RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Россия против США: боевой гиперзвук
28 сентября 2016 г.

Россия против США: боевой гиперзвук

Гендиректор корпорации "Тактическое ракетное вооружение" (КТРВ) Борис Обносов сообщил СМИ о разработке нового типа российского оружия
Власти дан последний шанс
20 сентября 2016 г.

Власти дан последний шанс

Народ проголосовал за то, чтобы Президент РФ со своей командой начали, наконец, вычищать авгиевы конюшни либерализма
Арест и казнь Лаврентия Берии (два свидетельства)
25 июня 2013 г.

Арест и казнь Лаврентия Берии (два свидетельства)

26 июня 1953 года, был арестован Лаврентий Берия, советский государственный и политический деятель, генеральный комиссар госбезопасности, Маршал Советского Союза.
Мерзость Коломойского
15 мая 2014 г.

Мерзость Коломойского

Саморазоблачение профашистского губернатора Днепропетровской области
Путин готовит удар по США
12 февраля 2015 г.

Путин готовит удар по США

Американская верхушка боится обнародования российских спутниковых фото трагедии 9/11
Главная » Читальный зал » Через миллениум - 3

Через миллениум - 3

Продолжаем публиковать отрывки из новой книги Михаила Захарчука "20 лет на изломе тысячелетий" (дневник писателя)

Записи января 1994 года: о Семёне Гейченко
Через миллениум - 3

14.01.94

Веселый, поразительно жизнерадостный мужик, он буквально влюбил меня в себя. И с тех пор мы стали дружить или как любил выражаться Гейченко – корешовать.

Спустя время, решил я к какой-то дате написать о хранителе Пушкиногорья в свою родную «Красную звезду». Дежурный редактор позвонил мне в ТАСС, где я работал к тому времени, и говорит:

- Прочитал я всё, что ты написал, и у меня создалось такое впечатление, что вы с Гейченко друзья - не разлей вода. А между тем он - хранитель одного из самых больших в стране и в мире музеев, Герой Социалистического Труда, писатель, заслуженный работник культуры РСФСР. Ну не может такой человек быть запанибрата с подполковником, пусть даже и корреспондентом ТАСС. Понимаешь о чём я: скромнее надо быть, скромнее.

Мне было трудно возражать против самого тезиса о скромности, а главное - противиться дежурному редактору. В «Красной звезде» – это всегда было себе дороже. И я безропотно согласился со всеми правками бывшего сослуживца. А на следующий день принес ему огромную папку со своей перепиской с хранителем Пушкиногорья. У полковника глаза на лоб полезли. К тому времени в папке содержалось, говоря архивным языком, около двухсот единиц хранения: письма Гейченко, всевозможные буклеты, которые он ежегодно издавал в огромных количествах, книги, журналы, подаренные мне директором музея. Плюс ещё я показал коллеге два колокольчика - тоже презент Гейченко. А когда полковник почитал письма Семёна Степановича в мой адрес, вообще руками развел:

- Извини, брат, я был не прав, вы - действительно друзья!

Нет, к сожалению. Друзьями мы с Гейченко быть не могли, как говорится, по определению. Возраст и расстояния такие вещи, которые мало способствуют даже мужской дружбе. Во многом, поэтому я и не цитирую ни одного из нескольких десятков писем Семёна Степановича в собственный адрес. Эмоциональный, увлекающийся человек, он никогда не жалел для меня ни хвалы, ни востоорженных эпитетов, что в совокупности рисует меня намного лучше, чем я есть на самом деле. Тем более что общались мы, в основном, эпистолярно, а виделись всего-то пять раз. Но если бы судьбе угодно было свести нас с Гейченко на каком-нибудь общем деле, - не сомневаюсь, мы действительно стали бы друзьями не разлей вода. Мало таких эненргичных и азартных людей встречал я на жизненном пути...

Многое узнал я за годы знакомства об этом человеке, прозванном среди благодарных ценителей творчества Пушкина музееведом-«домовым». Ведь Гейченко десятилетиями выступал по радио и телевидению, публиковал свои статьи, участвовал во всех пушкинских конференциях, собеседованиях, сессиях, симпозиумах. Знавал я и то, что прибыл в Пушкиногорье Семён Степанович на попутном грузовике по военному бездорожью в апреле 1945 года. Едва оклемавшись от фронтовых ран, без левой руки задумал он восстановить облик Михайловского, а затем и всего Пушкинского Святогорья, искореженного фашистами, вернуть сюда дух самого Пушкина.

Задача - под силу если не гиганту, то человеку очень крепкому духом и телом. А Семён Степанович всегда ведь был худой, почти тщедушный. Особенно в бане, наблюдая его, я думал: в чем только душа теплится. Но сила его оказалась не в теле: в уме и воле. И ещё в особой, почти религиозной самопожертвованности. Всё что имел он – отдавал музею. Никакой иной жизни кроме жизни для музея Гейченко не понимал и не признавал. Понятия материальных благ, если они не соотносились с благами для музея, для него тоже не существовало. Скажем, ему и в голову не приходило купить для себя дачу, автомобиль, холодильник, телевизор, ковры, мебель. Между тем всё это для музея он пробивал как заправский хозяйственник: ловчил, ублажал, подхалимничал, если требовала обстановка – ругался, на чём свет стоит.

Есть такое, трудно для меня постижимое понятие: выходец из народа. Скорее всего, оно подразумевает, что такой-то имярек жил, жил в народе, а потом вышел из него, как из дома, закрыл за собой дверь и уже никогда больше назад не возвращался. Возможны, конечно, варианты, но в основном, так оно, по-моему, и происходит.

Семён Степанович никогда из народа не выходил, являясь не просто его частичкой - сутью. Был очень самокритичным. Я бы даже сказал уничижительно и иронично самокритичным. Все титулы и звания, которые заслужил и носил по праву, с виду никак ему не соответствовали, были для него как бы лишними. Говорил: «Понимаешь, Миша, я - интеллигент в первом поколении, не добравший образования как следует и потому теперь, на старости лет, вынужден восполнять пробелы молодости». И это после 80 книг и брошюр, после тысяч статей, лекций, сценариев, лично им написанных.

«Я же родился в беднейшей семье сверхсрочного солдата. Нас было у отца с матерью восемь детей. Причём всем в доме заправляла одна матушка: отец пропадал на проклятой службе. С трудом величайшим мне одному удалось получить кое-какое образование. Остальные братья и сестры так и умерли неграмотными. Музейным работником я стал в двадцатых годах совершенно случайно, чего греха таить, - из-за приличного пайка, который тогда выдавали этой категории госслужащих. Работал подсобником в Эрмитаже, в Русском музее, в других музеях Ленинграда. Пятнадцать лет отдал Петергофу. Грянула война - ушёл на фронт. Воевал рядовым миномётного расчета. В боях под Новгородом чуть было не утонул в Волхове, но чудом спасся. Был дважды ранен. Руку мне во фронтовом госпитале оттяпали. До сих пор хожу с пулей в левой ноге. И надо же было так распорядиться судьбе, чтобы она именно мне вручила святое дело возрождения Пушкиногорья.

В сорок пятом меня, демобилизованного, разыскал бывший тогда президентом Академии наук Сергей Иванович Вавилов. Мы хорошо знали друг друга. Я часто выполнял некоторые его задания. Он и предложил: возьмитесь за Михайловское. Такое большое дело, как восстановление заповедника, литературоведу или историку не под силу. А вы, хваткий музейный работник, должны понять, что и как делать. Я вам верю и на вас надеюсь.

Я ехал и в общих чертах понимал, что следовало предпринять в первую очередь: расчисть, разгрести оскверненную фашистами святую для русских людей землю. Однако то, что здесь увидел, повергло меня, человека, в принципе, жизнерадостного, в полнейшее уныние. Под знаменитым дубом в Тригорском, о котором гений написал «У лукоморья дуб зеленый...», эти гады вырыли глубокий блиндаж. Само Михайловское они превратили в узел обороны, весь парк перерыли ходами сообщения глубиной в полтора человеческого роста. В доме Пушкина устроили огневую позицию для артиллеристов. Колокольню святого монастыря взорвали, под могилу Пушкина прорыли 20-метровый туннель и заложили туда 10 авиабомб по 120 килограммов каждая. Им показалось этого мало, так добавили еще пять специальных мощных мин. Вообще на территории заповедника было построено 207 блиндажей, 18 рядов окопов, опоясанных почти сотней километров колючей проволоки. И эта оборонительная линия гитлеровцев носила звериное наименование «Пантера». Для её возведения было уничтожено свыше 50 тысяч мемориальных деревьев, многие из которых росли ещё при Пушкине. Уже не говорю о том, что все музейные ценности - картины, мебель, книги - немцы увезли в свой фатерланд.

Вот я же не первому тебе это рассказываю. И всякий раз душа моя содрогается. Нелюди - одно слово. После них наши ребята-саперы еще пять лет «освобождали» освобожденную землю от фашистской нечисти. Только в Святогорском монастыре солдаты и офицеры извлекли около пяти тысяч мин! Некоторые из бойцов погибали, выполняя свою святую миссию. На могиле у ворот, ведущих к захоронению Пушкина, обязательно посмотри мемориальную плиту. Под ней покоятся командиры взводов Владимир Кононов, Сергей Покидов, старшина роты Михаил Казаков, командиры отделений Иван Колебаров, Николай Акулов, рядовые Егор Козлов, Иван Травин, Виктор Трепов. Царствие им небесное, дорогим нашим витязям.

Ну, так вот, посмотрел я тогда на мертвую пустыню вокруг себя землю и подумал: «Куда ты, безрукий Семён, суешься со свиным рылом в калашный ряд. Тут здоровому мужику погибель уготована, а ты же калека. Зачем грех на душу брать, людей обнадёживать, если сделать всё равно ничего нельзя». Тем более, что некоторые доброжелатели в кавычках ещё и зудели над моими ушами: «Ты посмотри на стариков и старух, которые поселились в землянках Михайловских рощ (деревни вокруг все были разрушены!), послушай, как они кашляют, посмотри, как умирают от голода и болезней. Кому здесь нужен твой музей - чудак?»

И от этих ли речей поганых, от собственных ли тягостных сомнений, от общей безысходности что ли, я даже сказать тебе не могу почему, но вдруг меня такое зло взяло, аж кровь в висках застучала. Да что же, думаю, не мужик я, чтобы слюни распускать. Про тех двух лягушек вспомнил, что в молоке барахтались. Одна, помнишь, от отчаяния сразу утонула, другая лапками работала, покуда кусок масла не образовался. Так и я начал одной «лапкой» своей загребать. Другой-то нету...

Поначалу мы зарывали траншеи, расчищали завалы в парке, на одной хромой лошадке завозили пригодный для строительства материал, выхаживали повреждённые деревья, сажали новые. И знаешь, что самым радостным фактором для меня тогда было? Народ пришёл к нам на помощь. Даже если бы я в те времена специально задался целью учитывать всех добровольцев, то это вряд ли бы у меня получилось. Веришь, сотни, тысячи людей по зову своей души вносили свой посильный вклад в восстановление заповедника. Многие приезжали из других областей, из других республик Советского Союза. Но были среди них и особые энтузиасты.

Взять хотя бы Николая Шенделя. В сорок пятом после тяжелого ранения в голову (потерял глаз) приехал он к нам. Здесь работала уборщицей его мать Акулина Григорьевна. Это Коля придумал ставить заплатки из коры спиленных, погибших деревьев на израненные знаменитые липы на аллее Керн. Другой энтузиаст - Михаил Степанов, столяр-краснодеревщик экстра-класса. С топором в руках и стамеской он восстанавливал многочисленные деревянные строения, обставляя их, как и положено, «мебелями». Ни в Михайловском, ни в Тригорском нет ни одного шкафа, комода, дивана, который бы не прошел через золотые руки Михаила.

Жизнь свою на музей положили ветеран двух войн Тимофей Жариков, Галина Семакова, Михаил Васильев, Василий Шпинев. А Володя Бозырев, мой первый заместитель, вообще уникальный человек. Скажу тебе по секрету: львиную долю всей работы по заповеднику выполняет он. Я-то уже больше почётным директором числюсь. Силенок не хватает. Век-то лишь на полтора года старше меня. Я Бозыреву даже предлагал: бери всё в свои руки, командуй, рули. Нет, отвечает, вы для коллектива, да и вообще для всего народа, как символ. Ну что-то вроде легитимного правителя. Я аж прослезился. Нет, согласись, приятно осознавать, что жизнь прожита не напрасно, что дело своё есть в чьи руки передать. Да, конечно, после моей смерти только Бозырев здесь будет все дела вершить. Я даже завещание такое напишу.

...Вот положа свою одну руку на сердце, могу сказать тебе, что на сию минуту, когда мы с тобой разговариваем, в урочищах Михайловском, Тригорском, Петровском и в Святогорском монастыре восстановлено всё. Буквально всё. То есть именно такой была окружающая Пушкина природа, в таком материальном и вещевом мире он обитал. Другими словами, нам удалось восстановить сам дух Пушкиногорья. Говорю это с такой уверенностью потому, что и я, и все мои помощники, смею надеяться, поняли хотя бы то, какое место в жизни Пушкина тут, в Михайловском, занимала природа. Так вот мы заставили природу заговорить, сделав её едва ли не самым главным «экспонатом» музея.

Слушай, как он пишет: «Люби сей сад с обрушенным забором...». И я ломаю голову: а что вызвало, что понудило гения употребить именно это слово – «обрушенный», а не, предположим, ветхий или гнилой, сваленный? Почему он именно так написал? Или, помнишь, я тебе показывал кресло поэта в его кабинете. Месяц думал, куда его поставить, где оно могло стоять при жизни Пушкина, человека очень маленького роста, кстати. У тебя какой рост? 183 сантиметра. А у него было 5 вершков с хвостиком. Это, примерно, 160, ну, от силы - 161 сантиметр.

Всю жизнь, работая здесь, я пытаюсь понять предназначение каждой вещи в жизни Пушкина, влияние природы на его творчество и мировоззрение. Я постоянно задаюсь вопросами: как он смотрел, голову поворачивал, держал перо, ногами болтал, как с людьми разговаривал.

В жизни этого гения всё было настолько неожиданно, непривычно для нашего слабого разумения, что, как говорится, ни в сказке сказать, ни пером описать. Когда он приехал в этот дом, к слову, построенный еще Ганнибалом, то застал его в плачевном состоянии. И поначалу называл его не иначе, как «моя ветхая лачужка, моя изба». Но спустя какое-то время уже говорит: «мой дом, мой замок». Он здесь никогда не надевал фрака, цилиндра. Ходил в мужицких портках, в льняной рубахе. Здесь было начало нового Пушкина, народного поэта.

...Некоторое время назад у нас страшный ураган пронесся. За 20 минут свалил около 10 тысяч деревьев. Я думал не переживу этого катаклизма, а потом пришла мысль: нет худа без добра, природа начнет трудиться с удвоенной энергией, и Пушкиногорье, как и всё в природе, обновится. И ещё не одно поколение людей приобщится к святости здешних мест.

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

Вера 08.04.2014 в 11:00 # Ответить
Познаватальная, правильная статья
Прочитала и прониклась большой симпатией к этому человеку. Посмотрела в яндексе фото, так и есть, очень приятный человек. И стало жалко, что он уже умер. Интересно, такие люди сейчас рождаются? Чтобы вот так: себе ничего, а только все во благо любимого дела? Да еще какого дела!!! Интересно, есть ли сейчас молодые люди, которым любопытно в принципе музейное дело. Что среди пожилых людей неравнодушных очень много, это понято, а вот молодежь как?
Жду целую книгу автора, чувствую узнаю много нового. И знаете, как-то даже захотелось прочитать всего Пушкина..
Валерий 08.04.2014 в 11:27 # Ответить
Гейченко из тех людей, которых называют подвижниками. Это фанатики своего дела, их мало, но без них обществу не обойтись, как человеку без воздуха. Мало помалу, эти порой совсем незаметные и скромные трудоголики в одиночку сдвигают скалы с места. А как еще назвать все. сделанное Семеном Степановичем, инвалидом, но с нравственной энергией Геракла. Один за всех. Таких, как он, становится всё меньше, но они есть и будут, надеюсь. Без них и мы - не мы...
Александр Колотило 08.04.2014 в 13:00 # Ответить
Хороший материал. Мне понравился. Тем более, с Гейченко я был лично знаком. Настоящим подвижником был этот человек - хранитель и ученый. Помню, приехали мы с десантниками из моей псковской дивизии ВДВ на экскурсию, и Гейченко попросил поправить крыльцо. Навалилась крылатая гвардия дружно, и за две минуты перекошенное крыльцо выровняла. Было это осенью 1983 года. Прекрасное время, прекрасные места, прекрасные люди...
Александр Ушар 08.04.2014 в 16:20 # Ответить
А я вот, в отличие от Александра, не был знаком с Семеном Степановичем, увы... Но, спасибо автору, с удовольствием познакомился: очень достойный человек! И очень достойный очерк!
Ольга КБ 08.04.2014 в 17:29 # Ответить
Очень познавательный очерк. Вот они родники, которые питают нашу землю силой, мудростью, добром. Побольше бы таких людей было, как Семен Степанович.
Татьяна П. 08.04.2014 в 22:24 # Ответить
Как жаль, что я. филолог, к своему стыду, мало знала о Семёне Гейченко и не была в Пушкинских местах. Я только мечтала об этом. Сегодня моя мечта осуществилась. На всю жизнь запомнила, как шла морозным январским днём по аллее Молчания к могиле Льва Толстого в Ясной Поляне. Была на месте гибели Лермонтова. А сегодня словно побывала у Пушкина и узнала его по-новому, глазами Семёна Гейченко. Михаил Захарчук познакомил с прекрасным человеком, бессребреником, подвижником. На таких держится музейное дело. Я знаю, что не рз ещё вернусь к этому очерку., как вернулась сегодня к стихам Дудина, которые вдруг захотелось читать вслух.
Я очень Вам благодарна за удивительную и прекрасную и по материалу, и по образности и языку статью, которая нас делает сильнее в реальной жизни.
Марина Васильевна 26.04.2014 в 01:37 # Ответить
Замечательный очерк! Давно, кажется, с самого детства знаю о Семене Степановиче Гейченко, слышала его выступления по радио, читала и смотрела и о Государственном музее-заповеднике А. С. Пушкина «Михайловское», и о Всесоюзных пушкинских праздниках поэзии. Всегда уважала этого достойного человека - настоящего подвижника своего дела. А теперь, благодаря Михаилу Захарчуку, по-настоящему полюбила его. Прав Михаил Дудин: "...этого человека нельзя не любить. И чем больше я его знаю, тем ценнее он для меня становится" (это цитата из предыдущего очерка автора).
Марина Васильевна 26.04.2014 в 01:42 # Ответить
Надеюсь, что не сочтете за рекламу))). Хочу немного написать про другой - Лермонтовский - музей-заповедник "Тарханы". Он находится в Пензенской области, в бывшем имении бабушки М.Ю. Лермонтова, где прошли детские и отроческие годы великого поэта. Здесь он провел половину своей короткой 26-летней жизни. Здесь покоится его прах.
Сейчас площадь Лермонтовского музея-заповедника составляет около 140 га. В экспозиционный комплекс входят помещичья усадьба с барским домом (отреставрированным с максимальным приближением к виду лермонтовского времени); две церкви, построенные на средства бабушки поэта; фамильная часовня Арсеньевых, где похоронен поэт; восстановленные дом ключника и людская изба. Живописная усадьба с прудами, садами, парками, вековыми липами и вязами хранит память о том времени, когда в ней жил поэт. В музее-заповеднике воссоздана жизнь первой половины XIX века. Здесь проводятся театрализованные представления, балы, фольклорные праздники, на мастер-классах обучают старинным тарханским ремеслам. Посетители с удовольствием катаются на лодочках и лошадях.
Здесь же, в "Тарханах", ежегодно в июле проходят Лермонтовские праздники поэзии.
С 1977 года директром музея-заповедника "Тарханы" является Заслуженный работник культуры России Тамара Михайловна Мельникова. Не знаю, насколько корректно проводить параллели между нею и Семеном Гейченко. Но Т.М.Мельникову так же можно назвать подвижником, фанатично преданным музейному делу, отдающим все силы любимому детищу. Во многом благодаря ей "Тарханы" приобрели теперешний вид и продолжают развиваться. Я, к сожалению, не знакома с нею лично, но слышала от знающих людей, что сотрудники заповедника называют ее "барыней" - не за барские повадки, а за то, что она по-хозяйски относится к "своей" усадьбе, отдавая ей всю себя - в этом прозвище нет ни капли иронии, а только глубокое уважение.
Действительно, на таких людях, как Семен Степанович Гейченко и Тамара Михайловна Мельникова, держится музейное дело. И слава Богу, что такие люди есть в России.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
28 ноября
суббота
2020

В этот день:

Флотилия на Амуре

28 ноября 1908 года была сформирована Амурская речная военная флотилия.

Флотилия на Амуре

28 ноября 1908 года была сформирована Амурская речная военная флотилия.

Первые русские боевые суда появились на реке Амур еще летом 1644 года — это были струги казачьего атамана В. Д. Пояркова. Потом там побывал на боевых стругах атаман Е. П. Хабаров. После него на долгие десятилетия Амур был недосягаем для русских. Лишь 10 июля 1850 года в результате экспедиции капитан-лейтенанта Г. И. Невельского низовья Амура стали вновь доступны для России. 8 мая 1854 года построенный на реке Шилке пароход «Аргунь» Сибирской военной флотилии вышел в Амур и впервые осуществил сплав до низовьев, став первым кораблем Военно-Морского Флота России в верхнем и среднем течении этой реки.

Но это было эпизодическое появление боевых судов на Амуре. Первое соединение боевых кораблей появилось здесь в 1895 году. Для обороны линии границы, обслуживания казачьих станиц, расположенных на берегах Амура, Уссури и Шилки, была создана Амурско-Уссурийская казачья военная флотилия. Состояла она первоначально из пароходов «Атаман» (флагман), «Казак Уссурийский», парового катера «Дозорный», барж «Лена» и «Булава». В экипажах числились забайкальские, амурские, уссурийские казаки.

Во время русско-японской войны 1904—1905 гг. на Амуре находились 6 вооруженных пароходов («Селенга», «Хилок» Военного ведомства, «Третий», «Шестой», «Восемнадцатый», «Аскольд» Пограничной стражи), пограничные катера «Артур» и «Часовой», 7 152-мм двухорудийных плавучих несамоходных батарей Сибирской флотилии («Беркут», «Орел», «Лунгин», «Чибис», «Гриф», «Сокол», «Крохаль»). Из них 2 апреля 1905 года был образован Отдельный отряд судов Сибирской флотилии.
По окончании неудачной для России войны значение военных кораблей на Амуре ещё более возросло. Для созданной в 1908 году Амурской флотилии было начато строительство 10 речных канонерских лодок с малым углублением («Бурят», «Орочанин», «Монгол», «Вогул», «Сибиряк», «Корел», «Киргиз», «Калмык», «Зырянин» и «Вотяк»). Кроме того, в состав флотилии были включены 10 бронированных посыльных судов типа «Штык» — первые в мире бронекатера (хотя этого термина тогда ещё не существовало).

В декабре 1917 г. флотилия подняла красные флаги, войдя в состав флота Российской Советской Республики. В июле-сентябре 1918 г. флотилия принимала участие в борьбе с японскими интервентами, белогвардейцами, чехословацкими воинскими частями. После интервенции и гражданской войны флотилия находилась в плачевном состоянии, потеряв более половины боевого состава, но в середине 1920-х гг. начала восстанавливаться.

27 июня 1931 года флотилия переименована в Амурскую Краснознаменную военную флотилию. В предвоенные годы, с 1935—1937 гг. стала активно пополняться специальными речными военными кораблями новой постройки. К 1941 г. флотилия пополнилась восемью канонерским лодками, а также минным и боно-сетевым заградителями, речными тральщиками, минными катерами, плавучими зенитными батареями и другими необходимыми судами.

В 1945 г. флотилия принимала участие в войне с Японией, находясь в оперативном подчинении 2-го Дальневосточного фронта — в Маньчжурской наступательной операции 9 — 20 августа 1945 г.

После войны развивалась и пополнялась новыми кораблями вплоть до начала «реформ» 1991 года. Из-за недофинансирования началось сокращение и резка на металлолм боевых кораблей и катеров. По состоянию на 2008 год от Амурской военной флотилии уцелел только один военный корабль — малый артиллерийский корабль «Вьюга». Не надо врагов — достаточно «демократов». И все будет разрушено.

 

Тегеранская конференция

28 ноября 1943 года началась Тегеранская конференция глав правительств трёх союзных держав СССР (И. В. Сталин), США (Ф. Д. Рузвельт) и Великобритании (У. Черчилль).

Тегеранская конференция

28 ноября 1943 года началась Тегеранская конференция глав правительств трёх союзных держав СССР (И. В. Сталин), США (Ф. Д. Рузвельт) и Великобритании (У. Черчилль).

 Проходила до 1 декабря 1943 года. Конференция стала важным этапом в развитии международных и межсоюзнических отношений, на ней был рассмотрен и решён ряд вопросов войны и мира: о постыдно запоздалом включении союзников в войну с Германией в Европе; о предоставлении независимости Ирану; о войне с Японией после разгрома нацистской Германии; о контурах послевоенного устройства мира.

Первый сверхзвуковой таран

28 ноября 1973 года советский лётчик капитан Геннадий Елисеев совершил первый в мире таран на сверхзвуковом самолёте. В тот день системы ПВО Закавказского военного округа зафиксировали нарушение Государственной границы СССР. На перехват цели отправился МиГ-21, за штурвалом которого был 35-летний капитан Геннадий Николаевич Елисеев. Нарушителем оказался американский Фантом RF-4C с иранскими опознавательными знаками.

Первый сверхзвуковой таран

28 ноября 1973 года советский лётчик капитан Геннадий Елисеев совершил первый в мире таран на сверхзвуковом самолёте. В тот день системы ПВО Закавказского военного округа зафиксировали нарушение Государственной границы СССР. На перехват цели отправился МиГ-21, за штурвалом которого был 35-летний капитан Геннадий Николаевич Елисеев. Нарушителем оказался американский Фантом RF-4C с иранскими опознавательными знаками.

Экипаж самолёта, как впоследствии выяснилось, составляли американский полковник Джон Сондерс и иранский офицер Мохаммад Шокуния. Выйдя на дистанцию прицельной стрельбы, Елисеев выпустил по нарушителю две ракеты Р-3С, но Фантом применил тепловые ловушки, и ракеты, захватив их, пролетели в 30 метрах от самолёта и самоликвидировались. Тогда Елисеев решился на таран. Оба самолета взорвались. Катапультироваться Елисееву не удалось, а вражеские пилоты оказались более удачливыми. Они катапультировались и были задержаны пограничниками. Генндию Николаевичу Елисееву было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение