RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Осеннее настроение
7 октября 2018 г.

Осеннее настроение

Новые стихотворения нашего постоянного автора и давнего друга уральского поэта Александра Костенко
Верность идеалам юности
25 февраля 2017 г.

Верность идеалам юности

25 февраля 2017 года – 105 лет со дня рождения Народного артиста СССР Всеволода САНАЕВА
Поздравление от Александра Костенко
8 апреля 2018 г.

Поздравление от Александра Костенко

Наш друг и постоянный автор с Урала прислал праздничное письмо с поэтическим вложением
Как США украли Миг-25
6 сентября 2017 г.

Как США украли Миг-25

Недавно в США опубликованы воспоминания бывшего советского военного летчика Виктора Беленко, бежавшего почти сорок лет назад за рубеж.
Информационный гулаг
9 сентября 2015 г.

Информационный гулаг

15 лет назад 9 сентября 2000 года Президент РФ утвердил Доктрину информационной безопасности России
Главная » Читальный зал » Через миллениум - 2

Через миллениум - 2

Продолжаем публиковать отрывки из новой книги Михаила Захарчука "20 лет на изломе тысячелетий" (дневник писателя)

Записи января 1994 года: о Михаиле Дудине
Через миллениум - 2

14.01.94

Первый раз сегодня, заполняя путевой лист водителю Волкову, поставил дату с 1994 годом. Две недели начинающегося года провёл в родительском дому, лёжа на боку, как пушкинский царь Дадон. (И кричит: «Кири-ку-ку./ Царствуй, лежа на боку!»/ И соседи присмирели,/ Воевать уже не смели»). Доволен ли поездкой? Нет, неудачной она получилась. Мало написал. Не приобрёл родителям хорошего холодильника – старый уже на ладан дышит. Не все продукты питания для них достал. Михаил Гнидюк встретил меня хорошо, но и только. Он, конечно, человек занятой, однако по прошлым приездам умел выкраивать на меня время. На сей раз у дружка не получилось. Или не хотел, чтобы получилось. Всё едино. Поэтому я был предоставлен самому себе. А без транспорта, да ещё зимой, да с нашей крутой горой, не шибко-то развернёшься. В который раз просил отца с матерью ускорить оборудование нового дома в долине и переходить в него. Когда на улице метёт, они дружно соглашаются со мной: да, конечно, переезжать в новый дом надо. А потеплеет, и забывают про зимние невзгоды и собственные намерения. Всё потому, что оба старика ещё могут преодолевать гору. Однако стареют они стремительно. Вижу это отчётливо на фоне тех интервалов, что не бываю дома.

Много спорил с отцом о судьбах Украины. Зачем мне, дураку, эти глупые, бестолковые перепалки? Надо от них уходить так же, как от ругани с женой. А не получается. Паскудная натура: доказать что-то отцу родному. Как будто я не помню замечательных слов Пьера Буаста: «Начинают спорить потому, что не понимают друг друга, и кончают непониманием друг друга, потому что спорили». Другой вопрос, что отец катастрофически отравлен националистическим ядом и этого не осознаёт. Трагедия: ни больше, ни меньше, если разобраться.

Миша Гнидюк, наконец-то, созрел строить храм в Буше, куда будут ходить дорошовские и слободобушанские жители. Так прямо и спросил меня: «Думаешь заканчивать службу и переходить в священники?» Нет, я перестал об этом думать. Поменять жизненную ментальность вот так вот, сразу – это даже не бороду запустить. Хотя и с ней требуется определенная смелость. Наверное, идея с переходом моим в церковь была глупа с момента её возникновения. Ну какой из меня мог быть священник, если до сих пор не сподобился верой в Бога. Думал, что она (вера) придёт ко мне с годами как благодать, как спасительный круг в бушующем океане вдруг ставшей такой жестокой жизни. Не случилось. Как писал Халиль Джебран: «Вера – оазис в сердце, которого никогда не достигнуть каравану мышления». А ум мой на корню глушит веру. Как сказал кто-то из известных: мне кажется, я верую, не слишком веря, что верую. Увы, но Богу я оказался кругом неинтересен…

Дома из программы «Время» узнал о смерти своего двойного тёски русского поэта Дудина. Этот проклятый год, ко всему прочему, отнял у меня Гейченко и Дудина. Причём оба умерли, когда я был на Украине и не смог поехать на их похороны. Смён Степанович скончался в августе, а Михаил Александрович в последний день ушедшего года. В обоих случаях я находился на Укратине. Очень многое связано у меня с именами этих двух легандарных стариков, которые вдобавок ещё и между собой крепко дружили.

Впервые с Дудиным мы встретились в редакции Воениздата. Позвонил мой бывший редактор окружной газеты Рыбин и спросил: «Ты знаешь такого поэта Дудина?» - «Борис Иванович, вы меня обижаете!» И процитировал: «Гори, моя солдатская звезда!/ О, дай мне сил и мужества, наполни/ Мои глаза сверканьем молний... Здесь смерть была,/ как жизнь необходима,/ И жизнь была,/ Как песня хороша». «Ну хорошо, хорошо. Знаю, что ты поэзию любишь, поэтому и приглашаю тебя сегодня в 17 часов в мой кабинет на Полежаевской. Дальше сам всё увидишь».

Прибыл я с точностью короля. Борис Иванович с порога похвастался: «Вот этой ручкой два часа назад я подписал поэту Дудину гонорар в 136 тысяч рублей!» Я попробовал себе вообразить эту космическую сумму, но у меня ничего не получилось. Рыбин, меж тем продолжал: «Твой двойной тёзка, Михаил Александрович, очень порядочный человек. Он решил выставить магарыч за столь щедрый гонорар. Плюс мы ещё его выдвигаем на премию Министерства обороны. Вот я и хочу вас познакомить. Фуршет начинается через пятнадцать минут».

Прошло с тех пор лет пять или шесть, точнее не вспомню, но я уже работал в ТАССе. В Пскове проводился финал У11 Всесоюзной юнармейской спортивной игры «Орлёнок», которой командовал летчик-космонавт Георгий Береговой. Меня отправили на помощь корреспонденту по Псковской области Борису Власову. А Дудин дал мне на том фуршете свой домашний телефон. Я и позвонил ему в Ленинград. Дескать, не собираетесь ли вы, дорогой мой двойной тезка, в гости к своему другу Гейченко с такого-то и по такое августа? Неделю я проведу в Пскове, и мы могли бы встретиться. «Ты будешь смеяться, но я вчера договорился с Семёном и сегодня к нему выезжаю».

Мы с Власовым поехали в Пушкиногорье. Хозяина пушкинского заповедника на месте не оказалось. Вместе с Михаилом Дудиным они отправились на перезахоронение останков боевого летчика лейтенанта Анатолия Григорьевича Зеленова, погибшего в небе Пушкиногорья в июле 1944 года. Борис предложил подъехать в деревню Новгородка, где проходило скорбное торжество. Дудин и Гейченко стояли на солнцепеке с непокрытыми головами. Семён Степанович потом нам рассказал, что могила летчика находилась на месте падения самолета, возле крохотной, всего в несколько домов, деревеньки Добрынино. Теперь её нет. Несколько лет назад был наглухо заколочен последний дом. Тогда однополчане Зеленова, ветераны 161-го истребительного авиационного полка 14-й воздушной армии и обратились в райисполком с просьбой перенести прах их побратима на братскую могилу к уже установленному обелиску. Началась обыкновенная и привычная в нашей стране волокита. Дудин и Гейченко подключились к святому делу и совместными усилиями добились справедливости. Тут место людное - имя героя уже не затеряется.

Когда мы вернулись в Пушкиногорье, Власов и Гейченко отлучились по хозяйству. Мы остались вдвоем с Дудиным, и я не стал откладывать дело с интервью в долгий ящик. А подготовился к беседе с поэтом основательно. Сделал выписки из сборников Дудина «Седое сердце», «Забытая тетрадь», «Западный берег», других.

«Я воевал, и, знать, недаром/ Война вошла в мои глаза./ Закат мне кажется пожаром,/ Артподготовкою — гроза.

На взгорье спелая брусника/ Горячей кровью налилась./ Поди, попробуй, улови-ка/ И объясни мне эту связь».

«Он не дожил, не долюбил, не допил,/ Не доучился, книг не дочитал./ Я был с ним рядом. Я в одном окопе,/ Как он о Поле, о тебе мечтал.

И, может быть, в песке, в размытой глине,/ Захлебываясь в собственной крови,/ Скажу: "Ребята, дайте знать Ирине -/ У нас сегодня пели соловьи "./ И полетит письмо из этих мест/ Туда, в Москву, на Зубовский проезд.

Пусть даже так. Потом просохнут слезы,/ И не со мной, так с кем-нибудь вдвоем/ У той поджигородовской березы/ Ты всмотришься в зеленый водоем.

Страницы:   1 2 3  »

Комментарии:

Татьяна П. 05.04.2014 в 15:39 # Ответить
С интересом читала записи Михаила Захарчука о Михаиле Дудине. Автор статьи не просто знакомит нас с хронологическими событиями, связанными с известными людьми, он вплетает в повествование и события собственной жизни. Всё связано, всё сопричастно. Живой и красочный язык повествования, где-то ироничный, где-то шутливый , делает произведение доступным для широкого круга читателей. Очень важную роль играют детали, вроде бы незаметные, но такие нужные... Благодарю Вас, Михаил!
Александр Ушар 05.04.2014 в 18:52 # Ответить
Популярный прием - эффект присутствия автора. Но здесь нет эффектов и нет присутствия - только СОтрудничество с героем и СОпричастность. А это дорогого стоит! И эффект присутствия испытывают уже читатели - максимум желаемого. Спасибо!.
Бусаров Сергей 06.04.2014 в 10:38 # Ответить
М.З. удаются не только эффекты присутствия , сопричастности, сотрудничества, сопереживания, но что не менее важно, эффект усиления интереса к описываемому им известному человеку, появление желания еще немного незримо поприсутствовать во время общения автора со своим героем.
Ирина 06.04.2014 в 16:23 # Ответить
Любопытное СОпричастие. Великолепная память и внимание к деталям у автора дает возможность вспомнить что-то свое, казалось, забытое и потерянное...
Валерий Дюбкин 07.04.2014 в 08:31 # Ответить
У историй, рассказанных Михаилом Захарчуком неизменно присутствуют два особенно драгоценных по нынешним скандальным временам качества - бережное , если не сказать нежное , отношение к своим героям и изящная и умная ирония по отношению к себе. Это особенно , на мой взгляд , драгоценно для документальной литературы.
Миша, твоя новая книга новое подтверждение тому.
Петр 07.04.2014 в 17:45 # Ответить
Прекрасный текст.Когда книга поступит в продажу?

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
21 ноября
среда
2018

В этот день:

Памяти генерал-адмирала Апраксина

21 ноября 1728 года скончался Фёдор Матвеевич Апраксин (род. 1661), сподвижник Петра I, один из создателей русского военного флота, генерал-адмирал, командующий русским флотом в Северной войне и Персидском походе, первый президент Адмиралтейств-коллегии.

Памяти генерал-адмирала Апраксина

21 ноября 1728 года скончался Фёдор Матвеевич Апраксин (род. 1661), сподвижник Петра I, один из создателей русского военного флота, генерал-адмирал, командующий русским флотом в Северной войне и Персидском походе, первый президент Адмиралтейств-коллегии.

Дворянский род Апраксиных считал своим предком татарского мурзу Солохмира, который в 1371 году ушел из Орды в Рязань. В конце XV века предки Апраксина переехали в Москву и начали служить Ивану III. Федор с ранних лет участвовал в забавах царя Петра I в составе потешных полков. В 1692 году назначен воеводой в Архангельск. В этой должности построил корабль, который послал для торговли за море, чем доставил величайшее удовольствие Петру I. Участвовал в Азовских походах Петра, после взятия Азова (1696) получил чин полковника.

В 1697 году, накануне путешествия Петра за границу, ему был поручен главный надзор за судостроением в Воронеже. В 1700 году назначен главой Адмиралтейского приказа и губернатором крепости Азов.

В 1713 году во главе галерного флота взял города Гельсингфорс и Борго. В 1714 году командовал русским флотом, действовавшим у шведских берегов. Под его командованием была одержана решительная победа в морском сражении у мыса Гангут 27 июля (7 августа) 1714 года. С 1718 года до самой смерти исправлял должность президента Адмиралтейств-коллегии, в 1719 году одновременно назначен губернатором Эстляндии.

В 1722 году участвовал в Персидском походе Петра I, весной 1723 года вернулся с Петром в Санкт-Петербург и возглавил Балтийский флот.

Союз русского народа

21 ноября 1905 года в Петербурге учреждён Союз русского народа – единственная общественно-политическая организация, представляющая интересы коренной, государство-образующей нации России. После 1917 года распущена. В 2005 году восстановлена.

"Кольцо" для фельдмаршала Паулюса

21 ноября 1942 года блокирована немецкая 6-я армия Ф. Паулюса

"Кольцо" для фельдмаршала Паулюса

21 ноября 1942 года блокирована немецкая 6-я армия Ф. Паулюса

С 24 ноября 1942 года по 2 февраля 1943 года советскими войсками была проведена операция «Кольцо», в результате которой значительно поредевшия армия паулюса капитулировала. В плен были взяты более 2500 офицеров и 24 генерала 6-й армии. Всего же пленено свыше 91 тыс. солдат и офицеров вермахта. Капитулировали в общей сложности двадцать немецких дивизий: 14-я, 16-я и 24-я танковые, 3-я, 29-я и 60-я моторизованные пехотные, 100-я егерская, 44-я, 71-я, 76-я, 79-я, 94-я, 113-я, 295-я, 297-я, 305-я, 371-я, 376-я, 384-я, 389-я пехотные дивизии. Кроме того, сдались румынские 1-я кавалерийская и 20-я пехотная дивизии. В составе 100-й егерской сдался хорватский полк. Также капитулировали 91-й полк ПВО, 243-й и 245-й отдельные батальоны штурмовых орудий, 2-й и 51-й полки реактивных минометов.

Плененный Паулюс не долго показывал спесь. Вскоре он подписал обращение «К военнопленным немецким солдатам и офицерам и к немецкому народу», в котором говорилось буквально следующее: «Считаю своим долгом заявить, что Германия должна устранить Адольфа Гитлера и установить новое государственное руководство, которое закончит войну и создаст условия, обеспечивающие нашему народу дальнейшее существование и восстановление мирных и дружественных отношений с нынешним противником». Через четыре дня он вступил в «Союз немецких офицеров». Потом — в Национальный комитет «Свободная Германия». С этого момента он становится одним из самых активных пропагандистов в борьбе с нацизмом. Регулярно выступает по радио, ставит свои подписи на листовках, призывая солдат вермахта переходить на сторону русских. Паулюс выступал в качестве свидетеля на Нюрнбергском процессе.
В плену Паулюс полюбил советскую действительность. После смерти Сталина ему разрешили уехать в Восточную Германию, где он до своей кончины в 1957 году верно служил коммунистической идее, выступая с лекциями на эту тему.

Космонавт Константин Феоктистов

21 ноября 2009 года умер Константин Петрович Феоктистов (р. 1926), участник Великой Отечественной войны, лётчик-космонавт СССР, Герой Советского Союза, доктор технических наук, профессор.

Космонавт Константин Феоктистов

21 ноября 2009 года умер Константин Петрович Феоктистов (р. 1926), участник Великой Отечественной войны, лётчик-космонавт СССР, Герой Советского Союза, доктор технических наук, профессор.

 Член первого в истории освоения космоса экипажа из трёх человек (вместе с Владимиром Комаровым и Борисом Егоровым).

В 1949 году окончил МВТУ им. Н. Э. Баумана. Работал в различных научно-исследовательских организациях. Один из главных создателей космического корабля «Восток», на котором был осуществлён первый полёт человека в космос. С 1964 года в отряде космонавтов. К. П. Феоктистов был первым в мире космонавтом без военного звания и единственным в истории советской космонавтики беспартийным, совершившим космический полёт. Входил в состав первого группового экипажа (вместе с В. Комаровым и Б. Егоровым), который 12—13 октября 1964 года совершил полёт на первом аппарате новой серии «Восход» (впервые — без скафандров). К. П. Феоктистов был первым конструктором космических кораблей, опробовавшим своё детище «в деле». С 1990 года преподавал в МГТУ им. Баумана.

Умер в возрасте 83 лет. Похоронен на Троекуровском кладбище в Москве.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение