RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Поэтесса Антонина Кузнецова: Подвиг Алексея Маресьева
21 февраля 2016 г.

Поэтесса Антонина Кузнецова: Подвиг Алексея Маресьева

Продолжаем традиционный конкурс патриотической поэзии, посвященный в 2016 году 100-летию прославленного советского аса Героя Советского Союза А.П. Маресьва
Посвящение Татьяне Мироновой
19 мая 2013 г.

Посвящение Татьяне Мироновой

19 мая православные люди отмечают (в 2013 году) День святых жен-мироносиц.
Погоняло Клык
13 августа 2017 г.

Погоняло Клык

Новое стихотворение доброго друга нашего сайта уральского поэта Александра Костенко
Высоцкий в погонах
26 января 2018 г.

Высоцкий в погонах

Автор книги «Босая душа или Каким я знал Высоцкого» поделился своими воспоминаниям
Язык Обамы и мускулы Путина
12 января 2016 г.

Язык Обамы и мускулы Путина

Американский журнал The National Interest, противореча своему президенту, назвал Россию сильнейшей военной силой в Европе
Главная » Читальный зал » Через миллениум - 3

Через миллениум - 3

Продолжаем публиковать отрывки из новой книги Михаила Захарчука "20 лет на изломе тысячелетий" (дневник писателя)

Записи января 1994 года: о Семёне Гейченко
Через миллениум - 3

14.01.94

Веселый, поразительно жизнерадостный мужик, он буквально влюбил меня в себя. И с тех пор мы стали дружить или как любил выражаться Гейченко – корешовать.

Спустя время, решил я к какой-то дате написать о хранителе Пушкиногорья в свою родную «Красную звезду». Дежурный редактор позвонил мне в ТАСС, где я работал к тому времени, и говорит:

- Прочитал я всё, что ты написал, и у меня создалось такое впечатление, что вы с Гейченко друзья - не разлей вода. А между тем он - хранитель одного из самых больших в стране и в мире музеев, Герой Социалистического Труда, писатель, заслуженный работник культуры РСФСР. Ну не может такой человек быть запанибрата с подполковником, пусть даже и корреспондентом ТАСС. Понимаешь о чём я: скромнее надо быть, скромнее.

Мне было трудно возражать против самого тезиса о скромности, а главное - противиться дежурному редактору. В «Красной звезде» – это всегда было себе дороже. И я безропотно согласился со всеми правками бывшего сослуживца. А на следующий день принес ему огромную папку со своей перепиской с хранителем Пушкиногорья. У полковника глаза на лоб полезли. К тому времени в папке содержалось, говоря архивным языком, около двухсот единиц хранения: письма Гейченко, всевозможные буклеты, которые он ежегодно издавал в огромных количествах, книги, журналы, подаренные мне директором музея. Плюс ещё я показал коллеге два колокольчика - тоже презент Гейченко. А когда полковник почитал письма Семёна Степановича в мой адрес, вообще руками развел:

- Извини, брат, я был не прав, вы - действительно друзья!

Нет, к сожалению. Друзьями мы с Гейченко быть не могли, как говорится, по определению. Возраст и расстояния такие вещи, которые мало способствуют даже мужской дружбе. Во многом, поэтому я и не цитирую ни одного из нескольких десятков писем Семёна Степановича в собственный адрес. Эмоциональный, увлекающийся человек, он никогда не жалел для меня ни хвалы, ни востоорженных эпитетов, что в совокупности рисует меня намного лучше, чем я есть на самом деле. Тем более что общались мы, в основном, эпистолярно, а виделись всего-то пять раз. Но если бы судьбе угодно было свести нас с Гейченко на каком-нибудь общем деле, - не сомневаюсь, мы действительно стали бы друзьями не разлей вода. Мало таких эненргичных и азартных людей встречал я на жизненном пути...

Многое узнал я за годы знакомства об этом человеке, прозванном среди благодарных ценителей творчества Пушкина музееведом-«домовым». Ведь Гейченко десятилетиями выступал по радио и телевидению, публиковал свои статьи, участвовал во всех пушкинских конференциях, собеседованиях, сессиях, симпозиумах. Знавал я и то, что прибыл в Пушкиногорье Семён Степанович на попутном грузовике по военному бездорожью в апреле 1945 года. Едва оклемавшись от фронтовых ран, без левой руки задумал он восстановить облик Михайловского, а затем и всего Пушкинского Святогорья, искореженного фашистами, вернуть сюда дух самого Пушкина.

Задача - под силу если не гиганту, то человеку очень крепкому духом и телом. А Семён Степанович всегда ведь был худой, почти тщедушный. Особенно в бане, наблюдая его, я думал: в чем только душа теплится. Но сила его оказалась не в теле: в уме и воле. И ещё в особой, почти религиозной самопожертвованности. Всё что имел он – отдавал музею. Никакой иной жизни кроме жизни для музея Гейченко не понимал и не признавал. Понятия материальных благ, если они не соотносились с благами для музея, для него тоже не существовало. Скажем, ему и в голову не приходило купить для себя дачу, автомобиль, холодильник, телевизор, ковры, мебель. Между тем всё это для музея он пробивал как заправский хозяйственник: ловчил, ублажал, подхалимничал, если требовала обстановка – ругался, на чём свет стоит.

Есть такое, трудно для меня постижимое понятие: выходец из народа. Скорее всего, оно подразумевает, что такой-то имярек жил, жил в народе, а потом вышел из него, как из дома, закрыл за собой дверь и уже никогда больше назад не возвращался. Возможны, конечно, варианты, но в основном, так оно, по-моему, и происходит.

Семён Степанович никогда из народа не выходил, являясь не просто его частичкой - сутью. Был очень самокритичным. Я бы даже сказал уничижительно и иронично самокритичным. Все титулы и звания, которые заслужил и носил по праву, с виду никак ему не соответствовали, были для него как бы лишними. Говорил: «Понимаешь, Миша, я - интеллигент в первом поколении, не добравший образования как следует и потому теперь, на старости лет, вынужден восполнять пробелы молодости». И это после 80 книг и брошюр, после тысяч статей, лекций, сценариев, лично им написанных.

«Я же родился в беднейшей семье сверхсрочного солдата. Нас было у отца с матерью восемь детей. Причём всем в доме заправляла одна матушка: отец пропадал на проклятой службе. С трудом величайшим мне одному удалось получить кое-какое образование. Остальные братья и сестры так и умерли неграмотными. Музейным работником я стал в двадцатых годах совершенно случайно, чего греха таить, - из-за приличного пайка, который тогда выдавали этой категории госслужащих. Работал подсобником в Эрмитаже, в Русском музее, в других музеях Ленинграда. Пятнадцать лет отдал Петергофу. Грянула война - ушёл на фронт. Воевал рядовым миномётного расчета. В боях под Новгородом чуть было не утонул в Волхове, но чудом спасся. Был дважды ранен. Руку мне во фронтовом госпитале оттяпали. До сих пор хожу с пулей в левой ноге. И надо же было так распорядиться судьбе, чтобы она именно мне вручила святое дело возрождения Пушкиногорья.

В сорок пятом меня, демобилизованного, разыскал бывший тогда президентом Академии наук Сергей Иванович Вавилов. Мы хорошо знали друг друга. Я часто выполнял некоторые его задания. Он и предложил: возьмитесь за Михайловское. Такое большое дело, как восстановление заповедника, литературоведу или историку не под силу. А вы, хваткий музейный работник, должны понять, что и как делать. Я вам верю и на вас надеюсь.

Я ехал и в общих чертах понимал, что следовало предпринять в первую очередь: расчисть, разгрести оскверненную фашистами святую для русских людей землю. Однако то, что здесь увидел, повергло меня, человека, в принципе, жизнерадостного, в полнейшее уныние. Под знаменитым дубом в Тригорском, о котором гений написал «У лукоморья дуб зеленый...», эти гады вырыли глубокий блиндаж. Само Михайловское они превратили в узел обороны, весь парк перерыли ходами сообщения глубиной в полтора человеческого роста. В доме Пушкина устроили огневую позицию для артиллеристов. Колокольню святого монастыря взорвали, под могилу Пушкина прорыли 20-метровый туннель и заложили туда 10 авиабомб по 120 килограммов каждая. Им показалось этого мало, так добавили еще пять специальных мощных мин. Вообще на территории заповедника было построено 207 блиндажей, 18 рядов окопов, опоясанных почти сотней километров колючей проволоки. И эта оборонительная линия гитлеровцев носила звериное наименование «Пантера». Для её возведения было уничтожено свыше 50 тысяч мемориальных деревьев, многие из которых росли ещё при Пушкине. Уже не говорю о том, что все музейные ценности - картины, мебель, книги - немцы увезли в свой фатерланд.

Вот я же не первому тебе это рассказываю. И всякий раз душа моя содрогается. Нелюди - одно слово. После них наши ребята-саперы еще пять лет «освобождали» освобожденную землю от фашистской нечисти. Только в Святогорском монастыре солдаты и офицеры извлекли около пяти тысяч мин! Некоторые из бойцов погибали, выполняя свою святую миссию. На могиле у ворот, ведущих к захоронению Пушкина, обязательно посмотри мемориальную плиту. Под ней покоятся командиры взводов Владимир Кононов, Сергей Покидов, старшина роты Михаил Казаков, командиры отделений Иван Колебаров, Николай Акулов, рядовые Егор Козлов, Иван Травин, Виктор Трепов. Царствие им небесное, дорогим нашим витязям.

Страницы:   1 2 3  »

Комментарии:

Вера 08.04.2014 в 11:00 # Ответить
Познаватальная, правильная статья
Прочитала и прониклась большой симпатией к этому человеку. Посмотрела в яндексе фото, так и есть, очень приятный человек. И стало жалко, что он уже умер. Интересно, такие люди сейчас рождаются? Чтобы вот так: себе ничего, а только все во благо любимого дела? Да еще какого дела!!! Интересно, есть ли сейчас молодые люди, которым любопытно в принципе музейное дело. Что среди пожилых людей неравнодушных очень много, это понято, а вот молодежь как?
Жду целую книгу автора, чувствую узнаю много нового. И знаете, как-то даже захотелось прочитать всего Пушкина..
Валерий 08.04.2014 в 11:27 # Ответить
Гейченко из тех людей, которых называют подвижниками. Это фанатики своего дела, их мало, но без них обществу не обойтись, как человеку без воздуха. Мало помалу, эти порой совсем незаметные и скромные трудоголики в одиночку сдвигают скалы с места. А как еще назвать все. сделанное Семеном Степановичем, инвалидом, но с нравственной энергией Геракла. Один за всех. Таких, как он, становится всё меньше, но они есть и будут, надеюсь. Без них и мы - не мы...
Александр Колотило 08.04.2014 в 13:00 # Ответить
Хороший материал. Мне понравился. Тем более, с Гейченко я был лично знаком. Настоящим подвижником был этот человек - хранитель и ученый. Помню, приехали мы с десантниками из моей псковской дивизии ВДВ на экскурсию, и Гейченко попросил поправить крыльцо. Навалилась крылатая гвардия дружно, и за две минуты перекошенное крыльцо выровняла. Было это осенью 1983 года. Прекрасное время, прекрасные места, прекрасные люди...
Александр Ушар 08.04.2014 в 16:20 # Ответить
А я вот, в отличие от Александра, не был знаком с Семеном Степановичем, увы... Но, спасибо автору, с удовольствием познакомился: очень достойный человек! И очень достойный очерк!
Ольга КБ 08.04.2014 в 17:29 # Ответить
Очень познавательный очерк. Вот они родники, которые питают нашу землю силой, мудростью, добром. Побольше бы таких людей было, как Семен Степанович.
Татьяна П. 08.04.2014 в 22:24 # Ответить
Как жаль, что я. филолог, к своему стыду, мало знала о Семёне Гейченко и не была в Пушкинских местах. Я только мечтала об этом. Сегодня моя мечта осуществилась. На всю жизнь запомнила, как шла морозным январским днём по аллее Молчания к могиле Льва Толстого в Ясной Поляне. Была на месте гибели Лермонтова. А сегодня словно побывала у Пушкина и узнала его по-новому, глазами Семёна Гейченко. Михаил Захарчук познакомил с прекрасным человеком, бессребреником, подвижником. На таких держится музейное дело. Я знаю, что не рз ещё вернусь к этому очерку., как вернулась сегодня к стихам Дудина, которые вдруг захотелось читать вслух.
Я очень Вам благодарна за удивительную и прекрасную и по материалу, и по образности и языку статью, которая нас делает сильнее в реальной жизни.
Марина Васильевна 26.04.2014 в 01:37 # Ответить
Замечательный очерк! Давно, кажется, с самого детства знаю о Семене Степановиче Гейченко, слышала его выступления по радио, читала и смотрела и о Государственном музее-заповеднике А. С. Пушкина «Михайловское», и о Всесоюзных пушкинских праздниках поэзии. Всегда уважала этого достойного человека - настоящего подвижника своего дела. А теперь, благодаря Михаилу Захарчуку, по-настоящему полюбила его. Прав Михаил Дудин: "...этого человека нельзя не любить. И чем больше я его знаю, тем ценнее он для меня становится" (это цитата из предыдущего очерка автора).
Марина Васильевна 26.04.2014 в 01:42 # Ответить
Надеюсь, что не сочтете за рекламу))). Хочу немного написать про другой - Лермонтовский - музей-заповедник "Тарханы". Он находится в Пензенской области, в бывшем имении бабушки М.Ю. Лермонтова, где прошли детские и отроческие годы великого поэта. Здесь он провел половину своей короткой 26-летней жизни. Здесь покоится его прах.
Сейчас площадь Лермонтовского музея-заповедника составляет около 140 га. В экспозиционный комплекс входят помещичья усадьба с барским домом (отреставрированным с максимальным приближением к виду лермонтовского времени); две церкви, построенные на средства бабушки поэта; фамильная часовня Арсеньевых, где похоронен поэт; восстановленные дом ключника и людская изба. Живописная усадьба с прудами, садами, парками, вековыми липами и вязами хранит память о том времени, когда в ней жил поэт. В музее-заповеднике воссоздана жизнь первой половины XIX века. Здесь проводятся театрализованные представления, балы, фольклорные праздники, на мастер-классах обучают старинным тарханским ремеслам. Посетители с удовольствием катаются на лодочках и лошадях.
Здесь же, в "Тарханах", ежегодно в июле проходят Лермонтовские праздники поэзии.
С 1977 года директром музея-заповедника "Тарханы" является Заслуженный работник культуры России Тамара Михайловна Мельникова. Не знаю, насколько корректно проводить параллели между нею и Семеном Гейченко. Но Т.М.Мельникову так же можно назвать подвижником, фанатично преданным музейному делу, отдающим все силы любимому детищу. Во многом благодаря ей "Тарханы" приобрели теперешний вид и продолжают развиваться. Я, к сожалению, не знакома с нею лично, но слышала от знающих людей, что сотрудники заповедника называют ее "барыней" - не за барские повадки, а за то, что она по-хозяйски относится к "своей" усадьбе, отдавая ей всю себя - в этом прозвище нет ни капли иронии, а только глубокое уважение.
Действительно, на таких людях, как Семен Степанович Гейченко и Тамара Михайловна Мельникова, держится музейное дело. И слава Богу, что такие люди есть в России.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
22 сентебря
воскресенье
2019

В этот день:

Аляска — русская земля

22 сентября 1784 года русские первопроходцы основали первое постоянное поселение на Аляске. Это послужило началом образования Русской Америки (совокупность владений Российской империи в Северной Америке, включавшая Аляску, Алеутские острова, Александровский архипелаг и поселения на тихоокеанском побережье современных США (Форт-Росс).

Аляска — русская земля

22 сентября 1784 года русские первопроходцы основали первое постоянное поселение на Аляске. Это послужило началом образования Русской Америки (совокупность владений Российской империи в Северной Америке, включавшая Аляску, Алеутские острова, Александровский архипелаг и поселения на тихоокеанском побережье современных США (Форт-Росс).

Первыми русскими, которые со стороны Сибири открыли Аляску (Америку), были члены экспедиции Семена Дежнева в 1648 году. В 1732 году Михаил Гвоздев на боте «Святой Гавриил» совершил плавание к берегам «Большой земли» (северо-западной Америки), первым из европейцев достиг побережья Аляски в районе мыса Принца Уэльского. Гвоздев определил координаты и нанес на карту около 300 км побережья полуострова Сьюард, описал берега пролива и острова, лежащие в нём. В 1741 году экспедиция Беринга на двух пакетботах «Святой Петр» (Беринг) и «Святой Павел» (Чириков) исследовала Алеутские острова и берега Аляски. В 1784 году на остров Кадьяк (Бухта Трех Святителей) прибыла экспедиция Шелихова в составе трех галиотов («Три святителя», «Св. Симеон» и «Св. Михаил»). «Шелиховцы» основали здесь первое постоянное поселение (Северо-восточная компания), начали усиленно осваивать остров, подчиняя местных эскимосов (конягов), способствуя распространению православия среди туземцев и внедряя ряд сельскохозяйственных культур (картофель, репа).

Параллельно с компанией Шелихова Аляску осваивала конкурирующая с ним компания купца Лебедева-Ласточкина. Снаряженный им галиот «Св. Георгий» (Коновалов) прибыл в 1791 году в залив Кука, а его экипаж основал Николаевский редут. В 1792 году «лебедевцы» основали поселение на берегах озера Илиамна и снарядили экспедицию Василия Иванова к берегам реки Юкон.

С 1808 года столицей русской Америки становится Ново-Архангельск. Фактически управление американскими территориями ведется Российско-американской компанией, главный штаб которой находился в Иркутске, официально Русская Америка включена в состав сначала Сибирского генерал-губернаторства, а после его разделения в 1822 году на Западное и Восточное, в состав Восточно-Сибирского генерал-губернаторства.

11 сентября 1812 года русский купец Иван Кусков основал Форт-Росс (в 80 км к северу от Сан-Франциско в Калифорнии), ставший самым южным форпостом русской колонизации Америки. Формально эта земля принадлежала Испании, однако Кусков купил её у индейцев. Вместе с собой он привел 95 русских и 80 алеутов.

C 9 июля 1799 по 18 октября 1867 года Аляска с прилегающими к ней островами находилась под управлением Русско-американской компании.

Начало Крымской войны (1853—1856) ставило русские колонии в Северной Америке в чрезвычайно трудное положение, поскольку русская Аляска граничила с британской Канадой. Боевые действия на Дальнем Востоке в этот период показали абсолютную незащищённость восточных земель Российской империи и в особенности Аляски. Дабы не потерять даром территорию, которую невозможно было защитить и освоить в обозримом будущем, было принято решение о её продаже. В январе 1841 года Форт-Росс был продан гражданину Мексики Джону Саттеру. А в 1867 году США выкупили Аляску за 7 200 000 долларов.

 

Александр Суворов - «Генерал Вперед»

22 сентября 1789 года осуществелен разгром турецкой армии русско-австрийскими войсками под командованием генерала А. В. Суворова в битве при Рымнике в ходе Русско-турецкой войны 1787—1791 годов.

Александр Суворов - «Генерал Вперед»

22 сентября 1789 года осуществелен разгром турецкой армии русско-австрийскими войсками под командованием генерала А. В. Суворова в битве при Рымнике в ходе Русско-турецкой войны 1787—1791 годов.

 Османская империя планировала в этой войне вернуть себе земли, отошедшие к России в ходе Русско-турецкой войны 1768—1774 годов, в том числе и Крым. Война закончилась победой России и заключением Ясского мира. Битва при Рымнике - одно из главных сражений Русско-турецкой войны 1787—1791 годов.

В состав отряда Суворова входили 9 не полностью укомплектованных батальонов пехоты, 9 эскадронов карабинеров, 2 казачьих полка и тысяча арнаутов (итого около 6,5 тыс. человек). Корпус принца Кобургского включал в себя 10 батальонов пехоты и 30 эскадронов кавалерии (всего около 18 тыс. человек). Таким образом, численность объединённых русско-австрийских войск составляла приблизительно 25 тыс. солдат и офицеров.

В составе объединенных отрядов Юсуф-паши было более 100 тысяч штыков и сабель. Но Суворов, переправившись через Рымну в ночь на 22 сентября, сразу же повел войска в наступление. Турки не ожидали такой отваги и дрогнули. Значительная часть войск рассеялась, преследуемая русскими отрядами. За смелые и решительные наступательные действия против превосходящих сил противника австрийцы прозвали Суворова «Генерал Вперёд».

Потери войска Юсуф-паши только убитыми в день сражения составили не менее 15 тысяч человек. Потери русско-австрийских войск не превышали 500 человек.

Победа при Рымнике стала одной из наиболее блистательных побед Александра Суворова. За победу в ней он был возведён Екатериной II в графское достоинство с названием Рымникский, получил бриллиантовые знаки Андреевского ордена, шпагу, осыпанную бриллиантами с надписью «Победителю визиря», бриллиантовый эполет, драгоценный перстень и Орден Святого Георгия 1-й степени.

 

Форсирование Днепра

22 сентября 1943 года на рассвете войска Центрального и Воронежского фронта начали переправу и захват плацдармов на правом берегу Днепра. К этому моменту Советские войска заняли противоположный от немецких войск берег практически на протяжении 300 километров.

Форсирование Днепра

22 сентября 1943 года на рассвете войска Центрального и Воронежского фронта начали переправу и захват плацдармов на правом берегу Днепра. К этому моменту Советские войска заняли противоположный от немецких войск берег практически на протяжении 300 километров.

Все немногие штатные плавсредства были использованы войсками, но их катастрофически не хватало. Поэтому основные силы форсировали Днепр на подручных средствах: рыбацких лодках, импровизированных плотах из бревен, бочек, стволов деревьев и досок.

Большой проблемой была переправа тяжёлой техники: на многих плацдармах войска не смогли быстро переправлять её в достаточном количестве на плацдармы, что вело к затяжным боям по их обороне и расширению и увеличивало потери советских войск.

Первый плацдарм на правом берегу Днепра был завоёван 22 сентября 1943 в районе слияния Днепра и реки Припяти, в северной части фронта. Почти одновременно 3-я гвардейская танковая армия и 40-я армия Воронежского фронта добились такого же успеха южнее Киева. 24 сентября ещё одна позиция на западном берегу была отвоевана недалеко от Днепродзержинска, 28 сентября — ещё одна рядом с Кременчугом. К концу месяца было создано 23 плацдарма на противоположном берегу Днепра, некоторые из них — 10 километров в ширину и 1-2 километра в глубину. Всего Днепр к 30 сентября форсировали 12 советских армий. Так же было организовано множество ложных плацдармов цель которых была имитация массовой переправы и рассредоточение огневой мощи немецкой артиллерии.

После этого советские войска практически создали новый укрепрайон на завоеванных плацдармах, фактически закопавшись в землю от огня противника, и прикрывая своим огнем подход новых сил.

Значительную помощь советским войскам в ходе форсирования Днепра оказали партизаны: в общей сложности, в Битве за Днепр приняли участие 17 332 украинских советских партизан, которые совершали нападения на подразделения немецких войск, вели разведку, служили проводниками для переправившихся подразделений советских войск.

За форсирование Днепра 2438 воинам было присвоено звание Героя Советского Союза, что больше, чем суммарное количество награждённых за всю предыдущую историю награды. Такое массовое награждение за одну операцию было единственным за всю историю войны. Беспрецедентное количество награждённых также отчасти объясняется директивой Ставки ВГК от 9 сентября 1943, гласившей: "В ходе боевых операций войскам Красной Армии приходится и придётся преодолевать много водных преград. Быстрое и решительное форсирование рек, особенно крупных, подобных реке Десна и реке Днепр, будет иметь большое значение для дальнейших успехов наших войск. За форсирование такой реки, как река Десна в районе Богданове (Смоленской области) и ниже, и равных Десне рек по трудности форсирования представлять к наградам:

1. Командующих армиями — к ордену Суворова 1-й степени.

2. Командиров корпусов, дивизий, бригад — к ордену Суворова 2-й степени.

3. Командиров полков, командиров инженерных, сапёрных и понтонных батальонов — к ордену Суворова 3-й степени.

За форсирование такой реки, как река Днепр в районе Смоленск и ниже, и равных Днепру рек по трудности форсирования названных выше командиров соединений и частей представлять к присвоению звания Героя Советского Союза".

 

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение