам погиб, загубил ребят…

«Богородице Дево, радуйся!» –

Вдруг он выдавил из себя.

И схватив пулемёт Калашникова,

Встал на ноги и стал строчить,

И орал всё: «За Господа нашего!

За Исуса Христа – мочи!»

А потом побежал он под пули,

Будто вечно в атаки водил.

И поднялись за ним и рванули

Все солдатики, как один.

Шли на смерть. Шли легко, отчаянно

(Умирать – так, хоть, не спроста),

И навстречу «акбару» кричали:

«За Святую Русь! За Христа!»

…Через час, все одиннадцать, в части

Пополняя боезапас,

Всё не веря в солдатское счастье,

Точно ведали, Кто их спас.

 

*
9 июля 2013 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
22 ноября
пятница
2019

В этот день:

Конструктор вертолётов Михаил Миль

22 ноября 1909 года родился Михаил Леонтьевич Миль (умер в 1970), конструктор вертолётов. доктор технических наук (1945), Герой Социалистического Труда (1966), лауреат Ленинской премии (1958) и Государственной премии СССР (1968).

Конструктор вертолётов Михаил Миль

22 ноября 1909 года родился Михаил Леонтьевич Миль (умер в 1970), конструктор вертолётов. доктор технических наук (1945), Герой Социалистического Труда (1966), лауреат Ленинской премии (1958) и Государственной премии СССР (1968).

Коллективом конструкторов под его руководством были созданы вертолёты Ми-2, Ми-4, Ми-6, Ми-8, Ми-10, Ми-12, Ми-24 и др.

С детства увлекался авиамоделированием, в двенадцатилетнем возрасте сделал модель самолёта, которая победила на конкурсе в Новосибирске. В 1925 году поступил в Сибирский технологический институт, но вскоре перевёлся на механический факультет Донского политехнического института в Новочеркасске, поскольку там где была авиационная специализация. После окончания института работал в ЦАГИ им. Н. Е. Жуковского, участвовал в разработке автожиров А-7, А-12 и А-15, потом трудилмся на автожирном заводе заместителем Николая Камова.

В годы Великой Отечественной войны Миль был отправлен в эвакуацию в посёлок Билимбай. Там занимался усовершенствованием боевых самолётов, улучшением их устойчивости и управляемости, за что был удостоен пяти правительственных наград.

В 1947 году М. Л. Миль был назначен главным конструктором опытного КБ по вертолётостроению, созданного на базе завода № 383 минавиапрома. Первая машина ГМ-1 (Геликоптер Миля-1), созданная в ОКБ, была поднята в воздух 20 сентября 1948 года на аэродроме Захарково лётчиком-испытателем М. К. Байкаловым. В начале 1950 года, после серии испытаний, вышло постановление правительства о создании опытной серии из 15 вертолётов ГМ-1 под обозначением Ми-1. В 1964 году Миль стал генеральным конструктором опытного КБ. Его коллективом были созданы вертолёты Ми-2, Ми-4, Ми-6, Ми-8, Ми-10, Ми-12, Ми-24 и др.

Первая радиосвязь самолёта с землей

22 ноября 1911 года инженер-подполковник Д. М. Сокольцов осуществил радиопередачу с самолёта, пилотируемого летчиком А. В. Панкратьевым, на землю. До этого для корректировки артиллерийской стрельбы с аэроплана приходилось передавать информацию артиллеристам эволюциями самолета, сбрасыванием вымпелов и т. д.

Первая радиосвязь самолёта с землей

22 ноября 1911 года инженер-подполковник Д. М. Сокольцов осуществил радиопередачу с самолёта, пилотируемого летчиком А. В. Панкратьевым, на землю. До этого для корректировки артиллерийской стрельбы с аэроплана приходилось передавать информацию артиллеристам эволюциями самолета, сбрасыванием вымпелов и т. д.

Аппаратура, на которой работал Сокольцов, состояла из закрепленного на груди передатчика, отдельного приемника и установленного под сиденьем электромотора. Антенной служил спущенный с хвоста самолета оголенный провод длиной 35 м, заканчивавшийся металлическим кругом метрового диаметра. Общий вес системы составлял около 30 килограммов.

Непокорённая полтавчанка Елена Убийвовк

22 ноября 1918 года родилась Елена Константиновна Убийвовк (расстреляна фашистами 26.05.1942), одна из руководителей комсомольского антифашистского подполья в Полтаве в годы Великой Отечественной войны, создательница подпольной группы «Непокорённая полтавчанка». Елена Константиновна Убийвовк была посмертно удостоенная звания Героя Советского Союза.

Непокорённая полтавчанка Елена Убийвовк

22 ноября 1918 года родилась Елена Константиновна Убийвовк (расстреляна фашистами 26.05.1942), одна из руководителей комсомольского антифашистского подполья в Полтаве в годы Великой Отечественной войны, создательница подпольной группы «Непокорённая полтавчанка». Елена Константиновна Убийвовк была посмертно удостоенная звания Героя Советского Союза.

После окончания Полтавской школы поступила в Харьковский университет. Будучи студенткой, познакомилась с Сергеем Сапиго (учился в школе красных комиссаров), с которым позже в годы оккупации работала в Полтавском подполье. Летом 1941 года, закончив 4 курса университета, приехала в Полтаву к родителям, где её и застала война. Создала подпольную группу «Непокорённая полтавчанка», в которую первоначально вошло девять комсомольцев. Вместе с товарищами она собирала оружие, вела антифашистскую агитацию среди жителей города. Подпольщики установили связь с партизанским отрядом под командованием коммуниста Жарова, который действовал в Диканьских лесах. Выполняя указания Жарова, регулярно принимали по радио из Москвы сводки Совинформбюро, печатали листовки (в течение шести месяцев распространили более 2 тысяч листовок). Кроме того, изготавливали различные документы и справки для членов подпольной организации, дававшие возможность свободно передвигаться по городу и окрестным селам.

Группа постепенно увеличилась до 20 человек; начальником штаба подпольной организации был Сергей Сапиго. Проводили диверсии: вывели из строя электростанцию, повреждали станки на механическом заводе, где ремонтировались немецкие танки. Организовали помощь военнопленным, находившимся в лагере: снабжали их штатской одеждой и продуктами питания, 18 военнопленным помогли бежать и переправиться в партизанский отряд. Подпольщики готовились к вооружённому выступлению в Полтаве, для чего приобрели винтовки и гранаты. Оккупационные власти в поиске подпольщиков задействовали группу «Цеппелин», карательные отряды эсэсовской дивизии «Мёртвая голова», шпионскую школу «Орион-00220». 6 мая 1942 года одновременно были арестованы и подвергнуты пыткам наиболее активные члены подполья. Елену Убийвовк пытали и допрашивали 26 раз.

26 мая 1942 года за городским кладбищем в Полтаве были расстреляны: Елена Константиновна Убийвовк, Сергей Терентьевич Сапиго, Борис Поликарпович Серга, Сергей Антонович Ильевски, Валентин Дмитриевич Сорока и Леонид Иванович Пузанов.

Из гестаповской тюрьмы Елене Убийвовк удалось переслать родителям предсмертные письма. Заверенные их копии до 1991 года хранились в Центральном архиве ЦК ВЛКСМ (материалы по Полтаве, 1942 г., л. 1—5), где сейчас — неизвестно. К счастью, они были частично опубликованы в сборнике «Советские партизаны» (М., 1961, стр. 513—514). И мы имеем возможность ознакомить читателей с этими свидетельствами душевной чистоты и величия этой советской патриотки.

ПИСЬМО ОТЦУ 12—13 мая 1942 г.

Папа, родной!

Ты мужчина и должен перенести все, что будет, как мужчина. У меня один на сто шансов выйти отсюда. Виноват в этом не Сергей,— он сделал все, что мог, чтобы спасти меня.

Я пишу не сгоряча, а хорошо все обдумав. Надежду не теряю до последней минуты и присутствия духа. Но если я погибну, помни — вот мое завещание: мама, верно, не переживет моей смерти, но ты должен жить и мстить, когда будет возможность.

Отсюда, из самого сердца фашизма, я ясно вижу, что это такое — все это утонченное зверство.

Смерти я не боюсь, но хочу, если не будет выхода, погибнуть от своей руки, поэтому заклинаю тебя всем, что для тебя свято, твоею любовью ко мне — принести мне, и сегодня же, опию, у нас дома есть в бутылке, ровно столько, сколько это нужно, чтобы умереть, ни больше, ни меньше, чтобы не промазать.

Я верю, что любя меня, это сделаешь. Помни, что я пишу не сгоряча и поспешности тоже не сделаю. Налей пузырек и вложи в хлеб. Лучше в кастрюлю с супом, супя вылью вон.

Я выполню свой долг — не впутаю невинных людей и, если нужно, стойко умру. . Но, чтобы избавить меня от мук, передай сегодня же, пока можно видеть, опий или морфий — тебе виднее, смертельную дозу — и будь молодцом, чтобы не сделать мне хуже. К пяти часам меня привезут в тюрьму, и там меня можно увидеть.

Друзьям передай: я уверена, что моя смерть будет отомщена. Валя — предательница, она наговорила на меня и Сергея. Сергей — молодец, и все это не забудь передать.

Каждое это слово — завещание, и если я буду знать, что все будет выполнено, буду спокойна.

Еще надежда есть, но решение мое неизменно, если ее не будет. Маму пока не волнуй.

Целую вас всех от всего сердца.
Привет друзьям.

 

ПИСЬМО РОДНЫМ

24—25 мая 1942 г.

Родные мои мама, папа, Верочка, Глафира.

Сегодня, завтра — я не знаю когда — меня расстреляют за то, что я не могу идти против своей совести, за то, что я комсомолка. Я не боюсь умирать и умру спокойно.

Я твердо знаю, что выйти отсюда я не могу. Поверьте — я пишу не сгоряча, я совершенно спокойна. Обнимаю вас всех в последний раз и крепко, крепко целую. Я не одинока и чувствую вокруг себя много любви и заботы. Умирать не страшно.

Целую всех от всего сердца.

Ляля.

 

Великий советский поэт-песенник Николай Добронравов

22 ноября 1928 года родился Николай Добронравов, поэт-песенник, лауреат Государственной премии СССР.

Великий советский поэт-песенник Николай Добронравов

22 ноября 1928 года родился Николай Добронравов, поэт-песенник, лауреат Государственной премии СССР.


Николай Добронравов родился в Ленинграде, в начале войны был эвакуирован в Горький. С 1942 года жил в Малаховке (Люберецкий район Московской области). Там окончил среднюю школу с золотой медалью. Имеет два высших образования: в 1950 году окончил Школу-студию имени В. И. Немировича-Данченко при МХАТ имени М. Горького, в 1952 году — Московский городской Учительский институт. Песни на его стихи — любимы советским народом по сей день.

 

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение