RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Сталин об однополых мерзостях
27 мая 2013 г.

Сталин об однополых мерзостях

В связи с падением Франции в грязную задницу содомского растления уместно напомнить, как с подобной западной гадостью боролся вождь трудового советского народа
Герой из сна
17 апреля 2016 г.

Герой из сна

Продолжаем традиционный конкурс патриотической поэзии, посвященный в 2016 году 100-летию прославленного советского аса Героя Советского Союза А.П. Маресьва
«Служу Советскому Союзу!»
22 февраля 2017 г.

«Служу Советскому Союзу!»

23 февраля 2017 года – 50 лет лучшей в мире военно-патриотической телепрограмме
Казахский сын советского народа
18 мая 2016 г.

Казахский сын советского народа

18 мая 2016 года Олжасу СУЛЕЙМЕНОВУ исполнилось 80 лет
Как погиб поэт Алексей Лебедев
15 ноября 2018 г.

Как погиб поэт Алексей Лебедев

В ночь на 15 ноября 1941 года в Балтийском море подорвалась на трёх донных минах и затонула подводная лодка Л-2.
Главная » Читальный зал » Полет с одним крылом

Полет с одним крылом

Документальная повесть об одноруком асе Иване Леонове

Потеряв в бою руку, он продолжал воевать во фронтовой авиации, а после Победы единолично построил дом, стал чемпионом области по мотокроссу, воспитал вместе с женой семерых детей.
Полет с одним крылом

Во время командировки в Тулу мне довелось познакомиться с удивительным человеком – Героем Советского Союза и одновременно Героем России полковником авиации в отставке Иваном Антоновичем Леоновым, имя которого занесено в Книгу рекордов Гиннеса, поскольку он признан единственным в мире воздушным асом, воевавшим с одной рукой.

Поразительно и то, что за годы войны его трижды исключали из списков части, потому что считали погибшим, а фронтовик, к счастью, до сих пор ведёт активный образ жизни.


«Смерть» в подмосковном небе


- Первый раз меня «убили» во время битвы за Москву, - рассказал мне ветеран. - В начале 1942 года я, юный выпускник ускоренного курса Армавирской школы пилотов, вылетел на своё первое боевое задание на истребителе "ЛаГГ-3".
Шести нашим штурмовикам «Ил-12» предстояло отбомбиться по вражескому аэродрому в районе Фатежа. А мы, восьмёрка истребителей, должны были их прикрывать. Штурмовики скрытно зашли к аэродрому со стороны солнца и сбросили бомбы. Немецкие зенитки открыли ураганный огонь. Но «Илы» сумели произвести ещё и штурмовку. При этом истребителям, не имеющим броневой защиты, было приказано держаться выше, вне досягаемости зенитного огня.

Большинство самолётов врага горело, не успев взлететь. Лишь две машины на опушке леса остались целыми и невредимыми. Я не сдержался и, круто спикировав, дал длинную очередь. Потом резко взмыв вверх, догнал своих, пристроившись к самолёту командира звена Александра Волкова. И вдруг слышу его голос по рации: «Ваня, ты не волнуйся, но у твоего самолёта из-под правого капота дым идёт».

Видимо, зацепило снарядом. Попытался сбить пламя - безрезультатно. Командир звена приказал прыгать. Вывалился я из кабины и в горячке долго не мог нащупать вытяжное кольцо. Раскрыть парашют удалось лишь метрах в трехстах от земли. Получился невольный затяжной прыжок.

При приземлении, к счастью, уже на своей территории, сильно подвернул ногу. Сбежались местные мальчишки. Они на руках отнесли меня в село, как сейчас помню, Никоновское.

Бабуля-знахарка, которую привёл председатель колхоза, выправила вывих. Через несколько дней верхом на старой кобыле привёз меня колхозный мальчишка на аэродром в Жуковском. А меня ребята к тому времени уже помянули фронтовыми 100 граммами, посчитав, что парашют так и не раскрылся.


Роковая схватка

 

Другой раз Леонов "погиб" 15 июля 1943 года на Курской дуге. К тому времени на его счету было пять "фоккеров", заваленных лично, и два - в групповом бою. В тот день они с ведущим старшим лейтенантом Сергеем Шестаком возвращались с аэрофоторазведки и нарвались на группу "фоккеров". Во время неравного боя ведущий и ведомый потеряли друг друга из виду. Четверка "фоккеров" взяла самолет Леонова в так называемые "клещи". Уходя от прицельного огня, он бросал истребитель из стороны в сторону. И вдруг почувствовал, что левое плечо занемело. Посмотрел на руку: она безжизненно повисла вдоль сиденья, залитого кровью. Объятый пламенем самолет стал неуправляем и вошел в штопор. Иван почувствовал, что теряет сознание. Никогда до этого не обращавшийся к Богу, он неожиданно для самого себя прошептал: "Господи, спаси!" Последнее, что почувствовал, - какая-то сила вытащила его из кресла.

 

Очнулся через минуту-другую на высоте примерно 1000 метров. Вокруг тишина, и только легонько шуршал парашют. Но немецкие летчики решили добить русского пилота. Дважды заходили в атаку. Они изрешетили парашют, но чудесным образом не попали в Леонова. Приземлился на нейтральной полосе прямо в заросший кувшинками и тиной сельский пруд. И это снова спасло ему жизнь, поскольку пробитый парашют на последних сотнях метров почти не тормозил падение. Кровь продолжала хлестать из плеча. Рука болталась на полосках кожи.

Иван снова потерял сознание и лишь много позже узнал, что фашисты с передовой пытались его захватить. Но наши контратаковали и вытащили из пруда. Пока довезли до санбата, а оттуда - до полевого госпиталя, развилась газовая гангрена в руке. И ее отняли по самый плечевой сустав.


Породнились кровью

 

Выздоровление шло трудно. Дело в том, что снаряд, перебивший руку, раздробил броняшку сиденья пилота, осколки которой впились в плечо, проникли в легкое. Четыре из них, самых крупных, врачам удалось извлечь, а двенадцать - до сих пор носит в себе фронтовик. Диагноз был настолько сложным, что Леонова направили в специализированный подмосковный госпиталь. В этом помогли хлопоты лечащего врача Полины Потаповны Голышкиной.

- Размещался госпиталь в одном из имений графа Шереметьева, - вспоминает Леонов. - Это было прекрасное зда­ние, построенное в живописной местности подмос­ковного леса. Неподалеку разлилось небольшое ис­кусственное озеро, где раненые усердно рыбачили, но, как правило, никто ничего не вылавливал. Вдоль отвесного берега озера ровными рядами вы­строилась деревня с резными узорами на окнах. Ог­ромное здание с колоннами на фасаде до войны за­нимал дом отдыха архитекторов, но потом его передали под госпиталь для летного состава Пер­вой воздушной армии. У меня во время лечения здесь была ещё одна радостная встреча со своей спасительницей Поли­ной Потаповной Голышкиной. Произошло это при весьма интересном обстоятельстве: однажды на освободившуюся койку в моей палате положили молодого тяжелораненого пилота. У новичка были безжиз­ненны обе ноги вследствие повреж­дения центрального нерва в результате пулевого ране­ния. По ошибке ранение он получил от своего же автоматчика, когда спускался на парашюте. Авто­матчик принял нашего летчика за фрица и при приземлении выпустил по нему длинную очередь. Из госпиталя я писал отцу и Полине Потаповне, которые регулярно мне отвечали. Как-то раз я написал очередное письмо в Елец Полине Потаповне и, запечатав конверт, разборчи­во вывел адрес, а конверт положил на тумбочку до прихода почты. «Почтой» раненые называли моло­дую девушку-библиотекаря, которая добровольно взяла на себя обязанность разносить письма по па­латам и брать написанные для отправки. Время было еще раннее, и мое письмо пролежало до обеда, а когда принесли раненым обед, то «новичок», ко­торого теперь уже знали как Костю Голышкина, приподнявшись с помощью няни для того, чтобы выпить положенные для тяжелораненых сто граммов кагору, вдруг насторожился, а затем громко закри­чал: «Кто написал это письмо моей матери?» Меня в это время не было, поэтому все молчали, а Голышкин продолжал кричать и ругать всех в палате за то, что они написали письмо его матери с целью сообщить о его ранении, а он этого не желал. Затем схватил письмо и хотел разорвать на куски, но в это время вошел я и резким движением выхватил из рук Голышкина письмо. Тогда весь его гнев был обрушен именно на меня. Понадобилось проявить много усилий, чтобы объяснить Косте то, что я совершенно не знал и не знаю его мать, а что написано письмо женщине из Ельца, которая спасла мне жизнь, когда я находился там на лечении. Так мы выяснили, что моя спасительница — его мать. Тут уж Костя согласился написать ей. Вскоре Полина Потаповна приехала. Конечно, она в первую очередь была рада увидеть Костю, но тепла хватило и на меня. Мы с Костей тогда побратались и долгое время потом дружили, переписывались, приезжали друг к другу. Здесь же в подмосковном госпитале повстречал я и свою будущую жену.


В 1943 году во время одной из многочисленных операций хирург нечаянно задел скальпелем крупную артерию в грудной клетке. Кровь фонтаном забила из раны. Пока врач исправлял оплошность, потеря крови достигла недопустимого предела. "У кого первая группа, спасайте лётчика", - крикнул хирург ассистенткам. Самая молоденькая медсестра Нина Фролова мгновенно откликнулась: "Берите у меня". Кровь переливали из вены в вену прямо на операционном столе.


А потом они подружились с Ниной. И когда она провожала его на фронт, Леонов по пути к вокзалу увидел районный загс. Решение пришло мгновенно. Их расписали по-фронтовому, без проволочек.


Возвращение в небо

Месяцы, проведенные в госпитале, Леонов не терял даром. Он хотел летать во что бы то ни стало и разработал план возвращения в небо. С точки зрения здравого смысла, это было невыполнимо. Во-первых, с таким ранением списывают без разговоров и подчистую. Во-вторых, никто и никогда до этого не летал без руки, ведь пилотирование - штука сложная, не всякий двурукий справится.

Страницы:   1 2 3  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
25 мая
понедельник
2020

В этот день:

Родился летчик Мыльников

25 мая 1919 года родился Григорий Михайлович МЫЛЬНИКОВ (умер 26.09.1979), летчик-штурмовик, дважды Герой Советского Союза. Участник Великой Отечественной войны: в августе 1941 – феврале 1945 – лётчик, командир звена, заместитель командира и командир авиаэскадрильи 174-го (с марта 1942 – 15-го гвардейского) штурмового авиационного полка.

Родился летчик Мыльников

25 мая 1919 года родился Григорий Михайлович МЫЛЬНИКОВ (умер 26.09.1979), летчик-штурмовик, дважды Герой Советского Союза. Участник Великой Отечественной войны: в августе 1941 – феврале 1945 – лётчик, командир звена, заместитель командира и командир авиаэскадрильи 174-го (с марта 1942 – 15-го гвардейского) штурмового авиационного полка.

Воевал на Западном, Ленинградском и 3-м Белорусском фронтах. Участвовал в обороне Ленинграда, Красноборской, Красносельско-Ропшинской, Ленинградско-Новгородской, Выборгской, Нарвской, Таллинской и Восточно-Прусской операциях. За время войны совершил 226 боевых вылетов на штурмовике Ил-2 для нанесения ударов по живой силе и технике противника.

День рождения космонавта Гречко

25 мая 1931 года родился Георгий Михайлович ГРЕЧКО, советский космонавт, дважды Герой Советского Союза. В 1968—1969 годах Гречко входил в группу советских космонавтов, готовившихся по советским программам облёта Луны, которые, к сожалению, были отменены.

День рождения космонавта Гречко

25 мая 1931 года родился Георгий Михайлович ГРЕЧКО, советский космонавт, дважды Герой Советского Союза. В 1968—1969 годах Гречко входил в группу советских космонавтов, готовившихся по советским программам облёта Луны, которые, к сожалению, были отменены.

С 11 января по 9 февраля 1975 года совместно с А. А. Губаревым совершил полёт на космическом корабле «Союз-17» в качестве бортинженера. С 10 декабря 1977 года по 16 марта 1978 года совместно с Ю. В. Романенко совершил полёт на космическом корабле «Союз-26» и орбитальной станции «Салют-6». 17 сентября — 26 сентября 1985 года Г. М. Гречко в качестве бортинженера совместно с командиром Владимиром Владимировичем Васютиным и космонавтом-исследователем Александром Александровичем Волковым совершил третий космический полёт на космическом корабле «Союз Т-14» и орбитальной станции «Салют-7». Выполнив этот полёт в возрасте 54 лет, он в течение 13 лет оставался самым пожилым в СССР/России человеком, побывавшим на орбите (в 1995 году это достижение повторил Геннадий Стрекалов, а в 1998 году превзошёл Валерий Рюмин).

 

Смерть латышского комсомольца

25 мая 1944 года был повешен фашистами в Риге руководитель комсомольского антифашистского подполья Имант СУДМАЛИС, впоследствии Герой Советского Союза.

Смерть латышского комсомольца

25 мая 1944 года был повешен фашистами в Риге руководитель комсомольского антифашистского подполья Имант СУДМАЛИС, впоследствии Герой Советского Союза.

В 1943 году был создан Рижский подпольный городской комитет комсомола, который возглавил Имант Судмалис (вместе с ним в руководство организации вошли Джемс Банкович, Малдс Скрейя, Я. Крон и К. Мейкшан).

Под руководством И. Судмалиса в Риге были оборудованы нелегальная типография и химическая лаборатория для изготовления взрывчатки, разработана система конспиративной связи, организован сбор разведывательной информации, документов, оружия, боеприпасов, медикаментов и иных материалов для функционирования подполья. Было проведено несколько боевых операций.

18 февраля 1944 года Имант Судмалис был арестован гестапо вместе с несколькими другими участниками подполья. 25 мая 1944 года его повесили. Он сумел передать на волю последнее сообщение: "Через несколько часов приведут в исполнение смертный приговор… Я оглянулся на пройденный путь, и не в чем мне себя упрекнуть: в эти решающие для человечества дни я был человеком и борцом. Лишь бы будущее было лучше и счастливее! Оно должно быть таким! Понапрасну не может быть пролито столько крови"…

 

 

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение