RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Апрельские шуточки
1 апреля 2014 г.

Апрельские шуточки

Публикуем с продолжением отрывки из новой книги Михаила Захарчука "20 лет на изломе тысячелетий". Это дневник писателя - десять лет до миллениума и десять после.
Святая летопись страны
1 августа 2014 г.

Святая летопись страны

Продолжаем публиковать стихотворения, присланные на конкурс патриотической поэзии
Скандал в Патриархате
28 декабря 2015 г.

Скандал в Патриархате

Что стоит за отставкой председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерея Всеволода Чаплина?
Зачем Европе отдельная армия
12 марта 2015 г.

Зачем Европе отдельная армия

Её перестал устраивать Североатлантический альянс (НАТО)?
Трагедия Беслана продолжается
8 декабря 2015 г.

Трагедия Беслана продолжается

Теперь над пострадавшими от террористов учителями и учениками издеваются чиновники
Главная » Читальный зал » Мальчики становятся мужчинами

Мальчики становятся мужчинами

Повесть о курсантах Каспийского высшего военно-морского Краснознаменного училища (КВВМКУ) имени Сергея Мироновича Кирова

25 июня 1940 года приказом НК ВМФ СССР № 241 4-е военно-морское училище переименовано в Каспийское военно-морское училище (КВМУ).
Мальчики становятся мужчинами

Строго говоря, история Каспийского высшего военно-морского Краснознаменного училища имени Кирова началась 5 марта 1939 года, когда народный комиссар Военно-Морского Флота Н. Г. Кузнецов утвердил генеральный план строительства флота, которым, в частности, предусматривалось создание учебного заведения военных моряков в Баку. 14 апреля 1939 года началось формирование 4 ВМУ во главе с комдивом Георгием Андреевичем Буриченковым, ставшим первым начальником училища. В июне сюда прибыли курсанты из Военно-морского училища имени М. В. Фрунзе, которые строили первые здания. А 1 октября начался первый учебный год. Мне довелось учиться в этой славной кузнице военно-морских кадров с 1968 по 1973 год. Предлагаю повесть о тех годах.

В моём курсантском чемоданчике, который больше тридцати лет пролежал на чердаке родительского дома, среди конспектов лекций по кораблевождению и записных книжек я обнаружил блеклую машинописную копию протокола комсомольского собрания, озаглавленного «Персональное дело члена ВЛКСМ Виктора Панкова». Уже и не помню, как этот документ оказался в моём личном архиве, но, читая его сегодня, я во всех подробностях ещё раз пережил довольно драматичную историю из далекой молодости.Сейчас мало кто пишет о комсомоле, само это некогда звонкое и призывное слово теперь для многих стало чуть ли не ругательным. Но для людей моего поколения комсомольские организации нередко играли самую добрую роль. И мне захотелось рассказать нынешним читателям эту давнюю историю о проблемах мальчишек-комсомольцев семидесятых годов двадцатого века, которые решили посвятить свою жизнь военно-морскому делу.

1. НОЧНОЙ РАЗГОВОР

Первокурсники высшего военно-морского училища возвращались с корабельной практики. Из автобусов, набитых по самый подволок курсантами, вещмешками и ящиками со штурманскими принадлежностями, вырывались лихие песни и смех. Возвращение в родные пенаты после двухмесячного морского похода радовало и волновало. Когда головной автобус миновал ворота контрольно-пропускного пункта, все, кто находился в нем, не сговариваясь, что было духу закричали «ура-а-а!», словно из курсантских душ высвободились, не в силах больше тесниться там, молодые чувства любви к училищу, радости встречи с ним и гордости людей, преодолевших немало трудностей и не посрамивших священных стен. Один за другим проходили автобусы створ ворот, и многоголосое «ура!», то усиливаясь, то стихая, катилось волнами к порогу училища, как к долгожданному родному берегу. Несмотря на поздний час (было около полуночи) практикантов встречали: из распахнутых окон жилых корпусов выглядывали старшекурсники; на плацу, освещенном неоновыми фонарями, стояла группа офицеров, в которой курсанты сразу же заметили худощавую фигуру начальника политического отдела капитана первого ранга Корчнева. Даже невысокие мохнатые сосны, под кронами которых прошли тесные строи не одного поколения курсантов, оживились, разбуженные верховым ветерком, и приветливо замахали огромными черными лапами.На Минной аллее автобусы остановились. Курсанты выскакивали из них, толкаясь и смеясь.
— Становись! — скомандовал помолодевшим звонким голосом командир роты капитан третьего ранга Ионин и сам стал перед строем навытяжку, молодцевато расправив плечи и подняв голову.

Команда выполнялась дольше, чем обычно, но сегодня никто не торопил курсантов. Лишь командир второго взвода старшина первой статьи Томилин неприятным хриплым голосом покрикивал с явным расчетом быть услышанным Иониным: «Прекратить разговоры, «Становись!» была команда». Но на него никто не обращал внимания. Все были слишком уж возбуждены.Через несколько минут к замершему ротному строю подошел Корчнев. Ионин отрапортовал. Об итогах корабельной практики Корчнева уже проинформировали, поэтому он был в приподнятом расположении духа, обходя строй, улыбался, шутил с курсантами. Против второго взвода каперанг остановился, вглядываясь в чье-то лицо. Невысокий широкоплечий курсант с темным от загара, хмурым лицом вытянулся, еще крепче прижал к бедрам короткие сильные руки, собираясь, видимо, представиться начальнику.


— А-а-а, Панков, — вспомнил Корчнев его фамилию. — Ты что как в воду опущенный? Устал?

— Никак нет, — ответил курсант, пытаясь изобразить на лице бодрость.

— Что же нос повесил?

Панков промолчал. Корчнев потрепал его за плечо. Взгляд каперанга случайно остановился на Томилине, который понял это как молчаливое приказание дать информацию и ответил за Панкова:

— А что ему остается? Нахватал взысканий, теперь сам себе не рад.

— А мне докладывали, что практика прошла без замечаний, — нахмурился Корчнев. Офицер резко повернулся и направился к тому месту перед строем, где минуту назад принимал рапорт командира роты. Когда курсанты снова увидели лицо начальника политотдела, на нем не осталось и тени недовольства. По поручению начальника училища, который находился на совещании в Москве и не мог встретить курсантов, Корчнев поздравил всех с завершением корабельной практики, поблагодарил за успешное выполнение задания.Через полчаса курсанты были в койках. Несмотря на усталость, Панков долго не мог уснуть. Из головы не выходили слова Томилина: «Нахватал взысканий… Сам себе не рад». Вот гад! И чего лезет со своими комментариями?!

Панков встал не в силах больше лежать и по привычке пошарил ногой под койкой, нащупывая тапочки. Вспомнив, что они остались в вещмешке, обул ботинки и, осторожно ступая, чтобы не разбудить товарищей, вышел из кубрика, как по-корабельному курсанты называли ротное помещение.В коридоре, склонившись над тумбочкой, стоял дневальный и что-то читал. Это был Игорь Мальцев.

– Дай сигарету, — попросил Панков, щурясь от яркого света.

Игорь вытащил из кармана хлопчатобумажных брюк смятую пачку «Авроры» и протянул Виктору.

— Ты что не спишь? — спросил он, вглядываясь в лицо товарища. — Уже третий час.

Виктор прикурил и не ответил. Панков и Мальцев подружились еще во время вступительных экзаменов. За год дружба окрепла и стала такой, когда не только нет друг от друга секретов, но достаточно одного взгляда, чтобы понять состояние товарища, почувствовать причину его переживания и беспокойства.

— Не обращай ты на него внимания, — сочувственно проговорил Мальцев, вспомнив ночной инцидент. — Томилин есть Томилин. Если из-за таких переживать, на учебу сил не останется.

— Да-да, — рассеянно, думая о другом, ответил Панков и, скрипнув ботинком, медленно сел на лестничную ступеньку.

— Надоело всё, — глухо сказал он и, помолчав, неожиданно добавил:

— Завтра же напишу рапорт об отчислении. Отслужу три года на корабле — и на гражданку…

— Ты что, чокнулся? — вырвалось у Игоря.

— А что делать? Служба, видно, не по мне, — быстро заговорил Панков, и Игорь понял, что это экспромт, импровизация, а не сокровенные мысли и убеждения. — Лучше быть первым парнем на селе, чем последним в Военно-Морском Флоте. Честное слово, я способен и на большее, чем играть роль мальчика для битья…

— Но вопрос-то не только в тебе самом, — пожал плечами Игорь. — Конечно, Томилин – дрянь-человек и гадостей тебе наделал немало. Но что ж теперь из училища уходить? Тогда на флоте одни Томилины останутся!

— Флот и без меня обойдется. Не велика потеря!

Виктор был весь во власти своего решения и больше ничего не хотел знать.

— Но это же подло! — сорвалось у Игоря.

— Что — подло?

— То, что ты все бросаешь и бежишь! А если все побегут из училища, кто на флоте служить будет?

Виктор криво усмехнулся:

— А если все побегут в училище, кто на гражданке работать будет?!

Страницы:   1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30  »

Комментарии:

Хромов Виктор Алексеевич 20.02.2016 в 22:48 # Ответить
Прекрасно написано. Спасибо за воспоминания! 1968-1973 г.г.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
14 августа
пятница
2020

В этот день:

Георгиевский крест Козьмы Крючкова

14 августа 1914 года первым именным георгиевским крестом в ходе Первой мировой войны был награжден донской казак из хутора Нижний Калмыкос Козьма КРЮЧКОВ. С небольшим отрядом он вступил в бой с превосходящими силами противника в Пруссии, получил 16 ранений, но остался в строю, уничтожив при этом 11 пруссаков.

Снайперы Наталья Ковшова и Мария Поливанова

14 августа 1942 года погибли в бою Наталья Венедиктовна КОВШОВА и Мария Семеновна ПОЛИВАНОВА, снайперы, Герои Советского Союза (посмертно). У деревни Сутоки Новгородской области снайперов окружили фашисты. Наши девушки отстреливались до последнего патрона, а потом вместе с врагами подорвали себя гранатами.

Прославление царской семьи

14 августа 2000 года проходивший в Москве Архиерейский собор Русской православной церкви принял решение «о соборном прославлении новомучеников-исповедников российских», в том числе и членов царской семьи императора Николая Второго — императрицы Александры, цесаревича Алексея, великих княжон Ольги, Татьяны, Марии и Анастасии.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение