RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Маршал журналистской артиллерии
19 ноября 2015 г.

Маршал журналистской артиллерии

19 ноября у постоянного автора «Российского героического календаря» Михаила Захарчука день рождения.
Андрей Дементьев: «Да здравствует молодость!»
16 июля 2013 г.

Андрей Дементьев: «Да здравствует молодость!»

16 июля 1928 года родился поэт Андрей Деменьев
Возвращайтесь, журавли!
11 февраля 2014 г.

Возвращайтесь, журавли!

РГК продолжает конкурс патриотической поэзии - 2014, посвященный 700-летию преподобного Сергия Радонежского
«Серебряная псалтирь» Анны Сергеевой
19 сентября 2013 г.

«Серебряная псалтирь» Анны Сергеевой

Её поэзия и вся жизнь зовут к самопожертвованию в борьбе за свободу и независимость России
В тылу у Шойгу — «десант» США
8 марта 2018 г.

В тылу у Шойгу — «десант» США

Как в Солнечногорском санатории Министерства обороны отпраздновали Восьмое марта
Главная » Читальный зал » Лейтенантский дебют

Лейтенантский дебют

— Я тебе дам — свои, — зло прохрипели рядом.
Через несколько минут Аверкиев рассказывал о случившемся на острове пожилому грузному человеку, к которому все обращались «товарищ полковник». Полковник то и дело тер платком правый глаз и недовольно поглядывал на геолога, а сидевший рядом молодой человек, видимо, значительно младше званием, давился от смеха и пытался при том делать учтивое лицо.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ, о том, как Забияка и Мамин сделали то, чего никто от них не ожидал
Геннадий Забияка имел среди сослуживцев репутацию человека веселого, мало задумывающегося над своими поступками. Специальность у матроса была самая что ни на есть морская — рулевой-сигнальщик. Очень гордился этим, знал свое дело на все сто и был глубоко убежден, что рулевой-сигнальщик — самая главная фигура на корабле, не считая, конечно, командира. На мостике Забияка был незаменим. Он обнаруживал и классифицировал цели на пределе видимости, точнее всех держал курс и в совершенстве владел флажным и световым семафором. При этом был скор на шутку, за словом в карман не лез и когда стоял на вахте, атмосфера на мостике была спорая, деловито-веселая, словом, в лучшем смысле военно-морская. Но вот беда — Забияка был тщедушным и даже хилым. Очень стеснялся этого.
Однажды вечером он робко вошел в танковый трюм корабля, где тренировался Гай. Тот не любил, когда ему мешали во время тренировки, поэтому сделал вид, что не заметил Геннадия. Забияка против своего обыкновения долго молчал, а потом негромко попросил:

— Вань, можно я с тобой заниматься буду?

Он осторожно прошел в темный угол трюма и разделся до пояса. Вид у него был жалкий: узкая с горбинкой, как у цыпленка, грудь, тонкие, почти лишенные мускулатуры руки, чуть утолщенные в локтевых суставах, длинная худая шея.

— Иди сюда! — позвал Гай дрогнувшим голосом.

Геннадий нерешительно подошел. То ли от волнения, то ли от холода на теле у него выступили синеватые, как у ощипанного петушка, пупырышки.

— Серьезно решил? — с сомнение глядя на Забияку, спросил Гай.

— Аг-га, — заикаясь ответил тот.
— Ну, тогда чтоб слушал и не скулил. Попытаюсь из тебя мужика зробыть.

С того дня каждый вечер Геннадий приходил в трюм. Гая поразила его настойчивость. «Да этот парень серьезней, чем о нем думают», — сделал открытие боксер. Они сдружились. Узнавая товарища все ближе и ближе, Гай не переставал удивляться. Оказалось Забияка, этот фантазер и балагур, удивительным образом сочетает в себе полудетскую непосредственность с серьезным отношением к службе и жизни вообще, страстно до болезненности любит флот, назубок знает его историю, традиции, может часами взахлеб говорить о них, мечтает стать офицером. За полгода Забияка окреп и возмужал. Может быть, поэтому, попав в сложный переплет, он в отличие от Мамина не потерял присутствия духа.
Как только ушли те двое, он стал вертеться, пытаясь освободить руки, стянутые веревкой. Геннадия бесило то, что он вел себя не так, как представлял поведение моряка при встрече с врагом. Хотя Забияка и был внутренне готов ко всему, когда шел с Аверкиевым искать Мамина, нападение оказалось настолько неожиданным, что он даже не сопротивлялся. Удар в переносицу оглушил и ослепил его. Геннадий с досадой вспомнил, что он вроде бы даже кричал что-то. Перед глазами промелькнул не раз виденный в кино образ моряка, который перед атакой надевает бескозырку, закусывает зубами ленточки, чтобы не слетела в горячке боя. А где его бескозырка? Упала при первой же встрече с противником и лежит сейчас на берегу, может быть даже придавленная чужим ботинком.
От этой мысли почти физическая боль сжала сердце. Забияка снова с ожесточением задергался, пытаясь сорвать путы. «Я им покажу! Я докажу, что не перевелись матросы в русском флоте!» — со злостью думал он. Геннадий катался по земле, извивался, хрипел, не имея возможности даже выругаться, так как рот раздирало тугим кляпом.

И вдруг его шею обдало легкой волной близкого тепла. Забияка повернул голову. В полуметре от него темнела горка золы, в которой уютно светились, как сигнальные лампочки, рубиновые жаринки. «Костер! И как я забыл о нем!» — промелькнуло в голове. Забияка, примериваясь, заелозил по земле и резко перевернулся на спину, стараясь попасть веревками на тлеющие угли. Руки сразу же почувствовали тепло. Матрос еще плотнее прижался к потухшему костру, и тут же кисть правой руки обожгло болью. Она неумолимо нарастала, словно кисть сдавливали и рвали раскаленными щипцами. Геннадий перевернулся и откатился от костра.
Через некоторое время матрос сделал еще несколько попыток прожечь веревку. В развороченном костре светились последние искры, и Забияка уже потерял всякую веру и в себя, и в них. Обожженное в нескольких местах тело адски пекло, невыносимо ныли руки.

Матрос в изнеможении лежал на животе, уставившись отупевшим от боли взглядом на искрящийся в свете луны песок. «Да, — горько думал он, — мечтать о героизме, о флотских традициях — легко и красиво. А в жизни всегда что-нибудь да мешает, и красивое покажется не таким уж красивым. А помешать, как плохому танцору, может все что угодно. Например, обыкновенная веревка. Связала она руки и ноги и всё — ты не моряк, а бездеятельное и бессловесное бревно». И снова перед глазами возник матрос, поднимающийся в атаку.

Зазвучали далекие выстрелы. Забияка встрепенулся: послышалось? Нет, у коптильни действительно стреляли. Матрос с последней решимостью перевернулся на тлеющие угли и замер в ожидании боли…
— Мамин! Женя! Ты жив, братишка?

Забияка склонился над маленькой, скрюченной фигуркой, похожей в реденьком свете луны на подрубленный и зачахший кустик. Кустик шевельнулся и застонал. Забияка вытащил кляп, и Мамин несколько секунд зевал и хрипел открытым ртом, пытаясь что-то сказать.

— Сейчас, сейчас развяжу, — заторопился Геннадий, отыскивая узел.

— Что с нашими? — наконец, чужим голосом выдавил Мамин. Он все время дергал головой и распухшим языком облизывал черные заветренные губы.

Страницы:  «  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
14 декабря
пятница
2018

В этот день:

Конструктор танка Т-80

14 декабря 1931 года родился Николай Сергеевич Попов, создатель танка Т-80.

Конструктор танка Т-80

14 декабря 1931 года родился Николай Сергеевич Попов, создатель танка Т-80.

Николай Сергеевич Попов родился в станице Усть-Лабинская Краснодарского края. Окончил семилетнюю школу, учился в Краснодаре в спецшколе ВВС. В 1950 году поступил в Харьковский политехнический институт и окончил его с отличием в 1955 году. С 1955 года Николай Попов работал в танковом конструкторском бюро Кировского завода в Ленинграде.

В 1968 году он был назначен начальником и главным конструктором КБ, а с 1972 года - генеральным конструктором СКБ «Трансмаш» производственного объединения «Кировский завод». В 1976 году под его руководством был создан танк Т-80, первый в мире серийный танк с газотурбинным двигателем.

Покорение «полюса недоступности»

14 декабря 1958 года третья советская антарктическая экспедиция на санно-гусеничном ходу впервые достигла полюса недоступности Антарктиды

Покорение «полюса недоступности»

14 декабря 1958 года третья советская антарктическая экспедиция на санно-гусеничном ходу впервые достигла полюса недоступности Антарктиды

На станции (дом площадью 24 м²) находились четыре человека, радиостанция и электростанция. Станция использовалась для метеорологических, гляциологических, геомагнитных и актинометрических наблюдений. Была пробурена скважина глубиной 60 метров для измерения температуры снежного покрова, подготовлена взлётно-посадочная полоса, на которую 17 декабря 1958 года сел самолёт Ли-2. На станции также было проведено сейсмозондирование ледникового покрова. Закрыта 26 декабря 1958.

 

Чествование ликвидаторов

14 декабря на Украине -День чествования участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС

Чествование ликвидаторов

14 декабря на Украине -День чествования участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС

26 апреля 1986 года в Советском Союзе на Чернобыльской атомной электростанции расположенной на территории Украинской ССР произошла самая крупная в истории человечества техногенная катастрофа - Чернобыльская авария. Благодаря самоотверженности ликвидаторов последствий катастрофы, многие из которых заплатили за это жизнями и здоровьем, авария была локализована. 30 ноября 1986 года было закончено строительство саркофага над разрушенным энергоблоком, а спустя две недели, 14 декабря, главная газета КПСС «Правда» и другие центральные издания СССР опубликовали Извещение ЦК КПСС и Совета министров о том, что государственной комиссией был принят в эксплуатацию комплекс защитных сооружений четвёртого энергоблока ЧАЭС. Именно дата публикации этого сообщения, по прочтении которого страна смогла вздохнуть спокойно, и стала «Днём чествования участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС».

По самым скромным оценкам, в ликвидации катастрофы приняли участие не менее 90.000 человек практически всех национальностей СССР. После развала СССР в республиках чествуют ликвидаторов в разные дни.

 

Памяти космического академика

14 декабря 2011 года скончался Борис Евсеевич Черток, советский учёный-конструктор, один из ближайших соратников С. П. Королёва.

Памяти космического академика

14 декабря 2011 года скончался Борис Евсеевич Черток, советский учёный-конструктор, один из ближайших соратников С. П. Королёва.

Он -Герой Социалистического Труда, академик РАН, доктор технических наук, создатель космической техники.

Трудовую деятельность начал электромонтером на авиазаводе. В 1934 году Черток поступил на вечернее отделение в Московский энергетический институт, который окончил в 1940 году. С 1940 по 1945 год Б. Е. Черток работал в ОКБ главного конструктора В. Ф. Болховитинова на заводе № 84, затем на заводе № 293 и в НИИ-1 НКАП СССР под руководством генерал-лейтенанта авиации Я. Л. Бибикова.

В апреле 1945 года в составе специальной комиссии он был командирован в Германию, где до января 1947 года руководил работой группы советских специалистов по изучению ракетной техники. 2 мая 1945 года в звании майора расписался на рейхстаге, что считал счастливейшим достижением в своей жизни. В том же году вместе с А. М. Исаевым он организовал в советской оккупационной зоне (в Тюрингии) совместный советско-германский ракетный институт «Рабе», который занимался изучением и развитием техники управления баллистическими ракетами дальнего действия. На базе института в 1946 году был создан новый институт — «Нордхаузен», главным инженером которого был назначен С. П. Королёв. С этого времени Борис Евсеевич работал в тесном сотрудничестве с Сергеем Павловичем.

Вся научно-инженерная деятельность Б. Е. Чертока с 1946 года связана с разработкой и созданием систем управления ракетами и космическими аппаратами. Им создана школа, которая до настоящего времени определяет научные направления и уровень отечественной техники пилотируемых космических полётов.

Нашествие хана Едигея на Москву

14 декабря 1408 года ордынский хан Едигей вторгся с войском на Русскую землю.

Нашествие хана Едигея на Москву

14 декабря 1408 года ордынский хан Едигей вторгся с войском на Русскую землю.

Нашествие Едигея на Москву явилось для Московского князя Василия Дмитриевича полной неожиданностью, так как между ними был заключен мирный договор. Когда же несметные полчища Едигея заполонили Русскую землю и, казалось, спасения уже не было, Едигей вынужден был поспешно снять осаду Москвы из-за начавшейся в Орде очередной усобицы. Как писал летописец, Москва была спасена от вражеского нашествия Божьим промыслом и помощью находящейся в ней иконы Владимирской Богоматери, перед которой усердно полились жители столицы. «И милосердный Человеколюбец, еще не совсем разгневавшийся, увидев печаль людей своих и слезы их покаяния, утешает их вскоре, памятуя о милости к стаду своему. Величавого и гордого агарянина Едигея устрашил, навел на измаилтянина трепет перед своей всевышней и карающей десницей. И агарянин, который похвалялся пробыть в православной земле долгое время и обещал зазимовать, вдруг, забеспокоившись, внезапно снялся с места и, не желая медлить ни единого дня, сказал дружине: "Или царство наше захватит другой, или Василий соберется на нас", - такая мысль смутила агарянина. Быстро посылает он к городу, сам прося мира: и как захотели горожане, так и замирился с ними окаянный Едигей и отошел».

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение