RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Вам звонит Сталин
28 ноября 2013 г.

Вам звонит Сталин

Ещё одна книга о вожде: необычные ракурсы
Смоленская икона Божьей Матери
10 августа 2016 г.

Смоленская икона Божьей Матери

10 августа русский народ отмечает праздник одной из своих главных святынь
Как Хрущев Жукова «отблагодарил»
26 октября 2013 г.

Как Хрущев Жукова «отблагодарил»

26 октября 1957 года был подписан Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об освобождении Маршала Советского Союза Жукова Георгия Константиновича от обязанностей Министра обороны СССР».
Байки предков об их жизни
27 ноября 2016 г.

Байки предков об их жизни

Наш автор Антонина Кузнецова собирает семейные предания и поделилась некоторыми из них.
Ответ раскудахтавшемуся Западу
20 января 2018 г.

Ответ раскудахтавшемуся Западу

Уральский поэт Александр Костенко прислал в РГК своё новое стихотворение
Главная » Читальный зал » Арестованное письмо

Арестованное письмо

12 ноября 1945 года командующий оккупационными силами США в Германии Д. Эйзенхауэр направил Маршалу Советского Союза Г.К.Жукову послание, которое тот не получил

В последствии оно было обнаружено в сталинском фонде архива президента Российской Федерации.
Арестованное письмо

Эйзенхауэр писал: "Дорогой маршал Жуков! Возможно, Вы знаете, что болезнь помешала мне вернуться в Европу в конце прошлого месяца. Главным моим намерением было желание встретиться с Вами, и к тому есть несколько причин. Во-первых, я хотел бы заверить Вас, что высоко ценю дружеское отношение ко мне и наше деловое сотрудничество, которое продолжалось в течение прошедших месяцев. Все это доставило мне глубокое удовлетворение, искренне надеюсь, что и Вам тоже. Во-вторых, я хочу попрощаться с теми ведущими сотрудниками, с которыми мне приходилось встречаться.
Наконец, я вновь выражаю надежду на то, что Вы сможете посетить нашу страну следующей весной. Я искренне верю в установление подобного рода контактов между советскими и американскими людьми - и военными, и гражданскими, в то, что мы смогли бы многое сделать для развития взаимопонимания и доверия между нашими народами.
В течение всего этого времени я все больше и больше проникался уважением и любовью к Красной Армии и ее великим лидерам, ко всему русскому народу.
Прошу Вас, если Вы почувствуете, что я мог бы что-нибудь сделать для Вас лично или для укрепления дружеских отношений, которые так важны для всего мира, буду рад откликнуться на Ваши предложения и сделать все, что в моих силах.
Еще раз до свидания, желаю удачи, искренне Ваш Дуайт Эйзенхауэр".

На письме не имеется никаких резолюций. Известно только одно: до адресата оно не дошло, а легло на стол Сталину. Прежде, чем прокомментировать эту находку, несколько слов о взаимоотношениях Жукова с Эйзенхауэром.

Известно, что в конце мая 1945 года Эйзенхауэр вручил Жукову в Берлине орден «Легион почёта» степени главнокомандующего. В свою очередь Жуков 10 июня вылетел в ставку американских войск, где вручил Эйзенхауэру орден «Победы».

В июне 1945 года Жуков направил Эйзенхауэру приглашение на парад Победы в Москве. Американец приехать не смог, его вызвали в Вашингтон, где уточнялись планы дальнейших боевых действий против Японии. Но с визитом в Москву Эйзенхауэр все же прибыл – в августе 1945 года и по приглашению самого Сталина. Все время пребывания в СССР он являлся гостем главнокомандующего Группой советских оккупационных войск в Германии Жукова. Эйзенхауэр был удостоен беспрецедентного внимания. На спортивном празднике 12 августа 1945 года Сталин пригласил его стоять рядом с собой на трибуне Мавзолея. Такой чести не удостаивался до этого ни один иностранец. Причем Эйзенхауэру разрешили взять на трибуну еще двух американцев. Ими оказались американский посол и глава американской военной миссии в Москве. В беседе, в которой участвовал и Жуков, Сталин несколько раз повторял, что для России и США важно оставаться друзьями. Интересовался промышленными, научными достижениями, успехами Америки в сельском хозяйстве: «Мы знаем, что мы отстаем в этих вопросах, и знаем, что вы можете помочь нам». К этим темам, по воспоминаниям Эйзенхауэра, Сталин возвращался в ходе всей их беседы на трибуне Мавзолея. А находились они там пять часов.

Жуков в ходе этого визита лично заботился о том, чтобы Эйзенхауэр увидел все, что захочет, в любом уголке Москвы и России: «Выбирайте, мы все вам покажем, если пожелаете, даже отправимся и во Владивосток». Эйзенхауэр побывал в музеях Кремля, московском метро, на авиационном заводе, выпускавшем штурмовики. Провел полдня в колхозе. Вместе с 80 тыс. болельщиков присутствовал на футбольном матче. Апофеозом стал обед в Кремле. Как вспоминал сам Эйзенхауэр: «В сверкающем огнями зале находилось множество маршалов Красной Армии и работники МИД, выполнявшие роль переводчиков. Было множество тостов за дух сотрудничества и совместной работы, сложившийся в ходе войны». Эйзенхауэр попросил Сталина подарить ему свою фотографию и копию фильма о взятии Берлина, демонстрировавшегося во время обеда в Кремле.

А потом была поездка в Ленинград. Во время завтрака в городе на Неве маршал Жуков попросил сына американского гостя лейтенанта Джона Эйзенхауэра сказать тост. И тот удивил всех присутствовавших: «Я хочу провозгласить тост в честь самого важного русского человека во Второй мировой войне. Джентльмены, я предлагаю выпить вместе со мной за рядового солдата великой Красной Армии!»

Американский дипломат Чарльз Болен сделал в своих дневниках следующую запись о Жукове и его отношении к Эйзенхауэру: «Он выглядел как подобает солдату – очень сильный, крепкий, как русский дуб, с красноватым лицом и голубыми глазами. Хотя у Жукова была приятная улыбка, он был очень сдержан, особенно с иностранцами… Он проявлял терпимость и даже уважение к Штатам, и я ни на минуту не сомневался, что его уважение к Эйзенхауэру было искренним, а не деланным в зависимости от конъюнктуры».

При этом советский главком, как пишут военные историки, был тверд в отстаивании зоны контроля и наших интересов. Когда американские военные летчики попытались добиться права летать и над территорией советской оккупационной зоны, Жуков заявил, что есть соглашения, которые он нарушать никому не позволит. И в заявках на полеты над советской зоной оккупации при согласовании представители советской службы контроля ставили штамп «Безопасность полетов не гарантируется!».

Почему же письмо Эйзенхауэру от 12 ноября 1945 года не было доставлено Жукову?
- С большой долей уверенности можно предположить, что письмо было арестовано особым отделом Группы советских войск в Германии и по команде передано тогдашнему руководителю контрразведки Абакумову. Перед ним в то время стояла задача контроля за всеми сторонами деятельности Жукова, - сказал мне военный историк полковник Александр Пронин. - Абакумов, побаивавшийся и даже ненавидевший Жукова, конечно, подсунул письмо Сталину. К тому моменту отношения между СССР и США из союзнических все более превращались в конфронтационные. На основании этого письма Жукова можно было обвинить в несанкционированных, личных взаимоотношениях с генералом противоборствующей армии и вызвать неудовольствие Сталина.

Так это или иначе, но, как известно, вскоре Жуков действительно был снят с должности. Правда, этой "экзекуции" предшествовала разборка по поводу якобы вывозимого маршалом из Германии трофейного имущества. Перехваченное письмо могло стать последней каплей, переполнившей чашу компромата, собранного на прославленного маршала его недругами. Хотя сегодня мы можем только гордиться той оценкой, которая дана в послании Эйзенхауэра нашей армии и ее великому полководцу.

В общем, так по-настоящему и не ставшие друзьями генерал Эйзенхауэр и маршал Жуков расстались. Эйзенхауэр в декабре 1945 года уехал из Германии в Вашингтон на повышение, на должность начальника штаба американской армии, а затем, как известно, стал президентом США. Жуков же в марте 1946 года отправился в ссылку, на второстепенную должность – командовать Сухопутными войсками.

Но судьба еще раз дала шанс двум героям Второй мировой встретиться лично. Это произошло на Женевской конференции глав правительств США, Англии, Франции и Советского Союза в 1955 году. Жуков был министром обороны, а Эйзенхауэр – президентом США. Они вспомнили прошлое, совместную работу в Контрольном совете в Германии. Хрущеву очень не понравилось возобновление близких контактов между Жуковым и президентом США. Примечательно, что после переговоров в Женеве Жуков вновь был снят с должности. И отправлен командовать второстепенным округом.

Дружба между Советским Союзом и Соединенными Штатами после общей победы в страшной и кровопролитной войне не состоялась. Ушла в историю и несостоявшаяся дружба Жукова и Эйзенхауэра.

Сергей Турченко
12 ноября 2013 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
18 декабря
вторник
2018

В этот день:

Гимн «Боже, Царя храни!»

18 декабря 1833 годы был впервые исполнен Гимн Российской империи «Боже, Царя храни!». Правда, тогда он назывался «Молитва русского народа». А с 31 декабря 1833 года стал официальным гимном Российской Империи под новым названием «Боже, Царя храни!» и просуществовал до Февральской революции 1917 года.

Гимн «Боже, Царя храни!»

18 декабря 1833 годы был впервые исполнен Гимн Российской империи «Боже, Царя храни!». Правда, тогда он назывался «Молитва русского народа». А с 31 декабря 1833 года стал официальным гимном Российской Империи под новым названием «Боже, Царя храни!» и просуществовал до Февральской революции 1917 года.

 

История создания Гимна такова. В 1833 году по указанию императора Николая I состоялся своего рода закрытый конкурс на новый Гимн России. Из поэтов в нем участвовали Нестор Кукольник, Василий Жуковский и некоторые другие, из композиторов — Михаил Глинка, Алексей Львов и пр. В итоге царю понравилась работа Львова и Жуковского: во-первых, звучит как молитва, гимн так и назывался поначалу — «Молитва русского народа»; во-вторых, мелодия простая, легко запоминающаяся.

Напомним текст этого произведения.

 

Боже, Царя храни!

Сильный, державный,

Царствуй на славу нам,

Царствуй на страх врагам,

Царь православный.
Боже, Царя храни!

Боже, Царя храни!

Славному долги дни

Дай на земли!
Гордых смирителю,

Слабых хранителю,

Всех утешителю -

Всё ниспошли!
Перводержавную

Русь Православную

Боже, храни!
Царство ей стройное,

В силе спокойное, -

Все ж недостойное,

Прочь отжени!

О, провидение,

Благословение

Нам ниспошли!
К благу стремление,

В счастье смирение,

В скорби терпение

Дай на земли!

 

 

Рекорд подводной скорости

18 декабря 1970 года советской советская атомная подводная лодка К-162 установила мировой рекорд скорости для субмарин — 44,7 узла (82,78 км/час), который не превзойден до сих пор.

Рекорд подводной скорости

18 декабря 1970 года советской советская атомная подводная лодка К-162 установила мировой рекорд скорости для субмарин — 44,7 узла (82,78 км/час), который не превзойден до сих пор.

В декабре 1959 года, после выхода постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О создании новой скоростной подводной лодки, новых типов энергетических установок и научно-исследовательских, опытно-конструкторских и проектных работ для подводных лодок», в ЦКБ-16 (ныне СПМБМ «Малахит») была начата работа по созданию скоростной подводной лодки нового поколения, с титановым корпусом, с усовершенствованной атомной энергетической установкой и с возможностью запуска крылатых ракет из подводного положения (для вооружения лодки в 1960 году было начато проектирование ПКР П-70 Аметист).

Подлодка предназначалась для нанесения ракетных и торпедных ударов по авианосным соединениям противника. Также планировалось изучение новых конструкционных материалов, в частности — титанового сплава для корпуса лодки. Первоначально главным конструктором был назначен Н. Н. Исанин, позже его сменил Н. Ф. Шульженко. При проектировании лодки решением руководства было запрещено использовать уже освоенные приборы, автоматику, оборудование. Это решение повлекло за собой значительное увеличение сроков разработки проекта и удорожание работ, а также обусловило уникальность получившегося корабля.

В 1961 году начался выпуск рабочих чертежей после утверждения технического проекта. А

28 декабря 1963 года в цехе №42 под заводским номером 501 была заложена экспериментальная крейсерская подводная лодка К-162. 21 декабря 1968 года лодку спустили на воду, а 31 декабря 1969 года был подписан приемный акт и корабль вступил в строй.

25 сентября — 4 декабря 1971 года К—162 овершила дальний поход на полную автономность в Атлантический океан (от Гренландского моря до Бразильской впадины), во время которого продемонстрировала высокие скоростные качества, преследуя ударный авианосец США «Саратога». Во время похода на борту находилось 129 человек (вместо 83 по штату). За два с половиной месяца лодка всплывала на поверхность всего один раз.

 

Отец советской атомной бомбы

18 декабря 1996 года скончался Юлий Борисович Харитон (р. 1904), советский и российский физик и физикохимик, главный теоретик советского проекта атомной бомбы, трижды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и трёх Сталинских премий.

Отец советской атомной бомбы

18 декабря 1996 года скончался Юлий Борисович Харитон (р. 1904), советский и российский физик и физикохимик, главный теоретик советского проекта атомной бомбы, трижды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и трёх Сталинских премий.

Юлий Борисович Харитон родился в Петербурге 14 февраля (27 февраля по новому стилю). В 1939—1941 годах Юлий Харитон и Яков Зельдович впервые осуществили расчет цепной реакции деления урана.

Участвовал в атомном проекте с 1945 года, распоряжением ГКО СССР от 20 августа 1945 года № 9887сс/ов был включён в состав Технического совета Специального комитета. Ему в составе группы учёных (А. И. Алиханов (председатель), Ландау, А. Б. Мигдал, С. А. Рейнберг, М. А. Садовский, С. С. Васильев и А. П. Закощиков) на заседании 30 ноября 1945 года было поручено проанализировать все имеющиеся материалы о последствиях применения атомных бомб в Хиросима и Нагасаки и определить эффективность фактора взрывной волны, фактора теплового и фактора радиоактивного излучения.

С 1946 года Харитон — главный конструктор и научный руководитель КБ-11 (Арзамас-16) в Сарове при Лаборатории № 2 АН СССР. К работе над реализацией ядерно-оружейной программы под его руководством были привлечены лучшие физики СССР. В обстановке строжайшей секретности в Сарове велись работы, завершившиеся испытанием советских атомной (1949) и водородной (1953) бомб. В последующие годы работал над сокращением веса ядерных зарядов, увеличением их мощности и повышением надёжности.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение