RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

«И Я МОЛЮСЬ – О, РУССКАЯ ЗЕМЛЯ!»
8 декабря 2016 г.

«И Я МОЛЮСЬ – О, РУССКАЯ ЗЕМЛЯ!»

Церковь и литература: проблему анализирует известный прозаик и литературный критик
Это не просто кремлевская потасовка
24 августа 2015 г.

Это не просто кремлевская потасовка

По мнению ряда аналитиков, именно сейчас в российских властных структурах начинается «последняя битва за Святую Русь»
Чтение выходного дня: «Крылатые штрафники» (документальная повесть)
3 августа 2013 г.

Чтение выходного дня: «Крылатые штрафники» (документальная повесть)

4 августа 1942 года И.В. Сталин подписал приказ о создании штрафных эскадрилий
Высоцкий в погонах
26 января 2018 г.

Высоцкий в погонах

Автор книги «Босая душа или Каким я знал Высоцкого» поделился своими воспоминаниям
Колокола Геннадия Воронина
10 января 2016 г.

Колокола Геннадия Воронина

10 января 2016 года исполнилось 70 лет актеру, режиссеру и пронзительному поэту Геннадию Анатольевичу Воронину
Главная » Читальный зал » Через миллениум - 2

Через миллениум - 2

Продолжаем публиковать отрывки из новой книги Михаила Захарчука "20 лет на изломе тысячелетий" (дневник писателя)

Записи января 1994 года: о Михаиле Дудине
Через миллениум - 2

14.01.94

Первый раз сегодня, заполняя путевой лист водителю Волкову, поставил дату с 1994 годом. Две недели начинающегося года провёл в родительском дому, лёжа на боку, как пушкинский царь Дадон. (И кричит: «Кири-ку-ку./ Царствуй, лежа на боку!»/ И соседи присмирели,/ Воевать уже не смели»). Доволен ли поездкой? Нет, неудачной она получилась. Мало написал. Не приобрёл родителям хорошего холодильника – старый уже на ладан дышит. Не все продукты питания для них достал. Михаил Гнидюк встретил меня хорошо, но и только. Он, конечно, человек занятой, однако по прошлым приездам умел выкраивать на меня время. На сей раз у дружка не получилось. Или не хотел, чтобы получилось. Всё едино. Поэтому я был предоставлен самому себе. А без транспорта, да ещё зимой, да с нашей крутой горой, не шибко-то развернёшься. В который раз просил отца с матерью ускорить оборудование нового дома в долине и переходить в него. Когда на улице метёт, они дружно соглашаются со мной: да, конечно, переезжать в новый дом надо. А потеплеет, и забывают про зимние невзгоды и собственные намерения. Всё потому, что оба старика ещё могут преодолевать гору. Однако стареют они стремительно. Вижу это отчётливо на фоне тех интервалов, что не бываю дома.

Много спорил с отцом о судьбах Украины. Зачем мне, дураку, эти глупые, бестолковые перепалки? Надо от них уходить так же, как от ругани с женой. А не получается. Паскудная натура: доказать что-то отцу родному. Как будто я не помню замечательных слов Пьера Буаста: «Начинают спорить потому, что не понимают друг друга, и кончают непониманием друг друга, потому что спорили». Другой вопрос, что отец катастрофически отравлен националистическим ядом и этого не осознаёт. Трагедия: ни больше, ни меньше, если разобраться.

Миша Гнидюк, наконец-то, созрел строить храм в Буше, куда будут ходить дорошовские и слободобушанские жители. Так прямо и спросил меня: «Думаешь заканчивать службу и переходить в священники?» Нет, я перестал об этом думать. Поменять жизненную ментальность вот так вот, сразу – это даже не бороду запустить. Хотя и с ней требуется определенная смелость. Наверное, идея с переходом моим в церковь была глупа с момента её возникновения. Ну какой из меня мог быть священник, если до сих пор не сподобился верой в Бога. Думал, что она (вера) придёт ко мне с годами как благодать, как спасительный круг в бушующем океане вдруг ставшей такой жестокой жизни. Не случилось. Как писал Халиль Джебран: «Вера – оазис в сердце, которого никогда не достигнуть каравану мышления». А ум мой на корню глушит веру. Как сказал кто-то из известных: мне кажется, я верую, не слишком веря, что верую. Увы, но Богу я оказался кругом неинтересен…

Дома из программы «Время» узнал о смерти своего двойного тёски русского поэта Дудина. Этот проклятый год, ко всему прочему, отнял у меня Гейченко и Дудина. Причём оба умерли, когда я был на Украине и не смог поехать на их похороны. Смён Степанович скончался в августе, а Михаил Александрович в последний день ушедшего года. В обоих случаях я находился на Укратине. Очень многое связано у меня с именами этих двух легандарных стариков, которые вдобавок ещё и между собой крепко дружили.

Впервые с Дудиным мы встретились в редакции Воениздата. Позвонил мой бывший редактор окружной газеты Рыбин и спросил: «Ты знаешь такого поэта Дудина?» - «Борис Иванович, вы меня обижаете!» И процитировал: «Гори, моя солдатская звезда!/ О, дай мне сил и мужества, наполни/ Мои глаза сверканьем молний... Здесь смерть была,/ как жизнь необходима,/ И жизнь была,/ Как песня хороша». «Ну хорошо, хорошо. Знаю, что ты поэзию любишь, поэтому и приглашаю тебя сегодня в 17 часов в мой кабинет на Полежаевской. Дальше сам всё увидишь».

Прибыл я с точностью короля. Борис Иванович с порога похвастался: «Вот этой ручкой два часа назад я подписал поэту Дудину гонорар в 136 тысяч рублей!» Я попробовал себе вообразить эту космическую сумму, но у меня ничего не получилось. Рыбин, меж тем продолжал: «Твой двойной тёзка, Михаил Александрович, очень порядочный человек. Он решил выставить магарыч за столь щедрый гонорар. Плюс мы ещё его выдвигаем на премию Министерства обороны. Вот я и хочу вас познакомить. Фуршет начинается через пятнадцать минут».

Прошло с тех пор лет пять или шесть, точнее не вспомню, но я уже работал в ТАССе. В Пскове проводился финал У11 Всесоюзной юнармейской спортивной игры «Орлёнок», которой командовал летчик-космонавт Георгий Береговой. Меня отправили на помощь корреспонденту по Псковской области Борису Власову. А Дудин дал мне на том фуршете свой домашний телефон. Я и позвонил ему в Ленинград. Дескать, не собираетесь ли вы, дорогой мой двойной тезка, в гости к своему другу Гейченко с такого-то и по такое августа? Неделю я проведу в Пскове, и мы могли бы встретиться. «Ты будешь смеяться, но я вчера договорился с Семёном и сегодня к нему выезжаю».

Мы с Власовым поехали в Пушкиногорье. Хозяина пушкинского заповедника на месте не оказалось. Вместе с Михаилом Дудиным они отправились на перезахоронение останков боевого летчика лейтенанта Анатолия Григорьевича Зеленова, погибшего в небе Пушкиногорья в июле 1944 года. Борис предложил подъехать в деревню Новгородка, где проходило скорбное торжество. Дудин и Гейченко стояли на солнцепеке с непокрытыми головами. Семён Степанович потом нам рассказал, что могила летчика находилась на месте падения самолета, возле крохотной, всего в несколько домов, деревеньки Добрынино. Теперь её нет. Несколько лет назад был наглухо заколочен последний дом. Тогда однополчане Зеленова, ветераны 161-го истребительного авиационного полка 14-й воздушной армии и обратились в райисполком с просьбой перенести прах их побратима на братскую могилу к уже установленному обелиску. Началась обыкновенная и привычная в нашей стране волокита. Дудин и Гейченко подключились к святому делу и совместными усилиями добились справедливости. Тут место людное - имя героя уже не затеряется.

Когда мы вернулись в Пушкиногорье, Власов и Гейченко отлучились по хозяйству. Мы остались вдвоем с Дудиным, и я не стал откладывать дело с интервью в долгий ящик. А подготовился к беседе с поэтом основательно. Сделал выписки из сборников Дудина «Седое сердце», «Забытая тетрадь», «Западный берег», других.

«Я воевал, и, знать, недаром/ Война вошла в мои глаза./ Закат мне кажется пожаром,/ Артподготовкою — гроза.

На взгорье спелая брусника/ Горячей кровью налилась./ Поди, попробуй, улови-ка/ И объясни мне эту связь».

«Он не дожил, не долюбил, не допил,/ Не доучился, книг не дочитал./ Я был с ним рядом. Я в одном окопе,/ Как он о Поле, о тебе мечтал.

И, может быть, в песке, в размытой глине,/ Захлебываясь в собственной крови,/ Скажу: "Ребята, дайте знать Ирине -/ У нас сегодня пели соловьи "./ И полетит письмо из этих мест/ Туда, в Москву, на Зубовский проезд.

Пусть даже так. Потом просохнут слезы,/ И не со мной, так с кем-нибудь вдвоем/ У той поджигородовской березы/ Ты всмотришься в зеленый водоем.

Страницы:   1 2 3  »

Комментарии:

Татьяна П. 05.04.2014 в 15:39 # Ответить
С интересом читала записи Михаила Захарчука о Михаиле Дудине. Автор статьи не просто знакомит нас с хронологическими событиями, связанными с известными людьми, он вплетает в повествование и события собственной жизни. Всё связано, всё сопричастно. Живой и красочный язык повествования, где-то ироничный, где-то шутливый , делает произведение доступным для широкого круга читателей. Очень важную роль играют детали, вроде бы незаметные, но такие нужные... Благодарю Вас, Михаил!
Александр Ушар 05.04.2014 в 18:52 # Ответить
Популярный прием - эффект присутствия автора. Но здесь нет эффектов и нет присутствия - только СОтрудничество с героем и СОпричастность. А это дорогого стоит! И эффект присутствия испытывают уже читатели - максимум желаемого. Спасибо!.
Бусаров Сергей 06.04.2014 в 10:38 # Ответить
М.З. удаются не только эффекты присутствия , сопричастности, сотрудничества, сопереживания, но что не менее важно, эффект усиления интереса к описываемому им известному человеку, появление желания еще немного незримо поприсутствовать во время общения автора со своим героем.
Ирина 06.04.2014 в 16:23 # Ответить
Любопытное СОпричастие. Великолепная память и внимание к деталям у автора дает возможность вспомнить что-то свое, казалось, забытое и потерянное...
Валерий Дюбкин 07.04.2014 в 08:31 # Ответить
У историй, рассказанных Михаилом Захарчуком неизменно присутствуют два особенно драгоценных по нынешним скандальным временам качества - бережное , если не сказать нежное , отношение к своим героям и изящная и умная ирония по отношению к себе. Это особенно , на мой взгляд , драгоценно для документальной литературы.
Миша, твоя новая книга новое подтверждение тому.
Петр 07.04.2014 в 17:45 # Ответить
Прекрасный текст.Когда книга поступит в продажу?

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
19 июня
среда
2019

В этот день:

Афонское сражение

19 июня 1807 года состоялось Афонское сражение между русской Средиземноморской эскадрой под командованием вице-адмирала Д. Н. Сенявина и турецким флотом в районе полуострова Афон в Эгейском море.

Афонское сражение

19 июня 1807 года состоялось Афонское сражение между русской Средиземноморской эскадрой под командованием вице-адмирала Д. Н. Сенявина и турецким флотом в районе полуострова Афон в Эгейском море.

У русской эскадры Д.Н. Сенявина имелось10 линейных кораблей, у турецкой эскадры под командованием капудан-паши Сейит-Али - 9 линейных кораблей, 5 фрегатов и 5 других судов. В Афонском сражении турецкий флот потерял 3 линейных корабля и 4 фрегата. Хотя полного уничтожения турецкого флота достичь не удалось, он надолго перестал существовать как серьезная боевая сила. Русская эскадра потерь в судах не имела. Победа русского флота в Афонском сражении заставила Турцию ускорить подписание перемирия с Россией.

Женские «батальоны смерти»

19 июня 1917 года по предложению унтер-офицера Марии БОЧКАРЕВОЙ в Российской армии был сформирован первый женский «батальон смерти». В обращении Московского женского союза говорилось: «Женская рать будет тою живою водой, которая заставит очнуться русского богатыря».

Женские «батальоны смерти»

19 июня 1917 года по предложению унтер-офицера Марии БОЧКАРЕВОЙ в Российской армии был сформирован первый женский «батальон смерти». В обращении Московского женского союза говорилось: «Женская рать будет тою живою водой, которая заставит очнуться русского богатыря».

Всего было сформировано два женских пехотных «батальона смерти» и несколько команд. В них вошли более трех тысяч женщин. Один из этих батальонов оказался в числе последних защитников Временного правительства в дни Октябрьского переворота в Петрограде. В январе 1918 года женские батальоны формально распустили, но многие их участницы продолжили службу в частях белогвардейских армий.

Космонавт-астроном Виктор Пацаев

19 июня 1933 года родился Виктор Иванович ПАЦАЕВ (погиб 1971), советский космонавт, Герой Советского Союза, первый астроном в мире, работавший за пределами земной атмосферы.

Космонавт-астроном Виктор Пацаев

19 июня 1933 года родился Виктор Иванович ПАЦАЕВ (погиб 1971), советский космонавт, Герой Советского Союза, первый астроном в мире, работавший за пределами земной атмосферы.

В 1971 году совершил полет в качестве инженера-исследователя космического корабля «Союз-11» и орбитальной космической станции «Салют-1». Полет продолжался 23 суток 18 часов 21 минуту 43 секунды. При спуске произошла разгерметизация спускаемого аппарата «Союза-11», экипаж, в составе Георгия Добровольского, Владислава Волкова и Виктора Пацаева погиб.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение