RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Утро Борькиной казни
20 февраля 2019 г.

Утро Борькиной казни

Постоянный автор и друг РГК уральский поэт Александр Михайлович Костенко прислал своё новое произведение
«Победа-70»: поэтесса Татьяна Шорохова
7 марта 2015 г.

«Победа-70»: поэтесса Татьяна Шорохова

Продолжаем традиционный конкурс патриотической поэзии, посвященный в этом году 70-летию Великой Победы
Как действует цензура в США
5 августа 2015 г.

Как действует цензура в США

Российские «демократы» все время призывают нас равняться на американскую систему «свободы слова»
Строка, посвященная америкосам
27 июня 2018 г.

Строка, посвященная америкосам

Как ни странно, США иногда вызывают даже поэтический интерес, правда, специфический, но их несомненно достойный
Жестокие рифмы Победы
4 мая 2018 г.

Жестокие рифмы Победы

Наш давний друг и постоянный автор московский поэт Игорь Дмитриевич Гревцев прислал подборку своих стихов
Главная » Читальный зал » Через миллениум - 3

Через миллениум - 3

Ну, так вот, посмотрел я тогда на мертвую пустыню вокруг себя землю и подумал: «Куда ты, безрукий Семён, суешься со свиным рылом в калашный ряд. Тут здоровому мужику погибель уготована, а ты же калека. Зачем грех на душу брать, людей обнадёживать, если сделать всё равно ничего нельзя». Тем более, что некоторые доброжелатели в кавычках ещё и зудели над моими ушами: «Ты посмотри на стариков и старух, которые поселились в землянках Михайловских рощ (деревни вокруг все были разрушены!), послушай, как они кашляют, посмотри, как умирают от голода и болезней. Кому здесь нужен твой музей - чудак?»

И от этих ли речей поганых, от собственных ли тягостных сомнений, от общей безысходности что ли, я даже сказать тебе не могу почему, но вдруг меня такое зло взяло, аж кровь в висках застучала. Да что же, думаю, не мужик я, чтобы слюни распускать. Про тех двух лягушек вспомнил, что в молоке барахтались. Одна, помнишь, от отчаяния сразу утонула, другая лапками работала, покуда кусок масла не образовался. Так и я начал одной «лапкой» своей загребать. Другой-то нету...

Поначалу мы зарывали траншеи, расчищали завалы в парке, на одной хромой лошадке завозили пригодный для строительства материал, выхаживали повреждённые деревья, сажали новые. И знаешь, что самым радостным фактором для меня тогда было? Народ пришёл к нам на помощь. Даже если бы я в те времена специально задался целью учитывать всех добровольцев, то это вряд ли бы у меня получилось. Веришь, сотни, тысячи людей по зову своей души вносили свой посильный вклад в восстановление заповедника. Многие приезжали из других областей, из других республик Советского Союза. Но были среди них и особые энтузиасты.

Взять хотя бы Николая Шенделя. В сорок пятом после тяжелого ранения в голову (потерял глаз) приехал он к нам. Здесь работала уборщицей его мать Акулина Григорьевна. Это Коля придумал ставить заплатки из коры спиленных, погибших деревьев на израненные знаменитые липы на аллее Керн. Другой энтузиаст - Михаил Степанов, столяр-краснодеревщик экстра-класса. С топором в руках и стамеской он восстанавливал многочисленные деревянные строения, обставляя их, как и положено, «мебелями». Ни в Михайловском, ни в Тригорском нет ни одного шкафа, комода, дивана, который бы не прошел через золотые руки Михаила.

Жизнь свою на музей положили ветеран двух войн Тимофей Жариков, Галина Семакова, Михаил Васильев, Василий Шпинев. А Володя Бозырев, мой первый заместитель, вообще уникальный человек. Скажу тебе по секрету: львиную долю всей работы по заповеднику выполняет он. Я-то уже больше почётным директором числюсь. Силенок не хватает. Век-то лишь на полтора года старше меня. Я Бозыреву даже предлагал: бери всё в свои руки, командуй, рули. Нет, отвечает, вы для коллектива, да и вообще для всего народа, как символ. Ну что-то вроде легитимного правителя. Я аж прослезился. Нет, согласись, приятно осознавать, что жизнь прожита не напрасно, что дело своё есть в чьи руки передать. Да, конечно, после моей смерти только Бозырев здесь будет все дела вершить. Я даже завещание такое напишу.

...Вот положа свою одну руку на сердце, могу сказать тебе, что на сию минуту, когда мы с тобой разговариваем, в урочищах Михайловском, Тригорском, Петровском и в Святогорском монастыре восстановлено всё. Буквально всё. То есть именно такой была окружающая Пушкина природа, в таком материальном и вещевом мире он обитал. Другими словами, нам удалось восстановить сам дух Пушкиногорья. Говорю это с такой уверенностью потому, что и я, и все мои помощники, смею надеяться, поняли хотя бы то, какое место в жизни Пушкина тут, в Михайловском, занимала природа. Так вот мы заставили природу заговорить, сделав её едва ли не самым главным «экспонатом» музея.

Слушай, как он пишет: «Люби сей сад с обрушенным забором...». И я ломаю голову: а что вызвало, что понудило гения употребить именно это слово – «обрушенный», а не, предположим, ветхий или гнилой, сваленный? Почему он именно так написал? Или, помнишь, я тебе показывал кресло поэта в его кабинете. Месяц думал, куда его поставить, где оно могло стоять при жизни Пушкина, человека очень маленького роста, кстати. У тебя какой рост? 183 сантиметра. А у него было 5 вершков с хвостиком. Это, примерно, 160, ну, от силы - 161 сантиметр.

Всю жизнь, работая здесь, я пытаюсь понять предназначение каждой вещи в жизни Пушкина, влияние природы на его творчество и мировоззрение. Я постоянно задаюсь вопросами: как он смотрел, голову поворачивал, держал перо, ногами болтал, как с людьми разговаривал.

В жизни этого гения всё было настолько неожиданно, непривычно для нашего слабого разумения, что, как говорится, ни в сказке сказать, ни пером описать. Когда он приехал в этот дом, к слову, построенный еще Ганнибалом, то застал его в плачевном состоянии. И поначалу называл его не иначе, как «моя ветхая лачужка, моя изба». Но спустя какое-то время уже говорит: «мой дом, мой замок». Он здесь никогда не надевал фрака, цилиндра. Ходил в мужицких портках, в льняной рубахе. Здесь было начало нового Пушкина, народного поэта.

...Некоторое время назад у нас страшный ураган пронесся. За 20 минут свалил около 10 тысяч деревьев. Я думал не переживу этого катаклизма, а потом пришла мысль: нет худа без добра, природа начнет трудиться с удвоенной энергией, и Пушкиногорье, как и всё в природе, обновится. И ещё не одно поколение людей приобщится к святости здешних мест.

А есть другая проблема. В пушкинском доме, ты сам видел, всего шесть комнат. Домик няни - это вообще избушка на курьих ножках. Но через неё (равно как и через дом Пушкина) в год проходит 600-700 тысяч человек. Учти: в этих помещениях нет ведь ни раздевалки, ни камеры хранения. А люди идут и в снег, и в дождь, и во всякую иную погоду. Но ведь в комнатах - уникальные предметы мебели, картины, книги. Износ их катастрофичен. Два раза в год мы вынуждены поэтому объявлять санитарные месяцы, чтобы дать вещам отдохнуть, снять с них сырость, озонировать помещение. Хорошее дело. Так нам «пошли навстречу». Чиновники от культуры говорят мне: давайте вообще ограничим посещаемость домиков.

Теперь представь себе: человек приехал к нам из Хабаровска, а ему говорят: извините, но у нас вход ограниченный. В том же Ленинграде, если посетителя не пустили в Эрмитаж, то он пойдет в другие музеи города. Куда у нас пойдет? Так что пока я жив, здесь всем паломникам гарантирована свобода полная. Пусть всяк общается со своим Пушкины.

А Пушкин у каждого действительно свой. Тут кругом была права Марина Цветаева. Для меня он - живой человек. Весёлый, парадоксальный...

...Конечно, ты прав: я знаю о Пушкине очень много такого, о чём мне никогда и никто написать не позволит. Но и того, что я уже написал вполне достаточно для удовлетворения моего тщеславия. Самовары, видишь, коллекционирую. Наверное, уже за три с половиной сотни перешагнул. Теперь вот колокольчиками увлёкся. Научился на них вызванивать. Не музыка - благодать получается. А, может, это уже возраст. Вообще Господь меня щедро одарил. Я тебе скажу: жизнью своей доволен. И жена моя, Любовь Джелаловна, хорошо меня понимает, и друзья меня понимают. Друзей - очень много. И ты видишь на своём примере, что всем им я самолично пишу, звоню им часто, как и они мне. Секретаря у меня нет».

 

Страницы:  «  1 2 3  »

Комментарии:

Вера 08.04.2014 в 11:00 # Ответить
Познаватальная, правильная статья
Прочитала и прониклась большой симпатией к этому человеку. Посмотрела в яндексе фото, так и есть, очень приятный человек. И стало жалко, что он уже умер. Интересно, такие люди сейчас рождаются? Чтобы вот так: себе ничего, а только все во благо любимого дела? Да еще какого дела!!! Интересно, есть ли сейчас молодые люди, которым любопытно в принципе музейное дело. Что среди пожилых людей неравнодушных очень много, это понято, а вот молодежь как?
Жду целую книгу автора, чувствую узнаю много нового. И знаете, как-то даже захотелось прочитать всего Пушкина..
Валерий 08.04.2014 в 11:27 # Ответить
Гейченко из тех людей, которых называют подвижниками. Это фанатики своего дела, их мало, но без них обществу не обойтись, как человеку без воздуха. Мало помалу, эти порой совсем незаметные и скромные трудоголики в одиночку сдвигают скалы с места. А как еще назвать все. сделанное Семеном Степановичем, инвалидом, но с нравственной энергией Геракла. Один за всех. Таких, как он, становится всё меньше, но они есть и будут, надеюсь. Без них и мы - не мы...
Александр Колотило 08.04.2014 в 13:00 # Ответить
Хороший материал. Мне понравился. Тем более, с Гейченко я был лично знаком. Настоящим подвижником был этот человек - хранитель и ученый. Помню, приехали мы с десантниками из моей псковской дивизии ВДВ на экскурсию, и Гейченко попросил поправить крыльцо. Навалилась крылатая гвардия дружно, и за две минуты перекошенное крыльцо выровняла. Было это осенью 1983 года. Прекрасное время, прекрасные места, прекрасные люди...
Александр Ушар 08.04.2014 в 16:20 # Ответить
А я вот, в отличие от Александра, не был знаком с Семеном Степановичем, увы... Но, спасибо автору, с удовольствием познакомился: очень достойный человек! И очень достойный очерк!
Ольга КБ 08.04.2014 в 17:29 # Ответить
Очень познавательный очерк. Вот они родники, которые питают нашу землю силой, мудростью, добром. Побольше бы таких людей было, как Семен Степанович.
Татьяна П. 08.04.2014 в 22:24 # Ответить
Как жаль, что я. филолог, к своему стыду, мало знала о Семёне Гейченко и не была в Пушкинских местах. Я только мечтала об этом. Сегодня моя мечта осуществилась. На всю жизнь запомнила, как шла морозным январским днём по аллее Молчания к могиле Льва Толстого в Ясной Поляне. Была на месте гибели Лермонтова. А сегодня словно побывала у Пушкина и узнала его по-новому, глазами Семёна Гейченко. Михаил Захарчук познакомил с прекрасным человеком, бессребреником, подвижником. На таких держится музейное дело. Я знаю, что не рз ещё вернусь к этому очерку., как вернулась сегодня к стихам Дудина, которые вдруг захотелось читать вслух.
Я очень Вам благодарна за удивительную и прекрасную и по материалу, и по образности и языку статью, которая нас делает сильнее в реальной жизни.
Марина Васильевна 26.04.2014 в 01:37 # Ответить
Замечательный очерк! Давно, кажется, с самого детства знаю о Семене Степановиче Гейченко, слышала его выступления по радио, читала и смотрела и о Государственном музее-заповеднике А. С. Пушкина «Михайловское», и о Всесоюзных пушкинских праздниках поэзии. Всегда уважала этого достойного человека - настоящего подвижника своего дела. А теперь, благодаря Михаилу Захарчуку, по-настоящему полюбила его. Прав Михаил Дудин: "...этого человека нельзя не любить. И чем больше я его знаю, тем ценнее он для меня становится" (это цитата из предыдущего очерка автора).
Марина Васильевна 26.04.2014 в 01:42 # Ответить
Надеюсь, что не сочтете за рекламу))). Хочу немного написать про другой - Лермонтовский - музей-заповедник "Тарханы". Он находится в Пензенской области, в бывшем имении бабушки М.Ю. Лермонтова, где прошли детские и отроческие годы великого поэта. Здесь он провел половину своей короткой 26-летней жизни. Здесь покоится его прах.
Сейчас площадь Лермонтовского музея-заповедника составляет около 140 га. В экспозиционный комплекс входят помещичья усадьба с барским домом (отреставрированным с максимальным приближением к виду лермонтовского времени); две церкви, построенные на средства бабушки поэта; фамильная часовня Арсеньевых, где похоронен поэт; восстановленные дом ключника и людская изба. Живописная усадьба с прудами, садами, парками, вековыми липами и вязами хранит память о том времени, когда в ней жил поэт. В музее-заповеднике воссоздана жизнь первой половины XIX века. Здесь проводятся театрализованные представления, балы, фольклорные праздники, на мастер-классах обучают старинным тарханским ремеслам. Посетители с удовольствием катаются на лодочках и лошадях.
Здесь же, в "Тарханах", ежегодно в июле проходят Лермонтовские праздники поэзии.
С 1977 года директром музея-заповедника "Тарханы" является Заслуженный работник культуры России Тамара Михайловна Мельникова. Не знаю, насколько корректно проводить параллели между нею и Семеном Гейченко. Но Т.М.Мельникову так же можно назвать подвижником, фанатично преданным музейному делу, отдающим все силы любимому детищу. Во многом благодаря ей "Тарханы" приобрели теперешний вид и продолжают развиваться. Я, к сожалению, не знакома с нею лично, но слышала от знающих людей, что сотрудники заповедника называют ее "барыней" - не за барские повадки, а за то, что она по-хозяйски относится к "своей" усадьбе, отдавая ей всю себя - в этом прозвище нет ни капли иронии, а только глубокое уважение.
Действительно, на таких людях, как Семен Степанович Гейченко и Тамара Михайловна Мельникова, держится музейное дело. И слава Богу, что такие люди есть в России.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
21 октября
понедельник
2019

В этот день:

Черноморский судостроительный завод

21 октября 1897 года в Николаеве начал работать Черноморский судостроительный завод - один из крупнейших заводов Российской Империи, а затем и СССР, который занимался строительством в основном боевых кораблей.

Черноморский судостроительный завод

21 октября 1897 года в Николаеве начал работать Черноморский судостроительный завод - один из крупнейших заводов Российской Империи, а затем и СССР, который занимался строительством в основном боевых кораблей.

Крейсера, линкоры, тяжелые авианесущие крейсера, атомные авианосцы — вот далеко не полный перечень его продукции. Но после 1991 года все это для «демократов» оказалось ненужным. Были порезаны на стапелях и проданы на металлолом в Китай практически готовые авианосцы. Судостроительные площади стали сдаваться в аренду, специалисты разбежались, кое-что делается сегодня по мелким иностранным заказам при загрузке предприятия лишь до 5 процентов былых мощностей.

 

Корабельный самолет «КОР-2»

21 октября 1940 года состоялся первый полёт корабельного самолёта «КОР-2» конструкции Г. М. Бериева.

Корабельный самолет «КОР-2»

21 октября 1940 года состоялся первый полёт корабельного самолёта «КОР-2» конструкции Г. М. Бериева.

Это - палубная катапультная летающая лодка (ближний морской разведчик), разработанная в ОКБ под руководством Г. М. Бериева. Во время Великой Отечественной войны выпускался малыми сериями.

Вооружение состояло из одной неподвижной установки пулемета ШКАС (7,62 мм) в носовой части лодки и пулемета ШКАС на турели типа МВ-5, расположенной в средней части лодки. Самолет мог нести четыре бомбы весом до 200 кг. Основным назначением КОР-2 была ближняя морская разведка, корректировка артиллерийского огня корабельной и береговой артиллерии, охрана тяжелых боевых кораблей от подводных лодок противника, противолодочный поиск, а также борьба с небольшими боевыми кораблями и катерами.

 

Первый спутник Венеры

21 октября 1975 года автоматическая межпланетная станция «Венера-9» стала первым искусственным спутником Венеры. На следующий день спускаемый аппарат совершил мягкую посадку на поверхность планеты. Была произведена первая в мире съемка панорамы поверхности Венеры.

Конструктор тяжелых танков

21 октября 1979 года скончался Жозеф Яковлевич Котин (р. 1908), конструктор тяжёлых танков ИС, КВ, трактора К-700, генерал-полковник инженерно-технической службы, доктор технических наук, Герой Социалистического Труда.

Конструктор тяжелых танков

21 октября 1979 года скончался Жозеф Яковлевич Котин (р. 1908), конструктор тяжёлых танков ИС, КВ, трактора К-700, генерал-полковник инженерно-технической службы, доктор технических наук, Герой Социалистического Труда.

В 1941—1943 годах — заместитель наркома танковой промышленности СССР, главный конструктор Челябинского тракторного завода. Котин является одним из создателей знаменитого тяжелого танка периода второй мировой войны — ИС-2 со 122-миллиметровой пушкой Д-25Т. В период 1943-1944 гг. под руководством Котина на базе танков КВ-1С и ИС были созданы самоходные артиллерийские установки СУ-152, ИСУ-152, ИСУ-122. За годы войны на Челябинском тракторном заводе было выпущено 18 тысяч танков и самоходных установок.

В послевоенные годы Котин вернулся в Ленинград, где руководил разработкой тяжёлого танка ИС-4 (1947), плавающего танка ПТ-76 (1951), тяжёлого танка Т-10 (1953), плавающего бронетранспортёра БТР-50П (на базе танка ПТ-76), а также трелёвочного КТ-12 (1948) и колёсного К-700 (1963) тракторов и др.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение